РОО СКПС

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Республиканское и Международное общественные объединения
«За Союз и коммунистическую партию Союза»

Информационный ресурс коммунистов Советского Союза

Вопрос- ответ. Об общественно-государственной форме национально-политического суверенитета .

На сайт поступил следующий вопрос из Бобруйска:

«В некоторых публикациях сайта, посвящённых национальному вопросу, говорится об общественно-государственной форме национально-политического суверенитета (самоопределения) наций, проживающих совместно на единой территории. Где можно прочитать об этом?»

Ответ:

Впервые этот термин введён в оборот в трудах Л.Е.Школьникова «К вопросу о планировании национальной демократии социализма» (1972 год) и «Ответ оппонентам из ИПК» (1978 год) . Обе работы были опубликованы в Минске в 2008 году под названием «К вопросу о национальной демократии социализма». Книга имеется в Национальной библиотеке Республики Беларусь на русском языке и может быть выслана автором по требованию читателя при условии оплаты почтовых расходов (запрос высылается по почтовому адресу «Республика Беларусь, 220123, Минск- 123, а.я. 62, Школьникову Леониду Ефимовичу» или по электронной почте )

Книга была опубликована и на прежнем сайте РОО СКПС, который был уничтожен с потерей контента недоброжелателями РОО СКПС.
Учитывая заданный вопрос, публикуем её ещё раз.
===================================== =====================
50-летию ленинско-сталинского
Союза Советских Социалистических
Республик посвящается.

Л.ШКОЛЬНИКОВ

К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ СОЦИАЛИЗМА
/ тезисы/

Минск.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
1971-72
К ВОПРОСУ О ПЛАНИРОВАНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ СОЦИАЛИЗМА
(Тезисы)

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие к первому изданию (2005 г.)………………. 3 стр.
От автора………………………………………………………………….……… 8 стр.
I. Понятие «этносическая общность» и об этносических видах социализма …………………………………………………..………… 10 стр.
II. Этносическая дисперсность как один из объективных факторов национальной политики ………………………………………………… 13 стр.
III. Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета ………………………….………………………… 22 стр.
IV. К вопросу о самоопределении дисперсной нации 30 стр.
V. О «добровольной ассимиляции» добровольных ассимиляторов ………………………………………………………………..……………………………. 38 стр.
VI. Союз Советских Социалистических Республик
или Советский Социалистический (Коммунистический)
Союз? ……………………………………………………….. 43 стр.

1978

ОТВЕТ ОППОНЕНТАМ ИЗ ИПК (стр.60)

I.В чем суть «Тезисов». Против чего восстали
оппоненты из ИПК. В чем сущность современного гносеологического шовинизма. Его содержание …… . 66 стр.
II. Реальна ли проблема политического самоопределения дисперсно-национальных общин в условиях капитализма 94 стр.
III. Реальна ли проблема политического самоопределения дисперсно-национальных общин в условиях социализма.110 стр.
IV.О жупеле «культурно-национальной» автономии …138 стр.
V. О прогрессивном и реакционном самоопределении
дисперсно-национальных общин …………………………. 142 стр.

VI.Антитезы …………..……………………………………………………… …. 147 стр.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ
Тезисы «К вопросу о планировании национальной демократии социализма» (далее – «Тезисы») были написаны в 1971-72 годах (примеч.1)

Поводом и побудительным мотивом к написанию «Тезисов» послужила известная сионистская диверсия против СССР: призыв премьер-министра Израиля Голды Меир к гражданам Советского Союза еврейской национальности выехать на постоянное место жительства в «страну обетованную».

Возник естественный вопрос: почему многие советские люди – плоть от плоти советского народа как новой исторической общности людей, в том числе активные строители и мужественные защитники своей многонациональной социалистической Родины (например, среди Героев Советского Союза 170 человек — еврейской национальности), откликнулись на сионистский манок, с легкостью меняя социализм на капитализм по первому же зову националистической сирены?

В каждом общественном явлении есть своя причина. Ее-то и попытался найти и уяснить для себя не искушенный ни в политике, ни в общественной науке автор, применив теоретический марксистско-ленинский анализ в той мере, в какой обладал его методикой. Автор также попытался уяснить, что необходимо предпринять, чтобы советская социалистическая общность была неуязвима от подобных диверсий.

Вывод из проделанного анализа национальных отношений и изучения различной литературы оказался неожиданным для самого автора: состояние обустройства национальных отношений в СССР крайне неблагополучно из-за фактического отрыва от ленинских принципов национальной политики и соответствующей заскорузлости в области совершенствования форм национально-политического суверенитета, из-за дремучего догматизма и застоя в теории вообще, из-за возникающих на этой почве деформаций во всех сферах практики социалистического строительства, включая социально-экономические и национальные отношения. В результате развитие и базиса социализма, и его надстройки, и гармоничность их взаимодействия в движении социалистического общества долгое время шли и идут дефектно. В таких условиях отставание обустройства национальных отношений от их реального развития на инерционной базе социализма стало тормозить социалистическое строительство, а в условиях жесткого противоборства капитализма и социализма на мировой арене — превращаться в опасный фактор для самого существования советского многонационального социалистического государства.

Неожиданность столь серьезного вывода на фоне несомненных успехов страны была столь велика, что автор не рискнул изложить его в «Тезисах» напрямую, ограничившись, в основном, констатацией и выявлением неблагополучия в области национальных отношений с акцентом на отношения рассеянных наций, названных им дисперсными, и предложением, нацеленным на исправление ситуации в области национальной политики и форм ее реализации.

В процессе работы автору стало ясно, что все фундаментальные положения В.И.Ленина в области национальной теории абсолютно верны и для новейшего времени, их нужно было просто приложить к действительности, удобрив выращенное им и прорастив некоторые из посеянных, но не взошедших зерен.

Именно понимание того, что болезнь догматизма, являющегося оборотной стороной ревизионизма, который, внедрившись в любую область общественной жизни, может погубить социализм, именно опасение, что фактические отступления от принципов научного социализма в области межнациональных отношений, как и во всех других областях общественной жизни, во многонациональной стране чреваты гибелью общего государства советского народа, причем не в столь далекой перспективе, побудили автора, ставшего членом КПСС еще в 1961 году, а коммунистом по мировоззрению – еще ранее, поделиться своими изысканиями и выводами с ЦК КПСС.

Но решимость осуществить это возникла только через два года после окончании работы над «Тезисами» — в 1974 году (30 лет назад), так как автор сомневался в своей научной состоятельности, а значит и в обоснованности столь серьезного вывода, что КПСС, социализм в СССР и сам СССР находятся перед лицом смертельной опасности, если производительные силы не будут и впредь двигаться адекватно научно-техническому прогрессу, производственные отношения – адекватно производительным силам, а надстройка – адекватно базису, в том числе в части регулирования и обустройства национальных отношений в соответствии с современными реалиями (2).

Реакция ЦК КПСС была незамедлительной. Из ЦК прибыл представитель, который вместе с третьим секретарем райкома по месту моего партийного учета во Фрунзенском районе г. Минска пытались в частной беседе убедить автора в несостоятельности и даже вредности «Тезисов», так и не противопоставив им какие-либо аргументы.

Учитывая, что «Тезисы» оказались устойчивыми против критики на таком уровне, автор обратился с просьбой в ЦК КПБ провести закрытую дискуссию по ним с привлечением научных сил, обещая отказаться от идей «Тезисов», если последуют бесспорные контраргументы. ЦК КПБ в конечном итоге благожелательно отнеслось к просьбе, видимо, будучи уверенным, что научная несостоятельность «Тезисов», созданных практически дилетантом, будет легко доказана.

И в 1977 году закрытая дискуссия состоялась на кафедре повышения квалификации вузовских преподавателей марксистско-ленинских дисциплин при Белгосуниверситете имени В.И.Ленина с участием приблизительно 10 -12 членов кафедры, в том числе докторов и кандидатов различных марксистско-ленинских наук. Однако, это оказалась не дискуссия, а ее формальная видимость, так как ее участники, как оказалось, в своем большинстве в «Тезисы» не вникли и более того – даже не прочитали их. Лишь один оппонент заявил следующее: «Я не могу огульно отвергнуть «Тезисы», в них что-то есть».

В результате такой «дискуссии» «Тезисы» были отвергнуты как несостоятельные и вредные. Решение было вынесено при мне, а подробное заключение либо не делалось, либо не было до меня доведено. Это обстоятельство, а также явная несостоятельность всех выдвинутых оппонентами аргументов побудили автора вновь взяться за перо, к сентябрю 1978 года написать пространную записку «Ответ оппонентам из ИПК» (далее – «Записка») и сразу же сдать ее в ЦК КПБ.

Через несколько месяцев автор поинтересовался, каковы результаты рассмотрения «Записки». Ответ последовал тут же в канцелярии ЦК: «Данный документ в ЦК не поступал». Моя попытка доказать, что я сдавал «Записку» в ЦК лично, успехом не увенчалась. Не произвела впечатления на работника канцелярии и моя готовность представить для рассмотрения еще один экземпляр «Записки», если прежний утерян.

Чуть позже я осознал, что изложенная процедура отнюдь не случайна, она является следствием установившейся в партии монополии на марксистско-ленинскую мысль, монополии, которая, как раковая опухоль, вела партийный организм к гибели.

Уже в период написания «Тезисов» автору было ясно, что одним из решающих отличий социализма от всех исторически предшествующих формаций является объективная способность общества управлять своей жизнедеятельностью на научной основе, на основе развития марксистско-ленинской теории, что в связи с этим состояние субъективного фактора при социализме может быть не просто ускоряющим или тормозящим фактором общественного прогресса, но его условием, вопросом выживания социалистического общества вообще.

Автор «Тезисов» ни в коей мере не сбрасывал со счетов детерминизм надстройки, в том числе национальных отношений, базисом, но специально поставил перед собой задачу исследовать и раскрыть объективное положение в области реальных национальных отношений и найти пути приведения их в соответствие со всеми другими аспектами социализма, перерастающего в коммунизм, поскольку во многонациональной стране неизбежно обратное воздействие обустройства межнациональных отношений на базисные компоненты общества.

В данном случае речь шла о национальных отношениях на примере, в основном, советских национальных общностей, проживающих территориально рассеянно, смешанно (по терминологии автора – дисперсно), не имевших адекватных форм национально-политического самоопределения, которые, однако, в отношении своей классовой структуры в принципе существенно не отличались и не могли отличаться ни друг от друга, ни от других советских наций, имевших такие формы, и ни в чем не были ущемлены социально, наоборот, в силу традиций ленинской интернационалистской политики со всей полнотой пользовались всеми социалистическими завоеваниями и даже в ряде случаев обладали сравнительно более высоким образовательным уровнем и другими преимуществами.

Поэтому только социальными условиями жизни или противоречиями производительных сил и производственных отношений массовую эмиграцию граждан еврейской национальности в Израиль, из социализма в капитализм, из родной страны в чужую объяснить было невозможно. Пришлось искать причины в области межнациональных отношений, заведомо весьма чутких даже в условиях социализма ко всякого рода несовершенствам и обладающих стойкой реактивностью в историческом плане. И они были найдены.

Положения «Тезисов» полностью применимы далеко не только к советским людям еврейской национальности, не только к дисперсным нациям вообще, но и ко всем другим нациям и народностям Советского Союза, как и к межнациональным, расовым и связанным с ними межконфессиональным отношениям в любом многонациональном государстве и в мире в целом.

Сегодня, когда государственные структуры СССР разрушены его внутренними и внешними классовыми противниками и практически все выводы «Тезисов», развитые в «Ответе оппонентам из ИПК», находят историческое подтверждение, когда межнациональные отношения в еще большей степени и с большей результативностью используются глобальным капиталом против пролетариата в геополитике, последствия которой угрожают самому существованию человечества, теоретические выводы «Тезисов» и конкретные их приложения к имеющим национальный компонент классовым конфликтам в мировом сообществе нельзя держать под спудом. Они применимы и в Ольстере, и на Кипре, и в Испании, и в Палестине и Израиле и т.д. и т.д., практически повсеместно.

Автор считает крайне необходимым для выживания советского народа и всего человечества, а значит и возможным, возрождение СССР, неразрушимость которого может быть достигнута только при условии, если он будет свободен от повторения деформаций социализма, происшедших в прошлом по сугубо субъективным причинам, в том числе таких деформаций, которые могут служить и послужили питательной средой для национализма – одного из главных факторов, использованных для уничтожения СССР.

Да и сам успех в решении этой главной судьбоносной национальной задачи советского народа сегодняшнего дня достижим, если будущий СССР изначально станет возрождаться с отрицанием его прежних дефектов, происшедших по причине отхода от марксистско-ленинской науки в результате немощности в ее развитии или недооценки и игнорирования в социалистической практике. В этом плане «Тезисы» и «Ответ оппонентам из ИПК» могут весьма пригодиться для использования в обустройстве национальных отношений возрождаемого СССР.

В любом случае «Тезисы» свидетельствуют о том, что коммунисты первой в мире многонациональной социалистической державы, каждый в меру своих знаний, опыта и других возможностей, не были пассивны в делах своего многонационального социалистического Отечества и коммунистической партии, чувствовали и даже понимали промахи своих вождей, и если бы субъективный фактор в социалистическом строительстве был на высоте, был адекватен его объективной роли в социалистическом обществе, то не постигло бы нас позорное, хотя и временное поражение.

Беда, что подавляющее большинство вождей КПСС после И.В.Сталина постепенно оторвались от жизни, дел и мыслей своих «рядовых» товарищей, а партия в целом – от рабочих и всего трудового народа. Беда, что чистота марксистско-ленинской науки и ее развитие отстали от реальных потребностей современной, предельно накаленной классовой борьбы. Беда, что деформации социализма стали питательной средой для проникновения в общество чуждых социализму буржуазных явлений во всех сферах его жизнедеятельности. Беда, что догматизм и ревизионизм стали каналами для проникновения в ряды КПСС и даже в штаб партии прямых предателей и «агентов влияния».

Преодолеть отставание в теории, в том числе в области межнациональных отношений, – важнейшая задача коммунистов, без решения которой восстановление достигнутых позиций социализма невозможно, а значит и предотвращение скатывания человечества в гибельную пропасть.

«Тезисы» и «Ответ оппонентам из ИПК» печатаются практически без изменений как документ 70-х годов прошлого столетия, хотя, естественно, сегодня автор многое изложил бы иначе. Однако концепция, принципиальная сторона содержания, теоретические выводы и даже подавляющее большинство практических рекомендаций сохранились бы прежними.

Для данной публикации взяты последние варианты «Тезисов» и «Записки», представляющие собой тексты работ, отправленных в ЦК, но с некоторыми, за редким исключением, лишь стилистическими поправками, сделанными в начале 1979 года, когда уже было ясно, что «Тезисы» тогдашним лидерам партии не нужны. Но они, надеюсь, нужны коммунистам, Советскому народу и всему прогрессивному человечеству.
Л.Школьников
7.11.2004 г.
————————————————- —————————————————

К ВОПРОСУ О ПЛАНИРОВАНИИ
НАЦИОНАЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ СОЦИАЛИЗМА
(тезисы)

От автора.

В тезисах «К вопросу о планировании национальной демократии социализма» (далее – «Тезисы») излагается взгляд на эволюцию социалистической национальной демократии, основанный на изучении сегодняшнего состояния и определившихся тенденций национального развития и национальных отношений. Жанр тезисов позволяет держать многое из их обоснований под спудом, но они имеются под каждым содержащимся здесь словом.
Автор исходит из того, что без постоянного внимания к национальному аспекту классовой борьбы, без развития марксистско-ленинской национальной теории с учетом объективных факторов современной действительности, без ясного представления путей развития национальной демократии вообще и социалистической национальной демократии в частности, без четкого планирования национальной демократии революционный процесс преобразования существующих общественных отношений повсеместно и на всех его стадиях не может быть успешным.
В «Тезисах» концентрируется внимание на одной из проблем национальной демократии, которая менее разработана, но стала актуальной с точки зрения потребностей революционной борьбы пролетариата и его революционных партий в сегодняшнем мире – проблеме национального суверенитета и самоопределения дисперсных (рассеянных) наций и их социалистического сожительства. В «Тезисах»:
— уточняется сложившееся понимание термина «этносоциальная общность», аргументируется желательность его замены термином «этносическая общность» и раскрывается его содержание;
— обращается внимание на то, что этносический тип человеческой истории сопровождает ее с момента возникновения человека как общественного индивида, способного к труду и вступающего в связи с этим в отношения друг с другом и природой;
— определяется национальный вопрос как исторически сложившаяся классовая потребность в буржуазном обществе, выступающая в этносической форме;
— дается краткая характеристика сущности национальной дисперсности как этносического (при капитализме и социализме — национального) явления;
— указывается на две этносические тенденции, присущие капитализму и социализму (этносическая консолидация и этносическая дисперсизация) и показывается как логическая последовательность, так и противоположность в их совместном действии в условиях капиталистической и социалистической общественных формаций;
— утверждается естественная причинно-следственная связь эволюции форм национальной демократии с развитием этносическим, опосредствующим решающую зависимость национальной демократии от социально-экономических факторов;
— выявляется потребность общества, идущего к социализму и коммунизму, в общественно-государственной форме национальной демократии;
— делается вывод о необходимости распространения
марксистско-ленинского принципа самоопределения наций на дисперсно-общинные нации;
— критикуется одно из ложных представлений пути развития
социалистической национальной демократии в СССР (т.н. «добровольная ассимиляция») и утверждается перспектива развития советской социалистической национальной демократии от Союза Советских Социалистических Республик к Советскому Коммунистическому Союзу трудящихся всех национальностей;
— сделаны некоторые общие выводы и даны конкретные предложения в области современной стратегии и тактики компартий в национальном вопросе, в том числе в СССР.
«Тезисы» могут иметь значение для совершенствовании внутренней и внешней национальной политики КПСС на период до строительства развитого коммунизма, для планировании в этот период форм национальной демократии, при разработке новой Конституции СССР и т.д.
Автор полагает, что учет в конкретной политике содержащихся в «Тезисах» идей будет способствовать ликвидации происходящего разрыва между:
1. Интернационализацией национальной государственности народов СССР как одного из следствий формирования новой исторической общности – советского народа и одновременно длительным сохранением ими черт прежней этносической общности и соответствующего национального самосознания;
2. Интернационализацией типов этносического существования советских народов, прогрессом их этносической дисперсизации, с одной стороны, и территориально-государственными и территориально-административными формами социалистической национальной демократии – с другой.
Автор считает, что «Тезисы» могут быть полезны любой компартии, сталкивающейся с внутренними и внешними национальными проблемами на разных этапах антиимпериалистической борьбы, строительства социализма и коммунизма, в частности, компартиям США, Канады, ЮАР, Нигерии, Израиля, Кипра, Чехословакии, СФРЮ и многим другим в выработке революционной национальной политики, в формулировании эффективных национальных антиимпериалистических лозунгов, в изыскании политических форм содружества и единства трудящихся всех национальностей.

I.
ПОНЯТИЕ «ЭТНОСИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ» И
ОБ ЭТНОСИЧЕСКИХ ВИДАХ СОЦИАЛИЗМА.

Социалистическая национальная демократия выявляет существующие в действительности национальные отношения, обеспечивает их развитие в направлении к коммунизму, венчает отражение в надстройке общества процесса развития важного в предыстории типа человеческой общности, который можно определить как тип э т н о с и ч е с к и й: тип в разной форме, степени и масштабе обособленной человеческой общности, образуемой и обусловленной общественным производством материальных благ в определенных природных условиях, социально- экономическим строем и определяемой уровнем и исторической продолжительностью его развития, в процессе которого общность приобретает более или менее развитье, в том числе этнические отличительные черты.
Понятие «этносическая общность» предлагается в отличие от понятия общности этно-социальной. Понятие этно-социальной общности — этап познания этносической общности, на котором осознано единство социально-экономического и этнического, но не раскрыта диалектика этого единства.
Суть этносической общности (род, племя, народность, нация)- то диалектическое единство социально-экономического и этнического, при котором этническое является результатом прежде всего и в решающей степени социально-экономического.
Познание сущности этапов социалистической национальной демократии, сознательное построение ее и развитие в коммунистическом направлении требует всестороннего изучения действительности, в том числе этносических видов социализма, коим социалистическая национальная демократия должна соответствовать, в их развитии.
На пути к социализму от капитализма приходится иметь дело со всеми основными видами этносических человеческих общностей, возникавших в истории (родом, племенем, народностью, нацией (3), промежуточными, переходными видами (например, национальностью (3), из-за неравномерности социально-экономического, а, следовательно, и этносического развития человечества вплоть до эпохи социалистического строительства. Каждый вид человеческой общности этносического типа постепенно выкристаллизовывался на основе определенного социально-экономического строя и ему соответствовал, достигая разной степени зрелости в зависимости от конкретных исторических обстоятельств.
Из всего разнообразия этносических видов, с которыми имеет дело социализм, необходимо выделить вид, соответствующий именно социализму. Это социалистическая нация – вершина человеческой этносической общности в настоящее время.
Социалистическая нация отрицает сложившуюся буржуазную нацию или предшествующую ей другую этносическую общность, вырастая из них; она может складываться в процессе социалистического строительства и на многоэтносической основе, как это происходит в СССР и в других социалистических государствах. Причем многоэтносическая основа социализму предпочтительнее, так как обеспечивает сразу больший масштаб и темп социалистических преобразований, ускоряет процесс становления социализма и облегчает его защиту.
Коммунизм завершает развитие этносического типа человеческой общности вообще, в том числе развитие социалистической нации, дает в конечном итоге нацию коммунистическую, ведет к постепенному исчезновению этносического типа человеческой общности на Земле с момента полного сформирования мировой коммунистической всеобщности, ибо в результате совместного экономического развития коммунистических наций и коммунистических регионов может возникнуть только единое коммунистическое человечество – мировая коммунистическая всеобщность, то есть единая в мировом масштабе человеческая этносическая общность. Ее черты зародятся в коммунистических общностях и определят зрелый период коммунистических наций и регионов, непосредственно предваряющих мировую коммунистическую всеобщность.
Единая мировая коммунистический этносическая общность – завершение этносического аспекта движения истории человечества, высшая точка этносического развития и одновременно исчезновение человеческих общностей этносического типа.
Каждый данный этносический вид человеческой общности складывается постепенно, превращается в другой, более высокий этносический вид не автоматически, не синхронно с качественными сдвигами в социально-экономическом строе, не без переходных форм, складывается и до, и после качественного скачка в социально-экономическом строе и в его надстройке.
Например, в СССР сегодня есть единый развитый социализм без национальных перегородок, он не делим на несколько национальных социализмов, но единой советской социалистической нации как единой этносической общности пока нет, есть переходная многонациональная этносическая общность – советский народ, однако, уже обладающая наиболее существенными чертами единой социалистической нации; есть многонациональная переходная этносическая общность, в которой ее черты как единой нации уже фундаментально определяют советский народ как будущую советскую социалистическую или коммунистическую нацию.
Любой эносический вид, возникающий в ту или иную эпоху на той или иной социально-экономической основе, формирующийся на базе либо одного, либо многих этносических предшественников, может по конкретным историческим причинам быть завершен развитием при данном социально-экономическом строе или не закончен. В последнем случае завершение формирования прежнего этносического вида данного народа совпадет с формированием нового этносического вида в том же или ином масштабе (то есть обособленно или в сожительстве с другими народами) в новую эпоху при новом социально-экономическом строе. И так как новый этносический вид будет формироваться, опираясь на реально существующую новую социально-экономическую основу, а старый этносический вид – на реальность и инерцию прошлого, на основу старую, лишь историческую, то полное завершение формирования предыдущего этносического вида общности не состоится вообще. Это формирование непосредственно перейдет в формирование и развитие нового этносического вида высшего порядка, соответствующего новой социально-экономической основе.
Так и советские социалистические нации, формирование которых идет, но может завершиться в итоге консолидацией уже не в виде отдельных социалистических, а сразу единой коммунистической нации по той причине, что социально-экономическое развитие социализма в коммунизм может идти в СССР более быстрым темпом, чем процесс складывания единых советских этносических общностей – советских социалистических наций. Сказывается определенная относительность, автономность формирования этносической общности от социально-экономического строя, проявляющаяся в разнице исторической скорости развития, в разнице возможного момента достижения стадии зрелости социально-экономического и общественно-политического строя, с одной стороны, и этносической стороны общественной жизни – с другой.
Сказывается и то, что в СССР параллельно процессу консолидации отдельных социалистических наций (например, российской, украинской, белорусской, грузинской, казахской, узбекской и др.), идет и другой процесс национальной консолидации: консолидации новой, первоначально многонациональной этносической общности – советского народа как единой советской социалистической нации.
Процесс консолидации отдельных советских народов в социалистические нации не смог и не сможет завершиться только консолидацией в отдельные социалистические нации и их обособленным расцветом как в силу интернациональной природы социализма вообще, противоречащей национальной отграниченности сожительствующих народов, так и в силу совпадения процессов консолидации социалистических наций с исторически передовым, более прогрессивным, в конечном итоге ведущим и определяющим этносическим процессом складывания всех социалистических наций СССР в единую советскую социалистическую нацию, который завершится, как можно ожидать, формированием нации уже не социалистической, а непосредственно коммунистической. Последняя, в свою очередь, через переходные этносические виды коммунизма разовьется совместно с другими коммунистическим нациями и регионами в единую мировую коммунистическую всеобщность.
При формировании исторически более высокого, социалистического и коммунистического этносического вида общности, происходящего на базе не одного, а нескольких исторически предыдущих этносических видов, а именно на завершающем этапе формирования социалистической или коммунистической нации начинает складываться и приобретать всеобщий характер новый, промежуточный, переходный вид социалистической этносической общности — дисперсная социалистическая нация и национальность. С этносической дисперсностью – этим одновременно национальным и интернациональным этносическим явлением – встречались и встречаются и досоциалистические общественно-экономические формации.
Переходному характеру социализма как социально-экономической формации, готовящей коммунизм, особенно переходному характеру непосредственно предкоммунистического этапа социалистического развития соответствует в СССР переходный характер социалистического этносического вида – дисперсного (рассеянного), что требует и изменения форм национально-политической надстройки.
Что такое дисперсность как переходный этносический вид человеческой общности, в частности, общности социалистической? Как должна отражаться дисперсность на системе социалистической национальной демократии? Как влияет она на выработку, планирование и осуществление национальной политики при переходе к социализму и коммунизму? Ответы на данные вопросы важны, так как, наряду с другими факторами, этносический вид социализма, в том числе переходный дисперсный вид, является объективным фактором национальной политики, планирования развития социалистической национальной демократии, выбора и совершенствования форм национально-политической надстройки.

II.

ЭТНОСИЧЕСКАЯ ДИСПЕРСНОСТЬ КАК ОДИН ИЗ ОБЪЕКТИВНЫХ ФАКТОРОВ НАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ.

Дисперсность – этносическая форма общественного бытия, при капитализме и социализме — форма национального существования. В то же время дисперсная нация (национальность) является уже не только и не столько национальным, сколько, прежде всего, интернациональным этносическим видом. Дисперсность – это такой этап национального развития, при котором представители данной нации проживают среди представителей другой нации (наций), имея с нею (с ними) общую территорию или общую часть территории, общие социально-экономический и политический строй, единый язык межнационального общения, определенную степень единства культуры и психического склада.
Дисперсность – переходный этап национального существования и однотерриториальный этап сожительства наций перед их полным слиянием.
Дисперсность как переходный этносический вид человеческой общности, в том числе общности социалистической, требует специального исследования. Пока отметим, что существуют этапы дисперсного развития наций:
1. Коллективная (очаговая) дисперсность, при которой компактные группы дисперсной этносической общности разбросанно проживают на общей территории с другой сожительствующей нацией или с другими нациями;
2. Индивидуальная дисперсность, при которой разбросанно проживают отдельные представители дисперсной нации или их семьи на единой территории с другой (другими) сожительствующей нацией.
Историческое прохождение этносической общностью данных этапов дисперсности – общая закономерность досоциалистических формаций при слиянии донациональных общностей в единую нацию большего масштаба и в конечном итоге более высокой социально-экономической ступени. Те же этапы проходит дисперсная этносическая общность и при социализме, однако коллективный этап может быть значительно менее длительным в силу несравненно большей свободы взаимоассимиляции сожительствующих наций.
Можно различать дисперсность:
— внутринациональную, то есть дисперсное проживание малого народа внутри большой однородной нации и ее государства;
— совместную (взаимную), то есть дисперсное сожительство двух и более соразмерных по численности народов в рамках единого государства;
— межнациональную, то есть дисперсное проживание народа среди нескольких территориально обособленных наций единого многонационального государства;
— межгосударственную, то есть дисперсное проживание народа среди народов нескольких отдельных государств.
Степень дисперсности нации можно определить как процент представителей данной нации, проживающих дисперсно вне пределов своей исторической национальной территории.
Масштаб дисперсности данной нации можно определить как процент территории, фактически занимаемой представителями данной дисперсной нации совместно с другими нациями, по отношению к национальной территории данной дисперсной нации.
Равномерность дисперсности, можно определить, сопоставляя проценты представителей данной нации, проживающих в разных частях дисперсной территории, к их общему числу.
Коэффициент дисперсности можно определить отношением процента представителей данной дисперсной нации к проценту окружающего населения разных наций (общий коэффициент) или окружающего населения одной из этих наций (частный коэффициент). Общий и частный коэффициенты, естественно, совпадают, если представители данной нации дисперсно сожительствуют в определенной местности с представителями какой-либо одной нации.
Коэффициент дисперсности может быть меньше и больше единицы, что имеет важное значение для выработки правильного подхода к данной нации в выборе ею форм национальной демократии.
Обычная динамика дисперсности такова:
— от коллективной (очаговой) дисперсности – к индивидуальной;
— от внутринациональной или совместной (взаимной) дисперсности – к межнациональной и межгосударственной;
— от меньшего масштаба дисперсности – к большему;
— от меньшей степени дисперсности – к большей;
— от менее равномерной дисперсности – к более равномерной;
— постепенное уменьшение коэффициента дисперсности в национально-государственном очаге и его увеличение вне национальной территории.
Следует также отличать дисперсные нации, не имеющие нигде компактно проживающей своей части и соответствующего государства (или другого национально-политического образования), от дисперсных наций, являющихся диаспорами наций, имеющих свои государственные образования.
Этносическая дисперсность – важнейшая и обязательная историческая стадия слияния нации с другими нациями в единую общность. К дисперсному этапу существования в конечном счете приходит любая нация и донациональная общность. Если последняя по тем или иным историческим причинам не развилась в нацию, то ее дисперсность в условиях национального окружения ничем не будет отличаться от дисперсности национальной, а сама общность – от дисперсной нации (национальности). На дисперсном этапе нация или донациональная общность завершает свое самостоятельное развитие и совместное развитие с другой (с другими) сожительствующей нацией (нациями), сливаясь совместно с нею (с ними) в более широкую нацию, будь то капиталистическую или социалистическую (коммунистическую), — нацию высшего порядка. Дисперсный этап этносического, в том числе национального существования, может охватывать период формирования и существования одной и нескольких сменяющихся общественных формаций.
Дисперсность – показатель высшего этапа этносического развития и национальных отношений, за которым неминуемо рано или поздно полное слияние наций. Империализм объективно, экономически способствует дисперсизации наций, порождает ее, но политически препятствует ее развитию ради сохранения и углубления разделения трудящихся по расовому, национальному признаку, стремится задержать дисперсное развитие народов на первом (коллективном) этапе и всячески препятствует слиянию наций на последнем (индивидуальном) этапе дисперсности. Порождаемая капитализмом, особенно на его высшей, империалистической стадии, дисперсность – важная предпосылка социалистического и коммунистического слияния наций. Социализм открывает простор любой этносической, в том числе национальной, дисперсизации.
Дисперсность как форма национального бытия, с одной стороны, – этносический результат фактически складывающегося экономического, социального и культурного единства наций. Она означает полное территориальное, социально-экономическое, политическое слияние в единую общность, а также значительную степень слияния культур и психического склада. С другой стороны, дисперсность обуславливает решающую, бесповоротную степень слияния сожительствующих народов в новую, более высокую общность по сравнению с общностью, достигаемой территориально-государственным союзом или федерациями территориально компактных наций, а именно слияние в конечном итоге в единую нацию.
Человеческие общности проходят все этапы этносического развития от родоплеменных общностей через накопление разномасштабного и разностепенного сплочения в условиях эксплуататорских формаций к дисперсному бытию совместно с другими нациями в тех же формациях или уже при социализме. Однако время смены форм этносического бытия не синхронно с переменами в социально-экономическом строе, хотя и обусловлено ими.
Редким первоначальным этносическим обществам было суждено самостоятельно пройти всеэтапную этносическую эволюцию. Чаще они эволюционировали совместно с другими этносическими общностями, в том числе в дисперсном сожительстве. Все человеческие общности этносического типа не минуют заключительный, дисперсный этап своего существования в условиях различных социально-экономических формаций, причем, если они не пережили дисперсный этап в досоциалистических формациях, они обязательно придут к нему в условиях социализма или первоначального коммунизма.
По конкретным историческим причинам дисперсность наступала уже после родоплеменного строя, в условиях рабовладельческой, феодальной и особенно капиталистической формаций. Дисперсность обязательно наступает при зрелом социализме или наступит при первоначальном коммунизме, где она является этносическим законом национального развития и национального слияния. Лишь при социализме и коммунизме дисперсная форма национального существования этносической общности, вступившей в посленациональный этап развития или миновавшей этап национальной консолидации, гарантированно не болезненна для трудящихся.
Если нация не складывается в условиях капитализма из-за его незрелости или задавленности, то она может сложиться у данной этносической общности в условиях социализма самостоятельно или в сожительстве с другими этносическими общностями. В обоих случаях в условиях социализма совмещаются две тенденции, две формы этносического существования – национально компактная и национально-дисперсная в разном соотношении. Если нация складывается на многоэтносической базе, то дисперсность развивается ускоренно, так как ей не препятствуют или меньше препятствуют межнациональные государственные границы.
Зрелый социализм характеризуется, в частности, простором для развития процесса дисперсизации наций как этносического следствия и условия их сближения, слияния в коммунистическую общность. Отсюда задача политической надстройки (и политической организации общества, и политики вообще) – способствовать беспрепятственному развитию объективного процесса всеобщей дисперсизации наций (4).
Национальная дисперсность, являясь преимущественно интернациональным видом этносической общности, не означает прекращения сугубо национального развития. Наоборот, именно продолжение национального развития дисперсного народа способно привести к его полной, в том числе этносической, интернационализации. Полная интернационализация дисперсной нации возможна только через ее дальнейшее национальное развитие совместно с другими нациями на базе социалистического и коммунистического строительства.
Дисперсность сожительствующих народов всегда взаимна. Она ускоряет интернациональное развитие взаимодисперсных народов, так как обеспечивает наиболее благоприятные этносические условия для дальнейшего взаимовлияния, сближения и слияния наций.
Как уже отмечалось, дисперсный этап национального и интернационального развития тех или иных наций наступает при разных социально-экономических формациях, в разных исторических условиях их вызревания. Рассмотрим этот вопрос применительно к капитализму и социализму.
1. На разных стадиях капитализма дисперсный этап этносического развития соответствует потребностям капитала универсализировать рабочую силу, проводить политику ассимиляции и лишения трудящихся дисперсно-национального меньшинства национальных прав в целях удешевления найма труда, усиления эксплуатации и разделения трудящихся разных национальностей, их национального противопоставления и отвлечения тем самым от интернациональной классовой борьбы (облегчает проведение политики «разделяй и властвуй»).
Капитализм использует все возможные средства для лишения трудящихся дисперсно-национального меньшинства национальных прав, в частности, препятствует официальному национальному представительству в общегосударственных органах, прежде всего, законодательных, или заботится о его неправомочности и с этой целью не допустить равноправного участия наций в органах государственной власти или ограничить такое участие только представителями эксплуататорского класса.
Завоевание нацией права на представительство в органах высшей законодательной власти капиталистических государств, будь оно даже пропорциональным, не способно привести к национальному политическому равноправию, так как оно при буржуазном строе всегда будет «демократическим», то есть гарантировать не права эксплуатируемых трудящихся национального меньшинства, а права эксплуататоров, прежде всего, господствующей нации (представителей последних всегда окажется пропорционально больше в выборных «демократически» органах) и эксплуататорского слоя нации дисперсной, которых всегда устроит существующий «порядок».
Коммунисты и рабочий класс всегда должны быть готовы выдвинуть демократическое национальное требование не пропорционального, а равного представительства наций, причем не в плане численности, а по существу и полновесности прав, то есть такой действительно демократической реформы буржуазной власти, всего буржуазного государства, которая позволила бы дисперсному национальному меньшинству, по понятным причинам не могущему добиваться суверенитета в форме государственно-территориальной или административно-территориальной из-за дисперсности, получить равное политическое право в достаточной степени обособленного представительства через свою общественную организацию, прежде всего, в законодательном органе, а главное – с правами, гарантирующими защиту национальных интересов, например, с правом «вето» при принятии законов (о праве «вето» как гаранте национальной демократии и политического равноправия дисперсных наций, в том числе в высшем законодательном органе многонационального социалистического государства – ниже).
Это и есть общественно-государственная форма самоопределения нации, единственно возможная равноправная и полноправная форма для дисперсной нации. Общественная потому, что дисперсная нация является этносической общиной, а не территориально обособленной этносической общностью, и потому может быть представлена лишь в форме общественной организации. Государственной потому, что в данной форме дисперсная нация получает возможность приобщиться к решению всех государственных дел наравне с нациям, проживающими территориально компактно.
Общественно-государственная форма самоопределения — далеко не только социалистическое, а общедемократическое требование, так как оно само по себе не ведет к социализму, позволяя сохранять буржуазные общественные отношения путем сговора буржуазии господствующей нации с буржуазией угнетенной дисперсной нации, ибо при любой национальной комбинации в буржуазных законодательных органах и в государственной системе капитализма в целом представителей эксплуататорских слоев всегда окажется больше, пока единые трудящиеся всех национальностей под руководством рабочего класса, ведомого его коммунистической партией, не вмешаются революционно решительно и организованно в общественную жизнь.
Однако такая демократическая национальная форма, будучи, завоеванной, способна уменьшать степень национального гнета, оголять гнет чисто классовый и тем самым облегчать задачу классовой интеграции трудящихся разных национальностей против капитала. Такая национально-демократическая форма бьет по политике национального разъединения трудящихся, выгодной буржуазии.
Капитализм препятствует сближению наций вообще и дисперсных наций в частности своей политикой ассимиляции, лишения инонациональных трудящихся национальных прав, политикой противопоставления трудящихся разных национальностей, хотя порождаемая им всеобщая дисперсность объективно работает на ускорение процесса сближения, единения трудящихся всех наций. Политика капитала мешает слиянию дисперсных наций, задерживая их социальный и этносический (национальный) прогресс, идущий через последний этап национального и интернационального развития – этап дисперсности – к полному слиянию наций в коммунистическом обществе.
На разных стадиях социализма дисперсный этап этносического развития соответствует потребности трудящихся в ликвидации создаваемых капитализмом национальных перегородок и классовых тормозов дисперсизации как фактора, ускоряющего сближение наций, объединяя, а не разъединяя трудящихся разных национальностей не только социально-экономически и идеологически, но и политически, в том числе путем устранения национального неравноправия на основе самоопределения.
Практика социалистического строительства больше сталкивалась с проблемой национально-политического равноправия территориально обособленных наций и других этносических общностей, успешно решая ее на основе социалистических национально-государственных и национально-административных форм и различных социалистических федераций, попутно также решая проблемы диаспор и других дисперсных национальных меньшинств, проживающий вне национальных государств, на основе развития социалистического демократизма вообще и равного удовлетворения социальных интересов граждан всех национальностей.
Однако на повестку дня уже встает вопрос организации национально-политического равноправия не только территориально компактных, но и дисперсных народов, ибо демократизм, обеспечивающий разные права национальных меньшинств и наций вообще, включает в себя и равные национальные права, национальную демократию, в том числе демократическую национально-политическую форму и для дисперсных народов, переживающих эпилог своего обособленного этносического развития. Число дисперсных народов и степень их дисперсности имеют тенденцию к увеличению, причем в дисперсную форму национального существования постепенно втягиваются и крупные нации, имеющие свою государственность.
Эта задача, этот вопрос вытекает для социализма из факта постепенного вступления национальных отношений в СССР в новый, более высокий этап, в котором некоторые стороны национальной государственности объективно теряют былое значение и быстрое национальное и интернациональное развитие ведет, в частности, к соответствующему ускорению процесса дисперсности на основе скорого социально-экономического развития социализма.
Эта задача вытекает для социализма из своеобразных национальных условий, существующих в некоторых социалистических странах, условий, отличных от национальных условий в СССР к моменту социалистической революции. Эти условия отличаются прежде всего тем, что некоторые народы пришли к социалистической революции уже в дисперсной, а не территориально обособленной этносической форме.
Эта задача вытекает из стремления к социализму трудящихся масс многих развитых капиталистических государств, в которых некоторые народы подходят к социалистической революции, тоже уже вступив в дисперсный этап национального взаиморазвития, и нуждаются не только в социальном, но и в национальном социалистическом лозунге, каковым самоопределение в территориально-государственной или территориально-административной форме было бы для дисперсных народов хорошо осязаемой или даже осознаваемой ими фикцией, реакционной затеей, отвлекающей от подлинного самоопределения, характерного для дисперсной нации.
Эта задача вытекает для социализма из стремления трудящихся масс бывших колоний миновать в своем национальном развитии болезненный этап капиталистической национальной консолидации и сразу идти по пути национальной консолидации социалистической часто от племенного общественного строя, что сразу ускоряет процесс дисперсизации этих этносических общностей при их одновременном складывании в социалистическую общность и выдвигает задачу политического равноправия этносических общностей внутри складывающейся многоэтносической общности высшего порядка как политического средства в борьбе с трайбализмом и другими подобными явлениями и мобилизации всех трудящихся разных национальностей на строительство независимого от капитализма и империализма, в конечном счете социалистического социально-экономического и общественно-политического строя.
На первоначальных этапах становления коммунистических общностей, на которых неминуем процесс слияния социалистических и коммунистических наций в конечном итоге в мировую коммунистическую всеобщность, этносическое развитие будет характеризоваться всеобщей дисперсизацией.
Изыскание конкретных форм национального политического равноправия дисперсных народов — важная интернациональная задача компартий многонациональных стран на новом более высоком этапе национальных отношений в каждой из них. Необходимо выработать и осуществить на практике такие формы, показав трудящимся всего мира, что только социализм способен полностью разрешить как социальные, так и национальные проблемы трудящихся на любом, в том числе дисперсном этапе их национального развития.
Дисперсность составляет важную часть специфики каждой данной нации, влияющей на выбор политических форм национальной жизни. Попытки территориального (на основе государственного или административного отделения) решения национального вопроса дисперсной нации означали бы обратное движение по пути национальной истории, движение вспять, то есть реакционны и могут служить только интересам эксплуататорских классов, а не интересам пролетариата и всех трудящихся.
Возникает вопрос: как быть с политическим национальным суверенитетом, если (это не трудно предвидеть) с завершением процесса дисперсизации всех или большинства сожительствующих наций их сближение не приводит пока к полному слиянию национального самосознания, поддерживаемого национальной, а не только интернациональной сущностью дисперсной этносической общности, самосознания, обладающего к тому же свойством отставать от объективных факторов общественного развития? В какой форме реализовать национальное самоопределение при слиянии территорий, что характерно для дисперсных наций и, следовательно, при отпадении национально-государственных и национально-административных образований как форм национального суверенитета? Или национальное самоопределение – отжившая политическая категория, когда речь идет о дисперсной нации? Как гарантировать национальный суверенитет, если самоопределение в виде государственного отделения нереально при всех условиях из-за дисперсного срастания наций и соответственно отпадения возможности создания национальных государственных и административных образований? Или национальный суверенитет на этапе дисперсности — тоже отжившее политическое явление и должен быть отброшен вместе с самоопределением дисперсной нации? Может быть, учитывая интернациональную сущность дисперсного народа, сливающиеся дисперсные нации осуществляют национальный суверенитет только совместно в лице единых мононациональных государственных органов?
Национальная дисперсность, будучи явлением преимущественно интернациональным, остается явлением и национальным, требующим соответствующую национальную, а не только интернациональную организацию. Национальная дисперсность означает преимущественно интернациональное развитие нации, но и еще пока развитие и национальное, требующее при движении к социализму и коммунизму не только социального, но и национального руководства со стороны рабочего класса.
В условиях отпадения национальной государственности, что неизбежно у дисперсных наций, их свободное социалистическое национальное развитие, гарантируемое вплоть до полного слияния наций единым интернациональным социалистическим и коммунистическим государством, может осуществляться общественной национальной организацией, обеспечиваться общественной формой национального суверенитета, то есть общественно-демократической формой в отличие от государственно-демократической формы, отжившей в результате слияния национальных территорий и перехода наций от территориально обособленного к дисперсному сожительству.
Закономерная потребность дисперсных наций одновременно в общих интернациональных государственных и в частных национальных общественных формах национального суверенитета, естественно, ставит вопрос об общественно-государственных формах социалистического национального самоопределения, необходимых для того, чтобы неодинаковость форм самоопределения, вытекающая из различия форм этносического существования, не порождала чуждого социализму и коммунизму и опасного для них неравенства наций.

III.

ОБЩЕСТВЕННО-ГОСУДАРСТВЕННАЯ ФОРМА НАЦИОНАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА.

Национальная государственность, в отличие от национального самосознания, особенно государственность социалистическая, при которой общество развивается на основе научного познания своих законов, должна более непосредственно реагировать изменениями своего содержания и формы на существенные изменения в социально-экономическом и этносическом базисе. Полное превращение базиса многонациональной общности людей в интернациональный требует слияния отдельных национальных государств и общего многонационального государства в государство единое – надстройку единой интернациональной социалистической социально-экономической общности.
Такой элемент надстройки, как национальное самосознание, не столь непосредственно, не сразу отвечает изменениям в базисе. Оно может еще длительно существовать и тогда, когда базис и его государственная надстройка уже стали интернациональными, едиными, может длительный исторический период сочетаться, уживаться с интернациональным самосознанием, то есть, в данном случае – с сознанием принадлежности к новой, более масштабной объективной многонациональной общности. Не имея из-за дисперсности государственной формы своего выражения, национальное самосознание тем более требует такого выражения, которое в дисперсных условиях может быть лишь в форме общественной.
Несмотря на то, что национальная дисперсность дает решающее социально-экономическое, политическое и территориальное слияние наций, имеется существенная объективная предпосылка необходимости существования национальной организации дисперсных наций: потребность социалистической общности, образующейся путем слияния разных наций, в исчерпывающем использовании всего интернационально ценного, что есть или возникает на завершающей (дисперсной) стадии национального развития у каждой нации. И, наконец, впредь до превращения решающего слияния всех наций в полное, потребность в национальной организации будет остра также в связи с необходимостью борьбы с буржуазной идеологией и ее националистическими рецидивами.
Практика показывает, что национальный вопрос, являющийся ничем иным как классовой потребностью, выражающейся в этносических формах и рамках, не исчезает с социализмом сразу. Он исчезает постепенно, по мере успехов в социалистическом строительстве как буржуазная классовая потребность и как социально-освободительная и национально-освободительная потребность пролетариата и других трудящихся, но существует как классовая потребность трудящихся в свободном социальном и национальном развитии в коммунизм, как классовая потребность в интернациональном сплочении и слиянии трудящихся всех национальностей.
Национальный вопрос может исчезнуть полностью и окончательно внутри коммунистических общностей только после полного исчезновения классов на основе ликвидации всех видов эксплуатации человека человеком и материального неравенства. Национальный вопрос исчезнет и в мировом масштабе после полного слияния всех коммунистических наций и регионов в мировую коммунистическую всеобщность, что неминуемо в результате полной ликвидации коммунизмом остатков материального неравенства трудящихся во всем мире.
Национальный вопрос социализма не исчезает и с дисперсизацией наций. Национальная дисперсность – объективно высшая социально-экономическая, политическая, культурная и этносическая форма существования и единства наций до их полного слияния, делающая практически невозможным их естественное территориальное, экономическое, государственно-политическое размежевание. Поэтому на дисперсном этапе развития и сближения социалистических наций по мере прогресса их дисперсизации отпадает прежняя территориальная национально-государственная и национально-административная форма как форма социалистической национальной демократии.
Однако национальное самосознание в силу незавершенности национального развития полным слиянием наций, в силу отставания национального самосознания от фактически складывающейся в жизни формы национального и социального бытия, в силу живучести национализма и шовинизма из-за определенного материального неравенства при социализме, инерции сознания и враждебной пропаганды уходящих эксплуататорских классов в других странах, в силу существования в мире наций, национальных государств, национальных идей, не могущих не оказывать влияние на мир социализма, и т.д. – национальное самосознание продолжает быть значительным политическим фактором, который не может не учитываться партией, если она не хочет затруднить и тормозить революционный процесс сектантством в национальном вопросе.
В условиях отживания национально-государственной формы самоопределения как формы социалистической национальной демократии, следовательно, не может отмереть социалистическая национальная демократия, которая должна функционировать одновременно как в интернациональных общегосударственных, так и в национальных негосударственных, общественных формах. Поэтому национальная демократия зрелого социализма на дисперсном этапе национального развития народов многонациональных государств должна обеспечиваться их соединением, то есть общественно–государственной формой, потребность в которой уже родилась и в социалистической действительности, и в борьбе пролетариата с капиталом во всем мире и, несомненно, будет расти по мере вступления в дисперсный этап национального существования все новых народов.
Интернациональное и национальное содержание дисперсности как переходного типа социалистической этносической общности требует организации национальной надстройки одновременно в интернациональной (в лице единого государства для всех наций) и национальной форме (в лице национальных общественных организаций дисперсных наций): в общественно-государственной форме организации суверенитета и слияния наций.
Общественно-государственная форма национального суверенитета и слияния наций, неминуемо долженствующая сменить территориально-государственные и территориально-административные формы, органически вытекает из социалистических национальных отношений и соответствует зрелому социализму, претендуя быть одной из его характерных черт во многонациональных социалистических государствах в предкоммунистический период.
Общественно-государственная форма национального суверенитета означает последний этап отмирания социалистической национальной государственности (как части процесса отмирания социалистической государственности вообще) путем ее слияния в единой многонациональной государственности, то есть государственности новой, социалистической интернациональной общности людей, государственности, которая есть проявление дальнейшего развития не только интернационального, но и национального, органически входящего в существо новой исторической общности. Во многонациональных государствах развитого социализма общественно-государственная форма одновременно есть важная сторона этапа и один из показателей отмирания государственности вообще и ее перерастания в общественное коммунистическое самоуправление.
Общественно-государственная форма национально-политического самоопределения означает также сохранение внутри новой многонациональной социалистической общности определенных форм национального суверенитета, сменяющих прежнюю государственно-территориальную форму из-за слияния территорий дисперсно единых наций в единую территорию, что неминуемо происходит в процессе и на основе ускоренного развития социалистической экономики.
Территориальное и социально-экономическое слияние наций снимает с повестки дня обособленную государственную форму национального суверенитета каждой данной нации и заменяет ее единым, интернациональным государством. Дисперсность нации при социализме полностью исключает проведение государством специфической национальной политики в интересах только одной сожительствующей нации, так как, с одной стороны, это означало бы нарушение суверенитета дисперсно сожительствующей с нею на единой территории другой нации. С другой стороны, при дисперсном виде сожительства наций в условиях развитого социализма, достигшего решающей степени слияния наций в определяющих областях общественной жизни, отпадает сама надобность в политических государственных актах национальной власти, предпринимаемых в интересах только данной нации.
У сожительствующих наций постепенно становятся едиными не только экономика, общественно-политический строй, не только в значительной степени культура и психология, но и форма национального существования, а именно становится бестерриториальная, дисперсная форма национального бытия, что совершенно снимает всякую специфику существенных национально-политических проблем, делает их общими, а потому подлежащими решению общей властью единого государства, олицетворяющего, в частности, слившуюся воедино (но не испарившуюся!) национальную государственность всех дисперсно сожительствующих и полностью сливающихся наций (5).
Единое государственное решение национальных политических проблем при зрелом социализме в условиях слияния наций в решающих областях общественной жизни и единства форм национального существования носит, естественно, только общий характер, одинаково для всех наций, так как не противоречит интересам ни одной из них, а поэтому дает полное политическое равноправие наций, что может и должно гарантироваться в государственной надстройке в соответствии с требованиями подлинной демократии – демократии трудового народа только равноправным и полноправным участием в едином многонациональном социалистическом государстве всех образовавших его наций при принятии любого достаточно крупного политического решения.
Однако даже единство форм национального существования сожительствующих наций, являясь результатом слияния территорий, социально-экономического и общественно-политического строя наций, не снимает с повестки дня специфических вопросов национального развития вплоть до полного слияния наций и исчезновения национального самосознания (6).
Единое государство не решает эти специфические вопросы, оно регулирует на равноправной основе лишь общие вопросы национального и интернационального развития, в том числе, конечно, и общие вопросы подхода к разрешению специфических сторон национального развития (7).
Специфические национальные вопросы подлежат суверенному решению трудящимися данной нации на основе общих государственных решений, принятых от имени, в интересах и с равноправным участием данной нации. В условиях слияния национальной государственности всех сожительствующих наций, ставших дисперсными, в единое государство, то есть в условиях слияния национальной государственности в единое государство, специфические вопросы национального развития решаются не в государственном, а в общественном порядке на основе развития национальной демократии данного дисперсного народа и всех сожительствующих народов, демократии, которая в силу отмирания национальной демократии государственной, становится национальной демократией общественной, и закрепляется не в ущерб другим сожительствующим нациям общим государством с участием данной нации и в условиях ее полноправия, гарантированного правом «вето» при принятии решения на высшем законодательном уровне.
Есть все основания полагать, что общественное самоуправление, присущее коммунизму, проявится в области национальных отношений еще в развитом социализме, перерастающем в коммунизм, в частности, в виде общественной части общественно-государственной формы национальной демократии.
Обращает на себя внимание, что общественный тип национальной демократии обеспечивает национальное развитие на сугубо добровольной основе, только по мере действительной потребности в нем всех или части трудящихся данной нации, потребности, неминуемо сокращающейся по мере дальнейшего прогресса интернациональных потребностей, полного слияния наций и полной замены этой потребности всенациональной потребностью слившихся наций.
Таким образом, национальное в социалистической демократии в условиях дисперсного слияния социалистических народов выступает одновременно в двух политических аспектах:
1. Роль национального в решении общих вопросов сожительствующих и
сливающихся наций, в решении общих вопросов их совместной национальной жизни как формирующейся или сформировавшейся нации высшего порядка, в том числе в решении вопроса о едином подходе к учету специфики национального развития каждой из сливающихся наций;
2. Роль национального в решении специфических вопросов национального
развития.
В первом аспекте дисперсно слившиеся социалистические нации, в качестве новой исторической общности людей, решают все вопросы вместе на равноправной основе в общегосударственном масштабе, с использованием при принятии решений и проведении их в жизнь общей социалистической государственности, вобравшей в себя и государственность национальную, что проявляется в совместном равноправном и полноправном участии в общем государстве всех дисперсных наций.
Так как дисперсно слившиеся социалистические нации обладают общностью коренных, решающих моментов, то и совместные решения, принимаемые и осуществляемые совместно, оказываются решениями по вопросам, имеющим коренное, наиболее существенное значение в общем развитии.
Во втором аспекте дисперсно слившиеся социалистические нации решают все вопросы отдельно и суверенно с использованием общественно-демократических форм, равно гарантированных единым государством, на основе совместно выработанного единого подхода к учету специфики их развития.
Общая (единая) социалистическая государственность трудящихся и общественная форма их национального суверенитета при социализме не противопоставлены (8). Между государственными и общественными аспектами национального при социализме нет грани. В своей совокупности это единая форма национального суверенитета, национальных отношений в условиях решающей степени слияния наций, то есть в условиях дисперсного сожительства и единства социалистических наций.
Единая общественно-государственная форма национального суверенитета и сожительства социалистических дисперсных народов, интегрирующихся в социалистическую нацию, сливающихся в коммунистическую общность, предполагает соответствующую единую политическую систему организации
национальной демократии. Эта система, как результат требований закона соответствия базисных и надстроечных явлений, несомненно, рано или поздно возникнет и постепенно разовьется из государственно-территориальной системы национального суверенитета (по мере дисперсизации территориально компактных наций) и параллельно с нею (у дисперсных наций, не имеющих своих национально-территориальных образований).
Общественно-государственные формы национально-политического суверенитета советских наций, обладающих ныне территориальными национальными образованиями, при социализме свободно и постепенно поднимутся из и над последними и заменят их по мере роста дисперсности наций и прогресса их слияния вообще. Для таких наций это произойдет, как правило, не путем замены существующей политической системы социалистической национальной демократии и национальных отношений (территориально-государственные и территориально-административные образования, представленные в Совете Национальностей Верховного Совета СССР) другой системой (общественно-государственные формы, которые предстоит представить там же, в Совете Национальностей), а путем постепенного вызревания государственно-территориальной системы в общественно-государственную, причем какое-то время обе формы для той или иной нации тоже могут присутствовать параллельно (у союзной республики первоначально может появиться курируемая ею общественно-государственная форма, охватывающая ее внутрисоюзную диаспору, а у автономий – общественно-государственные формы, курирующие соответствующие автономии).
Право «вето» уже сегодня может и должно быть предоставлено депутатским группам в Совете Национальностей Верховного Совета СССР, что уровняет в правах при принятии законов все территориальные национальные образования и облегчит постепенный переход к столь же равноправным общественно-государственным формам.
Общественно-государственные формы социалистической национальной демократии, при условии предоставления им права «вето», будут надежными гарантами равноправия и полноправия наций, сливающихся в новую историческую общность более высокого порядка, полный учет при подготовке и принятии общегосударственных решений интересов трудящихся всех национальностей, способны исключить (при должном уважении и решительном проведении социалистической демократии рабочим классом и его партией) ущемление трудящихся той или иной национальной группы даже в малейшей степени, ибо с введением в систему государственного управления общественно-государственных форм национально-политического суверенитета без согласия демократически избранных представителей каждой национальной группы в высшем законодательном органе будет невозможно само принятие решения.
Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета является высшей формой социалистической национальной демократии подлинно равноправных и полноправных народов, завершающих слияние в новую, более высокую, масштабную и социально-экономически передовую общность.
Общественно-государственная форма национальной демократии назрела как практическая, а не только теоретическая задача во многонациональных странах развитого социализма и в странах, строящих социализм. Она назрела как часть социально-политической перспективы и как национальный лозунг предстоящих социалистических революций в готовых для социализма и в менее готовых для него многонациональных капиталистических государствах, как практическая форма решения национальных проблем на пути к социализму трудящихся стран третьего мира.
Об этом свидетельствуют:
1. В СССР – тенденция к росту дисперсизации наций, указывающая на прогресс решающего слияния наций в новую общность развитого социализма, вступающего в предкоммунистический этап развития;
2. В США – фактическое господство дисперсной формы существования наций внутри американской нации, формы, являющейся важной зрелой предпосылкой будущей социалистической демократии и лишний раз свидетельствующей о наличии в США предпосылок к социалистической революции. Здесь мы видим даже конкретные ростки будущей социалистической общественно-государственной формы национального суверенитета и слияния наций в лице демократических и революционных национальных общественных организаций, которые вполне и сразу могут быть превращены революцией в общественно-государственную форму социалистической национальной демократии, будучи допущенными к равноправному и полноправному участию в едином государстве диктатуры пролетариата в качестве суверенных представителей трудящихся дисперсных народов;
3. Во многих освободившихся от колониальной политической
зависимости странах, идущих по некапиталистическому пути, – тенденция к дисперсности племен при их интеграции в нации, что требует единого государства, включающего в свои законодательные и исполнительные институты в той или иной организационной форме представителей всех этнических групп, представителей, способных принимать решения в интересах трудящихся на равноправной основе, гарантированной законом и всей силой государства от пренебрежения любыми интересами трудящихся каждой данной этносической группы, что требует как политических национальных гарантий в рамках единого государства (права вето при принятии общегосударственных решений), так и суверенного решения всех специфически вопросов данной этносической общности равно с другими этносическими общностями на сложившейся в них общественной основе.
Народы освободившихся стран имеют возможность постепенно перейти от племенного строя сразу к единой социалистической нации с помощью общественно-государственной формы национального суверенитета на базе быстрого развития экономики и общественных отношений в социалистическом направлении и ликвидации эксплуататорских отношений, минуя консолидацию этносических групп в самостоятельные буржуазные или социалистические нации и открыв простор для развития этносической дисперсизации. Процесс этносической дисперсизации может сочетаться и с тенденцией к национальной консолидации племен, что не помешает приходу всех этносических общностей к единой социалистической многонациональной нации через дисперсное этносическое развитие.
Степень внедрения в жизнь общественно-государственных форм социалистической национальной демократии должна зависеть (в этом важная сторона национальных особенностей различных социалистических государств в настоящее время) от степени дисперсности народов, образующих социалистическое государство или идущих к социализму.
При равномерном и параллельном развитии процесса дисперсности у всех сожительствующих и сливающихся в рамках социалистического государства наций государственно-территориальная форма социалистической национальной демократии будет выливаться в общественно-государственную форму более или менее одновременно у всех народов.
При неравномерном развитии процесса дисперсности, обусловленном исторически, государственно-территориальная и общественно-государственная формы определенное время могут существовать параллельно у разных народов, сожительствующих в пределах одного социалистического государства.
В последнем случае, отражая принцип политического равноправия наций в развитом социализме вне зависимости от территориальных или дисперсных форм национального существования, как и вне зависимости от прочих национальных особенностей, территориально-государственные и общественно-государственные формы должны конституироваться как равноправные и, следовательно, на одинаковой основе представляться в общегосударственных законодательных органах.
Общественно-государственная форма социалистической национальной демократии выше территориально-государственной и тем более территориально-административной формы, так как соответствует более высокому, заключительному этапу социального и национального развития перед полным слиянием наций, так как соответствует более зрелому социализму, так как исторически следует после территориально-государственных форм и возникает на их основе, так как является результатом необратимого слияния наций и одновременно обеспечивает его большую степень.
Потребность в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета возникает не субъективистски, а по мере вызревания соответствующих социально-экономических предпосылок, определенной степени территориального, социально-экономического и политического слияния наций, по мере вступления данной нации в дисперсный этап своего существования и готовности национального самосознания отразить этот факт.
Вопрос о национальном самоопределении дисперсной социалистической нации возникает с момента осознания данным народом дисперсности как этапа своего национального и интернационального существования.

V.

К ВОПРОСУ О САМООПРЕДЕЛЕНИИ ДИСПЕРСНОЙ НАЦИИ.

Самоопределение наций – явление политическое. Всякая попытка замазать, исказить это существо самоопределения, подменить его любой формой «неполитического» самоопределения (культурного и прочего) означает на деле отказ нации в ее праве на самоопределение, отказ от ленинского принципа самоопределения наций.
В.И.Ленин рассматривал право наций на самоопределение как их право на политическое отделение вплоть до образования самостоятельного национального государства. В современных условиях марксистско-ленинская теория самоопределения наций требует дальнейшего развития в силу возникновения в массовом порядке новых факторов и тенденций в национальном и интернациональном развитии народов, проявляющихся, в частности, в тенденции роста дисперсизации их этносических видов существования на пути к социализму и коммунизму.
Вступление многих народов в дисперсный, завершающий этап своего национального развития, тенденция к дисперсному сближению наций, что обусловлено социально-экономическим развитием как современного капитализма, так и особенно социализма, по новому ставит проблему осуществления национального суверенитета и национального самоопределения.
Дисперсное сожительство народов в рамках буржуазных национальных государств в условиях империалистической внутренней и внешней политики, препятствующей дальнейшему прогрессу их сближения, их окончательному слиянию, диктуемых потребностью социально-экономического развития, обостряет национальную проблему капитализма, делает ее особо злободневной, в том числе проблему самоопределения народов внутри современных буржуазных многонациональных (многоэтносических) наций и государств.
Простор для национального развития, открытый социалистическим строем, сблизил трудящихся всех наций, ускорил процесс их слияния в единую общность высшего порядка, в том числе процесс дисперсизации, начавший вступать в противоречие с существующимн национально-государственными или национально-административными формами самоопределения народов, что также выдвигает проблему самоопределения в новых социально-экономических условиях и при новых (дисперсных) формах национального бытия как проблему политическую, как современную национальную проблему социализма.
Характер дисперсной национальной проблемы капитализма и социализма в корне противоположен. В условиях капитализма эта проблема может быть разрешена, как и весь национальный вопрос в целом, лишь в результате социалистической революции, так как эксплуататорский класс и на новом, дисперсном, этапе национального развития и национальных отношений не может, не рискуя потерять все, отказаться от политики национального разделения трудящихся и их национально-социальной эксплуатации. От политики задержки национального развития трудящихся и прекращения его, от политики односторонней и насильственной ассимиляции.
Капитализм не в состоянии разрешить политическое национальное самоопределение дисперсной нации. Социализм же заинтересован в разрешении дисперсной национальной проблемы. Он в состоянии путем своевременных реформ обеспечить политическое самоопределение дисперсной нации и национальности по мере созревания социально-экономических и этносических предпосылок, открывая тем самым простор коммунистическому творчеству трудящихся всех национальностей и их полному и окончательному слиянию на прочной основе национального доверия.
Дисперсная форма национального бытия наций делает невозможным самоопределение их в виде государственного отделения, которое противоречило бы дальнейшему национальному и интернациональному прогрессу. Значит ли это, что дисперсная форма национального существования исключает национальное самоопределение, тождеством которого марксизм-ленинизм по праву считает политическое отделение? Если исходить из тождества самоопределения образованию самостоятельного государства на всех исторических этапах национального развития, то да.
Однако политическое самоопределение нации означает образование самостоятельного государства народами, проживающими территориально обособленно, территориально компактно. Степень и форма государственного отделения таких народов – вопрос самоопределения наций, решаемый ими самими на объективной основе определенных социально-экономических, исторических, этносических предпосылок и в зависимости от степени отражения их в национальном самосознании.
Территориально обособленные нации имеют объективную основу для самоопределения в максимально возможной форме – в форме самостоятельного государства. У дисперсной нации потребность в самоопределении, то есть в политическом отделении не может пойти дальше потребности внутригосударственного, внутринационального политического отделения именно по объективной, не зависящей от воли и сознания людей причине, а именно по причине состоявшегося слияния дисперсной нации с другой нацией (другими нациями) в решающих областях общественной жизни, в том числе территориально, по причине того, что государственное отделение означает и территориальное отделение, объективно невозможное в условиях единения национальных территорий и других решающих сторон взаимной жизни и развития наций.
Далеко зашедший процесс слияния наций в единую этносическую общность высшего порядка делает невозможным государственное отделение дисперсных народов при любых условиях, так как дисперсное слияние наций является решающим и необратимым. Лишь фашистским насилием над людьми можно превратить дисперсную нацию в территориально-компактную. Остается сделать вывод о невозможности самоопределения дисперсной нации и национальности?
Между тем, самоопределение наций как политический фактор исчезает из общественной жизни вслед за полным исчезновением классов и порождаемого ими материального неравенства, вслед за полным исчезновением национальных отношений как одной из арен классовой борьбы, вслед за полным исчезновением наций и остаточности былых этносических общностей.
Таким образом, с исчезновением возможности самоопределения, понимаемого как государственное отделение, нация и национальные отношения не исчезают. Поэтому не может исчезнуть потребность и право на самоопределение, единственно правильно понимаемое как право на политическое отделение. Но все же, может быть, самоопределение дисперсной нации, понимаемое как государственное отделение, отпадет именно потому, что дисперсность нации есть данность и показатель полного и окончательного, объективного самой логикой жизни утвержденного решения национального вопроса?
Принимать вступление нации в дисперсный этап своего развития за решение национального вопроса, за якобы исчезновение его поэтому с арены политической борьбы и на этом основании лишать нацию права на национальное самоопределение вплоть до политического (государственного) отделения – это значит становиться в национальном вопросе на позиции сектантства, так как с дисперсностью приходит решающая степень слияния наций, но не полное исчезновение их, а, следовательно, имеется необходимость в решении дисперсного национального вопроса, могущего быть разрешенным только на основе национального самоопределения трудящихся на базе социализма и в соответствующей форме политического отделения.
Классовая потребность в самоопределении как политическом (государственном) отделении нации с ее вступлением в дисперсную форму национального существования не исчезает, а требует лишь адекватной политической формы в полном соответствии с исторически происходящим изменением формы национального существования, то есть переходом от территориально обособленной к дисперсной форме национального бытия совместно с другими народами.
Самоопределение наций с марксистско-ленинской точки зрения, будучи политическим отделением, следовательно, ныне далеко не всегда, не при всех случаях тождественно именно отделению в виде образования самостоятельного государства. Более того, распространение понимания права на самоопределение как права на отделение в виде образования самостоятельного государства с точки зрения пролетарской, с точки зрения марксистско-ленинской теории, соответствующей современным условиям, с точки зрения нового этапа развития многих наций может означать в определенных случаях (а именно когда идет речь о нации дисперсной или вступающей в дисперсный этап своей национальной жизни) только реакцию.
Утверждение права на самоопределение как права на образование самостоятельного государства приобретает реакционное содержание во всех случаях, когда отделение в территориально-государственной или в территориально-административной форме навязывается народу, вступившему на путь дисперсного развития совместно с другими нациями или, особенно, народу, уже вступившему в дисперсный этап национального существования.
Реакционной явилась бы подобная политика и в условиях социализма, так как объективно она означала бы искусственную попытку этносического регресса (перехода от передовой дисперсной к исторически прежней, территориальной форме существования нации) и сдерживала бы национальное развитие трудящихся в интернациональном направлении и данной нации, и всех сожительствующих наций.
Право наций на самоопределение вплоть до политического (государственного) отделения при вступлении наций в дисперсный этап национального существования и особенно на путь совместного дисперсного развития означает самоопределение внутринациональное, внутригосударственное – самоопределение в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
Право наций на самоопределение сегодня означает право наций на политическое отделение в виде образования самостоятельных государств и внутригосударственных административных единиц — для территориально консолидированных или консолидирующихся наций или в общественно-государственных, то есть внутригосударственных формах – для наций дисперсных.
Таким образом, и на новом историческом этапе социально и национального развития народов незыблем ленинский принцип самоопределения наций как права наций на политическое отделение вплоть до государственного отделения. Повторим: для наций, существующих в территориальной форме, он означает государственно-территориальное отделение, а для наций, существующих в дисперсной форме, – общественно-государственной, то есть в форме бестерриториального политического отделения, политического отделения без отделения территориального, политического отделения в рамках сросшейся национальной территории дисперсно сожительствующих наций.
Отрицание права на самоопределение дисперсных народов вплоть до образования общественно-государственных форм национально-политического суверенитета означало бы сегодня отход от ленинского интернационалистского принципа самоопределения наций в его применении к современным национальным условиям, означало бы уклон в сторону политики социал-шовинизма, рождало бы дисперсный национализм, сдерживало бы совместную борьбу народов за ликвидацию империализма, за движение к социализму и коммунизму.
В свое время компартия США исходила из права негров на самоопределение, имея в виду их право на государственное отделение. Однако, это были политика и лозунг, не учитывавшие форму национальной жизни негритянских трудящихся и негритянского населения США вообще. Специфика этносической общности негритянского народа США заключается в том, что негры по конкретным историческим и социально-экономическим причинам капитализма в решающей степени слились с другими народами и другие народы североамериканского континента слились с неграми в рамках единого капиталистического государства в единую нацию. Слились необратимо, то есть социально-экономически, территориально, политически, в значительной степени культурно и психологически и вступили в дисперсный этап своего национального существования. Отсюда нереальность, мифичность, субъективность и реакционность требования национального самоопределения негров в виде образования самостоятельного государства, годящегося для нации территориально обособленной и не слитой в решающей, необратимой степени с другими народами в единую этносическую общность высшего порядка.
Такая политика, если бы она могла быть реализована, породила бы лишь социальный и национальный регресс негритянского и всех других сожительствующих народов, находящихся в дисперсной стадии национального развития, и неминуемо, как и всякая реакционная политика, вызвала бы общественную напряженность и политические катаклизмы. Лозунг самоопределения в виде государственного отделения звал бы негров в их историческое прошлое, в которое невозможно было заглянуть без ужаса. Такие политика и лозунг отрывали бы негритянских трудящихся от североамериканского пролетариата, единственно способного в союзе с ними революционным путем разрешить национальные и социальные проблемы негритянских трудящихся. Такое самоопределение не было бы принято негритянскими трудящимися массами, отрицательно сказалось бы на эффективности национальной политики компартии США вообще. Это была сектантская национальная политика, не принятая массами, а вслед за ними и компартией.
Ныне коммунисты США осознали свою оплошность и… практически сняли в своей национальной программе лозунг национального самоопределения негров, правильно понимаемого ими как национально-государственное отделение. Самоопределение негров как политическое (государственное) отделение было заменено на политику социального освобождения негритянских трудящихся, как и трудящихся всех других национальностей, и общедемократическими требованиями решения национального вопроса, без выдвижения негритянского национального политического лозунга. Однако и такой подход неправомерен.
Факт слияния негритянского населения США с населением других национальностей в единую нацию высшего порядка – североамериканскую нацию не означает полного исчезновения негритянской национальности, ее специфических интересов и самосознания. Став по известным историческим причинам дисперсной этносической общностью, негры США не решили всех своих специфических национальных проблем и не потеряли национальных особенностей, что требует выдвижения, помимо общей, специфической негритянской политики. Компартия же США с одной сектантской позиции в национальном вопросе перешла на другую, столь же сектантскую, так как ею практически был снят с повестки дня негритянский национальный лозунг, отнюдь не тождественный социальному, хотя и определяемый им. Тем самым компартия США затрудняет, если не делает невозможным, решительное привлечение на сторону североамериканского пролетариата негритянского демократического и революционного движения против американского империализма, затрудняет формирование интернационального единства пролетариата США.
Привлечение на сторону пролетариата негритянского революционного национально-освободительного движения в максимальной степени обеспечивает возврат к ясному ленинскому принципу национального самоопределения вплоть до политического отделения, возможного для дисперсной нации, каковой является негритянский народ США, не в территориальной, а в общественно-государственной форме национального суверенитета. Решительное выдвижение такого лозунга, его интенсивная пропаганда в связи с конкретными социальными проблемами сегодняшнего дня, бескомпромиссная борьба с шовинистическими попытками его устранения или искажения, изыскание специфически американских форм обеспечения общественно-государственного самоопределения и суверенитета дисперсных народов способны активно привлечь на сторону пролетариата в борьбе с властью монополий не только негритянский рабочий класс, но и все национально-освободительное демократическое антиимпериалистическое (мексиканское и другое движение), слить их революционную энергию в пролетарской революции.
Равноправное участие трудящихся негритянской национальности, как и представителей других национальных групп, в одной из палат законодательного органа США с правом «вето» для их депутатской группы по всем вопросам, затрагивающим интересы негритянских трудящихся, и полная самодеятельность в специфических национальных вопросах негритянских демократических и революционных общественных организаций, гарантированная общенациональным государством, – вот конкретная программа национального самоопределения негров США, означающая их политическое самоопределение, максимально возможную степень их политического (внутригосударственного) отделения в специфических национальных условий США, программа, соответствующая и способствующая выполнению главной задачи – социальному освобождению негритянских трудящихся, как и всех трудящихся североамериканской нации. Только так, в единстве национального и интернационального, может выглядеть марксистское утверждение «власти черных».
Американские коммунисты вплотную подошли к пониманию того, что верность ленинскому лозунгу самоопределения, отождествляемому только с правом наций на образование самостоятельного государства, выдвинутого в свое время в условиях, отличных от нынешних условий в США, то есть в условиях господства в России и многих других странах территориальных форм национального существования, на деле оборачивается в США отходом от ленинского принципа самоопределения народов, а именно тогда, когда народы вступили в дисперсный этап своего национального бытия, определенно и окончательно самоопределившись на пути слияния с другими народами в единую нацию, и в решающей степени осуществили это слияние под влиянием конкретных исторических и социально-экономических факторов, не утеряв пока в силу тех же факторов определенную степень национальных особенностей.
Коммунистам США повезло в национальном вопросе: они подводят пролетариат к социалистической революции в условиях, когда национальные (этносические) предпосылки социализма несравненно более развиты, чем в России к моменту Великой Октябрьской социалистической революции, то есть в условиях дисперсного слияния наций. Эти условия облегчают задачу слияния социального движения трудящихся всех наций и национальностей (9) в единый антиимпериалистический поток, облегчают и последующую задачу социалистического и коммунистического строительства. Однако эти условия требуют и специфического применения марксистско-ленинских принципов в национальном вопросе.
Самоопределение – не разовый (раз навсегда) политический акт народного волеизъявления, а постоянное политическое состояние нации вплоть до ее полного слияния с другими нациями в новую историческую общность более высокого порядка. В процессе изменения социально-экономических условий, предопределяющих смену видов национального существования, закономерное проявление самоопределения — смена политических форм национального суверенитета.
В условиях СССР это: замена низших форм территориально-государственных национальных образований на более высокие (например, автономной области на автономную республику, автономной республики на высшую территориально-государственную форму национального суверенитета и сожительства социалистических наций – союзную социалистическую республику); это будущая постепенная смена территориально-государственных форм самоопределения и суверенитета наций общественно-государственными формами по мере вступления советских наций в дисперсный этап существования и сожительства на пути
от советской многонациональной социалистической общности к советской социалистической (коммунистической) нации.

V.

О ДОБРОВОЛЬНОЙ АССИМИЛЯЦИИ ДОБРОВОЛЬНЫХ
АССИМИЛЯТОРОВ

Существуют ошибочные представления в отношении тенденций развития социалистической национальной демократии. Говоря о планировании национальной демократии социализма, некоторые из них нельзя обойти вниманием. Это, например, утверждение, что национальное развитие и слияние наций пойдет только в русле совершенствования существующей национальной государственности и исчерпывания ее возможностей в коммунистическом строительстве.
В свете изложенного в предыдущих разделах «Тезисов», данное представление о судьбах социалистической национальной демократии в СССР односторонне, ограниченно, не учитывает важнейший процесс в национальной жизни и национальных отношениях, рожденный достижениями социализма в социально-экономической и других областях, – процесс дисперсизации советских народов при их слиянии в советскую социалистическую общность (советский народ). Не учитывается тот факт, что слияние советских народов происходит не только социально-экономическое, культурное и прочее, но и по линии этносического вида бытия, каковым является социалистическая дисперсность – этносическая предтеча единой советской социалистической (коммунистической) нации.
Рассматриваемое ошибочное утверждение способно оказать сдерживающее влияние на возникновение и развитие общественно-государственных форм социалистической национальной демократии, наиболее соответствующих предкоммунизму и по мере дисперсизации наций максимально обеспечивающих развитие социалистических национальных отношений в направлении полного слияния наций.
Второе из ошибочных представлений о путях развития национальных отношений в СССР и социалистической национальной демократии – так называемая «добровольная ассимиляция» наций – представляет особую опасность для подлинно социалистического планирования национальной демократии, так как противоречит интернациональным основам политики КПСС.
В существующей теории и политической практике социализма в национальном вопросе прослеживается тенденция принимать дисперсность социалистической нации, особенно немногочисленной, за факт ее ассимиляции, понимаемой как растворение данной нации внутри другой или других наций и как бы списывать ее со счета при планировании развития социалистической национальной демократии как политический фактор, не достойный серьезного внимания. Однако социалистическая дисперсность означает не свершившийся факт ассимиляции нации, а лишь высший этап на пути к полной взаимоассимиляции.
Выше отмечалось, что дисперсность не означает исчезновение национального самосознания, а, следовательно, и снятия с повестки дня его учета в политике и вообще в политической надстройке социализма. Дисперсность нации означает последний этап ее существования перед окончательной взаимоассимиляцией сожительствующих наций, высший этап национального развития, при котором интернациональное становится существом нации (в том смысле, что полностью сливаются основы наций – социальная и экономическая жизнь, территория, государство и т.д.), но это не сопровождается сразу полным «исчезновением», так как сохраняются определенные национальные особенности. Дисперсность, не являясь фактом завершившегося процесса ассимиляции, многократно ускоряет его, но ассимиляция станет фактом лишь после исчезновения дисперсной формы национального существования, с полным слиянием наций
Из всего сказанного вытекает необходимость национального самоопределения в политических формах и дисперсных народов. Отсутствие должного учета названного обстоятельства в политической практике, естественно, неминуемо стимулирует национализм и шовинизм. Таким образом, принятие вступления нации в дисперсный этап своего развития, принятие ее прихода к дисперсной форме национального существования за свершившуюся ассимиляцию данной нации – теоретическая ошибка, влекущая негативные явления в национальной политике социализма.
В вопросе национальной ассимиляции напутано немало, что может отрицательно сказаться на выработке, планировании и проведении национальной политики на период перехода от социализма к коммунизму. Известна ленинская постановка вопроса об ассимиляции наций. Он видел в ней, с одной стороны, объективную прогрессивную тенденцию капитализма, многократно усиливаемую социалистическим способом производства и затрагивающую все без исключения народы, а с другой стороны – реакционную ассимиляторскую политику эксплуататорского класса господствующей нации в отношении инонациональных трудящихся, политику, препятствующую ассимиляции. И иной ассимиляции в природе не существует.
К сожалению, нашлись «открыватели», помимо ассимиляции как объективной тенденции в национальных отношениях и помимо ассимиляции как империалистической политики, еще одной, третьей разновидности ассимиляции – так называемой «добровольной» ассимиляции, присущей, якобы, социализму и являющейся, как мы увидим ниже, ничем иным, как разновидностью, в худшем случае, той же самой ассимиляторской политики, в лучшем – отражением в «марксистских» головах иллюзий обыкновенных буржуа, отчаявшихся разрешить свой, буржуазный национальный вопрос и уповающих на то, что все образумится само собой и цель ассимиляторской политики будет достигнута не вопреки сопротивлению националов, а … добровольно.
Кое-кто пошел еще дальше, противопоставляя национальную политику империализма и социализма как соответственно «насильственную» и «добровольную» ассимиляцию. Однако между «насильственной» и «добровольной» ассимиляцией классового водораздела нет. Это два метода одной и той же ассимиляторской политики империализма: один метод – откровенное насилие, другой – насилие, прикрытое буржуазным лицемерием, буржуазной «заботой» об интересах угнетаемых наций. И это последний метод пытаются навязать или приписать политике КПСС!
Но, может быть, при социализме «добровольная» ассимиляция все же имеет иную сущность, иной смысл? Отнюдь нет. Говоря о добровольной ассимиляции, ни один автор, утверждающий ее, не относит этот «тип» ассимиляции ко всем советским народам. Утверждается, что лишь ряд народов СССР встали на путь «добровольной» ассимиляции (в отличие, что ли, от большинства других народов СССР, идущих по пути национального развития, национальной консолидации и якобы не ассимилирующихся?). В этом делении советских народов на добровольно ассимилирующихся и не ассимилирующихся уже заложена добротная порция шовинизма, чреватого и ответным национализмом. В этом и искажение нашей социалистической действительности, в которой происходит как национальное развитие, так и взаимоассимиляция всех, а не только некоторых советских наций и национальностей.
Как понять «добровольно» ассимилирующиеся народы? Как народы, трудящиеся которых во всей своей массе уже осознали сегодня, сейчас, в условиях социализма с его временно сохраняющимся материальным неравенством, социальную и иную выгоду слияния наций, то есть как народы, каждый представитель которых имеет уже сегодня, при социализме, коммунистическое сознание в национальном аспекте своего мировоззрения? Ясно, что таких народов пока нет, и к такому состоянию, когда каждый советский человек любой национальности будет иметь коммунистическое мировоззрение в целом и в национальном аспекте в частности, весь советский народ придет одновременно, ибо это будет означать коммунизм и случится лишь при коммунизме, к которому советская общность придет не частями, в том числе национальными, а все вместе. Тем самым утверждение пути добровольной ассимиляции, на который якобы встали некоторые народы СССР в отличие от других народов, выглядит как неравное, повышенное, левацкое и нереальное требование к отдельным народам СССР, как утверждение, не имеющее ничего общего ни с действительностью, ни с марксизмом-ленинизмом, то есть как теоретическая попытка утверждения все той же ассимиляторской политики в адрес некоторых народов, как шовинистический уклон в национальной теории.
Несостоятельна попытка отдельных теоретиков, понявших несоответствие марксизму-ленинизму утверждения «добровольной ассимиляции» некоторых народов СССР, представить ее как тождество понятия «сближение наций», то есть, подменив существо вопроса терминологией, выручить «добровольную ассимиляцию». Но «добровольная ассимиляция» — не сближение наций, ибо сближение обоюдно, а «добровольная ассимиляция – нет и ибо «добровольная ассимиляция в силу ее ассимиляторской сущности отдаляет, а не сближает народы.
«Добровольная» ассимиляция, якобы присущая социализму, есть попытка протащить в нашу практику ассимиляторскую политику, есть проникновение в нашу теорию, в нашу идеологию и в нашу марксистско-ленинскую национальную политику буржуазной шовинистической идеи. «Добровольная» ассимиляция, на путь которой якобы встали отдельные народы СССР, – идеологическая диверсия против дружбы народов, хотя и является идеей доморощенной, не имеющей, однако, ничего общего с реально существующей объективной тенденцией сближения и слияния наций и соответствующей политикой социализма, и, наоборот, противоречащей ей.
Эта политика должна правильно учитывать объективные процессы свободного национального развития и сближения всех народов, простор коим открывает социалистический социально-экономический и общественно-политический строй и марксистско-ленинское мировоззрение.
Ошибочное утверждение «добровольной» ассимиляции как якобы возможного пути слияния наций при социализме базируется, видимо, на следующих неверно осмысливаемых жизненных обстоятельствах:
1. На неравномерности и разнотемповости процессов развития, сближения и слияния различных наций и национальностей, что обусловлено рядом социально-экономических, политических, исторических причин, в том числе
зависимых и от форм национального существования (территориально компактной или дисперсной);
2. На различии, порой значительном, в доле инонационального (интернационального), принимаемого разными нациями в процессе их сближения.
Имеющие место в действительности указанные два обстоятельства порождают впечатление о якобы ассимиляции некоторых наций в смысле их растворения в другой нации. Следует указать, что ассимиляция как объективная тенденция сближения наций, в отличие от ассимиляторской политики, в том числе и ее разновидности – «добровольной» ассимиляции, не может быть односторонней. Ассимиляция одной нации всегда одновременно является ассимиляцией другой нации, то есть ассимиляция как реально существующая объективная тенденция к интернационализации общественной жизни всегда взаимна, всегда выступает как взаимоассимиляция.
И дисперсная форма национальной жизни никогда не означает односторонней ассимиляции, тем более свершившейся. Она – этап взаимоассимиляции наций. Результатом такой ассимиляции всегда, хотя и по-разному, является новая общность более высокого порядка, масштабно и качественно отличная от обоих первоначальных общностей, вбирающая в себя все интернационально ценное из обоих первоначальных общностей. Политика же империализма всегда устремлена к односторонней ассимиляции, то есть ассимиляции одной нации другой, угнетаемой нации угнетающей, и никогда ее не достигает, лишь усиливая своей ассимиляторской политикой и без того огромные страдания эксплуатируемых масс и революционизируя их.
Разумеется, степень восприятия одной нацией интернационально ценного в другой нации при их взаимоассимиляции весьма различна, зависит от численности взаимоассимилирующихся наций, от длительности их исторического национального развития и масштаба выработанных на этом пути интернациональных ценностей, от социально-экономического строя, от уровня развития экономики и культуры, от форм национального существования взаимоассимилирующихся народов и т.д. Однако, при любой степени восприятия той или иной ассимилирующейся нацией инонациональных интернациональных ценностей объективный процесс ассимиляции всегда взаимен, всегда выгоден трудящимся всех взаимоассимилирующихся наций, всегда ведет их по пути сближения и в конечном счете слияния в новую общность более высокого порядка, не являющуюся плодом развития только какой-нибудь одной из взаимоассимилирующихся наций. Поэтому утверждение ассимиляции некоторых наций как растворения в других нациях, хотя бы и «добровольного», выглядит как абсурд с точки зрения объективной тенденции к ассимиляции всех без исключения наций и как теоретическая предпосылка политики ассимиляции, противоречащей этой объективной тенденции.
Утверждение «добровольной» ассимиляции как якобы одного из социалистических путей сближения наций порождает национальную исключительность в идеологии, исключительность больших наций по отношению к малым, наций, живущих в государственно-территориальной форме, по отношению к нациям дисперсным и т.д., то есть порождает традиционный шовинизм, но утонченный и трудно распознаваемый из-за своей лжемарксистско-ленинской оболочки, а потому и особенно опасный для подлинно марксистско-ленинской национальной политики. Утверждение «добровольной» ассимиляции противоречит объективной тенденции ассимиляции всех наций, порождает национализм, стремление к ограждению своих национальных ценностей от политики ассимиляции, разновидностью которой является ассимиляция «добровольная».
Где же водораздел между ассимиляцией наций капитализмом и социализмом, если он проходит не по линии противоположности насильственной и «добровольной» ассимиляции? Отличие социалистической ассимиляции наций от капиталистической состоит в том, что ассимиляция как объективная тенденция общественного развития протекает при социализме для всех наций свободно от политики ассимиляции и по этой причине, а также по социально-экономическим и другим причинам — ускоренно и с полным использованием всего интернационально ценного в каждой нации трудящимися всех взаимоассимилирующихся наций.
Социализм отвергает политику односторонней ассимиляции, заменяя ее политикой взаимоассимиляции всех наций, полностью соответствующей объективной тенденции общественного, в том числе национального, развития и слияния наций. Капитализм же не может существовать без политики разделяющей народы односторонней и насильственной национальной ассимиляции, противоречащей объективной тенденции всеобщей взаимоассимиляции наций.
Итак, ни разнотемповость и неравномерность процессов сближения и слияния различных наций и национальностей, ни разномасштабность восприятия интернациональных элементов одной нацией у другой не есть ассимиляция одних наций другими. Национальная ассимиляция социализма всеобща, взаимна, свободна, ускоренна. Это ее объективные качества, позволяющие социализму успешно противостоять шовинистическим утверждениям вроде утверждений «добровольной» ассимиляции, на путь которой якобы уже встали некоторые народы СССР в отличие от других народов. Нелишне представить себе, что произойдет, если путь «добровольной» ассимиляции будет провозглашен теоретиками не только в отношении некоторых, а всех нерусских народов СССР. Перед нами предстанет великолепная картина расцвета махрового великорусского шовинизма, возрожденного открывателями «социалистического» пути решения национального вопроса, называемого «добровольной» ассимиляцией. Насколько противоречит такой подход существующей национальной теории и политической практике КПСС – ясно. Поражает лишь живучесть мелкобуржуазной левацкой теорийки «добровольной» ассимиляции и практически отсутствие должного отпора ей.
Добровольной ассимиляции нет. Есть добровольное проведение в социализм политики ассимиляции. Есть добровольная ассимиляция как растворение теоретических представлений некоторых «марксистов» в буржуазной ассимиляторской политике. Есть добровольная ассимиляция добровольных ассимиляторов в буржуазном ассимиляторстве.

VI.

СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК ИЛИ СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ (КОММУНИСТИЧЕСКИЙ)
СОЮЗ

Раскрытый КПСС диалектический путь развития национальных отношений в СССР – путь свободного развития и расцвета всех наций и национальностей, их дальнейшего сближения и в конечном итоге слияния – позволяет осуществлять и планировать подлинно марксистско-ленинскую политику, планировать и строить подлинно социалистическую национальную демократию. Куда идет национальное развитие в СССР? Каким будет итог сближения наций? И национальное развитие социалистических народов СССР, и их сближение ведут к слиянию наций в единую социалистическую и – на первоначальном этапе коммунизма – в коммунистическую общность, затем – в советскую коммунистическую нацию на зрелой стадии коммунизма.
Можно предвидеть также, что консолидация коммунистической общности, сохраняющей некоторую степень национальных различий, в коммунистическую нацию будет идти параллельно с процессом консолидации ее (а затем и коммунистической нации) вместе с другими коммунистическими общностями и нациями в межнациональные коммунистические регионы и, в конечном итоге – в мировую коммунистическую многонациональную всеобщность как начальный этап полностью слитого социально-экономически, этносически и во всех других отношениях коммунистического человечества.
Союз Советских Социалистических Республик как территориально-государственная форма, обеспечившая, с одной стороны, национальный суверенитет, с другой стороны, совместное социалистическое развитие и сближение народов бывшей царской России, создал ту политическую основу, в том числе национально-политическую, которая позволила трудящимся всех народов, образовавших СССР, перейти от капиталистического, феодального, а порой даже племенного общественного строя к развитому, полному социализму и приступить к строительству коммунистического общества.
Являясь политической основой строительства новых общественных отношений, надстройка СССР, как и всякая другая надстройка, должна находится в постоянном развитии, вытекающем из развития социалистического базиса. Конечный путь развития социалистического базиса – коммунизм, то есть качественный скачек в количественном развитии социалистического базиса. Будет ли соответствовать коммунистическому базису сегодняшняя надстройка социализма – СССР? Означает ли качественный скачек в развитии социализма – коммунизм – необходимость качественного скачка в развитии надстройки социализма? Если да, то каково качественное отличие национальной стороны политической надстройки социализма и коммунизма в нашей стране?
Судьба СССР – величайшего орудия социалистического строительства и стимулятора национального и интернационального социалистического развития трудящихся, совершеннейшей формы многонационального социалистического государства, общей территориально-государственной формы суверенитета и единства социалистических наций – превратиться в единую коммунистическую государственность сливающихся в коммунистическую общность трудящихся всех национальностей, стать коммунистической государственностью полностью сформировавшейся новой общности развитого коммунизма – советского народа, а затем советской коммунистической нации.
Советский народ как новая, высшая историческая общность советских людей разных национальностей начала формироваться уже в период строительства социализма, складывается и ускоренно развивается на этапе перехода к коммунизму и завершит свое формирование в коммунизме полным слиянием советских социалистических наций и национальностей. Поэтому уже при социализме государственная надстройка и надстройка вообще не может не отразить этот важный процесс, ведущий к коммунистической государственности.
В области этносической переход от социализма к зрелому коммунизму будет сопровождаться и обеспечиваться расцветом дисперсной формы национальной жизни, ускорением процесса слияния наций и соответствующей эволюцией от социалистической федерации через общественно-государственную форму национального суверенитета и сожительства полностью сливающихся наций к единой коммунистической государственности зрелого коммунизма, для отмирания которой нужны не только внутренние но и внешние условия.
Переход СССР в государственность грядущего коммунизма постепенен. Сегодня СССР далеко не исчерпал своей роли решающего орудия коммунистического строительства. Но вместе с тем уже начался процесс его перерастания в новый, высший, исторически последний тип государства – коммунистическую государственность. Особенности национальных отношений в СССР на современном этапе и наметившиеся тенденции в их развитии, а именно прежде всего предстоящая решающая степень слияния наций, в том числе слияние территорий, в частности, в результате процесса дисперсизации, позволяет утверждать необходимость переходной формы от СССР к коммунистической государственности советского народа. Эта форма будет общественно-государственной формой национального и интернационального развития советских людей всех национальностей, отражающей их слияние во всех решающих областях национальной жизни при временно сохраняющихся, но все уменьшающихся национальных различиях. Это будет уже не Союз Советских Социалистических Республик, так как республики неминуемо сольются в единое коммунистическое государство (процесс этот уже успел привести, как отмечено XXIV съездом _
КПСС, к утере прежнего значения межреспубликанских границ и к росту многонациональности советских республик). Это будет Советский Социалистический Союз (10) трудящихся единого советского народа – слитка всех образовавших его национальностей.
Советский Социалистический (Коммунистический) Союз специфическая для советского народа общественно-государственная форма социалистической национальной демократии, специфическая социалистическая демократия впервые в мире складывающейся коммунистической общности – советского народа. Практика иных многонациональных стран может породить свои специфические формы социалистической демократии дисперсно единых народов. Но общие закономерности, присущие любым социалистическим общественно-государственным формам демократии дисперсно единых многонациональных народов, будут действовать впервые в Советском Социалистическом (Коммунистическом) Союзе, если новейшая история в скором времени не породит других социалистических национальных демократий на базе социалистических революций во многонациональных капиталистических государствах, в которых процесс дисперсизации наций и их слияния в единую нацию высшего порядка ушел дальше, чем в СССР, и если в СССР социалистическое развитие в коммунизм не претерпит каких либо катаклизмов внешнего, внутреннего или того и другого вместе происхождения.
Не исключено также, что общественно-государственные формы национальной демократии расцветут раньше все же в других многонациональных социалистических странах, если темпы социально-экономического развития и дисперсизации наций в них пойдут более быстрым темпом, чем в СССР, особенно в случае более высокого исходного уровня экономического и этносического развития.
В любом случае советский народ, дав миру образец социалистической национальной демократии в территориально-государственной форме в виде высшего ее типа – советской социалистической союзной республики, образец дружбы и единства социалистических народов в виде высшего типа федерации – социалистической союзной федерации (СССР), даст миру рано или поздно и образец социалистической демократии на ее высшем, предкоммунистическом этапе развития или сразу образец национальной демократии первоначального коммунизма, характерный с национальной точки зрения решающей степенью слияния наций на их последнем, дисперсном этапе существования.
Советский Социалистический (Коммунистический) Союз неминуемо, закономерно сменит Союз Советских Социалистических Республик, что явится новым успехом политического творчества советского многонационального народа и его Коммунистической партии, ознаменует новый, высший этап социалистической национальной демократии, непосредственно готовящий начало народного самоуправления зрелого коммунизма.
Совпадет ли начало коммунизма в СССР с переходом от территориально-государственных форм национального суверенитета и единства наций к господству общественно-государственных форм или не совпадет по тем или иным объективным или субъективным причинам, но важно то, что общественно-государственная форма национального суверенитета и единства наций закономерно соответствует предкоммунистическому этапу социализма и первому этапу коммунизма и будет постепенно изживать себя в зрелом коммунизме, ибо развитый коммунизм, будь то в масштабах государства, будь то в региональном или мировом масштабе, экономически невозможен без полного слияния всех сколько-нибудь существенных сторон наций, в том числе полного единения форм национальной жизни, в единое общество.
Господство дисперсных форм национальной и одновременно интернациональной жизни и, как следствие, общественно-государственных национально-политических форм – закономерность развитого социализма, особенно непосредственно предкоммунистического его этапа, ибо в иной форме затруднено достижение необходимой для строительства материально-технической базы коммунизма и коммунистических общественных отношений степени слияния наций. Однако в конкретных условиях СССР по внутриисторическим и внешним причинам не исключены меньшие темпы дисперсизации наций и развития общественно-государственных национально-политических форм по сравнению с темпами социально-экономического развития на пути к коммунизму.
Итак, на завершающем, предкоммунистическом этапе социализма или на первоначальном этапе коммунизма Союз Советских Социалистических республик в силу всеобщего перехода наций в дисперсный этап национальной жизни, обусловленного социально-экономическим развитием социализма в коммунизм, полностью исчерпает свою роль обеспечения национального суверенитета и единства советских социалистических наций и национальностей, станет историческим памятником великой эпохи построения социализма и движения к коммунизму первопроходцев подлинной истории человечества – советских людей. Будущее СССР – не союз коммунистических республик, а единая Советская Коммунистическая Республика как органическая часть мировой системы коммунизма, воздвигнутая слившимися трудящимися всех национальностей – советским народом. И подготовит ее эволюция СССР в Советский Социалистический (Коммунистический) Союз трудящихся всех национальностей, сливающихся в единое коммунистическое общество.
Общественно-государственная форма национального существования во многонациональных социалистических государствах означает этап отмирания национальной государственности путем ее слияния в единый многонациональной государственности. Единая национальная государственность включает в себя развитие не только интернационального, но и национального, органически входящего в существо новой, социалистической (коммунистической) общности людей. Общественно-государственная форма означает не только момент процесса отмирания национальной государственности, но и государственности вообще, один из моментов ее перерастания в общественное самоуправление. Переход национальной государственности в общественно-государственную форму национального суверенитета – одна из сторон отмирания социалистической государственности.
Общественно-государственная форма национального суверенитета и единства наций обеспечивает сохранение государственного суверенитета каждой нации в лице единого государства во всех решающих аспектах национальной жизни, слитых у всех наций, и возникновение общественного суверенитета, призванного обеспечивать национальный суверенитет там, где это не сможет сделать единое государство — в сохраняющихся специфических важных, хотя и не решающих, областях национальной жизни.
Что же может представлять собой практически в развитом виде общественно-государственная форма национального суверенитета и сожительства сливающихся социалистических наций в СССР? Как может конкретно происходить развитие в общественно-государственную форму существующей федеративной формы, основанной на территориально-государственной политической системе национального суверенитета и сожительства территориально обособленных наций? Ответы на эти вопросы частично уже даны в предыдущих разделах. Подведем некоторые итоги.
Рожденная Великим Октябрем и развитая в процессе социалистического развития советская форма диктатуры пролетариата и затем – власти трудящихся под руководством рабочего класса столь совершенна, что способна отвечать все новым потребностям, возникающим на протяжении всего этапа строительства коммунизма и могущим возникнуть на протяжении всего этапа развития советского общества до построения мировой коммунистической всеобщности. И когда речь идет о национальной демократии социалистического типа на новом этапе развития социализма – этапа строительства коммунистического общества, на этапе, который в национальном отношении характеризуется высокой степенью слияния сожительствующих наций в результате их единого и быстрого национального и интернационального развития на почве социалистической экономики, социалистических общественных отношений и политического строя, на этапе, который характеризуется постепенным переходом всех наций в завершающую, дисперсную стадию национального развития и национального слияния, — и в данном случае советская форма политической власти трудящихся вполне вбирает в себя общественно-государственную форму национального суверенитета и единства наций сначала наряду, а затем и вместо государственно-территориальной и административно-территориальной форм.
Общественно-государственная форма социалистической национальной демократии дисперсного этапа развития наций может, конечно, иметь в СССР различную конкретную организацию, но основные, обязательные черты такой организации, входящие в сущность общественно-государственной формы, видимо, будут следующими:
1. Наличие избранного всеми желающими представителями данной нации национального общественного органа (совета, комитета и т.д.), символизирующего и реализующего национальный суверенитет в специфически национальных вопросах, осуществляющего единую политику интернационального советского государства во всех национальных вопросах с учетом именно данной национальной специфики и решающего в рамках общегосударственной политики все особые национальные вопросы в соответствии с четко определенной компетенцией (периодические и иные национальные издания на национальном, русском и других языках, вопросы развития специфических сторон национальной культуры и искусства, вопросы изучения национального языка и истории, специфически национальное проведение общегосударственной политики в области национальных отношений, социалистическое регулирование национального самосознания и интернациональное воспитание трудящихся данной национальности, специфические вопросы борьбы с шовинизмом и национализмом, изучение всяких национальных потребностей трудящихся и участие в их удовлетворении под руководством и на основе общих решений единого государства и т.д. и т.п.). Причем все решения должны быть обязательными для проведения в жизнь общими для всех национальностей исполнительными органами в очерченных единым государством рамках на равной для всех национальностей основе и не обязательны (добровольны) для каждого трудящегося данной национальности, который вправе воспользоваться как национальным решением, так и существующим общим интернациональным положением.
2. Наличие избранной всеми представителями данной нации группы депутатов (делегатов) как части общегосударственного законодательного органа (например, части Совета национальностей Верховного Совета СССР), органа, осуществляющего равноправное участие трудящихся данной национальности в решении любого общегосударственного вопроса, в том числе общегосударственных вопросов, регулирующих национальные отношения, развитие и слияние наций.
Избранным государственным органом — частью Совета национальностей – может стать, исходя из принципа единства общественной и государственной сторон общественно-государственной формы суверенитета и сожительства социалистических наций, тот же общественный национальный совет, осуществляющий от имени данной нации общественное руководство специфически национальными вопросами и одновременно участвующий в составе законодательной власти от имени данной нации (11) на равноправной основе с другими нациями в решении всех общегосударственных вопросов.
Что означает «на равноправной основе»? Разумеется, не обязательно
равенство количества депутатов в Совете национальностей от всех наций (разночисленность представительства никогда сама по себе не является гарантом равного учета классовых и национальных интересов трудящихся, а в буржуазной демократии она может служить даже совершенной «демократической» ширмой национального угнетения трудящихся не господствующих наций, воздвигаемой путем сговора эксплуататоров разных наций), а обязательно согласие всех национальных частей в Совете Национальностей, то есть право «вето», которое любая национальная часть Совета национальностей имела бы право применить в случаях, когда по ее мнению не учтены интересы представляемых ею трудящихся, в том числе их специфически национальные интересы.
Ясно, что в условиях дисперсного сожительства единых наций невозможно гарантировать национальный суверенитет правом государственного отделения, так как в этих условиях нет и не может быть национальных государств. Право «вето» заменяет государственное отделение, служа гарантом суверенитета нации на дисперсном этапе ее национального развития и слияния с другими нациями.
Несомненно, что практическая надобность в задействовании права «вето» той или иной национальной частью Совета Национальностей не более вероятна, чем осуществление права на государственное отделение той или иной территориально обособленной социалистической нацией при условии правильного руководства национальными отношениями, процессами развития и слияния со стороны нашей партии, правильного проведения в жизнь ленинских принципов национальной политики, а также единства партии.
При дисперсном сожительстве наций национальные части Совета Национальностей Верховного Совета будут представлять не национальные республики или другие национально-территориальные государственные или административные образования, исчезающие в результате процесса дисперсизации именно как национальные образования и становящиеся интернациональными, а дисперсно сожительствующие и полностью сливающиеся в единую коммунистическую общность народы, ставшие в решающей степени и необратимо интернациональными.
Социалистическая республика как территориально-государственная форма социалистической нации (она же в рамках социалистической федерации союзная социалистическая республика), являющаяся высшей территориальной формой национального и интернационального развития
по сравнению с любыми формами автономии, и общественно-государственная форма как бестерриториальная форма национального суверенитета в условиях социализма объективно не могут вступать в противоречие, так как имеют одинаковую социально-политическую сущность, являются проявлением и оформлением лишь специфики вида национального существования – территориально обособленного или дисперсного, предопределенного исторически, и поэтому должны быть совершенно равноправны как в решении общих, интернациональных задач, так и в самостоятельном решении специфических национальных вопросов.
В условиях различия видов существования социалистических народов, сливающихся в рамках единого государства в коммунистическую общность, и, естественно, в условиях различия политических форм национального суверенитета и сожительства наций (территориально-государственной и общественно-государственной), в Совете национальностей может осуществляться равноправное и полноправное участие как территориально-государственных и территориально-административных национальных образований, так и общественно-государственных форм национального самоопределения дисперсных народов.
Торможение развития общественно-государственных форм социалистической национальной демократии для дисперсных народов или отказ в их политическом равноправии с государственно-территориальными формами, в том числе высшими, откладывание участия общественно-государственных форм в политической жизни социалистического общества то тех пор, пока все нации, обладающие своими территориально-государственными и административными образованиями, не придут к этапу дисперсного сожительства, означало бы фактически нарушение принципа равноправия социалистических наций, проведение которого в жизнь, с марксистско-ленинской точки зрения, не должно зависеть от специфики наций, в том числе и специфики, заключающейся в форме национального существования – территориальной или дисперсной.
Теперь о соотношении территориальных и бестерриториальных форм национального суверенитета в эволюции одной нации, постепенно меняющей в процессе социалистического развития территориальную форму существования на дисперсную.
Национальное самосознание человека, как правило, не растворяется в параллельно развивающемся самосознании другой сожительствующей нации, а сливается с ним в национальное самосознание более высокой новой исторической общности. С социально-экономическим и политическим развитием социализма национальное сознание и самосознание, несомненно, полностью отомрут (и дисперсная форма национального существования весьма способствует этому), но это произойдет не скоро, на основе полной ликвидации различий в материальном обеспечении жизни человека в мировом масштабе, то есть на основе и после полного построения мировой коммунистической всеобщности.
Объективное вхождение национальности в данную нацию (территориальное, социально-экономическое, политическое, даже культурное и психологическое) еще не означает обязательное соответствие национального самосознания этому факту, с чем реальная национальная политика социализма не может не считаться, поскольку она не может порождать дополнительные условиях для национализма и шовинизма, а, наоборот, должна способствовать их искоренению.
Умаление данного обстоятельства в нашей политической системе, в системе нашей социалистической демократии явилось бы одним из факторов живучести и генерирования местного шовинизма и дисперсного национализма. Это важное обстоятельство, требующее уже сейчас всерьез заняться строительством внутри нашей политической системы социалистической национальной демократии наряду с развитием территориально-государственных и территориально-административных форм также и системы общественно-государственных форм социалистической национальной демократии. Такое строительство в отношении каждой данной нации, чей суверенитет и чье сближение с другими нациями СССР происходят на основе территориально-государственных и территориально-административных форм, должно идти в ногу с развитием процесса дисперсизации данной нации.
Например, суверенитет БССР в любом вопросе, в том числе в национальном, не может распространяться на белоруса, живущего на Камчатке. Но демократически избранный общественный белорусский национальный орган, не нарушая суверенитет РСФСР, наоборот, при ее содействии, вполне может учесть национальные политические, социально-экономические и культурные потребности и камчатского белоруса. Разумеется, этот общественный орган, избранный всеми желающими белорусами СССР, во всех вопросах учета национальной белорусской потребности трудящихся за пределами национальной территории БССР должен работать под эгидой БССР – белорусского национального социалистического государства и белорусской части социалистической федерации (СССР), то есть под эгидой государства, являющегося носителем суверенитета компактно проживающего на национальной территории большинства белорусской нации.
Такое превалирование или примат территориально-государственной формы над общественной формой национального суверенитета – первоначальный этап, первоначальный вид будущей общественно-государственной формы белорусской национальной социалистической демократии, первоначальный этап, отражающий такой период дисперсизации нации в рамках многонациональной социалистической общности, при котором большинство нации еще проживает в пределах национальной территории, но значительная ее часть уже проживает дисперсно за пределами БССР.
С ростом степени дисперсности нации за пределами национальной территории, условно, выше 50% и в условиях значительной степени дисперсизации внутри национальной территории превалирование территориально-государственной формы уже не будет соответствовать форме национального существования в полной мере и с точки зрения как национальной, так и интернациональной требует следующего переходного этапа от территориально-государственной формы к общественно-государственной.
Этот этап требует превалирования общественного национального органа над территориально-государственным образованием и поэтому может отличаться наличием общенационального демократически избранного общественного органа (Совета), под эгидой которого находится и национальная государственность, представленная, в Совете Национальностей Верховного Совета СССР уже не непосредственно, а через свой национальный общественный Совет. Последний представляет в Совете Национальностей Верховного Совета СССР всю данную нацию, в том числе ее диаспору, а не только ее часть, проживающую в пределах национальной территории.
Наконец, с ростом степени дисперсности и в пределах национальной территории, и за ее пределами далеко за 50% возникает вопрос о целесообразности с точки зрения полноты национальной демократии окончательного перехода территориально-государственной формы в общественно-государственную форму национального суверенитета, как более отвечающую национальным и интернациональным интересам развития и слияния наций: национальным интересам – так как происходит полный учет национальных интересов трудящихся не только национального меньшинства, проживающего в пределах национальной территории, но всех представителей данной национальности в пределах всего многонационального социалистического государства; интернациональных – так как национально-государственные рамки уже не мешают соблюдению национального интереса представителей других национальностей, проживающих в пределах бывшей территории данной нации и составляющих большую часть населения.
Разумеется, при конкретном решении вопроса о той или иной форме национального суверенитета и сожительства той или иной нации с другими нациями требуется учет всей совокупности факторов (социально-экономических, политических, исторических, особенностей национального самосознания и т.д. и т.п.), а не только национально-демографического фактора — факта вступления нации в последний перед слиянием всех наций дисперсный этап своего национального развития, а также степени дисперсизации населения данной национальности.
Разумеется также, что выбор форм национального суверенитета происходит не субъективно и не на основе только теоретического, научного изучения тех или иных факторов национальной и интернациональной жизни сливающихся социалистических наций, в том числе переживаемого каждой нацией этапа национальной жизни, формы национального существования, а с учетом национального самосознания и на основе самоопределения нации, являющегося постоянным состоянием нации вплоть до ее полного слияния с другими нациями. Правом выбора суверенной национальной формы, правом самоопределения могут пользоваться только представители данной национальности в пределах и за пределами первоначальной национальной территории в рамках СССР.
Здесь не может быть допущена по существу являющаяся шовинистической аргументация, исходящая только из подсчета количества и процента проживающих на национальной территории и за ее пределами националов и инонационалов. Качественный скачек в самоопределении неминуемо произойдет по мере готовности национального самосознания отразить факт вступления развитой социалистической нации или другой социалистической этносической общности в дисперсный этап своего национального и интернационального развития и по неумолимой логике национального интереса нации, ставшей в решающей степени интернациональной, дисперсной.
Этот скачек в самоопределении будет означать переход к более высокой форме национального суверенитета и сожительства наций, соответствующей высшему этапу социалистического национального развития и сближения наций – дисперсному этапу, переход к форме, способной наиболее полно учесть национальные интересы трудящихся всех наций и во всем масштабе и степени ее слияния с другими нациями, то есть учесть национальные интересы так, как уже не может учесть при всем своем развитии ограниченная территориальными рамками и теряющая национальный характер территориально-государственная форма.
Отдельный вопрос – о дальнейшем развитии национального суверенитета при социализме тех народов, какие имеют не высшую (союзно-республиканскую), а автономную территориально-государственную или территориально-административную форму национального суверенитета и сожительства наций. В среде этих советских народов дисперсность прогрессирует не в меньшей, если не в большей (это вполне объяснимо) степени, чем в среде народов, образовавших союзную государственность.
Возникает вопрос, придут ли эти народы к высшей форме самоопределения наций – общественно-государственной сразу или им необходимо сначала подняться до высшей формы территориального самоопределения – союзной социалистической республики. Есть все основания полагать, что равенство форм социалистического национального самоопределения наступит в СССР не в высшей форме территориально-государственного суверенитета, то есть не в форме союзной социалистической республики, а в высшей форме социалистического национального самоопределения вообще – в общественно-государственной форме национального суверенитета.
Ускоренное социалистическое национальное развитие народов, самоопределившихся в автономных формах, достигнутое на основе братской помощи более передовых наций, приводит к тому, что наступление высшего этапа национального существования (дисперсного) и соответствующей ему высшей формы национального самоопределения (общественно-государственной) у этих народов может быть одновременным с нациями, имеющими ныне свою союзную национальную государственность, или даже более ранним, для чего имеются определенные исторические и социально-экономические предпосылки.
Возникновение в СССР разных территориально-государственных и территориально-административных форм национального суверенитета и сожительства наций – отражение их глубокого фактического неравенства к моменту социалистической революции, доставшегося в наследство России,
становившейся социалистической, и неравенства прежде всего в социально-экономической основе. Именно эта специфика огромного большинства народов бывшей царской России нашла отражение в национально-политической надстройке в виде неравных национально-политических форм.
Многонациональный пролетариат России, поднявшийся на социалистическую революцию и строительство социализма, как руководитель революции и социалистического строительства не мог, не провалив социализма, допустить политическое равенство с мелкокрестьянскими, даже феодальными, порой патриархальными элементами национальных районов, где не было вообще или был предельно малочислен пролетариат, что и отразилось в виде поддержки им неравных форм национального самоопределения.
Пролетариату предстояло решение грандиозной задачи: добиться национально-политического равенства всех этносических общностей России в политически равных национальных формах на основе достижения социально-экономического и культурного равенства всех народов.
Наличие в СССР разнообразных и неравных национально-политических форм (союзных республик, автономных республик, национальных областей и округов) – отражение в политической надстройке как учета национальной специфики вообще, так и прежде всего факта союза многонационального пролетариата России с мелкобуржуазными, порой патриархальными народами национальных окраин, союза под руководством пролетариата передовых наций.
Никакого равноправия пролетариата и крестьянства в политической области, в том числе в области национально-политической, диктатура пролетариата допустить не могла, не поставив под угрозу ликвидации завоевания социалистической революции. Политически не равные национальные территориально-государственные и территориально административные образования явились специфически российской чертой диктатуры пролетариата, руководившей многонациональным крестьянством в строительстве социализма, чертой, какая может быть повторена революциями в других многонациональных странах лишь там, где в рамках многонациональных государств сожительствуют территориально обособленные народы с предельно разными уровнями социально-экономического развития и классовым составом населения.
Предоставление отсталым мелкобуржуазным и патриархальным этносическим общностям России суверенитета в равной национально-политической форме республики способствовало бы их изоляции от пролетариата, могло привести в лучшем случае к свободе классового расслоения в них на основе буржуазных закономерностей, а в худшем – способствовало бы консервации патриархальных, феодальных и прочих элементов, отдалило бы социалистическую перспективу в развитии этих народов и ликвидацию их отсталости, означало бы предательство национальных интересов эксплуатируемых классов в среде данных народов, отдало бы их в пасть контрреволюции, что отлично понимали или чувствовали трудящиеся национальных окраин, именно поэтому самоопределившись в неравных национально-политических формах, покончивших с былым национально-политическим бесправием.
В силу именно социально-экономических, то есть конкретных исторических причин, в силу своих классовых и национальных интересов трудящиеся национальных территорий самоопределились в неравных с более передовыми нациями национально-государственных и административных формах, явившихся национально-политическими формами союза победившего пролетариата с крестьянством. На национальном самоопределении отсталых народов сказывалось уродливое единство общероссийского капиталистического рынка, включавшего в себя национальные районы в качестве внутригосударственных колоний. Самоопределение в неравных национально-политических формах означало принятие мелким производителем национальных окраин руководства со стороны пролетариата России в защите революции и строительстве социализма.
Автономия отсталых народов как оптимально возможная форма национального суверенитета в конкретных исторических условиях России послереволюционного периода с точки зрения интересов трудящихся национальных окраин и интернациональных интересов классовой борьбы российского пролетариата позволила этим народам с помощью пролетариата более передовых наций, прежде всего пролетариата русской нации, идти ускоренным путем непосредственно социалистических преобразований, минуя мучительную стадию буржуазного развития, к ликвидации фактического социально-экономического и культурного неравенства, а следовательно в перспективе и к ликвидации неравенства национально-политических форм. Это был единственно возможный с точки зрения интересов трудящихся отсталых народов путь к ликвидации не только социально-экономического, культурного, но и на этой основе национально-политического неравенства трудящихся отсталых национальных окраин.
Как же быть с политически неравными формами национального суверенитета большого числа советских народов в период зрелого социализма, когда былое социально-экономическое и культурное неравенство навсегда ушло в прошлое? Как быть с политически неравными формами национально-государственной и национально-административной демократии особенно тогда, когда процесс ликвидации фактического отставания ряда народов завершится полностью? Как отразится это величайшее историческое завоевание социализма на национально-политических формах суверенитета и сожительства наций?
Социализм и руководство всеми сторонами общественной жизни со стороны коммунистической партии гарантирует при условии правильной марксистско-ленинской политики фактическое политическое равноправие любой нации, учет любых, в том числе национально-политических интересов трудящихся всех наций, включая те из них, которые в свое время самоопределились и развиваются сегодня в неравных национально-политических формах. Однако и равенство самой национально-политической формы национального самоопределения – немаловажный момент с точки зрения обеспечения равноправия и равенства социалистических наций, с точки зрения развития национальных отношений к слиянию, с точки зрения борьбы с шовинизмом и национализмом, с точки зрения мобилизации творческой активности националов в строительстве нового общества и т.д.
Фактическое равноправие и равенство прежде отсталых наций с передовыми, достигаемое на пути социально-экономического слияния их в развитом социализме, требует, предполагает как залог дальнейшего успешного процесса слияния наций их национально-политическое равенство не только по существу, но и по национально-политической форме, вне каковой оно полностью невозможно (12).
Каков же путь достижения равенства политических форм национального суверенитета для народов, имеющих автономные государственные или административные образования? Преобразование их в союзные республики? Это один из закономерно возможных путей, уже протоптанный историей национальных отношений в СССР: многие в прошлом отсталые народы, самоопределившись первоначально в неравных национально-политических формах, но на базе социализма и интернационального единства с другими народами, перешли на более высокую ступень национальной государственности, в том числе на высшую, союзно-республиканскую ступень, то есть в результате социалистического социально-экономического и национального развития они поднялись к наиболее высокой территориально-государственной форме национального суверенитета, возможной в социалистической федерации.
Однако переход к высшей форме национальной территориальной
государственности возможен и целесообразен не на всех стадиях социалистического развития наций (например, ныне для многих наций такой переход означал бы уменьшение единства, не выгодное ни одной из социалистических наций) и не для всех наций (например, для чрезмерно малых и дисперсных).
Процесс выравнивания социально-экономического и культурного уровня развития отсталых народов путем их ускоренного развития на базе социализма при помощи пролетариата и трудящихся сожительствующих передовых наций предопределил действие и сочетался с действием тенденции ускоренного сближения наций, в результате чего ряд в прошлом отсталых народов сливаются с более передовыми нациями социально-экономически и в других аспектах в такой степени, что образуют социалистическую общность этносического типа не отдельно, а совместно с ранее более передовой нацией, и если такое слияние находит отражение в этносической сфере в виде развития дисперсности данного народа, то в таком случае равенство в области национально-политических форм, отражающее фактическое политическое равноправие трудящихся всех наций и содействующее ему, может наступить, минуя высшую государственно-территориальную форму социалистической национальной
демократии (союзную республику), сразу в высшей форме суверенитета и единства социалистических наций – в общественно-государственной форме социалистической национальной демократии.
В СССР имеют место также этносические общности (социалистические нации), которые изначально сожительствуют дисперсно на части или всей территории СССР (цыгане, евреи, немцы, многочисленные диаспоры зарубежных национальных государств и т.д.). Ясно, что для них равный национальный суверенитет может быть обустроен только в не территориальной, в общественно-государственной форме самоопределения.
Постепенное, в ногу с развитием процесса этносической дисперсизации создание равноправной с территориально-государственными и территориально-административными формами системы общественно-государственных форм национального суверенитета для дисперсных социалистических наций СССР; поэтапный переход к общественно-государственной форме национального суверенитета наций, образующих союзные республики, по мере вызревания соответствующих социально-экономических, демографо-этносических и национально-психологических предпосылок; приход наций, имеющих автономные национальные образования, к равноправным высшим формам национально-политического самоопределения (в одних случаях – первоначально в виде союзных республик, в других – сразу в виде общественно-государственных национально-политических форм в зависимости, в частности, от территориально-обособленной или дисперсной формы национального существования) – путь развития советской социалистической национальной демократии в коммунизм.
Это один из немаловажных факторов обеспечения будущего СССР, прокладывающего человечеству путь в коммунизм. Это один из обязательных аспектов преобразования СССР в Советский Коммунистический Союз трудящихся всех его народов, недостижимого без постоянного совершенствования национальных отношений.

Минск.
1970-72 годы.
—————————————— ——————————————————-

ОТВЕТ ОППОНЕНТАМ ИЗ ИПК.
(Записка)

Комментарии по итогам обсуждения тезисов «К
вопросу о планировании национальной демократии
социализма» в Институте повышения квалификации
преподавателей общественных дисциплин при
Белгосуниверситете имени В.И.Ленина.

«…Безусловная обязанность для марксиста
отстаивать самый решительный и самый
последовательный демократизм во всех
частях национального вопроса».
(В.И.Ленин. ПСС, т.24, стр.132)

31 марта 1977 года в Институте повышения квалификации по поручению Центрального Комитета Коммунистической партии Белоруссии состоялось заседание преподавателей кафедр общественно-политических дисциплин, на котором были кратко обсуждены тезисы «К вопросу о планировании национальной демократии социализма» (далее – «Тезисы»), написанные в 1971-72 годах.
«Тезисы» посвящены развитию национально-политической надстройки социализма, формам национально-политического суверенитета социалистических наций
Автор претендует в «Тезисах», прежде всего, на постановку и теоретическое решение проблемы дисперсных национальных общин («дисперсных наций») как одной из главных проблем дальнейшего развития национальной демократии социализма и коммунистической национальной политики вообще на обозримую перспективу.
При обсуждении «Тезисов» председательствовал тов. Молочко А.Д.
Цель обсуждения, как она была согласована между автором и инициаторами обсуждения, – «обстрелять» сформулированные в «Тезисах» идеи контраргументами на возможно более высоком научном уровне. Итогом обсуждения могли стать либо отказ автора от предложенной концепции развития национально-политической демократии социализма, либо его утверждение в ней и признание оппонентами существенности поставленной проблематики и достаточной эффективности ее теоретического разрешения в «Тезисах».
В процессе обсуждения все оппоненты полностью отвергли не только изложенные в «Тезисах» идеи, но и жизненность самой проблемы самоопределения дисперсно-национальных общин, кроме одного участника обсуждения, который на данный момент своего окончательного мнения не выработал.
Такой итог обсуждения дает основание закрыть вопрос о теоретической и практической значимости «Тезисов», о возможной позитивной их роли в деле совершенствования и развития марксистско-ленинской национальной политики.
Однако такой вывод делать преждевременно. Он не вытекает из содержания обсуждения, так как оппонентами не был высказан ни один аргумент, который не был бы учтен автором при создании «Тезисов» и против которого у автора не было бы существенного возражения. Поэтому в итоге обсуждения «Тезисов» в ИПК позиции автора остались непоколебимыми.
В жизни продолжают возникать достаточно яркие факты, говорящие о существенности в современной действительности дисперсно-общинного фактора как фактора национально-политического и требующего подхода к нему на основе четко творческой национальной теории.
Если ранее, автор ссылался, например, на недооценку со стороны АКЭЛ (Кипр) национального фактора вообще и, в частности, на неучет его дисперсно-общинной специфики и необходимости практических выводов из этой специфики как на одну из существенных причин, облегчивших взрыв империализмом прогрессивной Кипрской республики; если ранее приходилось указывать на отставание наших теоретиков национального вопроса от политической практики коммунистов США, еще не признавших негритянское население своей страны нацией, но уже провозгласивших его право на самоопределение, то есть на политическое отделение (13); если ранее автору приходилось писать об ущербном интернационализме коммунистов Израиля, занявших подлинно интернационалистскую позицию признанием права палестинских арабов на самоопределение вплоть до образования самостоятельного государства, но фактически находящихся одновременно на сионистских позициях чисто «еврейского государства» в результате игнорирования национально-политического самоопределения арабов, дисперсно проживающих на территории собственно Израиля, в рамках израильского государства; если ранее приходилось говорить о факторе дисперсной общинности внутри наций, возникающем не только на национальной, но и на религиозной почве, в применении, например, к Ливану, где недооценка прогрессивными силами борьбы за устроенность отношений мусульманских и христианских общин на подлинно демократической основе облегчило задачу оболванивания и христианских, и мусульманских масс трудящихся, раскола ливанской нации и страны в угоду империализму, сионизму и арабской реакции; если ранее приходилось утверждать, что империализм уже дает нам бой на арене дисперсно-общинных национальных отношений и наносит нам политический ущерб (14), то ныне Компартия Китая выдвинула и начала интенсивно эксплуатировать для достижения своей цели еще одну дисперсно-общинную национальную проблему – проблему хуацяо.
Марксистам-ленинцам пора разработать свою позицию по вопросу дисперсно-общинных наций, чтобы, вступая в борьбу с империализмом, не оказаться вооруженными устаревшим оружием. Это важно не только потому, что империализм, стремясь мобилизовать все возможности в борьбе с подлинным коммунизмом в теории и на практике, уже воюет с нами на поле дисперсно-общинных национальных отношений, и мы, получая шишки, стараемся не замечать этого или наивно отмежевываемся я от этого, но прежде всего потому, что в силу известных причин гигантски ускорился процесс сближения и взаимоассимиляции всех наций и народностей, в том числе и их дисперсизации (15), а это значит, что роль дисперсно-общинного национального фактора в политической жизни будет усиливаться все возрастающими темпами и от исхода сражения за массы в сфере дисперсно-общинных национальных отношений как части национальных отношений вообще будет в немалой степени зависеть успех в борьбе с империализмом.
Автор «Тезисов» полностью согласен с мнением С.Т.Калтахчяна, труд которого «Ленинизм о сущности нации и пути образования интернациональной общности людей» (Московский университет, 2 издание, 1976 год) в данной записке избран жертвой ради удовлетворения цитатных аппетитов оппонентов из ИПК (16): «Хотя слияние наций – далекая перспектива (пусть даже очень далекая), нам нужно знание этой перспективы как ориентира, ибо коммунистам небезразлично, в каком направлении будут развиваться нации и их отношения. Им не все равно: создаются ли оптимальные условия для шагов к научно предвиденной цели или для шагов в сторону, а то и назад от нее!» (стр. 11-12).
Однако проблема отношений дисперсно-общинных наций – проблема не только будущего, но уже и настоящей политической жизни народов.
На взгляд автора «Тезисов», подлинно марксистско-ленинское отношение к дисперсно-общинной национальной проблеме может быть лишь следующим:
1. Дисперсно-национальная община есть общественное явление национальное и одновременно явление национально-специфическое. Дисперсно-национальная община есть качественно иная стадия эволюции всякой сложившейся нации, которая в результате всеобщего исторического процесса взаимоассимиляции наций в решающей степени интернационализировалась, в том числе в территориальном отношении, но сохранила определенную степень этносической специфики (17).
Автор «Тезисов» утверждает, что поскольку в мире господствуют отношения именно национальные, постольку все иные этносические отношения, в том числе дисперсные, имеют политический характер национальных отношений, тоже являются национальными.
Оппоненты из ИПК не согласны включать дисперсно-национальные общины в категорию нации. Однако, например, С.Т.Калтахчян. вплотную подходит к этому выводу: «Раз не будет наций, — пишет он, — то различные особенности в культуре, да и отдельные этнические особенности не будут называться национальными» (стр.404). И против этого трудно возразить. Но раз так, то, следуя логике С.Т.Калтахчяна, пока есть нации, то «различные особенности в культуре, да и отдельные этнические особенности» остаются явлениями национальными.
И против этого тоже трудно возразить. Осталось только констатировать, что дисперсно-национальные общины, как правило, обладают «особенностями в культуре» и всегда обладают отдельными «этническими особенностями», а это делает их, следовательно, общественными явлениями национальными.
Как видим, против оппонентов из ИПК в данном коренном вопросе автор «Тезисов» выступает уже не один, а в союзе с С.Т.Калтахчяном.
2.Так как дисперсно-национальная община есть явление национальное, то к ней применимы все марксистско-ленинские принципы в области теории наций и национальных отношений, прежде всего, право наций на самоопределение вплоть до политического отделения. А так как дисперсно-национальная община есть национальное явление специфическое, качественно новое по сравнению с территориально компактными нациями, то эти принципы применимы лишь в специфической, качественно новой форме, а именно в форме «бестерриториальной», в форме не территориально-государственной или территориально-административной, а в общественно-государственной.
3.Там, где не признается или не реализуется право на самоопределение дисперсно-национальных общин, то есть там, где неполон интернационализм в отношении к ним, там неминуемо пролазит национализм и наносит ущерб социализму. Поэтому реализация права на самоопределение дисперсно-национальной общины для марксистско-ленинской партии обязательна. Оппоненты из ИПК почти единогласно ответили на все это просто: дисперсно-национальной проблемы как проблемы национально-политической … не существует. Уже в силу перечисленных выше примеров из практики политической борьбы должно быть ясно, что такой вывод ставит оппонентов в оригинальную позицию страуса, спрятавшего голову в песок, выставившего все остальное наружу и делающего вид, что не замечает, как по одному элегантному месту пошлепывает всяческая реакция. Вряд ли такая позиция устроит серьезного марксиста-ленинца, понимающего, что национализм сегодня – одно из важнейших политических средств против социализма, уже введенных в действие и на поле дисперсно-общинных национальных отношений.
В данном вопросе – в вопросе существования и самоопределения дисперсно-национальных общин оппоненты из ИПК отстают от советской теоретической мысли, которая уже подходит к этому вопросу. «Тезисы» писались в 1970-72 годах. Первая (и пока последняя) «дискуссия» по ним – в ИПК – состоялась в марте 1977 года. А в 1976 году С.Т.Калтахчян опубликовал уже 2-е издание названного выше труда, в котором, в отличие от оппонентов из ИПК, дисперсно-общинную национальную проблему замечает: «То, что исторические традиции, религиозные и государственные связи еще долго могут довлеть над национальным самосознанием, наиболее отчетливо можно видеть на примере хорватов и сербов, республики которых территориально составляют продолжение друг друга, а экономическая общность их в составе современной социалистической Югославии неоспорима. Наконец, сербы и хорваты живут сильно смешанно и имеют общий сербскохорватский язык… И несмотря на все это, сербы и хорваты признают себя различными нациями, имеют различное национальное самосознание (подчеркнуто мною – Л.Ш ) — стр. 218.
Или еще: «…Историческая тенденция развития всех стран идет к росту многонациональности» (стр. 165).
Разве эта «историческая тенденция» не есть то закономерное обстоятельство, выдвигающее проблему сожительства на единой и общей территории народов, сливающихся, но пока еще не совсем слившихся, в единую общность более высокого порядка, то есть вполне реальную и зримую проблему, которую социализм и капитализм в силу своей классовой природы способны решать противоположно?
Итак, первая причина, побудившая меня в настоящее время обратиться с данной запиской в ЦК КПБ, разрешивший устроить обсуждения «Тезисов» в ИПК – это возникновение в политической действительности еще одного серьезного факта, остро требующего учета в политической практике социализма изложенных в «Тезисах» идей, а именно факта сознательной и интенсивной эксплуатации коммунистами Китая национально-политического фактора хуацяо (дисперсно-национальных китайских общин вне Китая).
Теперь и империализм (например, сионизм в отношении советских людей еврейской национальности) и китайский коммунизм (хуацяо) вполне на практике определили свою позицию в вопросе дисперсно-общинных национальных отношений. Марксистам-ленинцам необходимо мобилизовать все то, что уже имеется в теории по данной проблеме общественных отношений и развить в целостную систему взглядов, способную стать органической частью марксистско-ленинской теории наций и национальных отношений в целом. Также необходимо на действия противников социального прогресса в сфере отношений дисперсно-национальных общин ответить более эффективными практическими действиями, вытекающими из творческой теории.
Приходится обратить внимание на существенное значение дисперсно-общинных национальных отношений не только для современной политики, но и для политики ближайшего будущего и призвать к выработке четкой перспективы национально-политической практики социализма и коммунизма в данном вопросе. Приходится настаивать на учете теоретических выводов «Тезисов» в нашей национальной политике в интересах ее большей действенности как внутри СССР (18), так и на международной арене (19), в наших сношениях с компартиями стран, где национальный вопрос в дисперсной (например, негры США) или полудисперсной (например, индейцы США) форме, то есть в виде отношений дисперсно-национальных общин, играет заметную или даже значительную роль в политической жизни.
Есть и вторая, наиболее существенная причина, побуждающая автора «Тезисов» обратиться в ЦК КПБ с данной «Запиской», содержащей ответ оппонентам из ИПК. В процессе «дискуссии» (20) оппонентами противопоставлены «Тезисам» суждения по национальному вопросу (к тому же с претензией на их тождество ленинизму и национальной политике КПСС), которые могут быть причислены к ленинским только по недоразумению, лишь по словесной оболочке, а по сути в своей совокупности являются проявлением гносеологического шовинизма, столь же опасного, как и все другие разновидности шовинизма, способного наносить серьезный ущерб политике КПСС и коммунистического движения в целом. Эти суждения являются пережитком и рецидивом субъективизма и догматизма в области национальной теории и политики. Им необходимо дать отпор. Данная записка в ЦК КПБ и претендует, прежде всего, на разоблачение гносеологического шовинизма в сфере дисперсно-национальных отношений, тем более, что в процессе обсуждения «Тезисов» он был изложен вполне исчерпывающе. «Можно указать две общих группы причин, обуславливающих превращение национального в националистическое. К одной из них относятся гносеологические причины, к другой – причины социально-политические» («Современное революционное движение и национализм». Госполитиздат. Москва, 1973 год. стр. 81).

Это важное замечание должно побуждать каждого интернационалиста своевременно и решительно выкорчевывать гносеологические формы национализма. Социальные качества научного социализма не порождают национализм ни в одной его разновидности, наоборот, отрицают его. Генератором национализма в социалистическом обществе выступает буржуазная националистическая идеология, как привносимая извне, так и сохраняемая в качестве наследства от прошлого, но во все уменьшающейся степени по мере продвижения по социалистическому пути. Собственное же развитие социалистического общества способно генерировать национализм, прежде всего, в результате гносеологических блужданий и всякого рода политических ошибок, которые вредны как сами по себе, так и в силу создаваемых ими благоприятных условий для враждебного идеологического проникновения и для стойкости националистических пережитков.
Это вытекает и из той хорошо известной особенности социализма по сравнению с эксплуататорским обществом, что здесь качественно меняется и неизмеримо возрастает роль субъективного фактора, что общество трудящихся непосредственно и через своих представителей руководит само собою по научному, в том числе развитием своей политической надстройки (социалистической демократии и ее политических институтов), в том числе, во многонациональных государствах – развитием надстройки национально-политической (национальной демократии и национально-политических институтов).
С образованием социалистического содружества субъективный фактор социализма становится международным и всякие коллективные гносеологические блуждания и несогласования, в том числе по национальному вопросу, способны приносить существенный вред укреплению мирового социализма и борьбе с империализмом, укреплению дружбы, сотрудничества и солидарности народов и государств мирового социалистического содружества.
Учитывая все это, борьба против гносеологического шовинизма как главного в условиях развитого социализма внутреннего фактора националистической идеологии представляется предельно злободневной и необходимой задачей в интересах всеобщей, окончательной победы интернационалистских идей и углубления подлинно интернационалистских национальных отношений – одного из обязательных условий перехода к коммунизму в масштабе любой страны, любого региона и в мировом масштабе в целом.
В этой связи считаю своим долгом:
1. Довести до сведения ЦК КПБ, что научная критика «Тезисов» фактически не состоялась, а поэтому центральным партийным органам еще предстоит окончательно определить свое отношение к ним;
2. Обратить внимание на расширение числа и рост значимости в современной действительности общинно-дисперсных национальных политических факторов, в отношении к которым необходимо выработать четкую марксистско-ленинскую позицию (на ее обоснование претендуют «Тезисы»);
3. . Дать решительный отпор гносеологическому шовинизму в том виде, в каком он был проявлен оппонентами из ИПК;
4. Предложить первые шаги для учета и применения идей «Тезисов» в нашей национальной теории и политической практике, некоторые вытекающие из «Тезисов» конкретные меры в национальной части нашей политики.
При этом стоит обратить внимание на то, что изложенная в «Тезисах» система взглядов на дисперсно-общинную национальную проблему ни в целом, ни в деталях не противоречит полностью оправдавшей себя марксистско-ленинской теории наций и национальных отношений, но применяет и развивает ее с учетом новых потребностей современной классовой борьбы, социалистического и коммунистического строительства, с учетом и новых достижений советской марксистской мысли в национальном вопросе.

I.

В ЧЕМ СУТЬ «ТЕЗИСОВ». ПРОТИВ ЧЕГО ВОССТАЛИ ОППОНЕНТЫ ИЗ ИПК. В ЧЕМ СУЩНОСТЬ СОВРЕМЕННОГО ГНОСЕОЛОГИЧЕСКОГО
ШОВИНИЗМА. ЕГО СОДЕРЖАНИЕ.

«…Есть один случай, когда
марксисты обязаны, если
они не хотят изменять демократии и
пролетариату, отстаивать одно
специальное требование в
национальном вопросе, именно: право
наций на самоопределение, то есть
на политическое отделение»
(В.И.Ленин, ПСС, т.24, стр. 226)

В современном мире резко возросли темпы общественного развития. Ускорился и процесс сближения и взаимоассимиляции наций. В рамках государств существует много национальных общностей, чьи национальные признаки – отдельно или в совокупности – выявлены неравномерно, значительно интернационализировались.
Интернационализация такого характерного условия образования нации и ее признака, каким является национальная территория, дает качественно новый исторический этап национального существования трудящихся и их национальных отношений, порождая «бестерриториальные» (21) национальные общины, по-другому — территориально единые внутринациональные нации (дисперсные нации), в решающей степени слившиеся с другими национальными группами населения, но сохранившие определенные различия и, главное, определенное национальное самосознание, являющееся в условиях поляризации классовых сил и предельного обострения их противоборства во всемирном масштабе значительным политическим фактором.
С.Т.Калтахчян пишет: «Необходимо различать полное слияние наций от их частичных слияний в разных сферах жизни» (стр. 338). Дисперсно-общинные нации и есть такие нации, которые слились в большей части «разных сфер жизни», в том числе территориально, но пока не являют собою полного слияния. Почему именно слияние территорий (полная этносическая дисперсизация) дает основание говорить о качественно новом этапе национального существования и сожительства наций? Потому что национальная территория есть фактор, определяющий рамки этносического формирования и развития, его целостность и отграниченность. И слияние территорий есть исчезновение этих рамок, этой отграниченности как фактически, так и в сознании людей, что открывает простор беспрепятственному слиянию всех остальных сфер национальной жизни, прежде всего социально-экономической.
Процесс сближения и слияния наций во всех сферах их жизни, прежде всего в социально-экономической сфере, ведет к сложению, а затем и слиянию и их территорий (дисперсизации), которое в свою очередь гигантски ускоряет этот процесс, обеспечивая формирование на многоэтносической (многонациональной) основе этносической (национальной) общности высшего исторического порядка. Однако на протяжении всего периода данного процесса сохраняются, хотя и уменьшаются, национальные различия. И если С.Т.Калтахчян пишет: «….То, что советские нации в самых решающих основах общественного развития едины, не означает, что оставшуюся область национальных различий можно считать малозначительной» (стр.337) – то это имеет прямое отношение и к дисперсно-общинным нациям.
Империалистические монополии и их политические ставленники, вопреки объективным экономическим тенденциям капитализма, препятствуют сближению внутринациональных наций и их интернационализации, консервируют национальную разобщенность и национальные различия, исходя из потребности в сверхэксплуатации и в разделении трудящихся для ослабления их натиска на капитал.
Социализм открывает простор объективной тенденции сближения, взаимоассимиляции и слияния наций, в том числе интернационализации их территорий, другими словами — протсор этносической дисперсизации, чему служит воплощение марксистско-ленинской национальной политики признания за трудящимися каждой нации и народности права на самоопределение вплоть до политического отделения и создания национально-политических гарантий для свободного волеизъявления трудящихся всех наций, для их единения в борьбе за социальный прогресс.
Процесс дисперсизации наций просматривается не только во внутринациональных, но и в межнациональных отношениях, не только во внутригосударственных, но и в межгосударственных отношениях. Границы буржуазных государств – препятствие для объективного процесса дисперсизации наций, рождаемого потребностями развития капиталистической экономики, так как капитал противоречиво относится к государственным границам, то стремясь их отбросить ради свободы рынка, то замыкаясь в них в зависимости от своих интересов, как длительных, так и конъюнктурных, как международномонополистических, так и национальномонополистических и т.д.
Капитал придерживается государственных границ для разделения трудящихся разных национальностей, для ослабления их революционного давления на национальный и интернациональный капитал. Поэтому при капитализме государственные границы несут лишь мучение трудящимся, что в наше время подтверждается, например, социально-политическим обстоятельствами, связанными с миграцией рабочей силы в капиталистической Европе, в Америке и т.д.
Социализм свободен от такой роли государственных границ, он способен открыть простор для взаимоассимиляции, в том числе дисперсизации наций и внутри социалистических государств, и в межгосударственных национальных отношениях. В документах КПСС, посвященных 50-летию образования СССР, правильно отмечается качественное изменение роли государственных границ между союзными и автономными республиками. Примером тому служит ускоренный процесс дисперсизации наций и народностей СССР на основе свободной национальной миграции.
Пример тому и качественно новые процессы в сотрудничестве стран СЭВ, ведущие, в частности, ко все возрастающему и стабильному на основе согласованного планового экономического сотрудничества перемещение рабочей силы социалистических стран, научных и других работников за пределы их границ в рамках социалистического содружества.
Что касается будущего общества «без государственных границ», то путь к нему указала советская социалистическая федерация в СССР, уже приведшая, как отмечалось, к исчезновению прежней роли и значения границ между союзными и автономными республиками в процессе формирования советской социалистической общности – интернационального и единого советского народа.
Что же касается общества «без национальных территорий» (вторая сторона той же медали), то это проявляется во все ускоряющейся дисперсизации наций, которую рождают еще экономические отношения капитализма, осуществляя тем самым помимо воли господствующего класса еще одну объективную предпосылку коммунизма. Коммунизм же уже в первой своей фазе – фазе социализма – способен снять все социальные плотины, препятствующие всеобщей и ускоренной дисперсизации наций, а также причины национально-политические путем признания и осуществления права на самоопределение каждой из них вплоть до политического отделения.
Учитывая, что, как свидетельствуют и история, и анализ современного развития наций:
— ни одна, в том числе крупная теперешняя нация и национальная группа, при слиянии в более крупную этносическую общность в рамках многонационального государства не может миновать дисперсно-общинной стадии национального существования в результате объективного процесса сближения, взаимоассимиляции и слияния наций;
— при переходе от социализма к коммунизму, особенно в его зрелой стадии, именно отношения дисперсных наций вместо отношений наций территориально компактных могут стать определяющими не только в рамках государств, но и в региональном, а затем и в мировом масштабе;
— самосознание дисперсных национальных общин внутри многих современных капиталистических и социалистических наций, рождающее потребность в самоопределении, имеет немалое значение уже в теперешней политической жизни;
— современные территориально-государственные и территориально-административные формы национального суверенитета все заметнее вступают в противоречие с качественно новыми, дисперсно-общинными национальными отношениями внутри наций (22), а в случае полного вступления наций в стадию дисперсно-общинного национального существования и сожительства становятся по сути реакционными и могут послужить империализму (23) — учитывая все это, марксисты-ленинцы вправе и обязаны ставить вопрос о применимости принципов марксистско-ленинской национальной теории к общинно-дисперсным нациям, к их отношениям между собой и с территориально компактными нациями.
Тут-то и возникает непримиримая противоположность концепции автора «Тезисов» и носителей гносеологического шовинизма. Автор «Тезисов» доказывает (и в этом их суть), что марксистско-ленинские принципы национальной политики применимы к дисперсным национальным общинам полностью, но в специфической форме, и показывает эти формы
теоретически (24), как и возможные пути их возникновения и использования в общественно-политической практике коммунистов в условиях капитализма и социализма.
А оппоненты из ИПК вообще отрицают дисперсно-общинную проблему как фактор национально-политический и даже как значимое национальное явление в общественной жизни, так как в их головах она не укладывается в систему общепринятых, общедоказанных и вполне оправдавших и оправдывающих себя поныне в отношении территориально компактных наций марксистско-ленинских национальных догм, и, следовательно, отрицают необходимость применения к национальной общине дисперсного типа совокупность принципов марксистско-ленинской национальной теории,.
прежде всего, принцип самоопределения вплоть до политического отделения
Если спросить оппонентов из ИПК, вечна ли нация, они, разумеется, ответят, что нет, чтобы не согрешить перед марксистско-ленинской философией. А если нация не вечна, то как она исчезает? Ложились спать – она была, а проснулись – исчезла? Разумеется, нет. Тут-то и возникает вопрос, от которого бегут оппоненты, считая его, видимо, преждевременным, если ни вообще никчемным: что представляет собою каждая данная нация на последнем этапе перед ее полным слиянием, «исчезновением»? Если конец эволюции данной нации как более или менее обособленного явления – это ее полное слияние с другими нациями в общности более высокого исторического порядка, то преддверием полного слияния, естественно, явится слияние неполное, то есть интернационализация нации в решающих сферах национального бытия, в решающих условиях и признаках национального существования, в том числе в территориальном отношении, но сохранение определенных объективных национальных особенностей, отраженных в национальном сознании и поддерживающих остаточное национальное самосознание.
Это и есть дисперсно-национальные общины. И постановку вопроса о них можно было бы считать преждевременной, если бы все нации эволюционировали равномерно, если бы национальные отношения не являли собой в каждый данный момент сожительство наций на самых различных этапах их эволюции и на самых различных ступенях эволюции внутри этапов. И сегодня с дисперсно-национальными общинами приходится иметь дело как империалистической политике, так и коммунистам, а значит и есть надобность в выработке классовых принципов отношения к ним как к явлению национальному, но специфическому, а посему требующему от марксистов-ленинцев применения к нему пролетарских принципов национальной теории, но с определенной закономерной спецификой.
Советские теоретики национального вопроса уже подошли к признанию национального характера советских этносических общностей кажущегося «не национального» типа. Вот что пишет, например, тот же С.Т.Калтахчян: «В условиях социального, политического и идеологического единства всего советского народа различия между нациями и народностями носят непринципиальный характер… Во… всем существенном народности и нации схожи… Поэтому то, что будет сказано о социалистических нациях, в разной мере относится и к социалистическим народностям» (стр.261).
К сказанному остается лишь добавить, что в условиях и капитализма, и социализма, для которых существенны и которым присущи этносические отношения национального типа, отношения всех других этносических общностей тоже приобретают национальный характер.
Отрицая распространение на дисперсно-национальные общины принципов марксистско-ленинской национальной теории, оппоненты из ИПК тянут нас на сектантские позиции по отношению к большому числу дисперсного национального населения разных стран, препятствуя своевременному формированию современных марксистско-ленинских лозунгов, без выставления и борьбы за реализацию которых не способна победить ни одна социалистическая революция, упрочиться и уверенно развиваться социализм ни в одной стране с разнонациональным населением, в которой преобладают отношения дисперсных, а не территориально компактных наций. Тем самым оппоненты воздвигают субъективистский барьер на пути дальнейшего сближения и слияния наций, фактически утверждая, что вне пределов отношений территориально компактных наций якобы не может и не должно быть равноправных и полноправных национальных отношений, то есть отношений, гарантированных единственно самоопределением вплоть до политического отделения.
Подспудно, а порой и явно обвиняя автора «Тезисов» в национализме, оппоненты, оказывается, искренне не замечают, что им очень удобно в болте элементарного шовинизма, всегда отличающегося именно отказом под различным предлогом (в том числе под предлогом национальной специфики) в праве нации на самоопределение вплоть до политического отделения. Вся новизна данного гносеологического шовинизма заключается лишь в том, что за специфику национальной общности, якобы препятствующую распространению на нее полноты национальных принципов марксизма-ленинизма, здесь принимается ее общинно-дисперсный характер, вытекающий из ее в решающей степени слияния с другими нациями в этносические общности более высокого, качественно иного исторического порядка, такого слияния, какое по логике современных шовинистов от марксизма якобы дает основание не признавать их за национальную общность вообще, а национальное самосознание их представителей целиком относить за счет отставания общественного сознания от общественного бытия, за счет пережитков прошлого, подогреваемых лишь идеологическими кознями империалистического дьявола.
В процессе «дискуссии» оппоненты из ИПК не смогли аргументированно опровергнуть:
1. Факта наличия в общественной жизни капиталистических и
социалистических государств национальных общин дисперсного типа и соответствующего национального самосознания, базирующегося на объективной основе социальной специфики и требующего его учета в политике;
2. Прежде всего национального, а не только демографического, этнического или прочего характера этого явления и вытекающей из этого необходимости подхода к нему с точки зрения принципов марксистско-ленинской национальной теории, в том числе основополагающего принципа – права наций на самоопределение вплоть до политического отделения;
3. Специфики данного национального явления и данной национальной проблемы, предполагающей невозможность самоопределения дисперсных национальных общин в территориально-государственных или территориально-административных формах, которые оправдали себя в практике социалистического и коммунистического строительства в СССР и в других социалистических государствах, где преобладали национальные отношения территориально компактных наций;
4. Своевременности постановки вопроса о выработке теории отношений дисперсно-национальных общин и их самоопределения в специфических, «бестерриториальных», то есть в общественно-государственных формах, обоснованных в «Тезисах».
В каждом конкретном случае можно, конечно, спорить о способе и последовательности действий при разрешении той или иной дисперсно-национальной проблемы в условиях капитализма и социализма (25), но нельзя отрицать наличия ее и тем самым отчуждать от национальных принципов марксизма-ленинизма. В противном случае коммунистам США следует считаться до конца, то есть до постановки вопроса о самоопределении вплоть до политического отделения, с национальными проблемами разве только индейцев и аборигенов Аляски, так как в США нет других наций, в отношении которых коммунисты могли бы более или менее основательно выдвинуть лозунг права на самоопределение в территориальных формах политического отделения, то есть вплоть до территориально-государственного или территориально-административного отделения (26).
За бортом национальной политики коммунистов США в таком случае окажется негритянский вопрос, который по ряду причин является центральной национальной проблемой США и национальным вопросом типично дисперсно-общинным, а также практически все остальные национальные проблемы США (чиканос, пуэрториканцев (27) и других). И путаница в данном вопросе, заключающаяся в том, что американские коммунисты в угоде догме не считают негров США за нацию, а в угоду практическим интересам антиимпериалистической борьбы лозунг самоопределения негров выдвигают, остается путаницей лишь постольку, поскольку нынешние теоретики в области национальной теории привыкли оставлять дисперсные национальные общины за бортом категории «нация» и, отсюда, за бортом самоопределения вплоть до политического отделения и поэтому не считают себя вправе изыскивать соответствующие формы национально-политического отделения их в рамках многонациональных наций (28).
Итак, по логике американских коммунистов, самоопределение…
«не нации»? Нет. Негры США – нация, но нация дисперсно-общинная, то есть нация внутри североамериканской нации, рассеянно проживающая в ней вместе с другими нациями, то есть объективно органическая, неотъемлемая часть североамериканской нации, то есть нация, ставшая в решающей степени интернациональной в рамках территории США, обладающая преобладающей общностью с другими в решающей степени слившимися внутрисевероамериканскими общинно-дисперсными нациями, но в то же время сохраняющая, как и они, значительные, прежде всего социальные, особенности.
Коммунистам США предстоит снять противоречие между отказом в признании негров нацией и признанием их права на самоопределение, то есть на политическое отделение, в пользу последнего: признать негров нацией в пределах территории США. В противном случае самоопределение негров будет не полным, ущербным, как и вытекающая отсюда степень участия
негритянских трудящихся в сознательной антиимпериалистической борьбе североамериканского пролетариата.
Но, признав негров нацией, коммунистам США придется тут же решать другой вопрос: о возможной форме политического отделения негров, которая объективно не может быть отделением территориально-государственным из-за ее дисперсно-общинной специфики. Этот вопрос теоретически решен в «Тезисах». И в этом их непреходящее интернациональное значение, как бы искренне и уверенно ни отвергали их оппоненты из ИПК.
Против чего же восстали оппоненты из ИПК? Против творческого применения марксистско-ленинских принципов национальной политики к дисперсно-общинным нациям и дисперсно-общинным национальным отношениям, то есть к значительному числу явлений в современных национальных отношениях и ко всеобщим национальным отношениям будущего. Им застил глаза догматизм, приведший их на позиции гносеологического шовинизма, на позиции, уже отрывающие коммунистов от значительной части трудящихся дисперсно-национальных общин, толкающие их в резерв реакции. Оппоненты из ИПК, сами того не замечая, субъективно будучи преданны марксизму-ленинизму и искренне веря в непогрешимость своей позиции, объективно перешли ту грань, за которой начинается национализм и которая в национальных отношениях, как однажды тонко заметил В.И.Ленин, «бывает очень тонка».
Если сущность «Тезисов» состоит в политическом выводе о праве дисперсно-общинных наций на самоопределение вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета и сожительства с другими взаимосливающимися нациями, то сущность современного гносеологического шовинизма – есть отрицание с помощью догматической фразы права на самоопределение вплоть до политического отделения внутринациональных дисперсно-национальных общин, есть отказ им в праве на самоопределение на основании невозможности из-за их качественного уровня специфики по сравнению с территориально компактными нациями разрешить самоопределение в привычных и оправдавших себя территориально-государственных и территориально-административных формах, есть ошибочное, левацкое принятие дисперсной специфики этих в решающей степени интернационализировавшихся в рамках определенной территории наций за факт полностью свершившейся национальной ассимиляции.
Если сказать короче, то гносеологический шовинизм в применении к дисперсно-национальным общинам есть отказ нации в самоопределении на основании субъективного отрицания ее как нации.
Так проявляется недиалектический, неисторический подход к нации, догматизм, так как нация в условиях капитализма и переходного периода к коммунизму, разумеется, есть не только то, что на каждый данный исторический момент обладает совокупностью всех признаков нации. В эволюции каждой нации как этносического явления приходится учитывать по крайней мере три основных фазы развития, которые к тому же дано историей пройти не всякой нации: стадии становления нации, стадии ее развития в сформировавшемся виде; стадии «растворения» данной национальной общности в процессе ее взаимоассимиляции в других нациях высшего порядка, то есть стадии ее интенсивной интернационализации. А на любой из этих стадий может произойти революционное социальное преобразование нации.
Названные фазы могут для разных наций схватывать исторические
периоды разной продолжительности, в том числе весьма долгие. Догматический характер ошибки оппонентов проявляется в том, что право на самоопределение вплоть до политического отделения распространяется лишь на нации бесспорно сформировавшиеся и поэтому обладающие всей совокупностью признаков нации, в том числе безраздельной или относительно безраздельной общностью территории. Однако вполне определенные национальные признаки присущи и формирующимся нациям, и нациям интернационализирующимся, в том числе «теряющим» «свою» очерченную отдельную национальную территорию и дисперсно сожительствующим на общей территории с другими нациями, взаимоассимилирующимися с ними.
Еще в 1968 году, 10 лет назад, советский исследователь Б.В.Андрианов отмечал «разрыв между… определением нации и практическим применением его» и призывал «задумываться не над статикой явлений (категоричным отнесением народов в ту или иную социально-этническую рубрику), а над динамикой процессов и тенденций» («Проблемы формирования народностей и наций в странах Африки», «Вопросы истории», 1968 г., № 9, стр. 109). А оппоненты из ИПК в 1977 году не задумывались над этим.
Не следует упускать, что между названными стадиями в развитии этносических общностей вообще и национальных общностей в частности нет четкой грани. Они не обязательно переходят друг в друга непосредственно, могут существовать и в одновременности. Начальная стадия может сразу переходить в конечную, то есть фаза интернационализации данной формирующейся нации может по разным историческим причинам наступить и сразу в период ее зрелости, и даже до ее достижения.
Более того, в период господства в общественной жизни наций как основной этносической формы существовали одновременно могут иметь место ранее сформировавшиеся этносические общности донационального типа, которые в период и капитализма, и социализма сплошь и рядом вступают в интернациональную (дисперсную) стадию своего этносического развития, приобретая национальные черты в силу всеобщей национальной этносической специфики капитализма и социализма. В других случаях донациональные этносические общности могут развиваются в современные нации.
Важный шаг в направлении понимания национальной сущности
дисперсных национальных общин фактически делает С.Т.Калтахчян в названном выше труде, принимая за нации и те этносические общности, которым не свойственна совокупность признаков и условий национального существования, типичных для сформировавшихся и развитых наций. Проследим логику С.Т.Калтахчяна: «В национальных чувствах, национальном самосознании заключается огромная динамическая, политическая сила, и для борющихся классов и их партий не безразлично, с какой направленностью формируется национальное самосознание» (стр. 239).
«… В силу его (национального самосознания – Л.Ш.) относительной самостоятельности в нем заключается огромная политическая сила. И классы, партии учитывают это» (стр. 234)
Значит, всякой серьезной партии нельзя не считаться с национальным самосознанием.
«Национальное самосознание порождается объективными условиями существования нации» (стр. 235).
«Национальное самосознание … призвано выражать объективные
национальные интересы, определяемые положением нации в системе общественных… отношений» (стр. 210-211).
«… Симпатии имеют социально-экономическую подоплеку» (Стр. 165).
«Даже если породившие его (национальное самосознание – Л.Ш.) объективные причины в данное время не существуют , всегда можно разобраться как в исторических, так и в современных причинах , питающих национальное самосознание» (стр. 216).
Значит, если национальное самосознание имеет место в
действительности, играет роль в политической жизни – ищи объективные социальные и исторические факторы, его порождающие.
«…В определение нации в качестве одного из ее характерных признаков следует включить … самосознание этнической принадлежности» (стр. 233).
«Принадлежность к той или иной нации определяется… конкретным национальным самосознанием, которое вырабатывается у отдельных групп людей в силу их конкретной общности социально-экономических связей» (стр. 164).
Значит, по Калтахчяну, — и я с ним полностью согласен – национальное самосознание есть признак нации. Значит, национального самосознания без нации нет, как нет дыма без огня.
«… Человек, национально самоопределившийся на основе общности определенных признаков, потеряв один или некоторые из них, например, государственно-территориальную целостность, еще не теряет сознание своей национальной принадлежности. Национальное самосознание сохраняется надолго, если даже его носители оказываются территориально… разобщены» (стр. 215).
Значит, утеря нацией территориального условия национального существования и развития, а также территориального признака не означает автоматически исчезновения других признаков данной нации, в том числе такого важного признака, как национальное самосознание (вот так близко подошел С.Т.Калтахчян к осознанию факта существования дисперсных наций!).
Теперь вспомним, что С.Т.Калтахчян отвергает обязательность совокупности всех признаков нации для определения ее как таковой в практике национальных отношений. Он пишет: «Сам В.И.Ленин в созданной им теории нации не связывал определение нации с постоянной суммой признаков…» (стр. 74).
«… Согласно учению Ленина не обязательно говорить о нации только тогда, когда налицо все указанные условия ее образования» (стр. 74).
Следовательно, С.Т.Калтахчян вплотную подошел к выводу о том, что даже территориально разобщенная группа людей с одинаковым национальным самосознанием есть нация. С.Т. Он подошел к этому выводу, а оппоненты из ИПК бегут от него.
Однако, вплотную подойдя к пониманию дисперсно-национальной общины как специфической нации, С.Т.Калтахчян, к сожалению, тут же превращает ее в призрак, так как, включив (стр.233) национальное самосознание в число признаков нации, он указывает (стр. 215), что этот признак может существовать и обособленно от других. То-есть вместо нации у С.Т.Калтахчяна витает один ее признак – национальное самосознание.
Однако сохранение национального самосознания как политического фактора невозможно без сиюминутных причин социально-экономических. Тем самым С.Т.Калтахчян в своих национальных представлениях еще не изжил догматизм полностью и связан пуповиной с гносеологическим шовинизмом, так как его призрачная нация по сути не отличается от «не нации» оппонентов из ИПК.
Дисперсно-общинная нация есть нация потому, что ей свойственно не только национальное самосознание как ее признак, но и все другие признаки, которым национальное самосознание соответствует и с которыми оно находится в единстве. Но эти другие признаки в решающей степени интернационализировались (а потому труднее различимы), включая национальную территорию, тоже ставшую интернациональной. Да и само национальное самосознание дисперсно-общинной нации содержит большую долю интернационального (с точки зрения слияния в этносическую общность более высокого порядка), чем национального, хотя и весьма заметного и существенного на интернациональном фоне.
Дисперсно-общинная нация не менее территориальна, чем всякая другая нация, и ее коренное отличие от территориально компактных наций заключается не в отсутствии национальной территории, а в наличии территории интернациональной, то есть совместной с другими сожительствующими нациями. Так у негритянской общины США есть территория – территория США, у трудящихся СССР немецкой национальности есть территория – территория СССР, у вьетнамцев китайской национальности есть национальная территория – территория СРВ, у франкоканадцев есть своя национальная территория – территория Канады, а Квебек – лишь национально компактная часть национальной территории франко-канадцев, которую они, однако, в значительной степени разделяют с представителями другой сожительствующей дисперсно-национальной общины – англоканадцев. И так далее.
Кстати, С.Т.Калтахчян близок к пониманию национальной сущности дисперсно-национальной общины, а именно к пониманию ее как интернациональной нации еще и потому, что, пройдя мимо интернациональной территории как признака дисперсной нации, он уже не прошел мимо интернационального языка как ее признака: «Не мало таких случаев, когда различные нации говорят на одном и том же языке, который все равно является одним из основных признаков нации» (стр.102).
То есть национальным языком не обязательно является только «свой» язык. Язык «не свой» тоже может быть признаком нации. Признаком нации является не обязательно «свой» язык так же, как признаком нации не обязательно является «своя» территория.
Как отмечалось, процесс дисперсизации нации может начаться и завершиться на любой из стадий ее эволюции. Может начаться на одной из стадий, а завершиться в другой. Дисперсизация может, начавшись в период становления нации, протекать и в течение всей национальной эволюции. Дисперсизации подвержены также любые донациональные этнические общности, сливающиеся в нации высшего порядка.
В своем труде С.Т.Калтахчян правильно замечает, что «в различных условиях могут доминировать различные признаки», что «теория нации не сводится к ее определению», что «важность тех или иных факторов в жизни нации не определяется непременно тем, являются или не являются они постоянными признаками нации» (стр.241).
Наконец он отмечает: «Для сформировавшейся нации общность
территории является одним из ее необходимых признаков» (стр.168). Следовательно, по Калтахчяну, есть еще нации не сформировавшиеся, для которых общность территории как признак не обязательна. Осталось только добавить, что общность территории не является обязательным признаком не только для нации еще не сформировавшейся, но и для нации «расформировывающейся», то есть интернационализирующейся.
И донациональные этносические общности, и формирующиеся нации, и нации интернационализировавшиеся – могут быть для отличия от сформировавшихся наций названы национальностями, причем и при капитализме, и при социализме. Каждая из них рано или позже неминуемо становится дисперсной, а именно за один исторический шаг до полного слияния. И отличие калтахчяновского содержания понятия национальности (только этническое) от понятия автора «Тезисов» (вся совокупность признаков нации, только в разной степени отформирования или, наоборот, интернационализации) заключается в том, что у автора «Тезисов» национальность в условиях капитализма и социализма есть тоже нация, так как в любом случае обладает совокупностью ее признаков.
Отсюда для автора «Тезисов» вытекает обязательность, закономерность распространения на такие нации права на самоопределение вплоть до политического отделения в максимально возможной при их специфике форме.
Гносеологический шовинизм склонен отрицать или не учитывать в полной мере национальный характер названных общностей, особенно докапиталистических этносических общностей и общностей дисперсного типа (то есть с интернациональной территорией), не развившихся в самостоятельные капиталистические или социалистические нации. Подлинный марксист-ленинец признает право на равноправие и полноправие, в том числе национально-политическое, за трудящимися всех наций, распространяя его в условиях капитализма и социализма на любую общность этносического типа, в том числе остаточную после нации или не развившуюся в нацию, чьи представители обладают определенным национальным самосознанием в силу исторических и социально-экономических причин.
Националистическая сущность гносеологического шовинизма
проистекает еще и из того, что, справедливо рассматривая национальный вопрос и национальные отношения в органическом единстве с социальным развитием человеческого общества (29), он отказывает этносическим, в том числе национальным явлениям (то есть этносическим явлениям эпохи капитализма и социализма) в определенной этносической самостоятельности как объективной потребности общественной жизни и
забывают, что этносическая общность подлежит исследованию и учету на каждый данный исторический момент и как аспект общественного целого в его общем развитии, и как отдельный элемент с относительно самостоятельной эволюцией.
И капитализм, и социализм либо превращают каждую пришедшую в них этносическую общность в нацию, прежде чем интернационализировать ее, либо сразу интернационализируют ее, превращая в этносическую общность исторически более высокого порядка. Поэтому и при капитализме, и при социализме наряду с нациями существует множество национальностей.
Различие понятий «нация» и «национальность» находится в русле наличия или отсутствия на данный момент совокупности полностью выраженных специфических признаков и условий существования нации. Для нации совокупность достаточно полно выраженных признаков и условий обязательна. Для национальности – обязательно отсутствие видимости такой совокупности, полноты выражения отдельных признаков или того или другого вместе, причем в самой различной степени.
Однако данное обстоятельство не может влиять на равное распространение марксистско-ленинских национальных принципов как на нацию, так и на национальность, поскольку совокупность признаков и условий объективно всегда есть как у нации, так и национальности вне зависимости от ее внешней выраженности и поскольку поэтому коренное различие между ними лишь историко-этносическое, но никак не социально-политическое.
Если говорить еще тоньше, то нация отличается от национальности тем, что ей свойственны признаки и условиях существования в решающей степени национальные (в остаточной степени – интернациональные), тогда как национальности свойственны признаки и условиях существования в решающей степени интернациональные (в остаточной степени – национальные).
Естественно, этносические общности, еще не сформировавшиеся в нацию, в историко-этносическом смысле можно определять по традиции и как народность, имея, однако, в виду, что в условиях, когда в мире господствуют именно нации и национальные отношения, народность в общественно-политическом смысле тоже по существу является национальностью (нацией) или таковой становится, минуя стадию сформировавшейся нации на прежней этносической основе. С.Т.Калтахчян отмечает: «… Из одного корня (одной этнической общности (30)) могут в неодинаковых условиях развиваться различные нации, так же как и разные национальности, смешиваясь, могут образовать новую нацию» (стр.68).
Нация, национальность и народность в эпоху перехода от капитализма к социализму – явления одного порядка, одной общественно-политической сути, и на них равно и полно распространяются национальные принципы научного коммунизма безо всяких изъятий и исключений: равноправия и самоопределения.
Нация – это всякая общность этносического типа, определенная капиталистической формацией и характерная для нее и для перехода от капитализма к мировой коммунистической всеобщности (а значит для первой, переходной фазы коммунизма – социализма).
Нацию, как этносическую общность, определенную капиталистической формацией и характерную для нее, оппоненты из ИПК признают, хотя и только в сформировавшемся виде. А вот нацию как этносическую общность, характерную для перехода от капитализма к коммунизму, перехода, который не может не дать обязательно ускоренного национального сближения, взаимоассимиляции и, в конечном счете, слияния, который не может не дать одновременно кажущихся противоречивыми явлений национального развития, расцвета и в то же время постепенного исчезновения национальных различий, который не может дать равномерной ассимиляции всех наций, который в национальном аспекте общественной жизни не может идти иначе, чем через неравномерную, но всеобщую дисперсизацию всех и всяческих наций – такую нацию, которая тоже не может не быть переходной от нации к коммунистической всеобщности в государственном, региональном масштабе, а затем и в масштабе мировой всеобщности, оппоненты из ИПК признать не могут, так как не хотят признать за такой нацией, в принципе наиболее характерной для непосредственно предкоммунистического этапа общественного развития и первоначального коммунизма, право на самоопределение вплоть до политического отделения, кстати, тоже в переходной форме, а именно в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
По вопросу о самоопределении дисперсно-общинных наций гносеологический шовинизм смыкается с реакционной идеологией, открыто или прикрыто несущей отрицание права наций на подлинное самоопределение, то есть на самоопределение вплоть до политического отделения. Так как дисперсизация наций объективно прогрессирует и так как проблема самоопределения дисперсных национальных общин уже причастна к решающим социально-политическим проблемам современного мира (31), то своевременное разоблачение гносеологического шовинизма как троянского коня националистической идеологии империализма представляется существенной и своевременной теоретической и политической задачей.
Итак, если суть современной формы гносеологического шовинизма, убежденно продемонстрированного оппонентами из ИПК, заключается в неприкрытом отказе в праве на самоопределение вплоть до максимально возможного политического отделения в общественно-государственной форме суверенитета «не нациям», в том числе дисперсным, «утерявшим» в течении истории или не успевшим приобрести совокупность ярко выраженных национальных признаков, то в содержание современного гносеологического шовинизма входит теоретическое отрицание и практическое игнорирование дисперсно-общинной национальной проблемы как проблемы политической.
Между тем, В.И.Ленин придавал ей именно политическое значение, говоря, например, о политической свободе не только местностей, но и общин: «Демократический централизм, — писал он, — предполагает полнейшую свободу различных местностей и даже различных общин государства в выработке разнообразных форм и государственной, и общественной, и экономической жизни» (В.И.Ленин, ПСС, т.36, стр. 152).
В своих трудах В.И.Ленин не отграничивал дисперсно-общинные нации от территориально компактных в смысле признания за ними права на самоопределение вплоть до политического отделения. При этом он не мог не отдавать себе отчета в их «экстерриториальной» специфике. Это факт, что В.И.Ленин защищал право на самоопределение вплоть до политического отделения и российских евреев, и американских негров, то есть уже в его время дисперсно-общинных наций, хотя эта дисперсность была в то время не полной, а ближе к очаговой («черта оседлости», гетто, «гарлемы» и т.д.).
В.И.Ленин ставил вопрос в принципе, не акцентируя внимание ни на форме национального существования, ни на, естественно, форме политического отделения этих наций по вполне понятной конкретной исторической причине: господства в российской действительности, в условиях которой В.И.Ленин посредством большевистской партии организовывал и направлял революционное творчество масс, нацеленное на революционное завоевание и построение социализма, отношений территориально компактных, а не дисперсно-общинных наций).
Но В.И.Ленин подошел вплотную и к постановке вопроса о форме самоопределения (политического отделения) дисперсно-общинных наций. И нам важен этот ленинский подход, так как в современной общественной жизни национальные отношения все больше и больше становятся отношениями дисперсно-общинными. Такой подход мы проследим ниже.
Гносеологический шовинизм принижает роль национально-политического фактора в социалистическом демократизме и демократизме вообще, полагая, что социализм в силу своей подлинно демократической сущности снимает национально-политическую проблему тех этносических общностей, которые ошибочно не относятся им к общностям национального типа, решает ее будто бы только социальными факторами и на основе развития общедемократических социалистических начал, в состав которых демократизм национально-политический в отношении дисперсных общин включать якобы не обязательно.
Один из оппонентов, отрицающий проблему дисперсно-национальных общин как проблему национальную, так и заявил: «В СССР национальные общины не ущемлены», — как будто ущемление реально существующего национального самосознания трудящихся в виде отказа в праве на самоопределение вплоть до политического отделения, как то делает оппонент, не есть ущемление и как будто это морально-политическое и идеологическое ущемление не порождает в конкретной действительности конкретных случаев ущемления вполне материального свойства, так как любые гражданские, социально-экономические и прочие права трудящихся реализуются посредством конкретных действий конкретных людей, в том числе и с ущемленным сознанием!
В приведенной искренней и с виду на 100% лояльной к марксизму-ленинизму и его политической практике реплике оппонента видна суть гносеологического шовинизма: отрицая национальные общины как нации и потому правомочность распространения на них права на самоопределение он в то же время считает возможным говорить о их… национальной не ущемленности. Так в пылу полемики оппонент побил сам себя, получив в отношении дисперсных наций алогичное уравнение:
нация + право на самоопределение = не ущемленная нация
не нация + отсутствие права на самоопределение = не ущемленная нация.
Согласно приведенному уравнению национально не ущемленными являются как нация, за которой признается право на самоопределение, так и … «не нация», за которой такое право, естественно, не признается, то есть нация с правом на самоопределение оказывается равной … «не нации» без такого права. И эту абракадабру пытаются выдать за подлинный марксизм-ленинизм в национальном вопросе, за подлинное национальное равноправие, навязывая политикам чисто логическую ошибку!
И все потому, что в пылу полемики оппонент упустил: ущемить или не ущемить можно лишь материальную, то есть объективно существующую субстанцию; говоря о ее неущемленности, ты признаешь факт существования этой субстанции, то есть в данном случае — признаешь дисперсно-национальную общину нацией.
Послушать оппонентов из ИПК, так национального самосознания, национального чувства и прочего у представителей дисперсных наций не должно быть и не может быть, так как дисперсные нации – не нации. А коль скоро это самосознание, это чувство и прочее все же в действительности есть, то они объявляются незаконными, не объективными, плодом фантазии самих носителей этих чувств и самосознания, являются только пережитком прошлого или выдумками идеологического противника.
Однако любое сознание, в том числе национальное самосознание, — отражение объективных общественных реальностей в прошлом и настоящем. И если есть факт национального самосознания, то независимо от пожеланий и гносеологических комбинаций оппонентов из ИПК есть и факт национального существования или, как хорошо пишет С.Т.Калтахчян, есть «национальные особенности жизни данной нации или народности…» (стр. 221).
Утверждать, что в СССР дисперсно-национальные общины не ущемлены – значит лакировать социализм, в чем он не нуждается, нуждаясь в развитии и совершенствовании. Это значит быть леваком, так как социализм не может в силу своей переходной сущности к коммунизму не нести родимых пятен капитализма в сознании людей, в общественных отношениях, а значит не может быть свободен и от пережитков национализма в национальном сознания, против которого есть лишь одно эффективное лекарство – интернационализм, то есть признание права наций на самоопределение вплоть до политического отделения. И это лекарство в марксистско-ленинской аптеке переводиться не должно до полного исчезновения с лица Планеты заразы национализма, до полного изживания самого национального сознания на базе всеобщей победы и полного развития коммунистической общественной формации.
Утверждать, что в СССР национальные общины не ущемлены без признания их права на самоопределение, значит не видеть качественно новой ущемленности, которая может возникнуть в социализме развитом, при котором социально-экономическое равенство практически достигнуто, а равенство национально-политическое, равенство в национально-политической надстройке в силу ее отставания от базиса – еще нет. И это противоречие проявляется не только в отсутствии форм национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин, но и в факте формального неравенства существующих в СССР территориально-государственных и территориально-административных образований, посредством которых реализуется национально-политический суверенитет.
Оппоненты из ИПК демонстрируют отставание своего научного национального сознания от той степени фактического равенства наций и национальностей, которая достигнута в СССР, так как они не видят, что на фоне достижения фактического равенства наций в результате успеха социализма в социально-экономической, культурной и прочих областях в СССР особенно рельефно выступает необходимость достижения фактического равенства и в национально-политической области, то есть приведения национально-политической стороны надстройки развитого социализма в полное соответствие с базисом.
В отличие от капиталистического общества, при социализме совершенствование надстройки, в том числе в ее национально-политическом аспекте, в неизмеримо большей степени зависит от субъективного фактора, так как только при социализме общество трудящихся получает возможность управлять само собой сознательно, на научной основе. В том-то и зло вскрытого гносеологического шовинизма, что он сдерживает субъективные усилия по приведению национально-политической надстройки развитого социализма в соответствие с фактическим национальным равенством в социально-экономическом базисе, тем самым тормозя дальнейшее складывание и развитие новой исторической общности людей – советского народа, становление и совершенствование советского образа жизни.
Отрицать необходимость удовлетворения реального национального самосознания трудящихся — значит оказаться среди противников всей марксистско-ленинской национальной политики, которая направила трудящихся к социализму и направляет их к коммунизму с помощью интернационализма, то есть признания за всеми нациями равного права на самоопределение вплоть до политического отделения.
Подлинный коммунист не гнушается и в своих теоретических представлениях, и в своей политической практике опуститься до уровня сознания трудящихся, в том числе до их национального самосознания (32), чтобы вырвать их из болота буржуазного национализма и поставить на дорогу интернационализма с помощью опробованного эффективного средства – признания их права на самоопределение. Полную гарантию против буржуазного национализма дает исчезновение национального самосознания вообще, что реально достижимо лишь с построением зрелой
мировой коммунистической всеобщности.
Гарантией же такого построения, в частности, является неотступное следование в национальном вопросе принципу признания за всеми нациями безотносительно от их специфики права на самоопределение вплоть до их политического отделения, а не оправдание национального ущемления фразами о якобы отсутствии нации там, где этот принцип по какой-либо причине, в том числе гносеологической, предается забвению.
Демагогия в виде «отсутствия ущемленности» советских дисперсно-общинных наций, сквозящая в реплике оппонента, приведенной выше, показывает, как далеко может зайти гносеологический шовинизм, как уверенно он себя чувствует на позиции отрицания права на самоопределение некоторых советских социалистических наций, причем по историческим причинам являющихся в этносическом отношении самыми интернационалистскими нациями. Подлинные интернационалисты должны видеть недостатки в развитии нашей национальной теории и вытекающие отсюда негативные следствия для национальной политики и исправлять их, отбрасывая самоуверенность гносеологического шовинизма.
Марксист-ленинец не вправе забывать аксиому: подлинный демократизм для рабочего класса и всех трудящихся, в том числе и прежде всего подлинный социалистический демократизм без демократии национально-политической не существует и не о какой полной демократии для трудящихся не может быть речи без доведения до конца их демократии национальной. С.Т.Калтахчян пишет: «Право наций на самоопределение
есть один из вопросов демократии (добавим: один из обязательных вопросов демократии – Л.Ш.) и его выдвигает пролетариат потому, что он не может победить иначе, как осуществляя демократию полностью, потому что без него невозможно обеспечить полную солидарность рабочих разных наций, их действительное демократическое сближение» (стр. 253).
Как вредно забывать, что политическое равноправие и полноправие в целом включает равноправие и полноправие национально-политическое, так и вредно упускать, что политическое равноправие отдельного гражданина не тождественно политическому равноправию и полноправию нации, частью которой он себя сознает. Не может существовать ни в действительности, ни в сознании политического равноправия и полноправия гражданина без политического равноправия и полноправия нации, в составе которой он себя сознает или в составе которой его сознают окружающие.
Национальная демократия – составная часть демократии. И социалистическая демократия в этом отношении не исключение, а правило. Национально-демократические аспекты буржуазной и пролетарской (социалистической) демократии отличны друг от друга прежде всего тем,что в рамках буржуазной демократии полная национальная демократия невозможна, тогда как в рамках социалистической демократии – закономерно обязательна. Состояние социалистической демократии в целом прямо зависит и от состояния демократии национальной.
Другой из оппонентов заявил еще определенней: «Есть другой путь решения насущных задач дисперсно-общинных национальных групп населения, чем тот, который определен в «Тезисах,» — демократизации общественной жизни, ее развитие и совершенствование». Сразу подчеркнем, что в таком заявлении опять-таки содержится то фактическое, хотя и непроизвольное лицемерие гносеологического шовинизма, которое заключается в подспудном признании дисперсно-общинных групп населения за национальное явление в общественной жизни, то есть за нацию, но в открытом отрицании ее права на самоопределение вплоть до политического отделения на основании открытого отрицания ее как нации.
Другая примечательная сторона приведенного заявления оппонента – полное выявление одного из характерных моментов в содержании гносеологического шовинизма, а именно исключение национального демократизма в применении к дисперсным нациям из демократизма вообще, противопоставление в данном случае демократии как целого национальной демократии как ее органической составной части.
«Тезисы», в частности, противоположны позиции гносеологического шовинизма потому, что восстанавливают национально-политическую демократию в составе демократизма вообще в применении к дисперсно-национальным общинам. Бесспорно, что развитие и совершенствование социалистической демократии – один из магистральных путей слияния наций в социалистической и коммунистической общности. Но развитие демократии вообще включает развитие демократии национально-политической как части национальной демократии, а не заменяет демократию вообще. Здесь уместно апеллировать к В.И.Ленину, который писал: «… Истинная демократия, с рабочим классом во главе, поднимает знамя полного равноправия наций и слияния рабочих всех наций в их классовой борьбе» (В.И Ленин. ПСС, т.25, стр.71).
Таким образом, «истинная демократия», а не та, о которой говорят оппоненты из ИПК, поднимает знамя, имеющее две стороны: 1. Полное равноправие наций; 2. Слияние рабочих всех наций в их классовой борьбе. Или оппоненты из ИПК считают, что под полным равноправием наций В.И..Ленин имеет в виду сугубо равноправие социально-экономическое, а не в сочетании с национально-политическим? Тогда уместно напомнить о сути борьбы В.И.Ленина с пресловутой автономизацией, которая не обеспечивала как раз равноправия и полноправия национально-политического, и, следовательно, по мысли В.И.Ленина, не была способна обеспечить достижение равноправия и социально-экономического. Следующее утверждение В.И.Ленина полностью парирует попытку оппонентов из ИПК исключить из социалистического демократизма его национально-политическую часть: «…Большие государства, — пишет Владимир Ильич, — могут быть демократичны только при самом полном равноправии, а такое равноправие означает и право на отделение» (В.И.Ленин. ПСС, т.24, стр. 326).
Как известно, право на отделение есть право политическое, и, говоря о нем, В.И.Ленин подчеркивает, что без него нет полного равноправия и, следовательно, «демократичности» «большого государства». Яснее не скажешь.
В содержание гносеологического шовинизма входит также, кажется. Ныне уже теоретически похороненная, но по традиции дающая себя знать классификация наций на якобы добровольно ассимилирующиеся и, следовательно, на… не ассимилирующиеся (?!) (33) и игнорирование в отношении «добровольно ассимилирующихся» наций дисперсного типа права на самоопределение вплоть до политического отделения. Между тем, фактически процесс ассимиляции, являющийся всегда взаимным, охватывает и «не ассимилирующиеся», то есть развивающиеся нации и – подчеркиваю – он всегда был и есть процесс не односторонний.
Известно, что В.И.Ленин и И.С.Сталин выступали против вечности любой нации, в том числе крупной и на сегодняшний день территориально компактной. В.И.Ленин утверждал объективную взаимоассимиляцию, а не фиктивную одностороннюю ассимиляцию отдельных наций (на фоне якобы не ассимилирующихся других), которая всегда была следствием буржуазной, эксплуататорской политики, а не естественного общественного
процесса, и не могла быть доведена до конца в силу национально-освободительного сопротивления масс. Он писал, например, об «исторической прогрессивности «ассимиляции» великорусских и украинских рабочих», а не о прогрессивности ассимиляции украинских рабочих русскими.
К сожалению, у оппонентов из ИПК посвященная данному вопросу глава «Тезисов» «О добровольной ассимиляции добровольных ассимиляторов» вызвала особую нервозность и неудовольствие, так как они к моменту «дискуссии» продолжали пребывать на антиленинской позиции якобы реальной при социализме односторонней «добровольной ассимиляции» некоторых национальностей СССР как якобы закономерного пути сближения и слияния наций путем растворения особенностей малых наций в крупных, дисперсно-общинных – в территориально компактных, не имеющих национальной государственности – в имеющих таковую.
В данном вопросе автор «Тезисов» оказался для оппонентов из ИПК не авторитетом. Но научный авторитет С.Т.Калтахчяна для них, видимо, бесспорен (все же его труд издан Московским университетом им М.В.Ломоносова). А Калтахчян опять-таки вплотную подошел к прямой критике «добровольной ассимиляции», десятки раз провозглашая вслед за В.И.Лениным взаимоассимиляцию всех, а не «добровольное» растворение
некоторых наций, как то провозглашают добровольные ассимиляторы:
«Объективный процесс сближения наций и их культур – критикует Калтахчян буржуазных (!) «специалистов» по теории нации – изображается как обеднение, нивелировка, растворение культур малых наций в культуре большой нации (в СССР – русской)» (стр.7).
«Национальная культура развивается… путем культурных связей и взаимообогащения» (стр. 61).
«…Национальный язык образовался в результате смешения народов, скрещивания и взаимовлияния их языков» (стр.68).
«Продолжительная совместная жизнь и деятельность различных этнических групп в рамках сформировавшейся нации вырабатывает у них новый, общий этнический облик» (стр.70).
«…В едином советском народе аккумулируются достижения и ценные черты всех наций и народностей» (стр. 347).
«…Научно управлять процессами национального развития, создавать…оптимальные условия для взаимообогащения наций…» (стр.94).
«Вся советская культура, являющаяся органическим сплавом создаваемых всеми национальностями СССР духовных ценностей…» (стр. 346).
И еще и еще, многократно повторяет С.Т.Калтахчян слова «взаимо» (стр. 111, 140, 287, 288, 304, 319, 320, 321, 328, 4-3, 405). На странице 404 своего труда он пишет: «Слияние наций – это не бесследное растворение одних наций в других, а образование общечеловеческого безнационального единства, впитавшего в себя все непреходящие ценности, выработанные всеми нациями».
Таким образом, в данном вопросе столь уважаемый автор, как С.Т.Калтахчян, — не союзник оппонентов из ИПК, упорно защищающих официальную «добровольную ассимиляцию», то есть якобы одностороннее приятие целыми народами инонациональных ценностей при отказе от своих.
В самом конце своего труда С.Т.Калтахчян все же говорит о добровольной ассимиляции (стр. 407), но как о добровольном слиянии всех, а не отдельных наций, и не при социализме, а в условиях полной победы коммунизма во всем мире. Тем самым С.Т.Калтахчян убивает пресловутую «добровольную ассимиляцию» одних наций на фоне якобы отсутствия таковой у других сожительствующих народов, то есть убивает утверждение якобы добровольной ассимиляции некоторых народов СССР, понимаемой как одностороннее растворение их национальных особенностей в крупных нациях. Он, как и автор «Тезисов», утверждает подлинную добровольную ассимиляцию – добровольную взаимоассимиляцию всех без исключения народов СССР в коммунистической общности.
Односторонняя «добровольная ассимиляция» оппонентов из ИПК неотличима в принципе от клеветнических утверждений антикоммунистов о якобы имеющей место в СССР «ассимиляции», «денационализации», «русификации» наций. И так как «добровольная ассимиляция», как показано в «Тезисах», не отличается от ассимиляторской политики, то прав С.Т.Калтахчян, а не оппоненты из ИПК, когда он пишет не о «добровольной ассимиляции», а о «добровольном слиянии наций» (стр. 407).
Добровольной ассимиляции отдельных наций на фоне якобы отсутствия добровольной ассимиляции других сожительствующих наций в обществе не существует и объективно существовать не может. Такая «добровольная ассимиляция» навязывается коммунистической политике гносеологическим шовинизмом и представляет собою прикрытую марксистской фразой ассимиляторскую политику, препятствующую подлинной взаиимоассимиляции и слиянию сожительствующих наций.
В содержание гносеологического шовинизма входит и искаженное представление диалектики подчиненности национального вопроса социальному, классовому. В этой связи весьма показательно мнение оппонентов из ИПК по национальной проблеме советских трудящихся немецкой национальности. Объективную подчиненность национального вопроса классовому, социальному они приводят как оправдание субъективистского произвола в отношении суверенитета целой национальности, имевшего место в прошлом. Во время «дискуссии» по «Тезисам» многие из членов общественно-политических кафедр ИПК всерьез оправдывали ликвидацию национальной государственности советских граждан немецкой национальности в период Великой Отечественной войны, представляли ее чуть ли не благодеянием в отношении советских немецких трудящихся, средством их спасения, физического выживания, хотя эта акция по существу явилась следствием сознательной или неосознанной дани шовинистическому угару, легко проникшему в партию в годину тяжелейшего испытания на почве действительно священной ненависти к немецкому фашизму, и объективно вредила интернационалистскому единству советского народа, уменьшала его совокупную силу, то есть ослабляла единый антигитлеровский фронт советского народа, вклад трудящихся СССР немецкой национальности в отпор фашизму. Опуститься до оправдания…ликвидации национальной государственности советского народа! На это способен только гносеологический шовинизм… Оказывается, в шовинистическое болото можно попасть незаметно для себя, оставаясь убежденным в своей объективной преданности коммунистическим идеалам, а на самом деле аккомпанируя самой что ни на есть реакции.
Если эвакуация большей части населения немецкой автономии в конкретной ситуации того трагического для всего советского народа времени явилась вполне оправданной и, возможно, необходимой мерой, то ликвидация государственности советских трудящихся немецкой национальности – типичная политическая диверсия против национально-политического единства трудящихся СССР, сотворенная нашими собственными руками в названный тяжелый период советской истории.
Мы закономерно отвергаем сегодня сионистский миф «всемирной еврейской нации», хотя отлично понимаем и видим, что и миф может быть поставлен на службу классовым интересам, когда налицо дефицит возможностей в борьбе с социализмом. Мы закономерно отвергали в прошлом вымышленное гитлеровским фашизмом ради аналогичной цели – оправдания аншлюсса, захватов – «национальное единство» и «единственность» «белокурой бестии» (34). Но, ликвидировав национальную государственность советского немецкого народа, мы действовали, исходя из того, что советский немецкий народ… может оказаться больше составной частью мифической всемирной и мировой германской империалистической нации, чем советского народа.
Тем самым мы поддались националистической провокации фашизма и сами создали себе еще одну трудность в отстаивании завоеваний социализма, социалистической Родины трудящихся СССР всех национальностей в период Отечественной войны. Это был глубоко шовинистический акт, совершенный в чрезвычайных обстоятельствах, который невозможно оправдать, но хотя бы можно понять. Только беспрецедентными тяготами военного времени, предельно отягчающими социалистическое сознание руководителей СССР в первый период Великой Отечественной войны, можно объяснить их предпочтение шовинистической меры перед испытанным интернационалистским методом. И вполне можно спорить и просчитать, что больше способствовало бы Победе – ликвидация государственности советского немецкого народа или ее сохранение и использование в борьбе с гитлеровским фашизмом. И результат подсчета вполне может быть таким: мы победили вовсе не благодаря ликвидации немецкой автономии, а вопреки ей.
Но невозможно понять теоретическую ошибку гносеологического шовинизма сегодняшнего дня, совершаемую оппонентами из ИПК в условиях далеко не чрезвычайных. Мы не вправе оправдывать любую нашу политическую практику в прошлом при любых обстоятельствах, так как это граничит с вредным комчванством и чревато ошибками в будущем. Мы не вправе также позволять себе ошибки в любых обстоятельствах, чтобы священный гнев затуманивал трезвость теоретического и политического мышления.
Партия заинтересована отнюдь не в оправдании каждого, даже неверного, своего шага в политической практике, а в глубоком исследовании сути вопроса в целях выработки качественных рекомендаций для эффективных политических решений, так как социализм не только создает возможность, но и требует как обязательное условие своего существования и успешного
развития – подлинно научное руководство общественной жизнью, в том числе демократией и в том числе демократией национальной.
То же отмечает и С.Т. Калтахчян: «В.И.Ленин считал, что теоретически обобщать практику – значит найти объективные потребности и тенденции, а не оправдывать всякую практику» (стр. 10).
Короче говоря, марксистско-ленинская национальная теория, которую представляют и оппоненты из ИПК, должна не оправдывать шовинизм, а во всех случаях и при всех условиях бороться с ним.
Кстати, давно пора подумать об исправлении допущенной несправедливости в отношении советского немецкого народа в интересах трудящихся СССР немецкой национальности, в интересах интернационального воспитания и единства всех трудящихся СССР, а также в интернациональных интересах международного плана: укрепления и развития дружбы с трудящимися ГДР, роста симпатий к СССР трудящихся ФРГ и т.д. При этом полезно вспомнить, какое большое значение В.И.Ленин придавал осуществлению самоопределения вплоть до политического отделения национальными группами России, одноименными с зарубежными нациями (в данном случае с нациями в ГДР и ФРГ).
Однако совершить ошибку куда быстрее и проще, чем ее исправить: названная мера в отношении советских трудящихся немецкой национальности привела, хотя и к искусственному, но стойкому переходу советских немцев из стадии частично территориально очерченного национального существования к полностью дисперсно-общинному, и национальный суверенитет их может быть безболезненно восстановлен уже не в прежней, территориально-государственной форме, а в форме общественно-государственной, обоснованной в «Тезисах» и безосновательно отвергнутой оппонентами из ИПК.
Пока же мы лишаемся мощного средства обеспечения морально-политического благосостояния трудящихся СССР немецкой национальности и преодоления вредящих нашей политике буржуазно-эмигрантских настроений в их среде, то есть средства, каким является их самоопределение вплоть до политического отделения на своей объективной Родине – в СССР. Лишаемся из-за нежелания вспомнить или применить ту аксиому, что недостатки по части социалистического национального самоопределения всегда есть усиление тяги к национальному самоопределению буржуазному.
Вопреки мнению оппонентов из ИПК, подкрепляемому примером решения советского немецкого вопроса в период фашистского нашествия, национальное подчинено социальному не так, что ради социальных интересов всех трудящихся якобы можно поступаться национальными интересами отдельных их групп или национальными интересами трудящихся в целом, исходя из тактических и других конъюнктурных соображений, а так, что решение национальных проблем в определяющей степени зависит от решения вопроса социального, однако и успешное, полное решение социального вопроса трудящихся невозможно без должного учета их национальных интересов в целом. Полный учет национального фактора – одно из обязательных условий социального прогресса трудящихся.
«По сравнению с «рабочим вопросом» подчиненное значение национального вопроса, — пишет В.И.Ленин, не подлежит сомнению для Маркса. Но от игнорирования национальных движений его теория далека, как небо от земли» (В.И.Ленин. Сочинения. 4 издание. Т. 20, стр. 406).
«Основоположники марксизма-ленинизма, — пишет С.Т.Калтахчян, — …показали, что и социальный вопрос не решается без решения национального вопроса, Последний, конечно, тоже есть социальный вопрос» (стр. 251).
«Право наций на самоопределение, — пишет далее С.Т.Калтахчян, анализируя позицию В.И.Ленина, — есть один из вопросов демократии, и его выдвигает пролетариат потому, что он не может победить иначе, как осуществляя демократию полностью, потому что без него невозможно обеспечить полную солидарность рабочих разных наций, их действительное демократическое сближение» (стр. 253).
Со всей решительностью необходимо подчеркнуть, что гносеологическому шовинизму пора дать бой, пока он не привел к серьезным просчетам в политике коммунизма, особенно (1) в связи с предстоящими социалистическими революциями в капиталистических странах, победа которых зависит, хотя и в частности, но обязательно от того, сольется ли национально-освободительное движение, в том числе в значительной степени дисперсно-общинных наций, с движением за свержение империалистического господства, а также (2) в связи с успешным продвижением многих освободившихся народов по некапиталистическому пути развития, что в немалой степени зависит и от здоровой консолидации племен, в том числе дисперсных и полу-дисперсных, и (3) в связи с тем, что процесс взаимоассимиляции и дисперсизации социалистических наций внутри многонациональных социалистических государств и в социалистическом содружестве в целом ускоряется и, например, в СССР можно уверенно предвидеть еще один высший этап – этап сожительства народов перед их полным слиянием в зрелом коммунизме, при котором все нации и народности СССР станут в решающей степени интернациональными во всех своих национальных признаках, в том числе в территориальном отношении, и сольются в единую общность, сохраняя пока менее существенные, но вполне определенные различия, и поэтому будут обладать общесоветским национальным самосознанием, включающим и национальный компонент – сознание своей принадлежности к определенной национальности.
И процесс дальнейшего слияния народов СССР на этом качественно новом этапе будет зависеть не только от позитивного действия известных объективных факторов социализма, но и в значительной мере от осознания особенностей национального существования и национальных отношений на этом этапе и проведения соответствующей политики, включая качественно новое оформление национальных отношений в государственном плане, а именно внедрение в политическую организацию СССР общественно-государственных форм национального суверенитета и сожительства советских трудящихся всех национальностей. Это закономерный и эффективный способ преодоления остаточных и привносимых националистических проявлений, дальнейшего упрочения дружбы народов СССР, залог беспрепятственного слияния наций в коммунистическом обществе, одно из условий победы коммунизма в нашей стране.
Революционный переход от капитализма к коммунизму проходит в разных этносических (национальных) условиях. Среди них необходимо учитывать, вырабатывая национальную политику, и сложившийся на данный момент тип национального существования трудящихся разных национальностей (территориально-компактный, дисперсно-общинный, кочевой, их различная степень, их сочетание), так как от этого типа зависит подход к выбору оптимальных форм национально-политического суверенитета (территориально-государственного или общественно-государственного, а также сочетания того и другого и вариант подчиненности одного другому) и, следовательно, в не малой мере само решение каждого данного национального вопроса в интересах трудящихся.
Ведь национальное самоопределение, являющееся при капитализме и при социализме постоянным состоянием нации вплоть до ее полного слияния с другими нациями в этносическую общность более высокого исторического порядка, не есть акт или процесс волеизъявления надклассовый. Он осуществляется господствующим классом под руководством авангарда этого класса. И пролетарский авангард должен ясно понимать, что дисперсно-общинная нация, по сравнению с территориально компактной нацией, есть качественно новое, но обязательно национальное общественное явление, которое в сущности уже интернационально, но не отрешено полностью от национального прошлого и не лишено полностью национальной сущности сегодня как не решающей, но вполне определенной части сущности интернациональной.
В условиях социализма, при научно выверенной политике дисперсное национальное самосознание является не тормозом, а стимулом к социалистическому развитию и окончательному слиянию наций. При ошибочной политике, к которой и толкает нас гносеологический шовинизм, неизбежны издержки националистического типа, самосознание дисперсных наций может осложнять политическую ситуацию, тормозить интернациональное воспитание трудящихся и использоваться классовым врагом для нанесения существенного ущерба социализму. В условиях капитализма дисперсное национальное самосознание может быть союзником или противником социального прогресса в зависимости от отношения к нему пролетарского авангарда.
И в условиях капитализма, и в условиях социализма дисперсное национальное самосознание искажается национальной и интернациональной буржуазией и используется ею в виде национализма. Трудящиеся социалистических стран, пролетариат и его союзники в капиталистических странах должны делать национальное самосознание союзником в антиимпериалистической борьбе, в строительстве социализма и коммунизма, очищать его от националистических наслоений, в частности, с помощью обязательного выставления интернациональных лозунгов, основанных на ленинских национальных принципах равноправия и признания за всеми нациями права на самоопределение вплоть до политического отделения.

II.

РЕАЛЬНА ЛИ ПРОБЛЕМА САМООПРЕДЕЛЕНИЯ ДИСПЕРСНО-НАЦИОНАЛЬНЫХ ОБЩИН В УСЛОВИЯХ КАПИТАЛИЗМА

«…Есть только одно решение национального вопроса, поскольку вообще возможно таковое в мире капитализма, и это решение – последовательный демократизм»
(В.И.Ленин. Сочинения. 4 издание, т.20, стр. 23)

«Проблемы самоопределения дисперсных наций нет», — категорически заявили оппоненты из ИПК, имея в виду проблему и в теории, и в политической практике. Из сказанного выше должно быть уже ясно, что теоретически проблема вполне выявлена и – беру на себя смелость утверждать – в своей основе решена в марксистско-ленинском духе в «Тезисах». В теоретическом плане остается не решенной лишь задача разоблачения гносеологического шовинизма, его изживания как главного препятствия для признания в практическом плане права дисперсно-общинных наций на самоопределение вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета, права, вытекающего из творческого марксизма-ленинизма.
Так как настоящая записка претендует, прежде всего, на выполнение именно данной задачи, то в целях разоблачения гносеологического шовинизма весьма важно показать, что уже для сегодняшней политической практики компартий, действующих в условиях и капиталистических, и социалистических государств, проблема самоопределения дисперсно-национальных общин злободневна и порой полностью определяет национальный аспект в тех или иных политических ситуациях вне зависимости от того, замечаем ли мы ее и признаем ли мы ее существование.
Выше я уже апеллировал к негритянскому вопросу в США. Он показывает злободневность проблемы самоопределения дисперсно-национальных общин для социалистической революции в обществе зрелого и перезрелого капитализма. Негритянский вопрос в США в этом отношении весьма показателен, так как ни у кого не может быть сомнения в великой значимости правильной политики компартии США в негритянском вопросе, как и в национальном вопросе вообще, для предстоящей социальной революции в цитадели современного империализма и так как негритянский народ США есть типичная и многочисленная дисперсно-общинная нация, исторически слившаяся в единую североамериканскую нацию с другими национальными группами населения, в том числе в языковом, территориальном и др. отношениях, но в силу ряда причин имеющая свои национальные особенности, прежде всего социальные.
Из «Тезисов» вытекает необходимость следующего политического решения коммунистов США по негритянскому национальному аспекту антиимпериалистической борьбы, решения, реализующего в политической практике их совершенно верный вывод о праве негров США на самоопределение, сделанный в 1969 году: мобилизовать трудящихся США всех национальностей на борьбу:
а) за равные и полные права в Конгрессе США негритянским представителям с представителями белых (право «вето» для депутатов-негров и всех других национальных общин);
б) за подлинно демократическое представительство в Конгрессе США, то есть представительство трудящихся, как белых, так и черных.
Конкретный коммунистический план решения национального вопроса в США может предусмотреть преобразование Конгресса тоже в двупалатный парламент с равноправными и полноправными палатами, в одной из которых будет осуществляться представительство по территориальному принципу (например, Палата представителей), в другой – по национальному (например, Сенат), представительство не обязательно равночисленное, но обязательно с правом «вето» для всех национальных общин. Депутатская группа негров может формироваться обычным путем гражданских выборов или включением в нее представителей негритянских общественных организаций, если они будут в состоянии договорится об избрании своих общих представителей с депутатскими полномочиями в Конгрессе.
Демократический принцип и лозунг национального «вето», сам по себе являющийся лозунгом буржуазно-демократическим, придает смысл антиимпериалистической борьбе всего демократического в негритянском движении США, ставит конкретную, достойную траты сил национально-демократическую цель, способствующую объединению всех демократов (35) и обещающую условия, гарантирующие учет интересов негритянской общины наравне с общинами белых и в полной мере.
Вместе с тем, отношение к данному лозунгу негритянской буржуазии и буржуазных представителей негров в Конгрессе США (36), их активность или пассивность в борьбе за его реализацию и классовый характер осуществления ими права «вето» в случае его завоевания в рамках буржуазной демократии будут способствовать отмиранию буржуазно-демократических иллюзий в среде трудящихся-негров, их единению с трудящимися США всех национальностей в борьбе за подлинную, социалистическую демократию, единственно способную реализовать и социальные, и национальные чаяния трудящихся.
Так в общих чертах вырисовывается общественно-государственная форма национально-политического суверенитета негритянской дисперсной общины США, общественная по способу своего образования и функционирования, государственная – по той фактически государственной власти (законодательной), которую будут иметь американские негры наряду и наравне со всеми другими национальными общинами единой североамериканской нации, обладающими правом «вето» в Конгрессе США.
Общественно-государственная форма национально-политического
суверенитета сама по себе, разумеется, не решает основной социальный вопрос американского общества, она является буржуазно-демократической национально-политической формой, которая должна революционным путем заменяться общественно-государственной формой социалистической национальной демократии. Но она, как и всякая буржуазно-демократическая форма, создает значительно лучшие предпосылки для названного преобразования всей общественной жизни и в этом смысле является одним из ростков будущего социалистического общества.
Не исключено, что если в рамках буржуазно-демократической организации общества будет завоевана общественно-государственная форма национально-политического суверенитета эксплуатируемой дисперсно-общинной нации (эксплуатирующая нация в такой форме не нуждается, вернее, может нуждаться в ней только как в демократической ширме, способной прикрыть и продлить эксплуатацию), то эволюция, революционное преобразование и, в случае объективной необходимости, взрыв законодательных органов многонациональных капиталистических государств могут пойти и путем завоевания трудящимися под руководством пролетариата во главе с марксистско-ленинской партией сначала одной или нескольких национальных фракций буржуазного парламента, что сможет послужить разоблачению эксплуататорской сущности политической фразы буржуазных представителей других национальностей в глазах трудящихся этих национальностей.
При капитализме борьба за право дисперсной нации на самоопределение вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме суверенитета есть вопрос буржуазно-демократический, но, в конечном счете,
он становится вопросом социалистическим, поскольку империализм сам по себе не в состоянии двигать буржуазную демократию вперед без оглядки и беспредельно, зато способен двигать ее назад, в лучшем случае ее терпит и развивает лишь в пределах своей эксплуататорской и диктаторской сущности, и поскольку в развитии и защите буржуазной демократии в целях обеспечения более выгодных условий для борьбы заинтересован лишь пролетариат под руководством марксистско-ленинской партии.
Автор «Тезисов» в начале 70-х годов пришел к теоретическому выводу о необходимости признания коммунистами права дисперсно-национальных общин на самоопределение, к выводу, к которому пришли и воплотили в политических документах коммунисты США практически, признав право на самоопределение негритянского народа – одной из дисперсно-общинных североамериканских наций (37). Коммунисты США пришли к этому выводу эмпирически, и он имеет у них пока шаткое теоретическое обоснование, поскольку ими утверждается самоопределение «не нации», то есть поскольку негры США не признаются ими нацией.
Причина такого противоречия уже названа и легко понятна: искренне стремясь не оторваться от марксизма-ленинизма в теории, они следуют догме обязательности национально-территориалистского признака нации и, не видя этого признака (хотя он есть) у негритянского населения США, отрицают негров как нацию (38).
С другой стороны, стремясь оставаться марксистами-ленинцами на практике, коммунисты США не могут, в отличие от оппонентов из ИПК, не замечать существенности в политической жизни США исторически и социально обусловленного негритянского национального самосознания, а следовательно не могут не применить к неграм марксистско-ленинского принципа права наций на самоопределение вплоть до политического отделения. Коммунисты США не признали негров США нацией «де юре», теоретически, но признали де факто, практически.
Однако объективного противоречия у американских коммунистов нет, есть лишь субъективное, что и показано в «Тезисах». Есть противоречие между догматической теорией и потребностями живой практики классовой борьбы. Дисперсная нация, в том числе негритянский народ США, вопреки мнению американских коммунистов, есть нация, но специфическая, качественно отличная от территориально компактных наций, а именно сливающаяся и уже в решающей степени слившаяся в единую нацию с другими нациями на единой территории, то есть нация с признаками, которые в большей части, а все вместе в решающей степени, включая территориальный признак, стали интернациональными, но пока не полностью. И под негритянским национальным самосознанием есть вполне реальный объективный база: внутриамериканская дисперсно-общинная негритянская нация со своей территорией (интернациональная территория в рамках США, но с остатками национальной территории в виде негритянских «гетто»), со своим национальным языком (английским), со спецификой своей социально-экономической жизни (в своей основе интернациональной в рамках социально-экономической системы в США, но с весьма существенными и никем не отрицаемыми социально-экономическими особенностями), со своей национальной культурой (интернациональной культурой североамериканского народа, включающей несомненный и яркий негритянский элемент) и т.д.
Несомненно имеющее место в общественной жизни США мощное национальное самосознание негров, сердцевиной которого является самосознание классовое, есть, как и всякое национальное самосознание, надстройка реально существующего базиса: сверхэксплуатации трудящихся с черной кожей и экономического неравенства того же цвета буржуа). Базиса, который, однако, может быть познан и осмыслен авангардом того или иного класса по принципу «масса чувствует свой интерес – партия сознает», либо не познан в степени, позволяющей определить подлинное значение данного национального самосознания в политической борьбе. В любом случае, если есть реальные факты проявления национального
самосознания, необходимо искать его этносический (национальный) базис с социально-экономической сердцевиной.
К началу 70-х годов коммунисты США не подошли к теоретическому осмыслению того обстоятельства, что в условиях капитализма все этносические отношения, в том числе отношения дисперсно-национальных общин, одной из которых является негритянский народ США, рано или позже не могут не стать отношениями национальными, а все этносические общности, в том числе дисперсно-общинные, не могут не стать с этой точки зрения нациями.
Но коммунисты США смогли, пусть не теоретически, пусть практически преодолеть догматизм в национальной теории и базирующийся на нем один из моментов гносеологического шовинизма, признав право негритянского народа США – типичной дисперсной нации – на самоопределение, которое всегда было и есть в марксистско-ленинском понимании право на политическое отделение. Теперь им осталось сделать следующий, пусть опять только практический шаг по пути преодоления гносеологического шовинизма: поставить вопрос об ином, по сравнению с территориально-государственным или территориально-административным видом политического отделения, свойственным именно дисперсно-общинным нациям в отличие от наций территориально-компактных – об общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
Коммунисты США практически преодолевают догматизм в национальной теории, видимо, потому, что умеют хорошо учиться у истории. Они не хотят, например, повторить сектантскую ошибку СДКП и Л и ППС — Левица, которые, разделяя люксембургианскую формулу «самоопределение нации при капитализме неосуществимо, а при социализме излишне», то есть недооценивая «…стремление трудящихся к созданию своего национального государства (недооценивая потребность в самоопределении трудящихся территориально компактной польской нации – Л.Ш.), оказались не в состоянии завоевать на свою сторону широкие народные массы» (С.Т.Калтахчян, стр.242). Коммунисты США хотят оказаться «в состоянии завоевать на свою сторону широкие народные массы», почему и учитывают потребность в самоопределении трудящихся негритянской общины, которая, в отличие от польской, является нацией не территориально компактной, а дисперсно-общинной, что и должно побудить коммунистов не к борьбе за создание нереального в данном случае «национального государства» (автор «Тезисов» не встречал абсурдных и реакционных предложений собирать негров США на какую-либо отдельную территорию в пределах или вне Соединенных Штатов), а к поискам политического отделения в иной форме и борьбе за ее достижение.
Коммунисты США действуют в данном вопросе по Ленину: «…Раз возникли массовые национальные движения, отмахнуться от них, отказаться от поддержки прогрессивного в них – значит на деле поддаться националистическим предрассудкам, именно: признать «свою» нацию «образцовой нацией» (или, добавим от себя, нацией, обладающей исключительной привилегией на государственное строительство)» (В.И.Ленин, Сочинения. 4 изд., т.20, стр. 407). Так В.И.Ленин представил читателю вывод Маркса и добавил, что отказать нации в праве на государственное строительство – значит «на деле – по Марксу – поддаться националистическим предрассудкам».
Замечание В.И.Ленина, как всегда, точно: нет наций, «обладающих исключительной привилегией на государственное строительство» Поэтому коммунисты США поступают правильно, не «отмахиваясь» от «массового национального движения» североамериканских негров, не «отказываясь от поддержки прогрессивного в нем», ибо ни одна белая нация в США не может быть «образцовой нацией» ни в отдельности, ни в совокупности и «не обладает исключительной привилегией на государственное строительство».
Из данного замечания В.И.Ленина вытекает, что в США равное и суверенное право на государственное строительство имеют и белые, и черные, а так как и те и другие сожительствуют дисперсно, то им придется осуществлять свою власть совместно (лозунг «власти черных», если в него вложить именно такое содержание, был бы вполне уместен и прогрессивен), то есть ни в коем случае не вопреки друг другу, что достижимо лишь в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета при праве «вето».
Различие в позиции американских и советских коммунистов из ИПК в дисперсно-национальном вопросе, а именно признание первыми права дисперсной негритянской общины на самоопределение и отрицание вторыми права на самоопределение дисперсных общин вообще – есть различие не только и не столько субъективное, сколько объективное, так как большевикам и советским коммунистам вплоть до последнего времени пришлось иметь дело, как правило, с отношениями достаточно территориально-компактных, территориально вполне очерченных наций в рамках России и затем СССР, а американским коммунистам приходится иметь дело, как правило, с отношениями наций дисперсных, территориально в рамках США не очерченных.
Заблуждение оппонентов из ИПК и, возможно, других советских коммунистов, если они разделяют позицию оппонентов, — явление, без сомнения, временное, так как по мере неминуемого усиления дисперсизации советских социалистических наций – а это этносический закон социализма, действию которого, в отличие от капитализма, нет объективных препятствий – потребуется и соответствующее внимание к национально-политическому решению дисперсно-национальных проблем в рамках социалистического общества, причем потребность в таком внимании налицо уже сегодня.
Заблуждение советских коммунистов в отношение дисперсно-общинных наций не только временное, но и не столь пагубное, так как социализм сам по себе разрешает самые коренные национальные проблемы – социальные. Это, однако, не означает, что можно пренебречь самоопределением дисперсно-национальных общин, так как возможный политический ущерб от этого не поддается прогнозам, в любом случае будучи неминуемым, и так как поднять трудовой народ к достойной социальной жизни невозможно, не поднимая его к достойной жизни национальной.
Что же касается коммунистов США, то отказ от признания права на самоопределение негров привел бы к пагубным последствиям для судеб североамериканской антиимпериалистической и социалистической революции. Поэтому признание ими названного права – факт политической зрелости и мудрости, единства с трудящимися массами всех национальностей, того здорового политического практицизма, который ведет к единству теории и практике путем коррекции теории, проверяемой практикой.
Общинный характер национальных отношений достаточно выявляется в политической жизни многих капиталистических государств. Например, пролетарское урегулирование франко-английских национальных отношений внутри канадской нации из-за далеко ушедшей взаимоассимиляции и необратимой дисперсности франкоканадской и англоканадской внутриканадских наций объективно не может быть сведено к территориальной автономии Квебека или к другому территориалистскому
Решению (39).
Франкоканадская проблема давно уже не является проблемой самоопределения в рамках Квебека. Она уже стала проблемой самоопределения в рамках Канады. Ограничивать требование самоопределения франкоканадцев рамками Квебека означает сегодня буржуазный национализм, его ограничение правом местной буржуазии на беспрепятственную эксплуатацию трудящихся Квебека, на охранение от конкуренции со стороны англоканадской и другой инонациональной буржуазии; означает, далее, ограничение права франкоканадских трудящихся территорией Квебека, хотя им фактически принадлежит вся Канада наравне с англоканадскими трудящимися, а также пренебрежение национально-политическими интересами англоканадцев, проживающих в Квебеке. (Последнее замечают местные публицисты разных политических направлений. Например, Брюс Хатчинсон пишет в «Форин Афферс»: «И если Квебек имеет право отделиться от Канады, неужели нефранкоязычному меньшинству этой провинции можно отказать в праве оставаться в конфедерации?» — цитируется по журналу «За рубежом», № 22, 1978 г., стр. 16).
Отказ от территориалистского решения франкоканадской проблемы вообще означал бы в данных условиях англоканадский шовинизм, а только территориалистское решение – франкоканадский буржуазный национализм.
Ясно, что пролетариат Канады всех национальностей и его авангард не могут не вырабатывать свою классовую позицию по данному национальному вопросу, отличную как от англоканадского, так и франкоканадского национализма.
Давая отпор франкоканадскому национализму и англоканадскому шовинизму, канадские коммунисты не должны возражать и не возражают против автономии Квебека, так как франкоканадские трудящиеся в значительной степени идут в национальном вопросе за франкоканадской буржуазией и уповают на улучшение своего положения при отделении, но они должны решительно добиваться франкоканадского равноправия и полноправия с англоканадцами на общеканадском уровне в общественно-
государственной форме национально-политического суверенитета (40).
Этносическую основу для такой постановки вопроса дает значительная степень дисперсизации обоих основных национальных общин Канады. Другими словами, при правильном подходе канадских коммунистов к специфической национальной проблеме Канады развитие событий может потребовать одной из промежуточных демократических форм национальных отношений уже в ближайшее время: общественно-государственной формы самоопределения франкоканадцев и англоканадцев в общеканадском масштабе в сочетании с квебекской территориальной автономией, находящейся под политической эгидой всего канадского государства, а в национально-политическом аспекте – под эгидой общеканадской общественно-государственной формы самоопределения французского населения.
Аналогичная промежуточная форма может стать формой самоопределения и англоканадского населения. Такая возможность раскрыта в «Тезисах». Названная промежуточная форма национально-политического суверенитета обеспечит максимальную интернационалистскую основу для отношений трудящихся основных национальностей Канады и их интернациональное единение в борьбе с монополиями. Не исключено также, что обустройство национально-политического суверенитета франко- и англоканадцев в общеканадском масштабе в общественно-государственной форме снимет остроту потребности в территориалистском отделении Квебека.
Разумеется, канадским коммунистам предстоит решать и другие национально-политические проблемы Канады, например, коренного населения страны – индейцев и эскимосов. Однако национальные отношения франко- и англоканадцев – являются сегодня определяющими национально-политическими проблемами Канады. И так как они могут быть полностью разрешены пролетариатом Канады в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета на общеканадском уровне, в том числе и в сочетании с местной территориальной автономией, то и проблемы отношений других национальных меньшинств могут быть в конечном итоге разрешены в тех же формах, хотя в отношении индейцев и эскимосов первоначально можно ограничиваться формой территориальной автономии в силу социальных причин (социально-экономическая отсталость) и особенности формы национального существования (территориальной), если она будет отвечать чаяниям национального населения. А чтобы такая автономия была равноправной с общественно-государственной формой самоопределения франко- и англоканадцев, депутатским группам индейцев и эскимосов в общеканадском парламенте следует также предоставить право «вето».
Перипетии кипрского кризиса все больше и больше выявляют недавнюю, да и нынешнюю слабость идейной позиции прогрессивных сил Кипра, включая АКЭЛ, в национально-политическом аспекте. Об этом свидетельствует, например, анализ позиции сторон на переговорах в Вене с 31 марта по 7 апреля 1977 года, то есть в момент обсуждения «Тезисов» в ИПК (по материалам газеты «Харавги» за 1,2, 3 апреля)- см. таблицу на стр. 113.
Позиции сторон:

Турки (Онан) Греки (Пападопулос)

1. Два различных государства на Единое независимое
Кипре со своими: армией, флотом, государство с
полицией, правительством,налогами и общими армией,
ценами на продукты,паспортами и флотом, полицией,
территорией. правительством,
налогами и ценами,
паспортами,
территорией.
Всем представляется
полная свобода
передвижения;каждый
гражданин,будь то
турок или грек,
может жить и работать
в любом месте Кипра
(41).
Если турки-киприоты
хотят, то им
предоставить
пропорциональную их
численности
территорию
– 20% при 18%
населения (принцип
самоопределения
в выборе формы
национального
существования —
дисперсной или
территориально
компактной!).

2. На Кипре должна существовать 2. На Кипре должна
конфедерация с общим правительством, быть федерация
поочередно возглавляемым с одним
президентом-турком и греком. правительством.
Места в парламенте Президент выбирается
распределять между турками и греками обними народами.В поровну. правительстве —
представители обеих
сторон в зависимости
от количества
населения и
занимаемой
территории.
————————— ——————————-
Остальные предложения сторон менее существенны. Позицию турецкой стороны много комментировать не стоит, так как ясно, что она целиком пронатовская, является вариантом раскола прогрессивного кипрского государства с помощью национализма, в частности, с помощью навязывания дисперсно-общинной нации турок-киприотов, в решающей степени слившихся с греками-киприотами и являющихся органической и неотъемлемой частью кипрской нации, неестественной для нее формы национально-политического суверенитета – территориально-государственной, а также с помощью демагогии о равноправии турок-киприотов в виде равночисленного представительства в органах исполнительной власти на общекипрском уровне.
Ясно, что всякое субъективное и искусственное «самоопределение» дисперсно-общинной нации в не свойственной ее природе территориально-государственной форме, которое можно навязать только дисперсному народу малому только силой (что и делается) и только временно, есть реакция как само по себе, так и в силу конкретной политической ситуации на Кипре и вокруг него.
А подлинное равноправие и полноправие дисперсно-национальных общин гарантируется отнюдь не равенством числа их представителей в законодательном органе власти (это, наоборот, лишь ставит в неравное положение численно большую нацию, содержит возможность как паралича общегосударственной власти в ее исполнительных действиях, так и межнационального союза реакции против прогрессивных сил, в каждый момент ей выгодный), а гарантируется правом «вето» в законодательном органе власти даже при не равночисленном, а пропорциональном количестве депутатов (например, при количестве депутатов от греческой общины 20 человек и турецкой – 5, закон должен считаться принятым, если за него проголосовали большинство обоих национальных фракций: не менее 11 греков и 3 турок). Подчеркнем, что принцип «вето» обязательно применим в законодательном органе, но не в исполнительном, который даст наибольший эффект, если будет сформирован не по национальному, а по профессиональному критерию.
Что же касается позиции греко-кипрской стороны, то ее сильные стороны:
1. Признание самоопределения турок-киприотов в вопросе формы национального существования (дисперсно-общинной или территориально компактной);
2. Борьба за целостность кипрского государства и потому предложение федерации и отвод конфедерации. Причем, заметим, предложена федерация и в случае выбора турками-киприотами дисперсно-общинной формы национального существования. Это есть федерация народов с общей территорией. Можно на этом основании утверждать, что прогрессивные политические силы греков-киприотов вплотную на практике подошли к необходимости предложить форму национально-политического суверенитета дисперсно-общинной нации и предлагают федерацию, даже если она не связанна с отдельными территориями! Они явно ищут форму национально-политического суверенитета дисперсно-общинной нации, отличную от опробованных территориально-государственных и территориально-административных форм и… пока не находят ее.
В отсутствии предложения общественно-государственной формы национально-политического суверенитета турок-киприотов в случае их выбора дисперсной формы национального существования – слабость позиции греко-кипрской стороны. Эта слабость имела место как до путча и вторжения турецких войск на Кипр, когда турки-киприоты жили на острове еще смешанно (дисперсно), так и ныне, когда турки-киприоты насильственно удерживаются в территориально компактном состоянии.
В национально-политической плоскости греко-кипрской стороне необходимо противопоставить территориально государственной форме национально-политического суверенитета, всегда реакционной в применении к дисперсно-национальной общине, общественно-государственную форму, дающую дисперсно-общинной нации то же равноправие и полноправие, какое дает территориально компактной нации форма территориально-государственного отделения, но при качественно более высоком интернациональном единстве, в данном случае в рамках единой кипрской двунациональной нации и единого кипрского прогрессивного государства.
План и лозунг общественно-государственной формы национально-
политического суверенитета и сожительства турок и греков-киприотов следовало иметь и выдвигать еще до путча и интервенции. Это не предотвратило бы их, но облегчило бы отпор им и восстановление единства кипрского государства, а самое главное – не позволило бы противникам единого кипрского государства достичь существенной степени отчуждения двух национальных общин.
Для разрешения кипрского кризиса немаловажно, чтобы турки-киприоты поняли не только то, что сохранение турецкой оккупации противоречит их социальным и национальным интересам (это они поняли быстро), но и то, что имеется возможность устройства их национально-политического равноправия и полноправия при дисперсном сожительстве с греками-киприотами в рамках единого государства и на единой территории без границ – а именно в общественно-государственной форме суверенитета, что восстанавливает единство кипрской нации.
Не исключено, что теперь, когда реакции удалось расколоть Кипр и навязать дисперсно-общинной кипро-турецкой нации территориально компактное национальное существование и вплотную подвести ее к энозису по-турецки, оптимальным планом и лозунгом национально-политического устройства суверенитета кипрских турок явится общественно-государственная форма самоопределения на общекипрском уровне в сочетании с находящейся под ее национально-политической эгидой кипротурецкой территориальной автономии (или с другой территориальной формой самоопределения).
Это некоторое отступление на позиции суверенитета в территориальной форме – плата за несвоевременность выставления лозунга общественно-государственной формы национально-политического суверенитета турецкого населения Кипра. Такое отступление – результат искусственно измененной реакцией национальной ситуации на Кипре по сравнению с периодом до греко-фашистского путча и турецкой интервенции. Однако такое отступление должно позволить быстрее и безболезненнее восстановить национальное статус кво на Кипре и высшую – дисперсную – форму сожительства двух национальных общин в рамках одной нации и единого государства. Такое отступление есть сегодня национально-политическое условие восстановления территориальной целостности, национального единства и прогрессивного характера единого кипрского государства.
Таким образом, противопоставление конфедерации только территориальной федерации, без плана и лозунга общественно-государственной формы суверенитета и сожительства греков и турок-киприотов, не обеспечивает национально-политической базы решения кипрского вопроса.
Без учета общинного характера католического и протестантского населения невозможен ныне подлинно интернационалистский подход к национальному аспекту ольстерской проблемы. «Британский Ольстер», как и прежде, помимо всего прочего означает шовинизм. Но и лозунг «Ирландского Ольстера» есть в нынешних условиях ирландский национализм, позволяющий великобританскому империализму обманывать и пристегивать к своей политике многих трудящихся-протестантов.
Интернационалистская политика в отношении национальной стороны проблемы Ольстера означает одновременно:
1. Признание права всех трудящихся Ольстера в целом на
самоопределение без вмешательства Великобритании и любого другого государства (судя по последним сообщениям, прогрессивная общественность Великобритании начала это уже понимать);
2. Признание права трудящихся-католиков и протестантов Ольстера на самоопределение внутри него вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
Признать первое и не признать второе сегодня означало бы позицию за самоопределение по-смитовски. При признании обоих пунктов в совокупности все трудящиеся Ольстера, как католики, так и протестанты смогут без вмешательства извне, без давления свободно и самостоятельно решить, существовать ли Ольстеру независимо или в присоединении к тому или иному государству, и в любом случае отношения католиков и протестантов внутри Ольстера будут оформлены в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета, дающей подлинное равноправие и полноправие, в том числе и в вопросах присоединения или независимости. Вот почему за названную позицию в отношении национально-политического аспекта ольстерского кризиса должны едино бороться коммунисты Великобритании и Ирландии, прогрессивные круги Ольстера, присоединяя к себе всех демократов.
Разумеется, можно привести еще немало примеров, свидетельствующих о том, что выдвижение лозунга общественно-государственной формы национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин и борьба за ее реализацию будет способствовать демократизации буржуазного общества и тем самым созданию лучших демократических условий для борьбы пролетариата за его социалистическое переустройство.
Следует добавить, что общественно-государственная форма применима также к дисперсно-племенным отношениям, что важно для формирующихся наций молодых независимых антиимпериалистических государств, для борьбы за некапиталистический путь развития, то есть за социалистическую перспективу в «третьем мире».
Общественно-государственная форма как одна из возможных реализаций интернационалистского лозунга права наций на самоопределение вплоть до политического отделения — универсальная национально-политическая форма классовой дифференциации буржуазного общества, орудие единства трудящихся в борьбе с империализмом и проимпериалистической реакцией внутри государств – жертв империалистической экспансии. Не использовать это оружие в современной острой схватке с империализмом, значит оказаться не во всеоружии со всеми вытекающими последствиями для баланса сил и исхода их противоборства.
Несовершенство национальной теории, проявляющееся в не учете или недооценке дисперсных национальных отношений как существенного национально-политического фактора, отношений, все более выходящих на авансцену антиимпериалистической борьбы, негативно сказывается повсеместно:
1. На юге Африки, где исключительно точный революционный лозунг завоевания африканского большинства, к сожалению, не сопровождается лозунгом национально-политического равноправия и полноправия в будущих освободившихся государствах (Зимбабве, ЮАР, Намибия) трудящихся и сочувствующих национально-освободительному движению из числа прогрессивных белых, что породило бы в среде расистов дополнительные политические трудности, способствовало бы расколу белого меньшинства и интернациональному классовому воспитанию цветных трудящихся, еще на часок приблизило бы освобождение и создало бы национально-политическую базу для послереволюционного сотрудничества цветных и белых, столь нужного, как показывает опыт освободившихся государств (Ангола и др.) в целях более быстрого становления экономической независимости и уверенного социалистического строительства;
2. В США, где:
а) отсутствие в программе коммунистов конкретизации самоопределения негров в виде выдвижения общественно-государственной формы суверенитета есть отсутствие важного и необходимого маяка для дискриминируемых и сверхэксплуатируемых трудящихся ряда национальностей, есть добровольная отдача их национального сознания и самосознания на откуп буржуазии, есть ослабление антиимпериалистического натиска в цитадели империализма;
б) выставление конкретного лозунга самоопределения в общественно-государственной форме с учетом специфики наций (для индейцев, континентальных пуэрториканцев, чиканос, негров и т.д. он должен быть варьированным) способно значительно облегчить слияние национально-освободительного движения внутри североамериканской нации с общим антиимпериалистическим потоком;
3. В Ольстере, где выставление со стороны компартий Великобритании и Ирландии единого двустороннего лозунга самоопределения Ольстера вплоть до государственного отделения и одновременно общественно-государственной формы суверенитета и сожительства католиков и протестантов внутри Ольстера есть истинно пролетарское решения национально-политического аспекта ольстерского кризиса и кризиса вообще;
4. В Канаде, где буржуазному франкоканадскому сепаратизму Квебека не противопоставлен интернационалистский лозунг самоопределения, то есть политического отделения франкоканадцев в масштабе всей Канады в общественно-государственной форме суверенитета и сожительства с англоканадцами, что не исключает и территориальной автономии Квебека;
5. В Израиле, где признание права на национально-политическое самоопределение в общественно-государственной форме суверенитета арабского меньшинства в законных границах собственно Израиля сделало бы интернационализм партии Вильнера полным, противостояло бы буржуазному шовинистическому лозунгу чисто «еврейского государства» (42) и способствовало бы решению основной национально-политической проблемы Ближнего Востока – обеспечению права на самоопределение вплоть до политического отделения, вплоть до образования самостоятельного государства палестинских арабов и тем самым решению всей ближневосточной проблемы, прекращению кровопролития и межнациональной вражды;
6. На Кипре, где, борясь в интересах греческого и турецкого трудящегося населения острова за единое, независимое, идущее по пути социального прогресса и антиимпериализма государство, прогрессивные силы пока не
противопоставляют реакции, стремящейся расчленить Кипр и тем самым ослабить его и сделать вотчиной НАТО, оптимальное национально-политическое оружие в виде плана и лозунга устройства национального суверенитета и сожительства греков и турок-киприотов в равноправной и полноправной общественно-государственной форме национально-политического суверенитета, позволяя реакции националистически оболванивать турок-киприотов и с помощью демагогии о якобы защите их национальных интересов парировать усилия мировых антиимпериалистических сил, направленные на воссоздание целостного прогрессивного Кипра. И т.д., и т.д.
Вряд ли на планете есть места, где не сожительствовали бы в рамках одного государства дисперсно-национальные общины, а значит объективно не стояла бы уже сегодня или не встанет наверняка и остро завтра проблема их самоопределения и сожительства в общественно-государственной форме национального суверенитета. При несправедливом (буржуазном) общественно-социальном строе и особенно в периоды национальной опасности или всевозможных кризисов эта проблема неминуемо будет обостряться, проявляясь как немаловажный фактор классовой борьбы.
Это пора увидеть. Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин выявлена теоретически, но ее уже требует практика классовой борьбы. Можно даже сказать, что не только требует, но уже и рождает. Так зачатком будущей общественно-государственной формы национально-политического суверенитета негритянской общины США можно считать недавно созданную координирующую всеамериканскую негритянскую общественную организацию, в определенной степени объединяющую все общественные организации негров США под эгидой негров-конгрессменов и негров, избранных в местные органы власти.
В данном случае налицо две главные составляющие общественно-государственной формы национально-политического суверенитета: наличие общественной (негосударственной) национальной организации и ее представительство в государственной власти. Однако налицо также и неполнота этой формы в данном случае, так как не включает в себя главный элемент: избранные во власть негры автономно не организованы там и не обладают правом «вето» на все законодательные решения, какие, по их мнению, затрагивают коренные интересы негритянского населения США.
Нынешние негры-конгрессмены есть буржуазные представители народа США и, в частности, негров. Поэтому можно сказать, что общественно-государственная форма национально-политического суверенитета негритянской общины США начала складываться как буржуазная и потому не может быть доведена до конца. Это естественный результат слабости рабочего движения в США и его авангарда – коммунистической партии, а также естественный результат половинчатости лозунга самоопределения негров, выдвинутого коммунистами: признав право негров на самоопределение, которое является правом на политическое отделение, они не предложили негритянскому населению реальный, понятные лозунг, фиксирующий форму такого самоопределения – общественно-государственную.
Чем раньше коммунисты США выдвинут лозунг и конкретный план достижения национально-политического суверенитета дисперсно-национальной негритянской общины в общественно-государственной форме, тем раньше и успешнее они смогут отвоевать негритянское антиимпериалистическое национально-освободительное движение на сторону рабочего класса, классово дифференцировать негритянский народ США и в национально-политическом аспекте, добиться подлинно демократической, то есть руководимой рабочим классом США общественно-государственной формы национально-политического суверенитета негров как одной из целей и одновременно одного из условий победы социалистической революции в США.

III.

РЕАЛЬНА ЛИ ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ
ДИСПЕРСОНО-НАЦИОНАЛЬНЫХ ОБЩИН ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ.

Демократический централизм
«… предполагает полнейшую свободу различных
местностей и даже различных общин
государства в выработке разнообразных
форм и государственной, и общественной, и
экономической жизни»
(В.И.Ленин. ПСС, т.24, стр. 227)

«…Такой демократический строй, в котором
бы не только вообще была демократия, но
специально не могло бы быть
недемократического решения вопроса об
отделении»
(В.И.Ленин. ПСС, т.24, стр. 227).

Не малое значение имеет правильный подход к дисперсно-национальным общинам в условиях социалистического и коммунистического строительства, в том числе в СССР. В условиях социализма данный вопрос является одним из коренных вопросов национальной демократии, без решения которого, начинающегося с признания политического значения факта существования дисперсно-национальных общин, не добиться того до конца доведенного, последовательного демократизма, который способен дать наилучшие условия для коммунистического строительства и о котором говорил В.И.Ленин.
По мере создания социально-экономической базы сплочения, сближения и слияния наций, сознательное руководство социалистическим обществом не может не заботить его национально-политическая надстройка, в том числе форма национально-политического самоопределения дисперсно-национальных общин, способная обеспечить национально-политическое равноправие, а также соответствие этой надстройки реальному развитию наций и национальных отношений.
Решая задачу фактического равноправия трудящихся СССР всех национальностей, КПСС не может не проявлять постоянную заботу об их равноправии национально-политическом по следующим причинам:
1. Фактическое равноправие не может быть достигнуто и полно осуществляться без равноправия национально-политического; достижение формального национально-политического равенства есть одно из условий фактического, в том числе социально-экономического, равноправия трудящихся СССР всех национальностей;
2. Сознание национально-политического равноправия есть органическая часть того морально-политического благосостояния трудящихся всех национальностей, которое дополняет благосостояние материальное, является одной из целей политики КПСС само по себе для удовлетворения справедливых чаяний трудящихся и тем самым обязательным компонентом морально-политического единства советского общества, и немалым условием эффективного строительства коммунизма в целом.
Обладание высшей, наиболее прогрессивной формой национально-политического суверенитета в виде союзной республики сегодня уже есть групповая национально-политическая привилегия территориально-компактных наций СССР. Она сложилась исторически и была обусловлена социально, что показано в «Тезисах». Негативные следствия неравенства национально-политических форм суверенитета многих десятков народов СССР, существующего ныне, усиливаются по мере выравнивания уровня социально-экономического развития наций, закономерного при социализме, и начинают свое неблагоприятное обратное действие. Эта привилегия способна плодить местный шовинизм и дисперсный национализм, и ее необходимо постепенно изжить в структуре советской национальной государственности.
Но как изжить? Разумеется, не лишением наций, образовавших СССР, их союзной государственности. Наоборот:
1. Поднятием автономных государственных и административных национальных форм до уровня союзных, если не по внешней оболочке, то есть не путем переименования автономий в союзные республики, что было бы нецелесообразным, а по существу, то есть путем приравнивания национально-политических прав автономий к правам союзных республик, предоставив всем национальным депутатским группам в Совете Национальностей Верховного Совета СССР право «вето»;
3. Устройством общественно-государственных форм суверенитета наций, степень дисперсности которых значительна, и уравниванием в политических правах высших территориальных (союзных республик) и высших общественно-государственных (на общесоветском уровне) форм национального суверенитета, также предоставив им право «вето» в Совете Национальностей (43).
Таковы мероприятия по совершенствованию национально-политической надстройки СССР, которые представляются автору «Тезисов» главными.
Мы не можем долго находиться на платформе признания и оправдания привилегии нескольких крупнейших наций СССР, заключающейся в доведении до конца национально-политического самоопределения, тогда как большинство других наций находятся лишь на пути к высшим формам самоопределения. Это было бы отрицанием права большинства народов СССР на самоопределение вплоть до политического отделения в объективно возможных высших формах, в том числе в прошлом социально и культурно отсталых народов автономий и дисперсных национальных общин. И такое отрицание не прикрыть псевдомарксистским утверждением, будто все эти народы – не нации, что они якобы «добровольно ассимилируются» и т.д.
В условиях развитого социализма нет не наций. Каждый член социалистического общества, помимо общесоветского, имеет и будет еще долго иметь объективно обусловленное исторически и социально национальное самосознание, вплоть до полного слияния наций в зрелом коммунизме. И отрицание этого или признание этого только на словах, а не на деле способно принести лишь вред ходу коммунистического строительства, тормозить его.
В развитом социализме нации не теряют специфики, в том числе в степени слияния, которая неоднородна. Но в развитом и даже зрелом социализма не может быть не наций, так как именно социализм, безусловно, поднимает все этносические общности к полнокровной национальной и интернациональной жизни, независимо от досоциалистических условий и нынешних форм их существования.
Проблема организации национально-политического самоопределения дисперсно-национальных общин в соответствующей специфической, то есть в общественнно-государственной форме национально-политического суверенитета назрела:
1. В Социалистической Федеративной Республике Югославия (СФРЮ), где налицо острая потребность в политическом противовесе национализму и где значительная дисперсизация национальных групп югославской нации может послужить в этих целях основанием для начала постепенного внедрения в политическую систему данной страны общественно-государственных форм национально-политического суверенитета сербов, хорватов и др., способных со временем вытеснить территориальные формы суверенитета, стать его носителями сначала наряду, а потом и вместо существующих в СФРЮ территориально-национальных образований, как это
показано в «Тезисах»;
2. В Венгрии, где проблема национально-политического устройства национальных меньшинств вполне разрешима полностью на основе предлагаемой в «Тезисах» общественно-государственной формы суверенитета, не связанной с территориальными границами и отвечающей решающей степени слияния национальных меньшинств внутри венгерской нации;
3. В Чехословакии, где уже сегодня в общественно-государственной форме целесообразно устройство суверенитета венгерских трудящихся, а в будущем, с полным переходом чешских и словацкий трудящихся в дисперсную форму национального существования и сожительства внутри чехословацкой нации – постепенно преобразовать существующую и вполне оправдавшую себя федерацию в федерацию «бестерриториальную», при которой национальные интересы чехов и словаков будут представлять общественно-государственные органы в виде соответствующих национальных фракций Палаты национальностей Федерального собрания, где они будут обладать правом «вето», фактически уже вошедшего в зачаточном виде в национально-политическую систему ЧСР (так Президент ЧСР считается избранным , если за него проголосует не менее 3/5 депутатов, избранных как от Чешской Социалистической Республики, так и Словацкой Социалистической Республики, что фактически есть право национального «вето», но в применении лишь к выборам Главы государства).
4. Даже на социалистической Кубе в порядке политической профилактики перед лицом не исключенного использования империализмом и его эмигрантскими выкормышами разнонационального (разнорасового) характера кубинского общества в целях политических и идеологических диверсий. В силу особых политико-географических условий кубинским товарищам не приходится отказываться от любых возможных мер для упрочения интернационального единства кубинского народа, сложного по расовой структуре (креолы, негры, метисы, мулаты).
Самое главное: в странах социалистического содружества уже вполне назрела политическая потребность во взаимном устройстве национального суверенитета в общественно-государственной форме тех дисперсно-общинных национальных групп населения, которые одноименны государственно организованным нациям, входящим в содружество социалистических стран. Это явилось бы национально-политическим компонентом цементирования здания содружества.
Проблемой политического самоопределения общинно-дисперсных наций не следовало бы пренебрегать и КПСС, несмотря на то, что угрозы устоям полностью победившему социализму и вступающему в зрелую стадию развитому социализму при правильной политике здесь мизерны и поэтому проблема самоопределения дисперсно-национальных меньшинств кажется мелочной. Темпы соревнования с капитализмом ныне столь высоки, а основное противоречие современной эпохи столь остро, что каждая кажущаяся политическая «мелочь» может сыграть несоразмерную ей роль, если будет упущена социалистическим содружеством, снизит возможный темп развития или уменьшит совокупную силу и внутреннюю крепость.
В этой связи нельзя не отметить, что в СССР, без сомнения, был затруднен отпор известной сионистской диверсии и вообще современная борьба с сионизмом как глобальной националистической идеологией, политической практикой и организацией еврейской буржуазии, сросшейся с империализмом США. Затруднен, прежде всего, в результате того факта, что, будучи усыпленными традиционной и безусловной поддержкой трудящимися еврейской национальности политики КПСС в прошлом и настоящем и уповая на безусловно достигнутое их социальное и гражданское равноправие (причем с той сверхполной компенсацией за годы двойного гнета и унижения при царизме, к которой призывал В.И.Ленин), мы преувеличили степень ассимилированности национального самосознания трудящихся-евреев, недооценили живучесть националистических

пережитков в их среде и действенность факторов этой живучести (44) и, главное, упустили «мелочь» (из-за отставания нашей национальной теории и проистекающего отсюда простора для порочных взглядов на дисперсно-национальный вопрос), то есть упустили организовать национально-политическое самоопределение советских трудящихся еврейской национальности, в подавляющем большинстве проживающих за пределами Еврейской автономной области, упустили организовать в форме, закономерно вытекающей из их специфики как именно нации дисперсно-общинной то есть в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета. В эту национально-политическую брешь и пролез сионизм.
То, что не видели советские марксисты, а именно весомое национальное сознание и самосознание дисперсно-национальной советской еврейской общины, увидели или почувствовали сионисты и ловко использовали в своих целях, выступив с известным призывом к советским евреям выехать на «родину» и исказив тем самым их подлинное сознание и самосознание, то есть интернационально-общесоветское и одновременно дисперсно-общинное национальное сознание и самосознание. Значительная часть советских трудящихся еврейской национальности поддалась этому искажению и искушению и покинула свою объективную родину.
Послушать оппонентов из ИПК, то дисперсно проживающие на всей территории СССР советские евреи в ходе социалистического строительства полностью перестали быть нацией, утеряли свою национальность, например, в том смысле, который придает национальности тов. Куличенко («Национальные отношения в СССР и тенденции их развития», М., «Мысль», 1972 год, стр. 55), включая в это понятие и социальный аспект. Спрашивается, когда произошла эта «утеря»? И почему бы, если это действительно так, не отказаться на этом основании от указания на еврейскую национальность в государственной статистике СССР, в паспортном учете, в кадровом анкетировании и проч. и проч.? И, если хорошенько подумать, не равнозначно ли было такое предложение по своему политическому смыслу предложению «ликвидировать» национальность всех советских людей, проживающих за пределами своих республик и автономий?
«Утеряют» свою национальность в процессе сближения и слияния в конечном итоге все нации, тем более социалистические, свободно и добровольно интернационализирующиеся. Нации «утеряют» свою национальность и в дисперсной части. «Утеря «национальности произойдет через всеобщую дисперсизацию наций. «Утеря» национальности произойдет как непосредственно, так и через этап или этапы образования других этносических общностей (наций) на многоэтносической основе.
Однако для «утери» национальности необходимо, прежде всего, полное слияние социальной структуры наций и всех других сторон национального бытия в зрелом коммунизме. Известно, что такого слияния в СССР пока не произошло, почему постановка вопроса об «утере» советскими трудящимися их национальности, то есть постановка вопроса о якобы осуществившейся их ассимиляции есть идея лжемарксистская, буржуазная, льющая воду на мельницу сионистов и других националистов. И действительно, сионисты ловят простодушных на удочку национализма, грозя именно жупелом ассимиляции.
Революционно решив социальные, юридические и другие важные национальные проблемы еврейских трудящихся СССР и достигнув их фактического равенства на базе социализма, сделав существенный шаг в области их равноправия национально-политического (образование Еврейской автономной области), коммунисты СССР преждевременно спустили знамя национально-политического самоопределения большинства еврейских трудящихся СССР якобы за ненадобностью. Это знамя подхватил сионизм и поманил им.
В отличие от советских немцев, трудящиеся СССР еврейской национальности сегодня обладают национально-политическим образованием – Еврейской автономной областью. Это имеет большое значение для удовлетворения национального самосознания советского еврейского народа в целом и, прежде всего, в части, проживающей на территории автономной области.
Так как к моменту социалистической революции в России национальные отношения в подавляющем большинстве складывались как отношения наций и народностей, очерченных территориально, а процесс их дисперсизации отчасти из-за недоразвитости капитализма, отчасти из-за стремления российского капитала к образованию внутрироссийских колоний зашел недалеко, то российские марксисты применили к своим, российским условиям ленинский принцип самоопределения вплоть до политического отделения, отождествив его, естественно, с отделением территориальным. Как отмечалось, эти условия отличны, например, от нынешних национальных условий в США, где социалистические революционные преобразования будут проходить при господстве отношений наций дисперсных, где принцип самоопределения вплоть до политического отделения будет означать отделение не территориальное, а «бестерриториальное», внутригосударственное, отделение в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
После победы социалистической революции специфические условия России потребовали регулирования национальных отношений и проведения принципа национального самоопределения в известных территориально-государственных и территориально-административных формах. Объективно исторически сложившиеся национальные отношения в России как отношения в достаточной степени территориально очерченных наций отразились в марксистской теоретической мысли в виде утверждения принципа государственного, административного территориального отделения и территориальной федерации, который был распространен и на российских евреев, уже тогда отличавшихся значительной дисперсной спецификой, и, в конечном счете, привел к образованию еврейской территориально-административной автономии.
Российские марксисты, будучи интернационалистами, борцами за равноправие всех без исключения наций (в том числе дисперсных, товарищи оппоненты!), не могли не предложить еврейским трудящимся самоопределение в общих для всех крупных народов СССР и выведенной на основе анализа российской национальной действительности территориальной форме отделения, видя равноправие в этом. И нет никаких объективных оснований упрекать их в том, что равноправное самоопределение виделось ими обязательно одинаковым по своей форме – территориально-политического отделения.
Следовательно, образование на территории СССР еврейской национальной территориальной автономии – результат интернационализма большевиков и одновременно результат… распространения на советских еврейских трудящихся формы самоопределения без учета их дисперсной специфики. Так большинство советских евреев, проживающих дисперсно, осталось вне сферы действия определенной формы национально-политической демократии и тогда, когда такая форма была образована – еврейская территориальная национальная автономия в виде Еврейской автономной области.
Такое положение было чревато и чревато противоречиями и ныне, но, разумеется, не антагонистического характера, так как половинчатость решения национально-политической демократии в отношении советского еврейского народа сопровождалась главным – равным с другими нациями решением социальных проблем еврейских трудящихся на базе социализма, что является основой жизни трудящихся любой нации и национальности, в том числе и их национально-политической жизни, в том числе и их национально-политического самоопределения.
Однако в сложных условиях строительства социализма и коммунизма недостаточность национально-политического самоопределения – момент негативный, который прямо или косвенно, постепенно или вдруг тормозит активное участие в социалистическом строительстве трудящихся, в данном случае – евреев, способна принести и другие существенные политические трудности. Это особенно проявилось в конце 60 – в начале 70-х годов, с момента известной сионистской диверсии против СССР правящих кругов Израиля и всемирного сионизма.
Сквозь показанную здесь брешь в социалистическом национально-политическом самоопределении советских еврейских трудящихся, не обладавших отвечающей их специфике общественно-государственной формой национально-политического суверенитета, как уже отмечалось, пролез сионизм со своим буржуазным национально-политическим самоопределением, добившись, разумеется, не решающего, что в условиях развитого социализма невозможно, но вполне определенного успеха, добившись того тормозящего эффекта, который неминуем в социалистическом и коммунистическом строительстве при недостатках социалистической демократии вообще и в национальной демократии в частности в условиях жесточайшей мировой схватки двух общественных систем и их идеологий и который, в данном случае, проявился особенно ярко в факте эмиграции и на определенном ее этапе сочувствия этой эмиграции со стороны значительной части еврейских и других трудящихся СССР. Названная активность сионизма и империализма привела к некоторым негативным экономическим, идейным и политическим последствиям.
Сионисты смогли также занести в свой актив некоторое оживление еврейского национализма и национализма вообще (в том числе антисемитизма), особенно в наименее политически зрелых слоях советского общества, нынешние и будущие страдания значительной части трудящихся еврейской национальности, обманутых сионистской пропагандой и выехавших за пределы своей объективной советской Родины, некоторые трудности в осуществлении миролюбивой внешней политики СССР, временное пополнение буржуазного пропагандистского арсенала Запада в борьбе с социалистической идеологией и политикой и т.д. Весь этот ущерб был бы закономерно меньшим при наличии в СССР оптимальной для дисперсно-общинной еврейской нации формы ее суверенитета, то есть формы общественно-государственной наряду с Еврейской национальной областью или вместо нее (в соответствии с самоопределением евреев автономии).
В дореволюционной и пореволюционной России имела место еще одна специфическая сторона, наложившая отпечаток на формы национально-политического самоопределения советских народов: предельная неравномерность капиталистического развития в России, патриархальный и мелкобуржуазный характер национальной периферии, предельная неодинаковость социальной структуры этносических общностей России (наций, народностей, племен). Это неизбежно привело к разнообразию форм национально-политических образований: от суверенных социалистических республик, образовавших Союз и высшую форму социалистической федерации (Союз равноправных и полноправных советских социалистических республик) до национальных (ныне автономных) округов, не имевших равных и полных национально-политических прав в сравнении с союзными республиками. Это естественное следствие приятия мелкокрестьянскими и даже патриархальными национальными окраинами, не имевшими или почти не имевшими национального пролетариата, гегемонии пролетариата российского, в большинстве — русского.
Национально-политическая подчиненность и, следовательно, неравность автономий, отразив в национально-политической надстройке незрелого социализма диктатуру и руководящую роль российского, прежде всего, русского пролетариата в социалистическом строительстве, была одной из сторон союза рабочего класса России с разнонациональным крестьянством при руководстве со стороны рабочего класса. Однако, в развитом и тем более в зрелом социализме социальная сущность всех наций и народностей в своей основе выровнена. И национально-политическая форма автономии, являясь неравной формой национально-политического самоопределения, становится все менее оправданной, вступая в противоречие с уровнем социального сближения наций.
В этой связи вспомним ленинское требование: «Ни одной привилегии ни одной нации… — вот принципы рабочей демократии» (В.И.Ленин. ПСС, т.23, стр. 150). А вспомнив, сделаем вывод, что автономия будет неизбежно заменена на высшие формы национально-политического суверенитета, каковыми для территориально очерченных наций (например, советские граждане якутской национальности) является советская социалистическая республика, а для наций с далеко зашедшей дисперсностью (например, для советского татарского народа, чьи представители в своем большинстве проживают на всей территории СССР, а на территории Татарской АССР татар меньшинство) есть общественно-государственная форма национально-политического отделения на союзном уровне, то есть форма, открытая в «Тезисах».
Сказанное не означает, что Татарская АССР должна быть немедленно ликвидирована. Она при общественно-государственном национально-политическом самоопределении татарского народа значительное время будет составной территориально-государственной частью общественно-государственной формы суверенитета. В любом случае судьбу Татарской АССР будут решать советские люди татарской национальности вне зависимости от места своего проживания на основе национально-политического самоопределения и интернационализма.
Тот факт, что национально-политической формой суверенитета советских трудящихся еврейской национальности является автономия, причем для меньшей части данной нации, то есть не высшая форма национально-политического суверенитета, тоже явился негативным моментом, способствующим некоторому успеху диверсии сионистов против советского народа в целом, предложивших советским евреям самоопределение на «земле обетованной» именно в высшей форме суверенитета – суверенного еврейского национального государства. Отсутствие у советского еврейского народа общественно-государственной формы суверенитета как высшей формы для дисперсно-общинных наций позволяет сионистам обманывать советских евреев предложением высшей территориально-государственной формы суверенитета, не свойственной дисперсным нациям.
Самоопределение в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета на союзном уровне было бы полным и окончательным социалистическим решением национально-политической проблемы советского еврейского народа, в максимальной степени обеспечивающим его беспрепятственное и полное слияние со всеми другими советскими народами в единой советской общности и уверенный отпор любым диверсиям сионистов.
Отсутствие такой формы национально-политического суверенитета советских трудящихся еврейской национальности в условиях сионистской диверсии облегчило империализму отделение некоторой части советских людей еврейской национальности от советских людей других национальностей, от советского государства, от партии.
К моменту начала сионистской диверсии национально-политическая общественная и государственная организация еврейских трудящихся СССР была в неразвитом состоянии, в каком пребывает и сейчас. Она ограничивается в государственном плане Еврейской автономной областью, представляющей небольшую часть советских трудящихся еврейской национальности (45) и не ассоциирующейся в еврейских головах, не свободных от национального мироощущения, с национальной территорией, как УССР или БССР ассоциируются у того же украинца или белоруса, проживающего в Казахстане или на Камчатке. Она ограничивается в общественном плане… еврейской церковью, тоже, естественно, не представляющей большинства еврейского населения в нашем социалистическом атеистическом обществе.
Таким образом, сознательно или подсознательно, но сионисты ловко сыграли на отсутствии в СССР национально-политического суверенитета большинства дисперсно проживавших трудящихся еврейской национальности и неполноты такого суверенитета у меньшинства. Поэтому причин некоторого успеха сионистской диверсии (46), если ее подвергнуть более глубокому анализу, несколько больше, чем принято считать:
1. Сохранение у советских трудящихся еврейской национальности, помимо общесоветского, также и определенного советско-еврейского и даже — пусть привнесенного, необъективного,- но сугубо еврейского самосознания, которое недооценивается;
2. Националистические пережитки в сознании некоторой части советских граждан как еврейской, так и, в разной степени, всех других национальностей;
3. Целенаправленные идеологические, политические и организационные усилия мировой реакции, прежде всего организованного в международном плане сионизма и империализма США, направленные на оживление националистических предрассудков в советском обществе, и, в частности, на националистическое оболванивание трудящихся СССР еврейской национальности;
4. Несовершенство организации национально-политического суверенитета еврейского населения СССР, что позволило сионизму исказить национальное самосознание значительной части советских трудящихся еврейской национальности и предпринять попытку присвоения и использования в своих империалистических целях знамени национально-политического самоопределения еврейских трудящихся СССР.
Воспользовавшись отсутствием в СССР «бестерриториальной»,
общественно-государственной формы национально-политического суверенитета, соответствующей дисперсно-общинной специфике еврейского населения СССР, сионисты выдвинули лозунг, реакционный в применении к любой дисперсной нации, – лозунг их территориального самоопределения в виде эмиграции в Израиль, обманув определенную часть советских людей еврейской национальности, ничего общего не имеющих с израильской нацией и с целями сионистского движения. То есть, воспользовавшись отсутствием в СССР совершенного социалистического национально-политического самоопределения советских трудящихся еврейской национальности, сионисты не без успеха пытаются подменить его национально-политическим самоопределением буржуазным.
В этносическом смысле советские евреи существуют в решающей степени как органическая и неотъемлемая часть новой исторической общности людей – советского народа и в некоторой степени как советская еврейская национальность, советская еврейская дисперсно-общинная нация. Поэтому любое национально-политическое самоопределение еврейского населения СССР обосновано лишь на территории СССР и, прежде всего, в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета (47).
Разумеется, партия не могла оставить антисоветские действия сионистов без отпора и в силу прочных социально-экономических и других устоев социализма в СССР, в силу своей подлинно интернационалистской политики, в силу успехов интернационального воспитания трудящихся, в том числе еврейской национальности, успешно отразила и отражает диверсионный натиск сионистов с наименьшими потерями, опираясь на всю советскую общественность, включая трудящихся еврейской национальности. Но этих потерь могло быть еще меньше, если бы идейное и прочее представительство советских трудящихся еврейской национальности партия осуществляла не только сама, не только непосредственно организовывала антисионистское выражение трудящихся СССР в целом и еврейских трудящихся в частности, но и с помощью оптимальных национально-политических институтов трудящихся еврейской национальности.
Такие национально-политические органы, соответствующие специфике национального существования, имеют все территориально компактные нации СССР в виде территориально-государственных и территориально-административных национально-политических образований. Формой же, соответствующей дисперсной специфике, является общественно-государственная форма национально-политического суверенитета. Ясно, что в случае реализации такой формы интересы трудящихся еврейской национальности выиграли бы, а интересы остальных наций и национальностей СССР – тоже или по крайней мере нисколько не пострадали бы. Весь советский народ оказался бы в выигрыше от большего сплочения, единства, полноты интернационализма, от меньшей эффективности националистических империалистических диверсий.
Сионистская диверсия показала необходимость упрочения национально-политического приводного ремня от КПСС к массам трудящихся СССР еврейской национальности и наоборот. Такой вывод – не один из обязательных, который нужно сделать по итогам сионистского призыва к советским гражданам еврейской национальности выехать на выдуманную для них родину. Укрепить же связь партии с еврейскими трудящимися СССР — значит, в частности, организовать их национально-политическое самоопределение в общественно-государственной форме суверенитета, то есть в равноправной национально-политической форме с формами суверенитета территориально компактных наций и народностей СССР, но в полной мере отвечающей специфике еврейского населения как дисперсно-общинной нации.
Организация национально-политического самоопределения советских трудящихся еврейской национальности позволит укрепить их сознание принадлежности к великому советскому народу, успешнее противостоять давлению сионистской идеологии, умножить вклад в коммунистическое творчество на земле своей объективной родины, активизировать борьбу с сионизмом путем международных усилий через их общественно-государственный орган по разоблачению буржуазной, проимпериалистической сущности сионистской идеологии, политической практики и всемирной организации, по сотрудничеству с прогрессивными организациями других стран, направленному на повсеместный отрыв от империализма и сионизма трудящихся масс евреев, по их объединению с трудящимися стран проживания и других стран против империализма и сионизма.
«Всемирная еврейская нация» есть чушь и ложь сионистов, использующих остаточную общинную национальную психологию трудящихся-евреев в разных странах для их искусственного, наднационального объединения ради глобальных целей империализма. Единственно что объективно объединяет трудящихся еврейской национальности разных наций между собой, как и с трудящимися других наций – это общие и специфические антиимпериалистические интересы, общие и специфические интересы антисионистские. И эти интересы коммунистам пора объединить организационно и направить на борьбу с международным сионизмом и империализмом.
Оппонентам из ИПК следовало бы по научному четко и честно ответить на вопрос: есть ли еврейское национальное сознание и самосознание в рамках СССР как реальный компонент в целом интернационального, общесоветского сознания и самосознания советских трудящихся еврейской национальности? Отрицать его наличие – значило бы идти против конкретных политических фактов современности и идейно-теоретического наследия В.И.Ленина, который, в отличие мифической «всемирной еврейской нации» сионистов, видел реальный российский еврейский национальный фактор. Отрицание его наличия означает субъективизм в теории национального вопроса в ее приложении к СССР, субъективизм, порождающий волюнтаризм в практической национальной политике. Признав же еврейское национальное сознание и самосознание как факт, следует задуматься о причинах его живучести и способах использования в коммунистических целях. При этом не грех поучиться у классовых противников эффективности использования этого факта в целях империалистических, выйти из окопов антисионистской обороны и перейти в широкое антисионистское наступление.
Среди основных причин живучести еврейского, как и всякого другого, национального сознания и самосознания в СССР, следует назвать в первую очередь:
1. Социально-экономические особенности социализма как первой фазы коммунизма, не обеспечивающей пока материального равенства коммунистического типа;
2. Относительную самостоятельность сознания и самосознания как надстроечного явления от базиса, проявляющаяся в отставании сознания и самосознания от реально сложившихся социально-экономических условий бытия;
3. Наличие в мире наций, национальных государств, национальных организаций, национальных идей, а также классовых сил, заинтересованных в искажении и гипертрофии национального как в средстве подрыва единства антиимпериалистических рядов;
4. Наличие националистических пережитков прошлого, подогреваемых организованной идеологической практикой реакции. И т.д.
Эффективно использовать национальное самосознание еврейских трудящихся СССР, как и трудящихся других национальностей, в целях коммунистического строительства можно лишь на основе признания их права на самоопределение вплоть до политического отделения в форме, отвечающей специфике их национального существования – дисперсно-общинной.
Некоторый успех сионистской пропаганды на СССР, проявившийся в эмиграции определенной части советских евреев в Израиль, является, разумеется, результатом не общности «этнического», «национального» (в калтахчяновском понимании) их самосознания с самосознанием евреев Израиля, которой объективно нет и не может быть, а результатом, прежде всего, их стремления к национально-политическому самоопределению вплоть до политического отделения, не удовлетворенному в СССР в общественно-государственной форме суверенитета, вытекающей из дисперсного характера советской еврейской национальности.
Не обладая подлинным национально-политическим суверенитетом, не ощущая заботы о нем и даже не предполагая такой закономерной возможности в рамках СССР, многие советские евреи отнеслись сочувственно к реакционному сионистскому лозунгу территориального национально-политического самоопределения вдали от подлинной родины. Эмигрировавшие советские евреи, объективно не имевшие никакой общности, в том числе даже этнической, а не только национальной, с еврейским населением Израиля, почувствовали ее под воздействием сионистской пропаганды в результате потребности в национально-политическом отделении, которого у них фактически не было и которое им посулили сионисты (48).
Противоречит ли все сказанное ленинизму? Попробуем проверить. Как известно, В.И.Ленин в еврейском вопросе:
1. Выступал против сионистской «всемирной еврейской нации»»;
2. Требовал политической работы среди еврейских рабочих с учетом их особых условий в каждой стране (так понял это и Калтахчян – см. стр. 87 его труда). Причем, будучи уверенным, что «больше связи получится после свободного отделения» (ПСС, т. 48, стр. 235), В.И.Ленин считал, например, допустимой не только в государственном плане, но даже в партии «полную автономию» Бунда «в делах, касающихся еврейского пролетариата» (В.И.Ленин. ПСС, т.7, стр. 48) (49);
3. Не исключал российских евреев из числа российских наций, имеющих право на самоопределение, мыслимое им только как политическое отделение (50).
Таковы три основных момента в подходе В.И.Ленина к национальной проблеме российских евреев. Эти моменты, естественно, действительны и на весь период перехода к коммунизму. Нетрудно увидеть, что в двух пунктах из трех мы существенно отошли от В.И.Ленина, то есть от интернационализма, что и обусловило заполнение этого вакуума интернационализма буржуазным, сионистским национализмом, так как третьего в современном мире, как известно, не дано.
Полностью находясь на ленинских позициях в отношении «всемирной еврейской нации» (пункт 1), мы практически свели почти к нулю работу среди еврейских трудящихся с учетом их специфических условий в СССР (пункт 2) и практически исключили подавляющее большинство еврейского населения СССР из национального самоопределения (путь 3), то есть, вопреки В.И.Ленину, фактически исключили советских евреев как субъектов национально-политического самоопределения.
Таким образом, отход от ленинизма в еврейском вопросе в СССР нужно искать не в «Тезисах», а в гносеологическом шовинизме, не способном познать ту истину, что трудящиеся СССР еврейской национальности, как и другие дисперсно-общинные советские нации, являются именно нациями (51) хотя бы уже потому, что некоторые головы, в том числе полагающими себя ортодоксально марксистскими, позволяют себе возможным, вопреки реалиям, не считать их таковыми.
В.И.Ленин, наметив основы пролетарской национальной политики в применении к российскому еврейскому населению, набросал и конкретный эскиз ее проведения: «Несомненно,.. что для устранения всякого национального гнета крайне важно создать автономные округа, хотя бы самой небольшой величины, с цельным, единым, национальным составом, причем к этим округам могли бы «тяготеть» и вступать с ними в сношения и свободные союзы всякого рода члены данной национальности, рассеянные по разным концам страны или даже земного шара. Все это бесспорно, все это можно оспаривать только с заскорузло бюрократической точки зрения» (В.И.Ленин. Сочинения. 4-е издание,т.20, стр. 33).
Еврейский «автономный округ», о котором писал В.И.Ленин, создан в составе СССР в виде Еврейской автономной области (критику по вопросам «где», «когда» и «как» создан – оставим здесь в стороне), что являлось важным шагом в осуществлении ленинского плана в отношении трудящихся СССР еврейской национальности. Но В.И.Ленин не мыслил ограничиваться в отношении дисперсно-национальных общин только этим шагом: «…К этим округам могли бы «тяготеть» и вступать с ними в сношения и в свободные союзы всякого рода члены данной национальности, рассеянные по разным концам страны или даже земного шара».
Оставим опять-таки в стороне вопрос о целесообразности размещения еврейского «автономного округа», «хотя бы самой небольшой величины», именно на советском Дальнем Востоке с точки зрения «тяготения» к нему «членов» еврейской национальности, «рассеянных по разным концам страны» (52). Поговорим о том втором шаге, который предусмотрел В.И.Ленин после организации баз национально-политического самоопределения дисперсно-национальных общин — о «вступлении с ними в сношения и свободные союзы всякого рода членов данной национальности, рассеянных по разным концам страны…». Сразу возникает вопрос об организационной форме этого «сношения», о формах «свободных союзов».
Об организационном обеспечении «сношений» автор «Тезисов» не пишет (не та тема), а формы «свободных союзов» не только выводит, но и показывает в развитии с учетом тенденций как этносического развития дисперсно-национальных общин и превращения в них территориально компактных наций, так и слияния всех наций и национальностей СССР на базе развитого, а затем и зрелого социализма. Это и есть в конечном итоге общественно-государственные формы национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин. В этом и состоит претензия автора «Тезисов» на выращивание из ленинского теоретического зерна древа национально-политической демократии социализма не столь далекого будущего, представляющегося автору «Тезисов» уже сегодня значительной потребностью и даже в определенном смысле ростком, который пора выхаживать (потому и называются «Тезисы» «К вопросу о планировании национальной демократии социализма»).
Заодно не мешает обратить серьезное внимание на слова В.И.Ленина «… к этим округам могли бы «тяготеть» и вступать с ними в сношения и свободные союзы всякого рода члены данной национальности, рассеянные по разным концам … земного шара». Они свидетельствуют о том, что обоснованность и эффективность политики наших врагов в данном вопросе большая, чем наша. Сионисты либо научились внимательно читать Ленина и использовать его идеи в своих классовых интересах, в частности, учтенные им реальные факторы общественной жизни, либо хорошо чуют все то, что может принести пользу их политике. И мы не должны без боя отдавать на откуп врагу способность еврейского населения мира, как и всякого другого, «тяготеть» и вступать «в сношения» и «союзы» с «членами данной национальности», проживающими более или менее компактно.
Разумеется, сказанное не означает перевода существующей Еврейской автономной области в СССР под Одессу или еще куда-нибудь. Сказанное означает необходимость создание условий для тяготения еврейского населения мира не к сионистскому Израилю, не к еврейской общине империалистических США, а к еврейской общине СССР. Для этого у нас имеется полная социальная основа. Для этого необходимо в ближайшей перспективе (а начинать уже сейчас) создать основу и национальную:
1. Организовать самоопределение еврейского населения СССР и дисперсного населения других национальностей в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета во всесоюзном масштабе;
2. Изыскать форму антисионистской, социалистической международной организации еврейского населения стран социалистического содружества;
3. Бороться за то, чтобы такая международная организация стала ядром мировой социалистической организации еврейского населения разных наций и стран, способной противостоять международным сионистским организациям и, в конечном счете, похоронить их;
Ясно, что «члены» еврейской национальности, «рассеянные по разным концам земного шара», будут наиболее тяготеть к тем дисперсным еврейским общинам и к тем нациям, в состав которых эти общины входят, которые обладают наибольшей полнотой разрешения вопроса социального и наибольшей полнотой национально-политического суверенитета в форме, соответствующей дисперсной специфике.
Наибольшую полноту разрешения вопроса социального демонстрирует трудящимся всех стран и наций социализм в нашей стране. Ей осталось лишь организовать соответствующее этой полноте обустройство вопроса национального в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
Что же касается слов В.И.Ленина: «Все это бесспорно, все это можно оспаривать только с заскорузло бюрократической точки зрения», — то комментарии здесь, думаю, излишни. Оппоненты из ИПК оспаривать пытаются с названной В.И.Лениным «точки зрения».
Нужно до конца понять, что социализм по своей природе несет национальное равенство, но изживание национализма, препятствующее ему, не происходит автоматически по мере развития социализма. Поэтому отсутствие должной заботы об эффективном изживании националистических представлений у еврейских трудящихся СССР и антисемитских представлений у политически не зрелых граждан других национальностей испытанным путем национально-политического самоопределения наций есть постановка еврейских трудящихся в исключительное положение относительно многих советских социалистических наций. Нежелание применить для них более эффективный, чем существующий (Еврейская автономная область) национально-политический приводной ремень отделяет их от других народов СССР, от КПСС, способствует восприятию ими буржуазно-националистической идеологии, пособничает сионистам.
Гносеологическое отрицание необходимости общественно-государственной формы национально-политического суверенитета советских трудящихся еврейской национальности, поэтому, есть разновидность шовинизма (53), с которой нужно решительно покончить в интересах еврейских трудящихся СССР, всего советского народа, в интересах антисионистской и антиимпериалистической борьбы в целом, помятуя, что всякое отсутствие социалистической организации реально существующих национальных общностей в эпоху перехода от капитализма к коммунизму неминуемо ведет к их буржуазной организации.
Разумеется, проблематика национально-политического самоопределения общинно-дисперсных наций в СССР далеко не сводится к еврейскому и немецкому вопросам. На сегодняшний день мы имеем неравномерную, но все усиливающуюся объективную дисперсизацию всех наций и национальностей СССР, у представителей которых продолжает зреть и уже в решающей степени созрело общесоветское самосознание, но в сочетании с сохраняющимся и самосознанием национальным. Поэтому национальный суверенитет все больше требует выхода за рамки «своих» национальных территорий, становится для каждой нации общесоюзным, оставаясь в то же время национальным.
С.Т.Калтахчян пишет об этом так: «Антикоммунисты нередко ссылаются на утверждения советских людей о том, что границы национальных территорий в условиях СССР теряют свое былое значение, как свидетельство якобы утраты народами СССР своего суверенитета» (стр. 302).
С.Т.Калтахчян, конечно, имеет в виду сохранение суверенитета народов СССР в рамках их национальных территорий, несмотря на постепенную утерю границами их былого значения. Однако процитированная фраза имеет и другую сторону: выход национального суверенитета за пределы его былой территории по мере интернационализации всех национальных территорий в рамках СССР, то есть по мере дисперсизации советских социалистических наций в процессе их слияния.
Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета общинно-дисперсных наций СССР, как показано в «Тезисах», постепенно войдет в политическую жизнь советского общества сначала наряду, а затем и вместо территориально-государственных и территориально-административных форм в силу закономерного прогрессирования процесса взаимоассимиляции и в меру дисперсизации советских социалистических наций. Отмирание в политической организации советского общества территориально-государственных и территориально-административных форм национально-политического суверенитета, пусть за исторически длительный период, представляется процессом неизбежным, и явится неизбежным следствием все возрастающей интернационализации советского социалистического общества. Однако отмирание территориальных форм суверенитета не означает отмирание самого суверенитета наций.
Оппоненты из ИПК не признают предстоящей полосы сожительства интернационализирующихся наций в общественно-государственной форме и проблемы самоопределения дисперсных наций в СССР, видимо, потому, что считают, что в условиях социализма и коммунистического строительства за этапом сожительства наций в форме союзной федерации непосредственно наступит этап полного национального слияния, и дальнейшее развитие национальных отношений в СССР пойдет только по пути исчерпания существующих территориалистских форм национально-политического суверенитета.
Но полное слияние, по верному замечанию С.Т.Калтахчяна, есть исчезновение различий, до чего неизбежен период все большего национального единения, в той или иной степени слияния различных сфер национальной жизни, постепенного уменьшения степени национальных различий. В условиях же борьбы двух мировых общественных систем и по другим объективным причинам наличие национальных различий будет оставаться политическим фактором, что требует применения марксистско-ленинских принципов национальной политики до тех пор, пока не исчезнут все национальные различия, что невозможно до построения зрелой мировой коммунистической всеобщности.
Национально-территориальные различия в СССР (это и всеобщий закон) исчезнут раньше, чем национальные различия вообще. Значит, территориальные формы национально-политического суверенитета тоже исчезнут раньше, чем формы национально-политического суверенитета вообще. Один из аспектов проявления такой тенденции – рост дисперсизации народов СССР, протекающий хотя и неравномерно для различных народов, но носящий всеобщий характер. Пока же будут существовать национальные различия и общественное развитие не придет к зрелому коммунизму, останутся злободневными вопросы национальной политики как одного из условий такого общественного развития, политики, которая, естественно, должна базироваться на испытанных научных принципах – принципах марксизма-ленинизма, но, естественно, на выработке новых, отвечающих дисперсной специфике наций, форм.
Оппоненты из ИПК ничего этого слышать не хотят, не задумываясь о будущем и предпочитая плестись в хвосте у политической практики. Но хвостизм в теории, как известно, чреват лишними трудностями и неудачами в политической практике, что нам уже напомнили сионисты.
Внедрение в политическую систему советского общества общественно-государственных форм национально-политического суверенитета наций создаст прецедент коммунистического оформления национальных отношений на стадии окончательного сближения и слияния наций. Эта форма призвана обеспечить полное слияние трудящихся всех наций и народностей в коммунистической всеобщности.
Полностью свободная от разделяющих границ, от национальных
территорий и национальных ассоциаций, связанных с ними, от национального государственного аппарата непосредственного управления и т.д., эта форма ознаменует и обеспечит качественно новую, высшую стадию интернационалистского сожительства социалистических и коммунистических наций. В этом смысле, как уже отмечалось, вполне достижимую уже в современном капиталистическом обществе (в силу неумолимых экономических законов капитализма) общинизацию наций можно считать объективным этносическим ростком социализма, а возможное достижение в результате борьбы пролетариата и его союзников общественно-государственной формы национально-политического суверенитета трудящихся дисперсно-общинных наций станет важным субъективным фактором, работающим на социалистическое преобразование общества.
Можно понять, когда некоторым коммунистам не терпится, и они хотели бы увидеть в СССР после этапа территориально-государственных и территориально-административных форм сожительства наций сразу исчезновение всяких национальных отношений в организованных государством формах, соответственно, исчезновение потребности в национальном самоопределении, утверждение сразу чисто социального, коммунистического самоопределения трудящихся разных национальностей без всяких национальных перегородок. Это было бы возможно, если бы не отставание национального самосознания от объективного социально-экономического и национального развития, если бы коммунизм мог победить сразу и одновременно во всем мире и на земном шаре не было такого мощного генератора национализма, как капиталистический мир, если бы к коммунизму можно было бы прийти в одно прекрасное утро, минуя социалистическую стадию с ее постепенно, а не сразу исчезающим материальным неравенством, если бы воспитать нового человека можно было бы мановением волшебной палочки, если бы нашелся меценат, способный подарить нам гарантию от субъективизма и ошибок, если бы, если бы и если бы.
Марксисты-ленинцы должны стоять за право на национально
политическое самоопределение вплоть до политического отделения любых общностей этносического (национального) типа, в том числе на их последней стадии интернационализации – дисперсно-общинной. Существующие и полностью оправдавшие себя в общественно-политической практике советского общества и постоянно совершенствующиеся и развивающиеся территориально-государственные и территориально административные формы национально-политического суверенитета, обеспечивающие все возрастающую степень единения, сближения и слияния трудящихся всех советских наций и национальностей в процессе коммунистического строительства, являющиеся мощным национально-политическим фундаментом успеха социализма в СССР, – не последние исторические формы единения советских людей разных национальностей.
Исторически последней национально-политической формой суверенитета, соответствующей высшей стадии взаимоассимиляции наций, непосредственно предваряющей полную интернационализацию советского общества на этапе зрелого коммунизма, будет общественно-государственная форма национального суверенитета. Многое нужно сделать, чтобы приблизить это время, и, в частности, постепенно внедрять в нашу общественно-политическую систему общественно-государственную форму национально-политического суверенитета по мере возникновения соответствующих условий, то есть по мере прогрессирования дисперсизации советских наций и народностей.
По результатам последней переписи населения СССР видно, что этот процесс развивается неумолимо и уже есть нации, чьи представители в своем большинстве живут за пределами исторически сложившихся национальных территорий (например, татарская нация), как уже есть и национальные территории, на которых население т.н. «коренных» национальностей находится в меньшинстве (например, казахи). Ту или иную советскую социалистическую нацию можно определить как вполне сложившуюся дисперсную нацию, объективно требующую общественно-государственную форму национально-политического самоопределения, если налицо и то и другое условие в совокупности.
Отсутствие при таких реальных обстоятельствах заботы о приведении
национально-политических форм суверенитета наций в соответствие с их формой национального существования (54), помимо всего прочего, порождает негативные политические следствия в национальном аспекте общественной жизни. Возникает, как отмечается в «Тезисах», дополнительная опасность отрыжек национализма в его новых разновидностях, а именно в виде местного шовинизма (55) — с одной стороны, и дисперсно-общинного национализма – с другой.
У КПСС есть немало средств борьбы с данными разновидностями
национализма. Но современное политическое устройство национальных отношений в СССР затрудняет эффективную борьбу с ними, если не делает ее вообще невозможной, так как и фактически, и в сознании людей суверенитет территориальных национально-политических образований, естественно, не распространяется на лиц соответствующей национальности, проживающих за их пределами, и постановка вопроса о национально-политических средствах удовлетворения национального сознания и самосознания трудящихся дисперсных частей наций вообще отсутствует (56). Получается, что мы лишены национально-политического средства изживания названных выше видов национализма, способных достигать разной степени накала в зависимости от конкретных исторических, политических и других причин. А без такого средства борьба с национализмом всегда менее успешна.
Поэтому обустройство национально-политического суверенитета
дисперсно-национальных общин и дисперсных «частей» территориально-компактных наций на территории СССР в меру остаточности их национального сознания и самосознания – одно из обязательных направлений совершенствования национально-политической надстройки советского общества. Такое обустройство означает внедрение в надстройку элементов общественно-государственной формы национально-политического суверенитета, свободной от территориально-государственных и территориально-административных границ в рамках советского государства.
Таким образом, общественно-государственная форма национально-политического суверенитета – одна из государственных, демократических гарантий против шовинизма и национализма, одно из обязательных средств интернационалистской политики КПСС.
В определенном смысле и в определенных случаях существующие территориальные национально-политические образования в условиях прогрессирующей дисперсизации советских социалистических наций начинают даже способствовать генерированию национализма, например, местного шовинизма, что является одним из признаков начавшегося процесса отживания территориальных форм суверенитета в условиях развитого социализма, Это особенно заметно тогда, когда в пределах союзной, автономной республики или другого национально-политического образования проживает значительная часть или даже большинство населения не местной национальности, давшей имя такому образованию, то есть тогда, когда, как пишет С.Т.Калтахчян, прогрессивный процесс «…возрастания многонациональности состава населения республик и областей» (стр. 302) зашел далеко.
В таком случает полагаться только на силу интернационального воспитания местного национального населения и национальных кадров и на силу интернационалистского воздействия партийных организаций в целом – недостаточно. Наоборот, как показывает практика, может даже случиться заражение местно-шовинистическими настроениями и партийных рядов, даже целых партийных организаций. Необходимо иметь гарантии против местного шовинизма и национально-политические в виде форм суверенитета инонационального населения, не нарушая в то же время полного суверенитета трудящихся местной национальности. Такие национально-политические гарантии могут быть созданы только с помощью общественно-государственных форм национально-политического суверенитета, причем не столько местного, сколько общесоюзного порядка.
Уже сегодня существует необходимость в принятии ряда мер, направленных на совершенствование национально-политической надстройки социализма в советском обществе и являющихся началом формирования национально-политической надстройки зрелого социализма и первоначального коммунизма в СССР (57):
1. Организовать самоопределение советских дисперсно-национальных общин в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета на общесоюзном уровне, возможно, сначала в виде общественных органов, а затем и общественно-государственных, уравненных в правах в рамках Верховного Совета СССР с другими национальным фракциями Совета национальностей с помощью предоставления права всем национальным депутатским группам права «вето»;
2. Ввести совместные национальные институты по делам внутрисоюзных диаспор (58), уполномоченные охватить национальные интересы в их специфически национальной части и, главное, национальное сознание и самосознание трудящихся, проживающих за пределами «своих» территориально-государственных и территориально-административных автономий, но продолжающих причислять себя к данной национальности – однако без права вмешательства в суверенные права других республик и административных автономий (59).
И несмотря на то, что в силу интернационалистской сущности наших социалистических республик и административных автономий национальным институтам, предлагаемым в пункте 2, работы будет мало, их пора создать по по той же причине, по которой мы зафиксировали в Основном Законе право выхода из Союза союзных республик и справедливо не считаем нужным отказываться от него, хотя за всю историю СССР ни одна из них не воспользовалась этим правом, в частности, потому, что оно существует.
Есть две основные причины, требующие заняться данным вопросом уже сейчас. Первая причина названа – это потребности борьбы с остаточным национализмом и шовинизмом в советском обществе в новых их разновидностях.
Вторая причина: названные национальные институты, как вытекает из теории, станут зачатком той будущей общественно-государственной формы национально-политического суверенитета, которая неизбежно будет главенствовать в национально-политической надстройке советского общества с прогрессом дисперсизации всех советских наций.
Разумеется, для борьбы с местным шовинизмом и дисперсным
национализмом решающими являются усилия партии, всех Советов, но в условиях, когда мы, бесспорно, не можем отказываться от национально-политической организации советского общества, ее нужно совершенствовать, используя в борьбе с национализмом национально-политические рычаги советской политической системы, проводить интернационалистское влияние партии и через них. Приходится учитывать, что национальная жизнь трудящихся и соответственно национально-политический фактор в обществе с дисперсизацией наций не исчезает. Национальная жизнь советского общества переходят в иное качество, соответствующее высшей, но пока еще не полной ее интернационализации
Советские исследователи национального вопроса едины в предсказании конечного пункта современной эволюции наций и национальных отношений на основе социального прогресса трудящихся всех национальностей – мировая коммунистическая всеобщность, зрелый мировой коммунизм. «Национальные различия исчезнут полностью, — пишет С.Т. Калтахчян, — и наступит период слияния наций, когда во всем мире прочно утвердится зрелое коммунистическое общество. Это будет общество без государств, а следовательно, без государственных границ и национальных территорий» (стр.40). Спрашивается: произойдет переход к обществу «без государственных границ и национальных территорий» (в действительности и в сознании людей) в один прекрасный день или постепенно? Ясно, что постепенно. Но как? На этот вопрос отвечают «Тезисы»: через объективный процесс интернационализации всех сторон наций и национальных государств, через этап всеобщей дисперсизации наций, для которого характерно слияние всех решающих сторон национального бытия, включая территориальную, при сохранении национальных различий, через этап, для которого характерно национальное сознание и самосознание, в основе и в сущности уже интернациональное, но и обладающее национальными чертами.
От правильной национальной политики на этапе дисперсного сожительства и слияния наций зависит простор для данного процесса или его торможение, не выгодное трудящимся.
Отдельные теоретики, не признавая политическую значимость в общественной жизни фактора национальной дисперсизации, пытаются спрямить путь от социалистической нации к безнациональному человечеству. Но этносическая дисперсизация – объективный процесс, который затрагивает любую нацию на пути к ее неизбежному слиянию с другими нациями в коммунистическую общность, в коммунистический регион и в конечном итоге – в мировую коммунистическую всеобщность. И на дисперсном этапе существования и сожительства наций, их отношений всегда будут свои национально-политические формы, которые в общих чертах можно предвидеть и определить как формы общественно-государственные и которые конкретно породит оплодотворенное теоретической мыслью политическое творчество социалистических масс.
Представляя себе будущее национальных отношений и пытаясь теоретически осмыслить его, мы не замечаем, как оно уже вторгается в жизнь, опережая самые смелые теоретические прогнозы. В силу неравномерности процесса дисперсизации наций, зависящей от многих конкретных исторических причин, многие нации уже вступили в дисперсный этап своего сожительства с другими нациями, что делает теоретическую разработку дисперсно-национальной проблемы капитализма и социализма злободневной, и не только с точки зрения формирования будущих дисперсно-национальных отношений во всеобщем масштабе, а прежде всего с точки зрения современного противостояния в мире двух общественных систем, практики революционной антиимпериалистической борьбы, строительства социализма и коммунизма.
Вот почему про оппонентов из ИПК можно смело сказать: слона-то они и не приметили!» Их потуги отождествить идеи «Тезисов» с националистическими перепевами отбрасывает конкретная, живая политическая практика, в том числе повсеместная практика борьбы за социализм и построения реального социализма.
Коммунисты, если они действительно коммунисты, не могут отказывать трудящимся различных дисперсно-общинных наций в праве на национально-политическое самоопределение ни в настоящем, ни в будущем, так как хотят бороться для них и с ними за социализм и коммунизм.
Сегодня кое-кто не видит дисперсной национальной проблемы в СССР, завтра же она неминуемо встанет во весь рост в проявлениях, которые невозможно предугадать, а мы не будем готовы с нею справиться. Но уже сегодня эта проблема стоит, хотя, к сожалению, у нас за спиной. Надо повернуться к ней. А это значит — начать внедрение в национально-политическую надстройку СССР общественно-государственных форм национально-политического суверенитета, которые способны создать максимально благоприятные условия для борьбы КПСС против дисперсного национализма, местного шовинизма, националистических предрассудков трудящихся различных национальностей, вступивших или вступающих в СССР в последний перед полным слиянием этап своего национального существования – этап дисперсного сожительства друг с другом.
Искоренение национализма, как общеизвестно, — обязательное условие победы интернационализма, эффективного строительства социализма и коммунизма. Но коммунизм на сегодняшний день не выработал более эффективного способа борьбы с национализмом, чем провозглашение и проведение в жизнь права наций на самоопределение, то есть права на их политическое отделение. Оппоненты из ИПК объективно лишают партию ее испытанного интернационалистского оружия в области национальных отношений как раз в преддверие всеобщей дисперсизации советских социалистических наций.
Итак. Дисперсно-национальная проблема – реальность и при социализме, а не только при капитализме. Для ее реального решения необходимо лишь преодолеть реальность ее отрицания, то есть преодолеть гносеологический шовинизм. Можно считать аксиомой, что национальные отношения в СССР сегодня отнюдь не сводятся к отношениям социалистических наций, давших имя союзным республикам, что они не сводятся к отношениям наций и национальностей, самоопределившихся в автономно-государственных или автономно-административных территориальных формах (следует, кстати, произвести ревизию на предмет выявления компактно проживающих национальных групп населения, вообще не имеющих территориальных национальных образований).
Национальные отношения в СССР охватывают также отношения национальных групп, не имеющих территориальных форм суверенитета и проживающих дисперсно, а также отношения националов, живущих тоже дисперсно среди других народов, за пределами «своих» государственных или административных национальных образований как в СССР, так и за его границами.
Социалистическое регулирование всех этих отношений без изъятия, регулирование на основе марксистско-ленинских принципов – суть полновесной современной ленинской внутренней национальной политики, направленной на слияние трудящихся всех наций и национальностей в единой коммунистической общности. И это регулирование будет тем эффективнее, чем больше в распоряжении партии окажется средств для него, среди которых не последнее место занимают надстроечные национально-политические средства общественного и государственного плана. Это касается и советских наций дисперсно-общинного типа, и внутрисоветских диаспор территориально компактных наций, и диаспор на территории СССР зарубежных государств.
Неприятие общественно-государственной формы национально-политического суверенитета – тормоз для дисперсизации территориально компактных наций СССР. Оно сдерживает их слияние, поощряет национализм. Выводя дисперсно-общинные нации, самые близкие к полному слиянию, за пределы применения марксистско-ленинского принципа права на самоопределение вплоть до политического отделения, гносеологический шовинизм подспудно побуждает территориально компактные нации, имеющие государственность, держаться за свою целостность и компактность, то есть за свою территориально-компактную специфику и национально-государственную привилегию.
За свою историю КПСС разбила множество разновидностей националистических течений в сложнейших условиях борьбы за пролетарскую революцию, за построение социализма. Предстоит преодолеть еще одно – гносеологический шовинизм, являющийся существенным препятствием на пути к коммунистическому слиянию трудящихся всех наций, резервом империализма и сионизма в их постоянных идеологических атаках на советских людей.
Сегодняшняя национальная политика КПСС внутри страны по-прежнему совершенно правильна, но уже недостаточна. Преодолев гносеологический шовинизм, КПСС в короткий срок приведет национально-политическую надстройку в полное соответствие с меняющимися как содержанием советских наций и национальных отношений, так и формами национального существования, с достигнутым уровнем формирования новой исторической общности – советского народа, будет развивать эту надстройку как органическую составную часть системы социалистической демократии.
Для совершенствования национально-политической части надстройки советского общества на этапе развитого социализма необходимы, в частности:
1.Совершенствование национально-политических форм суверенитета территориально компактных наций, их исчерпывание на пути к коммунизму, оптимизация соотношения суверенных территориально-государственных и территориально-административных форм жизни советских наций с их развивающимися общесоветскими формами.
2.Повышение фактического национального суверенитета трудящихся автономий до уровня национального суверенитета трудящихся союзных Республик (60), то есть сближение автономных форм национального суверенитета с высшими, полноправными союзными не по их форме, а по содержанию и сущности, отражая фактически достигнутое равенство и полноправие советских трудящихся всех национальностей.
3. Внедрение в политическую систему СССР местных (для дисперсных наций с ограниченным ареалом на территории СССР) и прежде всего общесоюзных (для дисперсно-общинных наций с общесоветской территорией) общественно-государственных форм национально-политического суверенитета дисперсно-общинных наций на равной основе с существующими территориально-государственными формами национально-политического суверенитета территориально компактных наций и развивать эти формы по мере дисперсизации советских социалистических наций вплоть до вытеснения ими существующих территориальных национально-политических форм, их замены. Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета дисперсно-общинных наций теоретически обоснована в «Тезисах», пора внедрять ее в практику социалистического строительства.

IV.

О ЖУПЕЛЕ КУЛЬТУРНО-НАЦИОНАЛЬНОЙ АВТОНОМИИ

«Демократ не мог бы оставаться демократом
(мы уже не говорим о пролетарской
демократии),не проповедуя систематически
именно великорусским массам, именно на
русском языке, самоопределения наций в
политическим, а не в культурном смысле»
(В.И.Ленин.Сочинения. 4-е издание,
т.20, стр.40).

Существует еще одно гносеологическое препятствие для теоретического и практического признания права на самоопределение дисперсно-национальных общин. Это жупел «культурно-национальной автономии» и отождествление с этой националистической концепцией вывода о необходимости общественно-государственной формы национально-политического суверенитета. С позиций такого отождествления критиковали «Тезисы» и некоторые оппоненты из ИПК.
Так как общественно-государственная форма национально-политического суверенитета есть форма самоопределения дисперсно-общинной нации, то есть нации, чьи основные стороны, включая территориальный признак, в решающей степени интернационализировались; так как общественно-государственная форма суверенитета не связана с прямым национальным управлением всеми делами трудящихся данной общинной нации (экономикой, политикой и проч.); так как в силу относительного отставания сознания и этнических сторон от базисных моментов жизни общества именно в области культуры может оказаться больше явно выраженных национальных элементов и может казаться, что вопросы культуры будут превалировать в содержании деятельности общественно-государственных форм национального суверенитета, — то в головах, не проникших в суть специфики национальных дисперсных общин как явления национального и в суть общественно-государственной формы национального суверенитета как формы их самоопределения (политического отделения), естественно, рождается предрасположение к аналогии, к отождествлению этой формы суверенитета с пресловутой «культурно-национальной автономией».
Однако между общественно-государственной формой национально-политического суверенитета и «культурно-национальной автономией» не только нет ничего общего, но они прямо противоположны, как противоположны соответственно интернационализм и национализм. Во-первых, «культурно-национальная автономия» не предусматривает самоопределения вплоть до политического отделения. Именно за это, прежде всего, и отвергал В.И.Ленин «культурно-национальную автономию» как националистическое, буржуазное порождение, ибо по названной причине она не давала подлинного национального равноправия и, следовательно, полного единения трудящихся в революционной борьбе (61). Общественно-государственная же форма национального суверенитета есть политическое отделение дисперсно-национальной общины, так же максимально возможное для нее, как территориально-государственное политическое отделение максимально возможно для территориально-компактных наций. Таким образом, общественно-государственная форма национально-политического суверенитета отрицает «культурно-национальную автономию», так как отрицает отрицание с ее стороны права наций на самоопределение вплоть до политического отделения.
«Культурно-национальная автономия» не дает трудящимся данной национальности политического полноправия и, следовательно, полного равноправия, ограничивая их национальные права вопросами культуры. Общественно-государственная форма, как и территориально- государственная, представляет данной нации все права, в любом аспекте национальной и интернациональной жизни наравне с другими сожительствующими нациями, совместно с ними, в том числе и в вопросах культуры как части национальных интересов вообще (62).
Общественно-государственная форма национально-политического самоопределения есть форма полноправного осуществления трудящимися данной дисперсно-общинной нации своего суверенитета совместно и равно с трудящимися всех других сожительствующих на данной государственной территории и в решающей степени слившихся наций во всех аспектах общественной жизни, включая социально-экономические, политические, идеологические, культурные и другие сферы. Общественно-государственная форма предполагает равное и полное право трудящихся всех национальностей на единое государственное управление обществом.
«Культурно-национальная автономия» — неполитическая и неравноправная форма самоопределения. Общественно-государственная форма, наоборот, и политическая, и равноправная. Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета на общесоветском уровне еще и потому несравненно полноправнее и равноправнее, чем «культурно-национальная автономия», что она не автономна. Автономия не есть полноправная форма национального суверенитета. (Сравним, например, чей суверенитет полнее в СССР – автономий или союзных республик). Общественно-государственная форма вообще не может быть автономной, так как является формой суверенитета именно дисперсно-общинной нации, которая в социально-экономическом аспекте в определяющей степени слита с другим нациями и поэтому не может иметь полноту суверенитета ниже их.
Во-вторых, «культурно-национальная автономия» разъединяла трудящихся и их организации, например, школьное дело, тогда как общественно-государственная форма национально-политического суверенитета не нарушает единства ни одной общественной или государственной организации, ни одного трудового коллектива. Она является общественным органом, избранным на добровольной основе трудящимися данной национальности и допущенным к полноправному участию в решении всех вопросов общественной и государственной жизни, за редким исключением, только на общегосударственном законодательном уровне наряду с представителями тех же трудящихся, избранных по территориальному принципу.
Кстати, большинство оппонентов из ИПК почему-то представляли себе открытую в «Тезисах» общественно-государственную форму самоопределения дисперсно-национальных общин именно как пронизывающую все институты нашего общества и государства на всех уровнях, начиная чуть ли не с трудового коллектива. Это свидетельствует лишь о недобросовестном прочтении «Тезисов».
Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета есть форма внутригосударственного, внутринационального политического отделения дисперсно-общинной нации, на которое она, будучи общественным явлением национальным, имеет право. Но это не есть форма экстерриториальной автономии, вроде «культурно-национальной автономии», действительно означающая разделение трудящихся. Дисперсные нации есть нации, в решающей степени слитые с другими нациями в общность более высокого исторического порядка, и, следовательно, их «автономия в национальных делах» касалась бы прежде всего слитых, интернациональных сторон национального бытия, разрывала бы трудящихся по национальному признаку. Кстати, от интернациональных сторон бытия трудящихся дисперсных наций неотделимы и чисто национальные стороны, поэтому экстерриториальная автономия не только политически вредна, но и не реальна практически, есть плод националистического мечтания, националистическая утопия.
В.И.Ленин писал о «культурно-национальной автономии»: «Суть этой программы: каждый гражданин записывается в ту или иную нацию, и каждая нация составляет юридическое целое, с правом принудительного обложения своих членов, с национальными парламентами (сеймами), с национальными «статс-секретарями» (министрами)» (В.И.Ленин. Сочинения. 4-е издание, т.20, стр.17). Ничего этого в «Тезисах» относительно общественно-государственной формы суверенитета нет и в помине.
«Культурно-национальную автономию» в России особенно рьяно проповедовал Бунд. Трудности изыскания реальной формы самоопределения еврейского народа из-за господства в России отношений территориально компактных наций, из-за специфической (рассеянной, дисперсной) формы существования еврейской национальной общины и ее сожительства с другими народами, влекущей невероятность или явно реакционный характер ее территориального отделения, бундовцы поняли как якобы невозможность подлинного самоопределения еврейского народа России вообще, то есть невозможность самоопределения вплоть до политического отделения, и заменили его ограниченной программой «культурно-национальной автономии», фактически лишая тем самым еврейский народ России права на подлинное самоопределение, являющееся ничем иным, как правом на свободное политическое отделение. В.И.Ленин решительно выступил в защиту данного права еврейского народа России.
Как видим, В.И.Ленин многосторонне критиковал «культурно-национальную автономию» вообще и в бундовской интерпретации в частности:
1.И за буржуазное ограничение права на самоопределение культурными вопросами, тогда как подлинное право на самоопределение есть право на политическое отделение;
2.И за организационные стены, воздвигаемые между пролетариатом разных сожительствующих наций.
В.И.Ленин критиковал и отвергал «культурно-национальную автономию» с позиций единства борьбы пролетариата всех национальностей против царизма, буржуазно-помещичьей реакции, естественно, делая упор на бундовском сепаратизме, исходя из задач и условий пролетарской борьбы в то время. Но В.И.Ленин, как это ясно видно, ни в коей мере не проглядел и не замазывал буржуазную ограниченность бундовской «культурно-национальной автономии» как антипода подлинного самоопределения, то есть права на политическое отделение. Проглядели это оппоненты из ИПК, что и явилось причиной отождествления ими общественно-государственной формы национально-политического суверенитета с «культурно-национальной автономией».
Заметим параллельно, что В.И.Ленин распространял принцип самоопределения вплоть до политического отделения на еврейскую, то есть фактически дисперсную национальную общину России, относясь к этой общине как к нации.
В отличие от националистической «культурно-национальной автономии», общественно-государственная форма национально-политического суверенитета является формой интернационалистской, причем в определенном смысле интернационалистской даже в большей степени, чем существующие в СССР и территориально-государственные, и территориально-административные формы суверенитета, поскольку (1) является не автономной, а политически полноправной и равноправной и поскольку (2) отражает качественно более высокий уровень слияния наций, их интернационализации.
Поэтому «культурно-национальные» страхи оппонентов из ИПК напрасны. Националистичны не «Тезисы», якобы возвращающие нас на позиции «культурно-национальной автономии», а их отрицание и отождествление с «культурно-национальной автономией», так как с позиций данного отождествления отрицается интернационалистский подход к такой несомненно национальной реальности, какой являются дисперсные национальные общины.

V.

О ПРОГРЕССИВНОМ И РЕАКЦИОННОМ САМООПРЕДЕЛЕНИИ ДИСПЕРСНО-НАЦИОНАЛЬНЫХ ОБЩИН.

Знамя самоопределения внутригосударственных и внегосударственных (диаспор) дисперсно-общинных наций могут поднимать различные политические силы, за которыми стоят противоположные классовые интересы. Однако прогрессивный или реакционный характер предлагаемых форм суверенитета зависит не только от существа классовых сил, имеющих дело с данным национальным самосознанием.
Прогрессивный или реакционный характер таких форм обязательно определяется и по соответствию избираемых форм суверенитета виду национального существования: территориально-компактному или дисперсно-общинному.
Так навязывание дисперсно-общинной нации территориалистских форм суверенитета реакционно по той причине, что является по сути попыткой вернуть эту нацию на исторически прежний этап ее этносического развития, когда она выступала как территориально компактная нация. Тем самым членам дисперсно-общинной нации искусственно создаются трудности, приносятся страдания, которые им приходится переносить, когда их силой политической власти, вооруженной силой, обманом, экономическим или идеологическим понуждением переселяют с мест привычного пребывания, загоняют в рамки тех или иных государственных границ.
Хотя бы мало-мальски защитить себя в таких случаях не способна ни одна дисперсно-национальная община, поскольку не обладает никакой действенной формой суверенитета.
Реакционному «самоопределению» дисперсно-общинных наций необходимо четко противопоставить их интернационалистское, прогрессивное самоопределение в местах их фактического проживания на своей объективной родине вместе с другими сожительствующими нациями и в форме, соответствующей их дисперсной этносической специфике, – в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
Ныне китайское руководство масштабнее, чем правители любой другой страны, кроме Израиля, используют диаспору – китайские дисперсно-национальные общины, рассеянные по всему миру (хуацяо). Как видим, коммунистическое руководство КНР, как и сионисты Израиля, в отличие от оппонентов из ИПК, дисперсно-общинную национальную проблему не только видят, но даже используют в своих противоположных классовых интересах.
Если сионистское израильское правительство занимается собирательством евреев из разных стран (характерно, что не из США) для повышения людского и интеллектуального потенциала страны в борьбе с арабским миром, для нанесения ущерба социалистическим странам, имеющим еврейское население, то руководство Китая стремится использовать накопленный хуацяо капитал для целей решения экономических проблем страны, для диверсификации международных связей и т.д. и на путь реакционного переселения на «свою» территорию – территорию Китая не становятся.
Естественно, что сионисты, позвав евреев в Израиль, не проявляют заботу о прогрессивном самоопределении еврейских дисперсно-национальных общин, способном сдержать местный антисемитизм и удержать еврейскую диаспору в странах ее нахождения, так как это противоречило бы их планам переселения евреев в «страну обетованную».
К сожалению, признаков того, что и китайское руководство в ближайшее время проявит заботу о прогрессивном самоопределении китайских дисперсно-национальных общин в странах их проживания, нет. Такую задачу оно перед собой не ставит (не видит данной проблемы? относится к ней сугубо потребительски? не придает ей серьезного значения? не желает осложнять трудно нарабатываемые благоприятные международные отношения возможными обвинениями во вмешательстве во внутренние дела государств, где проживают хуацяо? не имеет перед глазами опыта самоопределения дисперсно-национальных общин в СССР и не знает, в какой форме такое самоопределение возможно?).
В то же время трудовые массы дисперсно-национальных диаспор объективно крайне заинтересованы в самоопределении вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национального суверенитета в местах своего проживания как в единственном способе уйти от национального неравенства, усугубляющего их эксплуатацию.
Таким образом, националистическим тенденциям в области общинно-дисперсных национальных отношений коммунисты должны противопоставить интернационалистскую политику:
1.Самоопределения дисперсных национальных общин вплоть до политического отделения в странах проживания, где они составляют неотъемлемую часть соответствующих наций, то есть вплоть до отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета;
2.Общественного единения одноименных дисперсных национальных диаспор различных государств по вопросам борьбы с националистическими планами реакции, связанными с эксплуатацией трудящихся дисперсных наций.
Из определенного ущерба, нанесенного и наносимого сионистской диверсией против СССР, мирового социалистического содружества и всех прогрессивных сил, нужно сделать тот вывод, что причиной некоторых успехов сионистов, которые нельзя ни преувеличивать, ни преуменьшать, является не только живучесть националистических пережитков, неизбежных в период перехода от капитализма к социализму в мировом масштабе, не только подогревание их идеологией и политической практикой империалистов и сионистов, но и наши собственные ошибки, заключающиеся в случае с дисперсно-национальными общинами в игнорировании их проблемы самоопределения, в отказе дисперсно-национальным нациям, в отличие от территориально компактных групп трудящихся определенной национальности, в праве на самоопределение вплоть до политического отделения.
Это позволяет реакции в необходимых ей случаях узурпировать знамя национального самоопределения дисперсно-общинных наций, пытаться проводить его в своих интересах по реакционному образцу, разъединяя трудящихся, нанося ущерб социальному прогрессу, и в то же время рядиться в тогу защитников национальных интересов трудящихся дисперсно-национальных общин.
Марксистам-ленинцам не пристало отдавать знамя национального самоопределения трудящихся в руки реакции. Не должно быть исключением и знамя самоопределения трудящихся дисперсно-национальных общин. Коммунисты должны надежно вести трудящихся этих общин дорогой социального прогресса вместе со всеми нациями, органической частью которых эти общины являются, используя испытанное средство – подлинное национальное самоопределение, которое всегда было и есть тождественно политическому отделению.
Оптимальное, доведенное до конца политическое отделение дисперсно-национальной общины объективно, закономерно есть отделение внутригосударственное, внутринациональное, общественно-государственное, «бестерриториальное», то есть однотерриториальное со всей нацией, частью которой дисперсная община является.
Признав право дисперсных национальных общин на самоопределение вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национального суверенитета, мы можем создавать национально-политическую надстройку над базисом их социального равноправия и полноправия, делаем равноправие и полноправие доведенным до конца и хороним тем самым проимпериалистическое, практически нереальное, чреватое страданиями для масс трудящихся и ущербом для их совместной антиимпериалистической борьбы за мир и социальный прогресс территориалистское «самоопределение» общин, навязываемое реакцией (бантустаны в ЮАР и проч.).
Образование в политической системе Социалистической Республики Вьетнам общественно-государственной формы национально-политического суверенитета трудящихся китайской национальности и в системе Китайской Народной Республики – трудящихся вьетнамской национальности позволило бы:
1.Свести к нулю использование национальных отношений вьетнамцев и китайцев для разжигания межнациональной розни и нанесения ущерба социалистическому строительству в обоих странах и взаимоотношениям двух государств, идущих по социалистическому пути;
2.Облегчить сдерживание и конечное вытеснение буржуазных элементов китайской национальности во Вьетнаме и вьетнамской национальности в Китае;
3.Быстрее приобщить к творческому участию в социалистическом строительстве трудящихся китайцев во Вьетнаме и вьетнамцев в Китае.
Такое мероприятие стало бы существенным фактором национальной гармонии, стабильности и целостности государства и дало бы существенную гарантию названным национальным меньшинствам в Китае и Вьетнаме на случай обострения социальных или политических противоречий. Оно дало бы образец обустройства национальных отношений дисперсных общин для всей Азии и всего мира.
В случае реализации самоопределения дисперсно-национальных общин в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета, например, хуацяо во Вьетнаме, это способствовало бы национальной консолидации Вьетнама под лозунгами подлинного социализма, упрочению и расширению плодотворных связей с КНР, аналогичному решению в КНР в отношении самоопределения китайских граждан вьетнамской национальности.
Диверсия сионизма против СССР – это кампания против великой страны развитого социализма, а потому значительного ущерба принести не смогла и не сможет, создав лишь ряд неудобств и сложностей. А вот националистическая диверсия против Кипрской республики (греческий путч с целью энозиса и включения острова в НАТО, а также последующая интервенция турецкой армии, тоже отнюдь не противоречащая пронатоским целям), навязывание дисперсно-национальной общности турок на Кипре реакционного территориального самоопределения явилась кампанией против национально-освободительного и антиимпериалистического движения. Она нанесла серьезный и стойкий ущерб, взорвав целостность прогрессивной республики и надолго расколов ее по национальному признаку.
Буржуазный национализм, вне зависимости от его носителя, даже если это трижды бьющий себя в грудь коммунист, является всякой национальной психологией, идеологией, политикой и социально-политической практикой (и в отдельности, и в совокупности), противоречащей национальным и интернациональным интересам рабочего класса и связанных с ним историко-социальными узами трудящихся. Пролетарский интернационализм, не будучи доведен до организации внутригосударственного самоопределения трудящихся дисперсно-национальной общины в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета, не может быть полным.
В борьбе пролетарских сил за социальное и национальное освобождение и в условиях социализма общественно-государственная форма национально-политического суверенитета способна возникнуть как лозунг и его практическое воплощение только как плод совместного революционного творчества трудящихся масс и научной сознательности их авангарда – коммунистической партии.
В качестве первого шага в выращивании этого плода необходимо отказаться от отрицания значимости в политической жизни современности проблемы самоопределения дисперсно-национальных общин, отвергнуть противоположное мнение оппонентов из ИПК и всех их товарищей по гносеологическому заблуждению, излечить марксистско-ленинскую теорию от болезни гносеологического шовинизма. К этому выводу приводит не только теоретическое рассмотрение проблемы национально-политического самоопределения дисперсно-национальных общин, сделанное в «Тезисах», но и практические уроки внутригосударственной и международной классовой борьбы, преподанные нам сионистами, турецкими националистами и т.д. и т.д.
Один из обязательных компонентов современной классовой борьбы пролетариата с буржуазией – организация отпора навязываемому народам реакционного территориалистского самоопределения дисперсно-национальных общин в буржуазных интересах и обеспечение простора их прогрессивного самоопределения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.

VI.

АНТИТЕЗЫ

«…Отстаивая последовательно демократический
государственный строй, социал-демократия
требует безусловного равноправия
национальностей и борется с какими бы то ни
было привилегиями в пользу одной или нескольких
национальностей»
(В.И.Ленин. ПСС,т.23, стр. 316).

В процессе «обсуждения» «Тезисов» в ИПК автору пришлось выслушать много всяческих возражений. И хотя ни одно из них так и не смогло поставить под сомнение изложенную в «Тезисах» систему, нельзя оставить их без внимания. «Непробиваемость» «Тезисов» — лучшее доказательство их состоятельности. Возражения против «Тезисов» названы автором «антитезами» и далее приведены наиболее существенные из них.

«Тезисы» утопичны», — заявил один из оппонентов, — и как таковые – вредны».

Выходит, что оппонент признал желательность распространения самоопределения как политического отделения на дисперсно-национальные общины, но считает его практически недостижимым, утопичным, так как, по его мнению, нет реальных классовых и политических сил для его реализации. Однако утопична не программа национально-политического самоопределения дисперсно-общинных наций, изложенная в «Тезисах», а мысль о том, что может существовать в действительности сила, способная сдержать это самоопределение, если трудящиеся дисперсно-общинной нации захотят этим правом воспользоваться, а пролетариат с помощью своего авангарда поймет необходимость этого. Утопична мысль о возможности осуществления социалистической революции, например, в США без выдвижения четкого плана обустройства равного и полноправного сожительства дисперсно-общинных наций, которые в Соединенных Штатах, за редким исключением, только и есть. Утопична мысль о возможности эффективно и беспрепятственно строить социализм и коммунизм, отбросив якобы за ненадобностью самоопределение социалистических дисперсно-общинных наций, которыми в той или иной степени практически уже стали все нации.
Национально-политическая форма самоопределения полностью зависит от этносического бытия, от формы национального существования, и если этносическое бытие тех или иных наций войдет в дисперсную фазу, что неизбежно, то утопично думать, что оно уживется с прежней территориальной формой национально-политического суверенитета, как утопична надежда и на то, что национальное бытие смирится с отсутствием формы национально-политического суверенитета вообще. В последнем случае отсутствие прогрессивной, общественно-государственной формы национального суверенитета предполагает лишь опасность навязывания реакционной, буржуазной территориалистской его формы.
Однако, оппонент мог усмотреть в «Тезисах» утопию, предполагаю, и в том смысле, что политическое руководство социалистических стран, сталкивающееся с дисперсно-национальными отношениями, никогда не пойдет на внедрение в политическую систему общественно-государственных форм самоопределения дисперсно-национальных общин. На это можно сказать лишь то, что политическое руководство реального социализма, отвечая социалистическим и коммунистическим устремлениям трудящихся масс всех национальностей, пойдет на все то, что рекомендуется наукой, марксистско-ленинской теорией и диктуется практическим опытом борьбы., а если не пойдет, то поставит под вопрос реализацию социалистических и коммунистических устремлений трудящихся, что они вряд ли поймут и простят.
В этой связи приходится напомнить, что социализм есть первая в истории человечества формация, при которой общество в состоянии само собою управлять на научной основе. И если наука, познав законы социалистического развития, не предложит их политической практике, а политики отвернутся от данных науки, то социализм обречен.
В этой связи оппонентам «Тезисов» следовало бы не отвергать их сходу, а, будучи квалифицированными специалистами в области национальных отношений, подключиться к теоретической разработке кое-где уже созревшей и повсеместно зреющей проблемы самоопределения дисперсно-общинных наций при капитализме и социализме, помятуя, что не за горами время, когда именно отношения дисперсно-общинных наций будут определять национальные отношения вообще.
Как видим, «Тезисы» могут выглядеть утопичными лишь внешне и только постольку, поскольку теоретики и практики от политики не замечают или не хотят замечать проблему дисперсно-национальных отношений или опрометчиво не придают значения их научному регулированию.
Что касается политических сил, способных реализовать общественно-государственную форму национально-политического суверенитета дисперсно-общинных наций, то при социализме нет иной решающей силы, чем организованные в государство трудящиеся во главе с рабочим классом, руководимые его авангардом – марксистско-ленинской партией. Этой силы больше чем достаточно для организации в политической системе социализма оптимальной национально-политической надстройки, которая поэтому нисколько не утопична, наоборот, — предельно реальна.
При капитализме же, как известно уже не только из теории, но и из успешной практики, имеются до поры до времени разрозненные антиимпериалистические силы, самая решительная из них – пролетариат, авангард которого, как это не раз доказано, способен объединить эти силы в единый кулак и нанести революционный удар в целях завоевания подлинной демократии – демократии для людей труда, включающей и подлинную национальную демократию. После победы Октября в России пролетариат доказал свою способность к завоеванию и построению полной национально-политической демократии территориально компактных наций и, без сомнения, докажет способность к завоеванию и построению полной национальной демократии наций сливающихся, дисперсных, которые неминуемо отбросят при этом все препятствия, включая гносеологический шовинизм.
Утопично не выведенное в «Тезисах» объективно необходимое и реальное самоопределение дисперсно-национальных общин, а предлагаемое носителями гносеологического шовинизма решение дисперсно-национальной проблемы самоопределения в виде «добровольной ассимиляции».
Подлинная добровольная ассимиляция, а не прикрытие ею буржуазной ассимиляторской сущности националистических взглядов оппонентов из ИПК, если бы она могла быть в природе, обязательно включала бы в себя сознательное осуществление всей нацией определенной линии поведения в отношении своего национального сознания и самосознания, линии самоподавления, самоизживания национального самосознания. Утверждение же якобы возможности осуществления такой линии поведения целой нации до стадии зрелого коммунизма есть чистейшей воды утопия, так как для ее проведения нужно, как минимум, всеобщее коммунистическое воспитание представителей данной дисперсно-общинной нации и утверждение строя, свободного от всякого материального неравенства.. Добиться же полного эффекта коммунистического воспитания и ликвидации материального неравенства можно в отношении трудящихся всех дисперсных национальных общин, проживающих совместно и сливающихся в новую общность более высокого порядка, лишь одновременно (другими словами – прийти к коммунизму сожительствующие дисперсно-национальные общности могут не разновременно, а только одновременно).
И (как правильно заметили оппоненты из ИПК: «Всякая утопия политически вредна») утопия «добровольной ассимиляции» уже наносит существенный вред социализму, рождая, с одной стороны, шовинистические мечтания «добровольной ассимиляции» как якобы легкого преодоления по щучьему велению всех национальных проблем, оправдывая игнорирование коммунистами и подавление капиталистами (или, наоборот, использование ими в своих целях) национально-политических устремлений трудящихся дисперсно-национальных общин, и, с другой стороны, — соответствующий националистический протест со стороны дисперсно-общинных наций, Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета дисперсно-общинных наций не утопична, так как ее требуют глубочайшие интересы трудящихся масс всех национальностей, интересы антиимпериалистической борьбы и беспрепятственного построения социализма и коммунизма и так как в действительности имеют место общественно-политические силы, способные провести ее в жизнь.
По поводу вреда «утопии» внедрения в жизнь общественно-государственной формы национально-политического суверенитета дисперсно-общинных наций, изложенной в «Тезисах», можно сказать следующее: негативное или позитивное влияние на революционный процесс того или иного теоретического открытия или той или иной практической программы следует определять, прежде всего, с точки зрения интересов пролетариата. Элементарно, что свободное самоопределение трудящихся с точки зрения интересов буржуазии однозначно негативно, а с точки зрения интересов трудового народа – позитивно. И ему, только ему, решать, воспользоваться или нет суверенно принадлежащим правом на самоопределение вплоть до политического отделения, как, в какой степени и в какой форме отделяться.
Обязанность же организованных марксистов-ленинцев – поднимать массы трудящихся до осознания своих прав, в том числе национально-демократических, в целях их максимальной активизации в борьбе за социализм и коммунизм, а не скрывать или отрицать эти права с помощью «марксистской» фразы. Поэтому «Тезисы» не могут влиять на сознание трудящихся негативно. А вот создать у них негативное отношение к идеям тех, кто в угоду незыблемости привычных догм не останавливается перед отрицанием суверенных национальных прав трудящихся, «Тезисы» могут. То есть «Тезисы» действительно вредны … для гносеологического шовинизма.

«Тезисы» выгодны националистам», — заявил другой оппонент.

Националистам выгодны не «Тезисы», а гносеологический шовинизм, отрицающий право дисперсно-общинных наций на самоопределение вплоть до политического отделения, так как такое отрицание в случаях дисперсно-общинного сожительства наций рождает национализм в обеих его основных разновидностях: шовинизма и дисперсного национализма.

«Автор «Тезисов» возводит «в абсолют и в политику» обычную национальную миграцию, которая не должна иметь следствий в области форм национального самоопределения», — заявил третий.

Это было бы так, если бы мигрировали национальные ярлыки, а не люди с определенным национальным сознанием и самосознанием, отнюдь не исчезающим и не превращающимся в иное национальное сознание и самосознание в момент переезда в другую местность, если бы под этим самосознанием не было бы вполне осязаемых социально-экономических, политических и прочих реальных обстоятельств, как исторических, так и сиюминутных.
Возьмем для примера проблему чиканос в США. Это отнюдь не просто проблема миграции. Это прежде всего национально-политическая проблема., вырастающая из капиталистической потребности в сверхэксплуатации и потому из потребности правящего класса США осуществлять социальный гнет и в национальной форме.
Национальная миграция, ведущая к дисперсности, рождает качественно новое явление – вступление этносических общностей в длительный последний этап их национального сожительства перед полным слиянием. Этот этап характеризуется интенсивной интернационализацией основных сущностных признаков наций. Высочайшая степень слияния наций, включая интернационализацию территории, ломает потребность в известных нам территориально-государственных и территориально-административных формах национально-политического суверенитета, порождает потребность в новых – общественно-государственных – формах сожительства и слияния наций.
Таким образом, этносическая (национальная) дисперсизация – не просто миграция. Она влечет качественные последствия для национально-политической надстройки, требует взамен территориально-государственных форм других – общественно-государственных, «бестерриториальных» форм сожительства суверенных наций, за что необходимо бороться при капитализме и что нужно сознательно осуществлять при социализме.
Порожденная национальной миграцией дисперсно-общинная нация – есть постепенно накапливаемый в процессе взаимоассимиляции, в том числе в процессе дисперсизации, качественный скачек в этносическом (национальном) развитии, то есть окончательный, естественно необратимый переход от территориально компактного к дисперсно-общинному национальному существованию. Дисперсно-общинная нация есть качественно иная нация. Но раз она является нацией, то является и носителем национального суверенитета и имеет право на самоопределение вплоть до политического отделения. Иное качество такой нации требует и качественно новой формы национального самоопределения – общественно-государственной, чего не хотят понять оппоненты из ИПК.
Самоопределение же является вопросом общественным и политическим. Таким образом, автор «Тезисов» «возводит в политику» не национальную миграцию, а ее качественное следствие – образуемую ею дисперсно-общинную нацию и ее самоопределение.

«Тезисы» бездоказательны», — заявил четвертый оппонент.

Как еще можно доказать существование дисперсно-национальных общин, если не фактами как их существования, так и той роли, какую они играют в классовом противоборстве?
В основе «Тезисов» лежат, например, следующие факты, который автор считает неоспоримыми (аксиомами) и которые не смогли оспорить и оппоненты из ИПК:
1.Существование в рамках капиталистических и социалистических государств национальностей с интернациональной территорией (названы автором дисперсно-общинными нациями или просто дисперсными нациями);
2.Существование у представителей дисперсно-общинных наций национального самосознания, в котором в разной степени и в разной пропорции, в том числе и в искаженном виде, отражается и решающее слияние дисперсно-национальной общности с другими национальными общностями в единой нации высшего порядка, и сохранение определенных национальных особенностей (примерами искаженного самосознания являются идеи «власти черных» в США, поддержка частью трудящихся квебекского сепаратизма в Канаде, эмигрантские и другие произраильские, просионистские настроения в среде трудящихся СССР еврейской национальности, возбужденные сионизмом, и т.д.);
3. Рост и ускорение дисперсизации наций в связи с ускорением темпов их взаимоассимиляции и наоборот, то есть в связи с ускорением интернационализации социально-экономической жизни, языка, культуры, территории и т.д. Дисперсизация проявляется в росте многонациональности государств, с одной стороны, и в росте процента лиц данной национальности за пределами одноименных государственных образований;
4. Возрастающая роль в классовой борьбе, в политической жизни национального самосознания трудящихся дисперсных наций;
5. Имеющее место использование дисперсного национального
самосознания буржуазной идеологией и политической практикой во вред социализму путем националистического искажения этого самосознания (сионистский призыв к советским евреям переехать на «землю обетованную»); имеющее место использование его и коммунистами в интересах социалистического развития (Китай, явление хуацяо). И т.д.
Сегодня мне не известны аргументы, способные поставить перечисленные факты под сомнение. Не были они высказаны и оппонентами из ИПК Позиция голого отрицания, игнорирования или замалчивания фактов в национальном вопросе, как и в любом другом политическом вопросе, не может пойти впрок ни КПСС, ни любой другой коммунистической и рабочей партии, ни международному коммунистическому и рабочему движению в целом

«В «Тезисах» нет социального, классового подхода», — сообщил пятый оппонент.

Можно подумать, что оппонентам не известно, что противопоставление интернационализма (в данном случае признания права дисперсно-национальных общин на самоопределение вплоть до политического отделения) национализму (в данном случае отрицанию названного права) и есть пролетарский, классовый подход в теории и практике национальных отношений.
Данный упрек был сделан одним из оппонентов еще и потому, что автор «Тезисов» счел возможным говорить о дисперсно-национальной общине как о форме национального существования, имеющей место и в капиталистическом, и в социалистическом обществе. Действительно, форма национального существования сама по себе равно может возникать и существовать и при капитализме, и при социализме. Ее рождает, прежде всего, капитализм, сначала интегрируя и ассимилируя докапиталистические этносические общности в нации, а затем ассимилируя и буржуазные этносические общности – нации, создавая тем самым одну из общественных предпосылок коммунизма, а именно предпосылку этносическую.
Переход от территориально компактного к дисперсно-общинному национальному существованию может осуществляться и в условиях социализма в качестве завершения процесса, начатого в буржуазном обществе. Процесс дисперсизации той или иной нации неминуемо может и начаться при социализме, если он по тем или иным объективным причинам не начался при капитализме.
Если американские инженеры согласно общих, хорошо известных законов механики размещают ракетный двигатель сзади запускаемой космической системы, а не впереди, то есть размещают его там же, где и советские инженеры, то, по мнению оппонентов из ИПК, они поступают вопреки интересам буржуазии, не проявляют буржуазный классовый подход? А вот когда они решают проблему транспортных связей с орбитальными объектами отлично от советских инженеров, то есть с помощью многоразового челночного средства, а не с помощью одноразового космического грузовика, то здесь у них подход классовый, вполне буржуазный?
Спроецируем пример из области космической инженерии на область национальных отношений. Получается, что если в отношении буржуазного общества мы констатируем наличие наций, то в отношении общества социалистического мы должны нацию отвергать? Иначе это было бы не социально, не классово? То же самое, если мы констатируем наличие в капиталистическом обществе наций дисперсных, то будто бы классовый подход требует от нас отрицать возможность и необходимость существования дисперсных наций при социализме. Ясно, что антитезис оппонента — обычный абсурд.
Дисперсизация наций в процессе взаимоассимиляции, то есть постепенное превращение наций при их слиянии из территориально компактных в дисперсно-общинные – свойственна и капитализму, и социализму, будет свойственна даже первоначальному коммунизму. Это общий закон развития этносической стороны общественной жизни и при капитализме, и при социализме. Но капитализм, неминуемо порождая дисперсизацию наций, столь же неминуемо тормозит ее и при этом вызывает у трудящихся страдания. Социализм же открывает простор объективной тенденции сближения, взаимоассимиляции, слияния наций, в том числе дисперсизации, то есть этносической интернационализации, делает ее свободной и безболезненной, выгодной трудящимся. Именно в этом аспекте, а не в аспекте формы национального существования, лежит социальный, классовый водораздел. Вот почему позиция оппонентов из ИПК, позиция торможения дисперсизации наций отрицанием права дисперсной нации на самоопределение вплоть до политического отделения объективно находится по другую сторону пролетарской баррикады, хотя они совершенно уверены в обратном.
В «Тезисах» на все это обращается внимание, как и на то, что имеется зримая связь между уровнем развития экономики и степенью дисперсизации наций. Поэтому в США в целом дисперсизация наций наступила раньше и зашла дальше, чем в царской России к моменту социалистической революции и даже чем в СССР ныне, и американским коммунистам приходится вести трудящиеся массы к социалистической революции в иных национальных условиях., в условиях господства в общественной жизни других форм национального существования, чем в свое время российским коммунистам, а именно в условиях господства в общественной жизни не территориально компактных форм национального существования, а дисперсно-общинных.
Таким образом, подлинно классовый подход заключается не в констатации фактов различия форм национального существования (территориально компактных или дисперсных), одинаково возможных и при капитализме, и при социализме, а в признании или не признании за всеми нациями, вне зависимости от формы их национального существования, права на самоопределение вплоть до политического отделения. И здесь как раз все просто: признание такого права есть пролетарский классовый подход, его отрицание – подход буржуазный. Всем своим содержанием «Тезисы» утверждают интернационалистский подход к разрешению дисперсных национальных проблем, то есть стоят на пролетарской классовой позиции в противовес тем, кто, прочитав «Тезисы» и не заметив этого, скатился к буржуазно-шовинистическому отрицанию права на самоопределение дисперсно-национальных общин и даже самой их национальной природы.
И, наконец, утверждение оппонентов в адрес автора «Тезисов» об отсутствии классового подхода может быть результатом либо сознательного искажения их, либо их поверхностного прочтения, так как само национальное, и даже не только национальное, но и любое явление, определяемое как этно-социальное, в целом определяется в «Тезисах» как обусловленное прежде всего социальным. Поэтому автор «Тезисов» даже предложил сменить термин «этно-социальная общность» в сложившейся его трактовке, так как из него этой обусловленности не видно и этническое и социальное выступают как бы на равных. Он предложил заметить данный термин на понятие «этносическая общность», в содержание которого вложить решающую обусловленность любого этнического прежде всего фактором социальным.
И в рассуждениях оппонентов из ИПК, и в «Тезисах», конечно же, имеется классовый подход: в «Тезисах» — интернационалистский, пролетарский, а у их оппонентов – националистический, буржуазный.

Следующий аргумент оппонентов из ИПК: «Тезисы» противоречат позиции В.И.Ленина, стоявшего за «всяческую ассимиляцию».

В.И.Ленина можно читать с разных позиций: и с интернационалистской точки зрения, и с националистической. Послушать оппонентов из ИПК, так можно подумать, что В.И.Ленин включал в понятие несомненно позитивной «всяческой ассимиляции» ассимиляторскую политику, препятствующую естественной взаимоассимиляции наций, и что он оправдывал ради ассимиляции наций отрицание их права на самоопределение, как это делают оппоненты из ИПК, а не наоборот.
В.И.Ленин приветствовал «всякую ассимиляцию наций», но «за исключением насильственной или опирающейся на привилегии» (ПСС, т.24, стр. 132-133). И он, как всегда, точен. Обладание национально-политической формой суверенитета есть объективно, исторически сложившаяся групповая привилегия территориально компактных наций СССР по отношению к общинно-дисперсным нациям, не имеющими таковой. И факт, что ассимиляцию, опирающуюся на привилегии, не приветствовал Ленин. Таков подлинный, антиленинский подход оппонентов из ИПК в вопросах о «всяческой ассимиляции» и о признании права дисперсных наций на самоопределение.
Утопия и вред «добровольной», то есть односторонней ассимиляции достаточно освещены в одной из глав «Тезисов», особенно болезненно воспринятой оппонентами из ИПК, поскольку, как показала «дискуссия», они в отношении дисперсных наций прочно стоят на порочных позициях именно «добровольной ассимиляции», нисколько не смущаясь явной противоречивости этой позиции: отрицая дисперсную нацию как нацию, они в то же время признают, хотя и призрачную (одностороннюю), но ее ассимиляцию.
Ассимиляция «не нации»! Самоопределение «не нации», фактически выдвинутое американскими коммунистами в 1969 году, по крайней мере направлено ими на защиту интересов единства североамериканского пролетариата в борьбе с империализмом в его цитадели, хотя это, как и всякая другая половинчатость, — ложный путь. А чему служит ассимиляция «не нации»? Разве что благополучию гносеологического шовинизма. Это пример тупика гносеологического шовинизма, не способного свести концы с концами.
Реакция оппонентов на содержащуюся в «Тезисах» критику «добровольной ассимиляции» как буржуазной шовинистической отрыжки показала, что и в этой своей части «Тезисы» попадают в цель, так как оппоненты легко узнали себя среди тех, кто «добровольно ассимилировался» в буржуазном ассимиляторстве. Ни одного аргумента в обоснование интернационалистского и объективного характера «добровольной ассимиляции» высказано не было, хотя страстей было не мало. И это не случайно: концепция «добровольной ассимиляции» есть то звено в системе взглядов гносеологического шовинизма, выпадение которого рушит всю систему.
В результате «дискуссии» в ИПК «Тезисы» остаются не поколебленными и в части отношения автора к пресловутой «добровольной ассимиляции», которая являет собой отход от ленинского представления ассимиляции (1) как объективной тенденции, рождаемой экономикой капитализма и социализма и действующей в отношении всех без исключения наций; (2) как политики эксплуататорского класса, направленной на разделение трудящихся и создание наиболее эффективных условий их сверхэксплуатации.
Третьих представлений марксистов-ленинцев о существе ассимиляции не было и нет, как нет, кроме как в головах «добровольных ассимиляторов», и «добровольной ассимиляции» — абсурда гносеологического шовинизма, вредной утопии, противостоящей марксистско-ленинской национальной теории, перепева буржуазных ассимиляторских идей.
Если сказать интернационально настроенному националу, что его нация ассимилируется, это подтолкнет его к национализму, и не всякий устоит. Если сказать ему же, что все, а не отдельные нации, в том числе его нация, ассимилируются – это укрепит его интернационализм.
Если сказать националистически настроенному националу, что его нация ассимилируется, это укрепит в нем националистический предрассудок. Если сказать ему же, что все нации, в том числе его нация, ассимилируются, это выбьет из под его националистического мировоззрения или мироощущения фундамент, создаст условия для перехода на интернационалистские позиции.
Но дело не только в идеологической тактике, в учете моментов национально-политической психологии, которая всегда есть психология класса, отражающаяся в этносических представлениях. Дело прежде всего в том, что в общении пролетарской партии с националом основа будет либо объективной, реально существующей, либо субъективной, по существу ложной и шовинистической, а это национал, настроенный самой действительностью, логикой экономических и других общественных отношений, ощущает особенно тонко.
Ложное утверждение односторонней ассимиляции как якобы истины, разделение наций на якобы добровольно ассимилирующиеся и не ассимилирующиеся, создание впечатления, что есть нации ассимилирующиеся, а есть не ассимилирующиеся (ассимилирующие?), объективно вредит интернациональному воспитанию трудящихся всех наций, тормозит их единение.

«Автор «тезисов» выдвигает проблему самоопределения дисперсных наций искусственно».

Можно подумать, что «голосование ногами» тысяч обманутых сионистами советских граждан еврейской национальности, выехавших в Израиль, или китайцев вьетнамского происхождения, бежавших в Китай, и т.д. не есть показатель объективно существующей в общественной жизни дисперсно-национальной политической проблемы, которую сионисты искусственно (и искусно!) обостряют в своих объективно- и субъективно- антисоциалистических интересах.
В СССР есть пока не решенная проблема национально-политического суверенитета дисперсных народов, которая качественно отлична от проблемы суверенитета трудящихся дисперсных национальностей в капиталистических странах. В СССР эта проблема не имеет антагонистического характера, так как все коренные, определяющие, а именно социальные вопросы трудящихся всех без исключения наций решены или равно решаются на базе социализма и в ходе коммунистического строительства.
Однако в силу сохранения у «членов» дисперсных наций национального самосознания эта проблема пока остается, прежде всего и почти исключительно, как проблема политическая (хотя социальные, культурные психологические и другие аспекты проблемы, зависящие от нее, в определенной степени тоже имеются).
Причин живучести национального самосознания дисперсных народов множество, многие из них перечислены в «Тезисах» и в настоящее «Записке». Здесь хотелось бы подчеркнуть следующую мысль: дисперсная национальная проблема в СССР усугубляется ее отрицанием, непониманием, негативным отношением к ней, в том числе со стороны многих теоретиков, работающих в области национальных отношений.
Отрицание наличия дисперсной национальной проблемы и права дисперсных наций на самоопределение вплоть до политического отделения, как показано в «Тезисах», есть вид гносеологического шовинизма, поощряющего дисперсный национализм. Поэтому разбить гносеологический шовинизм и открыть путь к практическому самоопределению дисперсно-общинных наций есть ныне главная задача в области коммунистического регулирования отношений дисперсно-национальных общин.
Дисперсные национальные отношения в СССР полностью сменят отношения территориально компактных наций и развернутся во всю ширь во вполне обозримой перспективе. Для этого ныне складываются все предпосылки: утеря границами между союзными республиками их прежнего значения, рост многонациональности республик и других национально-политических образований, рост дисперсизации наций, усиливающаяся и ускоряющаяся интернационализация всех сторон национального бытия в процессе коммунистического строительства. И тем более важно уже сейчас разработать теорию дисперсных наций и дисперсных национальных отношений и начать применять ее в отношении тех отдельных национальностей СССР, которые уже вступили в чисто дисперсный этап своего национального существования и сожительства с другим нациями. В этой связи было бы неадекватным и искусственным продолжать отрицать дисперсную национальную проблему, а не выявлять ее, исследовать и решать.

«Автор «Тезисов» ставит национальный вопрос во главу угла, абсолютизирует его в ущерб вопросу социальному, не подчиняет национальный вопрос классовому».

Как будто подчинять дисперсный национальный вопрос классовому вопросу значит… отрицать его классовое значение, «отменять» или «отодвигать» его учет и разрешение в зависимости от политической конъюнктуры, удобства или неудобства включения его в сложившийся статус кво или по любым другим причинам, как то делают оппоненты из ИПК. Как будто пролетарский классовый подход к национальным отношениям не заключается в обязательном пролетарском решении любого национального вопроса, без чего затруднено, неполно или вообще невозможно классовое пролетарское решение социально-политического вопроса в целом.
Рассмотрим это еще раз на примере известной ликвидации в период Великой Отечественной войны национальной государственности советского немецкого народа. Оппоненты из ИПК попытались оправдать ее и выдать за образец подчинения национального вопроса классовому. На самом деле была совершена политическая ошибка, исправить которую теперь можно лишь на основе теории дисперсных национальных отношений, поскольку территориально-компактная часть советской немецкой нации стала необратимо дисперсной.
Некоторыми, в том числе оппонентами из ИПК, до сих пор считается, что в данном случае национальный вопрос, конкретно, национально-политический суверенитет советских трудящихся немецкой национальности был подчинен классовому интересу трудящихся СССР в целом, а значит и интересам немецких трудящихся, то есть подчинен задаче успешного отражения гитлеровского нашествия, борьбы с германским фашизмом, посягнувшим на социалистический строй и само существование советского многонационального государства – базы будущего мирового социализма.
Однако подчинять национальный вопрос классовому можно по-разному: по буржуазному, националистически, то есть разделяя трудящихся в их борьбе за свои общие классовые интересы, и по-пролетарски, интернационалистски, то есть объединяя трудящихся в борьбе за классовые интересы. Решая судьбу национальной государственности советского немецкого народа, мы поступили не интернационалистски, что особенно вредно в моменты, когда на карту поставлено все.
Ликвидация национальной государственности советских немцев – практический акт гносеологического шовинизма, который поддается объяснению, но ни в коей мере оправданию, в том числе тяжелыми условиями отражения смертельно опасной гитлеровской агрессии. В тяжелое время необходимо особо заботиться об интернациональном единстве для отпора врагу, а не разобщать трудящихся по национальному признаку лишением их права на самоопределение. Провозглашение этого права и его последовательное проведение в жизнь обеспечило победу Октября, породило дружбу народов – один из главных факторов Победы и над фашистской Германией.
Объективно ликвидация национальной государственности в СССР, объясняемая особенностями сложившейся военной обстановки, с политической точки зрения была актом самовредительства, миной, заложенной под морально-политическое единство советских народов в трагический момент их истории. В глазах советских патриотов немецкой национальности это было выражение недоверия и предательство товарищами по классу, принадлежащими к другим национальностям, предательство интернациональных интересов трудящихся СССР всех национальностей, ослабление дружбы народов СССР, удар в спину антифашистскому единению, в составе которого сражались с врагом и антифашисты Германии, и советские люди немецкой национальности, причем не хуже, чем все советские люди.
Речь не идет о целесообразности или нецелесообразности временного переселения немецкого населения Поволжья вглубь страны, которое диктовалось военно-стратегической обстановкой. Речь идет о надобности при этом ликвидации государственности советских немцев, вносивших и внесших свой вклад в Победу. Ведь вынужденное в военное время временное свертывание советской демократии передачей всей полноты власти государственному Комитету Обороны не сопровождалось ликвидацией институтов союзной государственности! Акт же ликвидации государственности советских немцев тем гнуснее, что совершен товарищами советских рабочих немецкой национальности по классу и партии, что он толкал незрелую и к тому же немало смущенную фашистской демагогией и временными успехами немецко-фашистских войск часть советских немцев в объятия Гитлера, хотя они в подавляющем большинстве вовсе не стремились туда попасть.
Советские исследователи национального вопроса отмечали, что среди советских немцев того периода было немало стойких интернационалистов. Этого факта было вполне достаточно, чтобы не посягать на национальную государственность советского немецкого народа, чтобы совместно с немецкими интернационалистами, используя рычаг советской немецкой национальной государственности, организовывать и направлять антифашистские усилия советских трудящихся немецкой национальности, вливая их в общие усилия советского народа.
Заметим, что факт гитлеровского нашествия на нашу Родину не трансформировал нашего интернационалистского отношения к народу Германии, в том числе не привел к отрицанию государственности немецкого народа. Широко известно на этот счет, например, глубоко коммунистическое, интернационалистское высказывание И.В.Сталина. Спрашивается, почему же произошла трансформация нашего интернационализма в отношении государственности советского немецкого народа? Здесь могут быть повинны только специальная националистическая диверсия или гносеологический шовинизм с его деформированным представлением подчинения национального классовому, что подлежит специальному исследованию.
Прогитлеровские заблуждения большинства немецкого народа Германии, столь дорого обошедшиеся советскому народу, народам Европы, включая сам немецкий народ, да и не только им, не породили у интернационалистов сомнений в необходимости государственной национальной демократии на немецкой земле, а прогитлеровские симпатии, а может быть и даже и поползновения меньшинства советского немецкого народа, видите ли, оправдывают отбрасывание, как досадной мелочи, его национально-политической демократии на земле советской!
И теперь, когда по прошествии лет это предельно ясно, находятся ученые, называющие себя марксистами-ленинцами и оправдывающие это противное ленинизму деяние, ставшее возможным лишь в условиях тяжелейшей борьбы за выживание социализма, первого социалистического государства на нашей планете, за саму жизнь трудящихся всех народов СССР.
Кое-кто из оппонентов утверждал даже, что выселение немцев Поволжья и ликвидация национальной государственности советских трудящихся немецкой национальности… гуманный акт, направленный на спасение трудящихся немецкой национальности от священного гнева и эксцессов со стороны антифашистски настроенного окружающего населения. В отношении выселения – может быть. Но зачем было вместе с водой выплескивать и детище советской власти – советское немецкое государство?
Такое объяснение оппонентами из ИПК надобности депортации советских немцев и ликвидации их государственности весьма дефектно. Спрашивается:
1. Где в СССР был уголок, в котором не было бы моря ненависти к
фашистам? Поэтому, чтобы спасти от антифашистского гнева немцев Поволжья, почему их не отправили на Северный полюс, где советских людей нет? Не было технических возможностей? Советский народ еще не успел создать ледоколов типа «В.И.Ленин»? В том-то и кощунство несправедливости к трудящимся СССР немецкой национальности, что их мимоходом огульно отождествили с фашистскими агрессорами, способствуя ликвидацией их государственности распространению на них священной ненависти советских людей к немецко-фашистским захватчикам.
2. Какое отношение немцы Поволжья имели к нации Германии и тем более к гитлеровскому фашизму? С каких пор клевета на трудящихся целой исторически сложившейся советской нации может безнаказанно освящаться марксизмом-ленинизмом? Можно ли данную нацию делать ответственной за античеловечные деяния представителей другой нации только потому, что они одноименны? И если даже в среде советских немецких трудящихся нашлись желающие примазаться к нации Гитлера, то вправе ли мы целый народ делать ответственным за антинародные деяния его представителей, сколько бы их ни было? Двух ответов тут быть не может, хотя оппоненты из ИПК и попытались дать тут второй ответ.
Так что депортацию немцев Поволжья можно более или менее объяснить, хотя и не «гуманными» соображениями, но сложившейся крайне неблагоприятной военно-стратегической обстановкой и естественной для военного времени методикой решения всех вопросов, когда военные и политические руководители могут по объективным причинам оказаться не в состоянии оглянуться на вопрос выбора тех или иных средств для отпора врагу (как говорится, главное, чтобы был приказ, направленный на отпор врагу, а какой – менее важно).
А вот ликвидацию государственности советских немцев невозможно оправдать ничем. Она даже в то время не давала ничего, кроме негатива. Может ли вообще существовать такая ситуация, которая позволяла бы коммунистам–ленинцам выступать в роли поставщиков хотя бы мало-мальских фактов для лживой геббельсовской пропаганды, направленной на националистическое оболванивание народа Германии, гонимого на бойню ради утоления аппетитов германского империализма? Уж Геббельс наверняка не преминул использовать и депортацию, и ликвидацию немецкой автономии для воодушевления гитлеровского воинства в деле «спасения» советских немцев от «геноцида» и их «воссоединения» с немецкой «Родиной», а немецкие спецслужбы – для более успешной вербовки своей агентуры.
Мы победили германский фашизм не благодаря ликвидации государственности советских немцев, а вопреки ей. Эта мера психологически лишь отдалила трудящихся СССР немецкой национальности от советской власти, дезориентировала их относительно ее подлинно интернационалистского характера, ослабила активность многих из них в антифашистской борьбе, снизила их возможности в этой борьбе и тем самым на определенную йоту уменьшила, а не увеличила силу антифашистского сопротивления советского народа в целом. И если мы сознаем, что империализму до Великой Отечественной войны и в ее ходе удалось осуществить во вред нам немало долговременно действующих диверсий, и что мы не раз и на фронте, и в тылу стреляли сами в себя, то в число таких явлений приходится записать и ликвидацию национальной государственности советского немецкого народа.
Факт с ликвидацией советской немецкой государственности показывает, что мы победили благодаря силе социализма и подлинных марксистско-ленинских идей, способных противостоять самому жестокому империализму, и … вопреки нашим собственным ошибкам.
Но приходится продолжить. Простой вопрос: способствовала ли ликвидация немецкой национальной государственности в СССР тому, чтобы стойких борцов против фашизма из числа советских немцев было больше, или наоборот? Ответ ясен. Отсюда вред этой меры как с точки зрения выполнения задач, стоявших перед советским, в том числе, немецким народом, государством и партией по разгрому германского фашизма, так и с точки зрения долговременных интересов социализма.
Заслушавшись оппонентов из ИПК, легко докатиться и до отрицания государственных и административных форм национально-политического суверенитета и других наций и народностей СССР на том основании, что в их среде обнаружила себя или может обнаружиться та или иная толика отщепенцев, предателей советской социалистической Родины! Ликвидировать национальную государственность советских немцев по причине возможных прогитлеровских настроений и действий в их среде все равно, что ликвидировать Украинскую ССР по причине фашистской ориентации и антинародных деяний украинских националистов. А как стереть с политической карты РСФСР из-за деяний власовцев русской и других российских национальностей? Ничего не скажешь – в глубокое болото погрузились оппоненты из ИПК, пытаясь оправдать ликвидацию национальной государственности целой советской социалистической нации, государственность советских немцев, как и государственность всех других народов СССР, завоеванную Октябрем!
Впрочем, у оппонентов из ИПК есть все же «оправдание». С их удобной кочки зрения, пусть постфактум, но советские люди немецкой национальности сегодня уже не нация, так как… утеряли такой признак нации, как территория! Убери у нации территорию – и нет ее.
До Великой Отечественной войны советские немцы считались нацией и даже самоопределились вплоть до политического отделения в территориально-государственной форме автономии, то есть в форме пусть не полноправной, но вполне суверенной. А теперь не считаются. Этакая детская игра в считалки.
Смотрите как быстро и просто можно решать национальные вопросы: лишить волей руководства той или иной страны все нации «своих» территорий – и все, нет наций. Жалко только, что приоритет в открытии такого способа решения национального вопроса принадлежит не оппонентам из ИПК. Сионисты уже давно открыли такой способ и даже проделывают соответствующий эксперимент с арабами Палестины, итог которому подведут все же считающие себя нацией и являющиеся нацией палестинские арабы.
История с самоопределением советских трудящихся немецкой национальности показывает, что в социалистическом обществе подлинным гарантом демократии, в том числе в ее национальной части, является коммунистическая партия. И стоит ей ошибиться или заблудиться, как наносится существенный ущерб завоеванной советскими трудящимися социалистической демократии. Прав С.Т.Калтахчян: «Отступления…руководства коммунистических партий от марксизма-ленинизма, пролетарского, социалистического интернационализма прямым образом подогревают национализм и шовинизм» (стр. 379). Поэтому коммунисты ни при каких обстоятельствах не имеют права терять голову и отступать от научно выработанных принципов в своей политике. Они обязаны заботиться о том, как их сегодняшние решения и действия отразятся на успехах на последующих этапах коммунистического строительства. Вот почему одна из важнейших задач каждого ученого-коммуниста – помочь партии не заблудиться, а для этого, прежде всего, необходимо покончить с собственными гносеологическими блужданиями.
Пример ликвидации государственности советских трудящихся немецкой национальности есть пример того, как не надо подчинять национальные интересы классовым. В данном случае подчинить национальный вопрос классовому значило максимально мобилизовать советских трудящихся немецкой национальности на борьбу с гитлеровским фашизмом в одном строю со всем советским народом, в частности, с помощью национальной государственности советского немецкого народа.
Уже отмечалось, что восстановление национально-политического суверенитета немецких трудящихся СССР – вопрос по ряду причин актуальный. А именно по причинам: (1) существования у части советских трудящихся немецкого национального самосознания; (2) несомненного политического влияния состояния самоопределения немецких трудящихся СССР на братские отношения с трудящимися ГДР и на симпатии к социализму у трудящихся в ФРГ; (3) необходимости практически дезавуировать прецедент неуклюжего подчинения при социализме национального вопроса классовому – ликвидацию советской немецкой автономии.
И мы обязаны, если хотим оставаться последовательными марксистами-ленинцами в национальном вопросе, признать за советской немецкой, теперь уже дисперсной, нацией право на самоопределение вплоть до политического отделения, которое она сможет осуществить лишь в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
В этом случае представителям демократически созданной общественной организации советских немцев будут предоставлены в Совете Национальностей Верховного Совета СССР те же права, которые имеют депутатские группы территориально компактных наций, самоопределяющихся в форме союзной республики, лишь с той разницей, что право выхода из Союза, гарантирующее равноправие и полноправие трудящимся союзной республики и невозможное для осуществления дисперсно-общинной нацией, будет заменено другим решающим гарантом равноправия и полноправия, специфическим именно для дисперсных наций – правом «вето» при принятии решений по любому вопросу, который депутатская группа советских немцев, как и каждая другая национальная группа депутатов, сочтет затрагивающим существенные интересы трудящихся своей нации.
Прав Л.И.Брежнев: «В нашем союзном государстве существуют… объективные проблемы – такие, как нахождение наиболее правильных путей развития отдельных наций и народностей и наиболее правильное сочетание интересов каждой из них с общими интересами советского народа в целом» (Л.И.Брежнев. Доклад «О 50-летии СССР»). Как раз надежным инструментом для обеспечения «наиболее правильного сочетания интересов каждой» нации «с общими интересами советского народа в целом» и является предоставление всем национальным депутатским группам в Совете Национальностей Верховного Совета СССР права «вето», что выровняет суверенитет территориально-компактных и дисперсных наций на уровне полноправия.
Если трудящиеся СССР немецкой национальности – одна из наций, а это бесспорно, то может ли кто-либо оставаться марксистом-ленинцем, отказывая им в праве участвовать в «нахождении наиболее правильных путей развития» своей нации и в праве выявлять и предъявлять свои интересы для «наиболее правильного сочетания с общими интересами советского народа в целом»? Видим, что отказывать нации в таком праве может кто угодно, но только не марксист-ленинец.
Тут-то и возникает вопрос: имеют ли советские трудящиеся немецкой национальности возможность для реализации такого права в условиях отсутствия национальной организации, в условиях отрицания их как нации и тем самым игнорирования самого национального интереса советских немцев, национального интереса, который всегда был и есть интерес классовый, но выраженный в этносической форме и в этносических рамках? Приходится признать, что такой возможности у советских трудящихся немецкой национальности сегодня, в отличие от трудящихся других национальностей, нет, хотя предоставление такой возможности не только не противоречило бы социализму, но прямо вытекает из его природы. Отсутствие такой возможности есть фактически национальное неравноправие, отказ от предоставления такой возможности – шовинизм, а причина отказа – гносеологическая (утверждение, что советские немцы якобы «не образуют нацию», а посему якобы не имеют право на самоопределение, на национально-политическую организацию).
Как мы видим, и автор «Тезисов», и оппоненты из ИПК, как в теории, так и в практическом примере вполне едины в вопросе о том, что национальное должно подчиняться классовому, как того требовал В.И.Ленин. Только автор «Тезисов» подчиняет национальный вопрос классовому интернационалистски, по-ленински, а оппоненты – националистически, антиленински.

«Тезисы» могут вредно влиять на сознание».

О «вреде» «Тезисов как «утопии» уже говорилось. С вредностью «Тезисов» вполне можно согласиться, если считать вредным освобождение национального сознания от гносеологического шовинизма.

«Тезисы» противоречат ленинскому указанию на необходимость воспитывать у трудящихся равнодушие к национальному вопросу»

Как будто способно воспитать такое равнодушие отрицание права на национальное самоопределение, а не его признание, как считал В.И.Ленин и как то доказывается в «Тезисах» в применении к дисперсно-национальным общинам.
Нельзя выдергивать из Ленина одно бессвязное положение – разрушится ленинизм. В.И.Ленин требовал воспитывать равнодушие к национальному в условиях признания и осуществления права наций на самоопределение вплоть до политического отделения. При отсутствии же гарантий такого права, при его отрицании воспитывать в равнодушии к национальному, то есть к положению и интересам в прошлом или настоящем угнетенных или неравноправных наций – значит вовсе не ленинизм, не интернационализм, а как раз наоборот – чистейшей воды шовинизм, равнодушие к национальным интересам трудящихся и, в конечном счете, элементарная реакция вне зависимости от того, в чьей голове — буржуазной или «марксистской» — рождается мысль о проведении в жизнь воспитания равнодушия к национальному при всех социальных условиях (при буржуазных условиях тоже воспитывать равнодушие к национальным страданиям трудящихся масс?).
Как мы видим, именно «Тезисы» выводят условия для подлинного воспитания национального равнодушия – признание за «всеми и всяческими нациями» права на самоопределение вплоть до политического отделения, а оппоненты из ИПК и по этому вопросу пребывают в глубоком националистическом болоте.

«В «Тезисах» нет фактов».

Вообще-то жанр тезисов предполагает не сообщение, а теоретическое обобщение фактов. В настоящей «Записке» фактологическая основа «Тезисов» уже приоткрывается, хотя и далеко не исчерпывается, так как фактов ровно столько, сколько существует в мире дисперсно-общинных наций, их национальных интересов и проблем. А всего этого – море. К тому же до сего дня дисперсные национальные проблемы являются сплошными жертвами игры и борьбы противоборствующих классовых сил и весьма редко становятся объектом их сознательного политического творчества.
Чтобы покончить с таким положением и начать сознательно решать дисперсные проблемы в интересах пролетариата, и созданы «Тезисы». К сожалению, оппоненты из ИПК этого так и не смогли понять.

«Тезисы» стимулируют национализм».

«Тезисы», бесспорно, — стимулятор, причем довольно мощный. Но стимулируют они не национализм, а, наоборот, интернационализм, так как признают за трудящимися разных дисперсно-общинных наций право на самоопределение вплоть до политического отделения и открывают конкретную оптимальную форму национально-политического суверенитета.
«Тезисы», конечно, рассчитаны на стимулирование желания дисперсно-национальных общин воспользоваться своим правом на самоопределение в интересах сплочения трудящихся всех национальностей в борьбе за социализм и его развитие в коммунизм. Но с каких пор признание права на самоопределение вплоть до политического отделения и даже осуществление трудящимися такого своего права в антиимпериалистических интересах – а другого самоопределения в «Тезисах» нет – считается национализмом?
Стимулируют национализм, опять-таки, не «Тезисы», а гносеологический шовинизм. Он создает для национализма самые благоприятные условия, отрицая право дисперсных наций на самоопределение, фактически защищая привилегию на самоопределение трудящихся только территориально-компактных наций и позволяя буржуазной идеологии свободно паразитировать на неизбежном произрастании при таких условиях местного шовинизма в отношении представителей дисперсно-общинных наций и ответного дисперсного национализма. Гносеологический шовинизм способствует выживанию бацилл шовинизма в головах трудящихся территориально-компактных наций, в том числе групповой шовинизм в отношении дисперсно-общинного инонационального населения, не обладающего национально-политическими формами суверенитета.
Таким образом, вновь и вновь приходится констатировать, что стимулирует национализм не своевременное теоретическое обоснование права дисперсно-национальных общин на самоопределение вплоть до политического отделения, осуществленное в «Тезисах», а под разными антинаучными поводами отрицание этого права, в том числе оппонентами из ИПК.

«Предлагаемая автором «Тезисов» общественно-государственная форма национального самоопределения затрудняет ассимиляцию»

Ассимиляторскую политику, вредящую подлинной взаимоассимиляции наций, — да, затрудняет, причем предельно, но тем самым, как и всякое самоопределение, открывает простор подлинной, естественной ассимиляции дисперсно-национальных общин, как и всех сожительствующих с ними наций, создавая максимальные условия для освобождения их от национализма.
«Тезисы» высвечивают простор для ассимиляции и территориально-компактных наций, освобождая их сознание от кажущейся в перспективе утери национального суверенитета и самостоятельности в результате дисперсизации и соответствующего изживания территориально-государственных форм. Оказывается, что суверенитет нации может быть сохранен и с переходом ее в сугубо дисперсное этносическое существование при условии самоопределения в общественно-государственной форме.
Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета облегчает ассимиляцию, создает для нее наиболее благоприятные условия, а отрицание этой формы, наоборот, сдерживает ассимиляцию.

«Тезисы» близки и даже аналогичны «культурно-национальной автономии», выдвинутой в свое время БУНДом в отношении еврейского населения России и развенчанной В.И.Лениным».

На самом деле ко взглядам бундовцев не просто близок, а смыкается с ним гносеологический шовинизм оппонентов из ИПК, так как и бундовцы, и названные оппоненты прямо отрицают право на самоопределение вплоть до политического отделения трудящихся еврейской национальности России, как и трудящихся других дисперсно-общинных наций.
Известно, что ради достижения единства в революционной борьбе пролетариата В.И.Ленин даже в РСДРП, а не только в государственном плане допускал полную автономию БУНДа «в делах, касающихся еврейского пролетариата» (ПСС, т.7, стр. 98). Вне же партии В.И.Ленин требовал неукоснительного применения принципов равноправия и самоопределения, признаваемого им как права на политическое отделение. Он распространял это право на все без исключения нации, в том числе и на российских евреев.
Как видно из главы IV настоящей «Записки», оппоненты из ИПК за неимением лучшего придумали якобы аналогию предлагаемой автором «Тезисов» интернационалистской программы национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин в общественно-государственной форме, с одно стороны, и буржуазной программы «культурно-национальной автономии» — с другой. Таким не хитрым способом, учитывая, что «культурно-национальная автономия» дает организационное разделение трудящихся, приписали то же самое и «Тезисам». Однако приписать «Тезисам» национализм таким непотребным способом и на этом основании отвергать их – не лучший прием достижения цели в научной дискуссии.
Выше показано полное отсутствие какой-либо аналогии в «Тезисах» с «культурно-национальной автономией», наоборот, их полную сущностную противоположность. Доказано также смыкание гносеологического шовинизма оппонентов ИПК с «культурно-национальной автономией» на платформе непризнания права дисперсно-общинных наций на самоопределение вплоть до политического отделения.

«Принцип самоопределения «не подходит» к дисперсно-общинным нациям».

Вновь констатируем, что здесь невольно, хотя и подспудно, дисперсно-общинная нация признается оппонентами нацией, но, видите ли, к ней не подходит принцип самоопределения. Конечно, если безусловно отождествлять самоопределение не с политическим отделением, а лишь с его разновидностью — отделением территориальным, территориально-государственным или территориально-административным, то такое самоопределение, действительно, не подходит к дисперсно-национальной общине. Более того, такой подход был бы реакционен (см. главу V настоящей записки), что и демонстрирует нам сплошь и рядом империалистическая практика, вроде бантустанов в ЮАР, индейских резерваций и «гарлемов» в США, фашистских еврейских гетто в период Великой Отечественной войны, т.д. и т.п.
Однако самоопределение как политическое отделение тождественно образованию самостоятельного государства лишь в отношении территориально-компактной нации. В том-то и заключается дальнейшее творческое развитие марксистско-ленинской национальной теории в «Тезисах», что в них показано тождество ленинского принципа самоопределения как политического отделения в отношении наций дисперсных отделению не территориально-государственному, а общественно-государственному.
И отрицать это можно, лишь отрицая факт существования в общественной жизни дисперсно-национальных общин как явления национального и политического и на этом основании лишь отрицая затем право дисперсно-общинных наций на самоопределение вообще, что и делают оппоненты из ИПК, смыкаясь тем самым с буржуазным национализмом. В этом и состоит суть их гносеологического шовинизма.
Ставя вопрос о праве дисперсно-общинных наций на самоопределение в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета, автор «Тезисов» исходил из ленинской посылки: «Не копировать нашей тактики, а самостоятельно продумывать причины ее своеобразия, условия и итоги ее, применять у себя не букву, а дух, смысл, уроки опыта 1917-1921 годов» (В.И.Ленин. ПСС, т.43, стр. 200).
Дух, смысл ленинского принципа права наций на самоопределение вплоть до политического отделения – единение трудящихся в борьбе с капиталом и прочими эксплуататорами. Конкретная тактика такого единения в сфере национальных отношений: самоопределение вплоть до образования самостоятельного государства – в условиях отношений территориально компактных наций, самоопределение вплоть до образования общественно-государственной формы национально-политического суверенитета – в условиях отношений дисперсно-общинных наций. Стоять за букву ленинизма вопреки его духу при меняющихся условиях борьбы – значит предавать ленинизм, его прямое и научно точное указание.
Утверждение, что принцип самоопределения не подходит к дисперсно-общинной нации, – вчерашний день как национальной теории, так и революционной практики, что не трудно показать. Обратимся к тому же С.Т.Калтахчяну, который в названном выше труде приходит к выводу, что национальная общность в определенных условиях является таковой и при отсутствии ее некоторых признаков, в число которых им включен и территориальный признак. Таким образом, С.Т.Калтахчян близко подошел к выводу, что в условиях, когда в этносических общественных отношениях господствуют отношения именно национальные, то все остальные этносические отношения становятся тоже национальными, по крайней мере в политическом смысле.
С.Т.Калтахчян утверждает: «Сам В.И.Ленин в созданной им теории нации не связывал определение нации с постоянной суммой признаков» (стр.74). Или: «…Согласно учению Ленина, не обязательно говорить о нации только тогда, когда налицо все указанные условия ее образования» (стр.74).
Если согласиться с С.Т.Калтахчяном, то дисперсные нации и есть одни из тех наций, которые не имеют постоянной суммы признаков или не имеют всех положенных в типичных случаях условий своего образования. Таким образом, С.Т.Калтахчян уже идет навстречу признанию дисперсных наций нациями, но, к сожалению,.. ложным путем.
Дело в том, что дисперсная нация, вопреки поверхностному взгляду на нее, имеет все признаки нации, прежде всего основные, которые еще в январе 1913 года сформулировал И.В.Сталин («Марксизм и национальный вопрос». И.Сталин. Сочинения. ОГИЗ. Москва, 1946 г., т.2, стр. 296):
— своей территорией – единой, интернациональной, совместной с другими сожительствующими нациями, что и составляет отличительный признак именно дисперсной нации, но все же своей;
— своим языком, не обязательно только сугубо национальным, но прежде всего интернациональным, то есть общим языком общения;
— общностью экономической жизни совместно с другими
сожительствующими нациями;
— общностью «психического склада, проявляющегося в общности культуры (дисперсная нация в этой части является одновременно, хотя и в разной степени, носителем как своей специфической национальной культуры, так и общей культуры сожительствующих народов, сливающихся в нацию высшего порядка). Все это в рамках, как правило, единого государства.
В соответствии со сказанным, советский немец не имеет национальной общности с немцем ФРГ, хотя, если смотреть под политическим микроскопом, можно усмотреть общность названия, что-либо общее в историческом, прежнеэтническом плане и даже базировать на этом при нужде националистический гешефт, что зачастую и делают буржуазные идеологи (впереди всех тут, бесспорно, сионисты).
Но советские немцы – нация в рамках территории СССР, нация дисперсная, то есть такая, в которой все решающие, базовые признаки стали интернациональными при сохранении определенных национальных особенностей как в базисе, так и в советско-немецком сознании и самосознании — плоде исторических факторов, сиюминутных условий жизни и остаточных национальных особенностей.
Еще ближе и с более верной стороны подошел к пониманию национальной природы дисперсных наций М.И.Куличенко в своем труде «Национальные отношения в СССР и тенденции их развития». Известно, что, например, те же советские немцы, являющиеся ныне, как и евреи, дисперсной нацией, официально признаны в СССР в качестве национальности. М.И.Куличенко, полемизируя с С.Т.Калтахчяном, видящим в национальности только этническую сторону, считает, что в определении национальности необходимо учитывать всю совокупность «как этнических, так и особенно социальных связей…» (стр.55).
Конечно, М.И.Куличенко относит термин «национальность» не только к дисперсным нациям, но и к ним тоже, подмечая у них даже специфические «социальные связи», что типично, прежде всего, для наций. Так два ведущих советских теоретика национального вопроса своими путями подходят к пониманию национальной сущности дисперсных наций, что отвергают оппоненты из ИПК.
Однако то, к чему пока не дошли, но уже устремились советские теоретики, стало конкретной практической задачей американских коммунистов. Как уже отмечалось, на своем XIX съезде американские коммунисты провозгласили право негров США – типичной дисперсной нации – на самоопределение,.. не признав в то же время негров нацией. Это, кажется, первый случай признания марксистами права на самоопределение дисперсной нации после В.И.Ленина, который не исключал рассеянно проживавших российских евреев из числа наций, обладавших таким правом, и даже воевал по этому случаю с БУНДом, отрицавшим это право.
Чтобы занять в негритянском вопросе интернационалистскую позицию до конца, коммунистам США осталось сделать две вещи:
1. Признать негритянских трудящихся нацией, а именно нацией дисперсной, в решающей степени интернациональной, то есть нацией, у которой все основные признаки не отчленимы от сожительствующих наций, стали в разной степени интернациональными (территория – совместная с другими нациями в рамках США, социально-экономические условия — в принципе общие для трудящихся всех сожительствующих наций, капиталистические; язык – интернациональный, английский и т.д.), но у которой сохранились существенные национальные особенности (территориальные, проявляющиеся в неравномерности расселения по территории США, наличие негритянских «гетто» и т.д.; социально-экономические – отличающийся от белых классовый состав негритянского населения, разница в образовательном и иных цензах, остаточная дискриминация на расовой почве и т.д.; психические и культурные – особая приверженность к определенным нюансам общеамериканской культуры, привнесенным в нее и переработанным в ней африканским элементам, психические особенности, вытекающие из двойного (социального и расового) гнета трудящегося негритянского населения, из рабского прошлого негритянского народа США и т.д.).
2. Расшифровать самоопределение негритянских масс США как политическое отделение в форме, вытекающей из их дисперсной специфики как негритянской североамериканской нации, — в общественно-государственной форме, а также определить ее конкретный вид (например, предоставление сенаторам-неграм, как и сенаторам-белым права «вето» при окончательном принятии законов; формирование союза негритянских общественных объединений и предоставление его лидерам прав конгрессменов с правом «вето», как и белым, и т.д.) и способы борьбы за ее внедрение в политическую систему Соединенных Штатов, в процессе которой ее окончательный вид породит революционное творчество масс.
Нет, товарищи оппоненты из ИПК: дисперсно-национальные общины – нации, как к тому подошли ведущие советские теоретики национального вопроса и коммунисты США, а значит к ним подходит и принцип самоопределения в общественно-государственной форме.

«В «Тезисах» негодная методология. Не используется конкретно-исторический подход к исследуемому явлению, дается всего один рецепт — общественно-государственная форма национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин и для капитализма, и для социализма».

Бедные К.Маркс, Ф.Энгельс и В.Ленин! Как они смели дать один рецепт и для капитализма, и для социализма, а именно государство классовой диктатуры. Не было на них оппонентов из ИПК!
Данная претензия оппонентов – с больной головы на здоровую: в «Тезисах» осуществляется именно конкретно-исторический подход в исследовании этносической стороны общественной жизни, так как автор рассматривает нацию как этносическое явление, характерное для конкретных эпох – капитализма и социализма как переходной фазы коммунизма, и в развитии, следуя, кстати, сталинскому утверждению: «… Нация, как и всякое историческое явление, подлежит закону изменения, имеет свою историю, начало и конец» (И.Сталин. Сочинения. ОГИЗ. Москва, 1946 г., т.2, стр.297).
Оппоненты же, отрицая дисперсную нацию как нацию в ее начальной или конечной фазе эволюции, оперируют понятием нации метафизически, включая в него лишь один исторический этап национального существования – этап зрелости, когда нация уже сформировалась и обладает всей совокупностью ярко выраженных характерных признаков и условий существования.
Одним из основных истоков гносеологического шовинизма является не изжитый пока догматизм, в частности, попытки распространения на всю совокупность национальных отношений лишь известного сталинского определения нации, хотя он дал его явно в применении только для наций в период их кульминационного, зрелого существования. А как быть с нациями, которые «застряли» в своем развитии и не смогли в силу тех или иных исторических причин дойти до зрелой стадии? Как быть с бывшими зрелыми нациями, вступившими в нисходящую часть своей исторической траектории? Как быть с тем фактом, что национальные границы во взаимоотношениях наций могут быть стертыми? Или с тем, что внутри формирующейся нации высшего исторического порядка продолжают свою эволюцию прежние нации, причем на совершенно различных ее стадиях? И таких вопросов, на которые не ответишь, приложив лишь абсолютно верную формулу И.Сталина, множество, причем не только и не столько в теории, сколько в живой практике революционной борьбы, в которой для победы приходится учитывать все нюансы (например, в отношении негров США).
Этносические явления современности далеко не сводятся к отношениям территориально компактных наций, но так как ныне в мире господствуют именно такие отношения и проявляются прежде всего как отношения государств и других территориальных образований государственного типа, то и все другие этносические отношения, включая отношения дисперсных национальных общин, приобретают характер национальных.
В политическом отношении важно не только и не столько то, отвечает ли данная этносическая общность названному определению нации в полном объеме, сколько объективное национальное самосознание общественной группы (вне зависимости от того, видны ли у нее все признаки сформировавшейся нации). Необходимо учитывать, что внешне, в эпоху господства национальных этносических отношений, частичными признаками нации могут обладать этносические общности и донациональные, и ранненациональные, складывающиеся в нации, или, наоборот, вступающие по разным историческим причинам в постнациональный (дисперсный) этап этносического развития.
Все это имеет прямое отношение к научному регулированию национальных отношений в СССР. Гносеологический шовинизм, если с ним не вести борьбу, в условиях Советского Союза неизбежно ведет на практике к тому, что В.И.Ленин определил как групповую национальную привилегию и что ведет, поэтому, к групповому шовинизму. В отношении современного состояния оформления национальных отношений в СССР это нужно расшифровать и так: никаких привилегий одной или нескольким нациям, в том числе привилегии иметь высшую форму национального суверенитета, в качестве которой для территориально компактных наций выступает самостоятельная, но вошедшая в Союз республика, а для дисперсно-общинных наций может выступать только общественно-государственная форма национально-политического суверенитета на союзном уровне.
Отсюда и вытекают некоторые из названных в данной «Записке» путей дальнейшего совершенствования национально-демократической надстройки в СССР:
1. Поднять национально-политический суверенитет всех территориально компактных наций до уровня союзных советских социалистических республик по их существу, не обязательно повторяя, естественно, саму форму суверенитета, то есть не обязательно преобразовывая существующие территориально-государственные и территориально-административные автономии в союзные республики (достаточно иметь в Совете национальностей Верховного Совета СССР пусть не равночисленные группы депутатов от всех национальностей, но обладающие правом «вето» при принятии союзных законов);
2.. Обустроить национально-политический суверенитет дисперсно-общинных наций в общественно-государственной форме на союзном уровнетем же способом – предоставлением права «вето» (в «Тезисах» раскрыты и промежуточные формы суверенитета между территориально-государственными и территориально-административными формами, с одной стороны, и общественно-государственными формами для наций, обладающих разным соотношением территориальной компактности и дисперсности).
Как ни верти, а получается, что именно автор «Тезисов», а не оппоненты из ИПК в вопросе о дисперсных нациях соблюдает требование:
«… Смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» (В.И.Ленин. ПСС, т.39, стр.67).
Гносеологический шовинизм – повторяю – принимает за нацию лишь ту этносическую общность, которая обладает вполне сложившейся и легко определяемой совокупностью признаков нации. Но тот факт, что этой зримой совокупности признаков предшествовала эволюция, в процессе которой совокупность признаков возникала и не сразу проявлялась в нужной степени и во всех своих частях, которая была завершена далеко не для каждой этносической общности, тот факт, что возникали также этносические общности и постнациональные на разной стадии завершающего этапа эволюции той или иной нации, то есть этапа ее «исчезновения», слияния с другими нациями – все это, делающее порой бессмысленной саму постановку вопроса «нация перед нами или не нация», теоретики-метафизики в расчет не берут, занося все донациональные и постнациональные этносические общности, существовавшие и существующие наряду с нациями и внутри их, в разряд не национальных явлений и при капитализме, и при социализме.
Спроси такого «интернационалиста», являются ли нацией или нациями курды и индейцы в странах Латинской Америки, проживающие в разных государствах – ответ будет отрицательным. А евреи в СССР? Ответ будет тот же. А негры в США? Опять тот же. А имеют ли, например, негры в США право на самоопределение, которое есть право на политическое отделение? Тут уж носитель гносеологического шовинизма оказывается в болоте в любом случае: и если ответит «да» (как же может иметь право на самоопределение… «не нация»?), и если ответит «нет» (как же можно называться марксистом-ленинцем и мыслить по политическому вопросу синхронно с капиталистами США?).
А дело в том, что, например, индейцы Северной и Южной Америки – нации, только в силу известных исторических перипетий составляют уже не столько единую общеамериканскую нацию, сколько отдельно мексиканскую, североамериканскую и т.д., к тому же нации, несущие в себе различия племенного характера и, как правило, вступили в ту или иную степень дисперсного этносического существования. То есть американские индейцы сегодня — типичные дисперсные и полудисперсные нации со своими социально-экономическими особенностями и территориями, которые и национальны, и интернациональны одновременно в той степени, в какой индейцы интегрировались в Мексике, США и в других нациях высшего порядка.
Итак. Нация обладает совокупностью достаточно выраженных признаков лишь в свой зрелый период. Не на всех этапах своей эволюции нация может быть рассмотрена сквозь призму целого комплекса признаков. На начальном этапе эволюции нации (складывающаяся нация) эта совокупность признаков лишь возникает, часть из них изначально лишь потенциальна. На конечном этапе эволюции (слияние наций) совокупность ранее определенных и полных признаков постепенно, порой весьма длительно, истаивает, так как все признаки нации равномерно или неравномерно интернационализируются, что, однако, не означает, что они у нее исчезают. Просто они постепенно становятся признаками не только рассматриваемой нации, но и других наций, сожительствующих и сливающихся с нею.
Признание в качестве наций лишь наций, отличающихся зримой совокупностью зрелых, полностью сформировавшихся типичных для нации качеств и признаков – суть метафизического подхода, дремучий догматизм со всеми негативными последствиями его выводов для современной национальной политики коммунизма. Необоснованно упрекая автора «Тезисов» в антиисторизме, оппоненты из ИПК сами исходят из метафизической, догматической посылки, согласно которой нация есть лишь то, что на каждый данный момент обладает совокупностью ее зрелых признаков, игнорируя при этом эволюцию наций (ее складывание, расцвет и преобразование в результате неизбежности отношений с другими сформировавшимися и формирующимися нациями, в результате естественных процессов взаимоассимиляции, то есть интернационализации), то есть игнорируя именно исторический подход к нации как к объективному общественному явлению, развивающемуся по общим и внутренним законам эволюции.
Что же касается одного рецепта – общественно-государственной формы национально-политического суверенитета дисперсно-общинной нации и для капитализма, и для социализма, то почему-то оппоненты из ИПК не возражают против столь же единственного рецепта национально-политического суверенитета для капитализма и социализма, какой представляет собою самоопределение в виде самостоятельного государства.
Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета является столь же национально-демократической формой самоопределения для дисперсно-общинной нации, сколь национально-демократическое государство для территориально-компактной нации. Такое утверждение – не субъективистская прихоть, а объективное следствие этносической специфики национального существования.
И та, и другая форма национально-политического самоопределения может быть наполнена и буржуазным, и социалистическим содержанием, обслуживать и капитализм, и социализм в зависимости от социально-экономического и общественно-политического строя, определенного на классовой, а не этносической основе. Но в любом классовом качестве и та, и другая формы национально-политического суверенитета, как и всякая демократическая форма (любая форма национально-политического суверенитета есть форма в разной степени национальной демократии), создает наилучшие условия для борьбы пролетариата и его союзников за победу социалистической революции и построения социализма и коммунизма. С.Т.Калтахчян по этому поводу справедливо ссылается на В.И.Ленина: «Указывая, что полного решения национального вопроса буржуазия нигде не дала и не могла дать, он все же считал, что еще при капитализме надо добиваться, пусть урезанного, буржуазно-демократического, решения национального вопроса, обеспечить определенные демократические преобразования» (стр.250).
Вот вам и «один рецепт для капитализма и социализма»! Оппоненты из ИПК, пытаясь уличить автора «Тезисов» в антиленинизма и на этом основании отбросить их, в который раз сами расписываются в нем. У них представление о своем последовательном ленинизме в национальном вопросе является чисто субъективным и мгновенно разбивается при малейшем обращении к Ленину.
Разве марксисты-ленинцы не возводят во всеобщий принцип, действительный и для капитализма, и для социализма, например, принцип диктатуры правящего класса и принцип государства как орудия его господства, разве не распространяет принцип самоопределения наций вплоть до политического отделения как на нации буржуазные, так и социалистические? Надеюсь, что не считают же оппоненты из ИПК, что принцип самоопределения наций действует лишь до социалистической революции или до полной победы социализма, а потом его можно выбросить за борт за ненадобностью?
Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что самоопределение нации с его сердцевиной – самоопределением социальным — есть постоянное состояние нации до ее полного слияния с другими нациями в общность более высокого исторического порядка.
Самоопределение наций по своему существу, то есть как политическое отделение, является принципом общедемократическим, и подлинная социалистическая демократия не только не выбрасывает его за борт, но обеспечивает полную, прежде всего социальную, свободу для его воплощения в действительность на условиях равенства и полноправия наций, для определения трудящимися любой нации своей судьбы безо всякого вмешательства и давления.
Борьба за самоопределение дисперсных наций в буржуазном обществе – объективно обязательный элемент борьбы за демократию, важнейшее условие победы пролетариата в антиимпериалистической, социалистической революции (это хорошо понимают сегодня американские коммунисты).
Самоопределение дисперсных наций в социалистическом обществе носит социалистический характер, поэтому боязнь его излишня. Социализм есть, помимо всего прочего, свобода самоопределения наций, есть полное достижение, воплощение в жизнь права «всех и всяческих» (В.И.Ленин) наций на самоопределение. И ныне нет никаких объективных препятствий для этого. Есть лишь препятствия субъективные: сложившаяся групповая привилегия относительно крупных и территориально компактных наций иметь, в отличие от других наций, свои высшие суверенные формы национального самоопределения и защищающий эту привилегию гносеологический шовинизм.
У пролетариата не может быть двух рецептов в национальном вопросе. Он один и всеобщ: право наций на самоопределение как одна из целей и средство движения к коммунизму. Только при капитализме пролетариат борется за лучшие условия для борьбы за революционное переустройство буржуазного общества, чтобы начать непосредственное движение к коммунизму, а при социализме непосредственно строит и защищает коммунизм. И в этих целях, в частности, обязательно добивается максимальной демократии, в том числе при капитализме, преобразует ее революционным путем в демократию социализма., то есть в диктатуру пролетариата – высшую форму демократии в классовом обществе и посредством подлинной демократии, то есть социалистической демократии трудящихся, обязательно включающей во многонациональном обществе национально-политический компонент, — строит коммунизм.
И, как ни крути, общественно-государственная форма национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин нужна пролетариату и при капитализме, и при социализме. Только при капитализме она будет до революционной поры формой буржуазно-демократической, а при социализме, естественно, формой демократии социалистической.

«Тезисам» якобы свойствен непартийный подход»

Партийность научного исследования всегда была изучением объективного естественного или общественного явления с помощью подлинно научной (марксистско-ленинской) методологии и использованием изученного явления с позиций и в интересах рабочего класса и его союзников, выражаемых пролетарской партией.
Никаких других позиций в «Тезисах» нет, о чем свидетельствует даже сама постановка вопроса о самоопределении дисперсно-национальных общин. Истинно пролетарская партийность в национальном вопросе всегда заключалась в признании права наций на самоопределение и помощи трудящимся всех наций в его осуществлении.
Гносеологический же шовинизм оппонентов из ИПК, заключающийся в отрицании права дисперсных наций на самоопределение, действительно ставит их как ученых вне пролетарской партийности, решительно отмежевывающейся от всякого национализма как от чуждого пролетариату, буржуазного мировоззрения.

«Тезисы» плохо опираются на В.И.Ленина, в них нет цитат из его трудов и трудов других исследователей национального вопроса».

В порядке реагирования на критику оппонентов в настоящую «Записку» автором достаточно обильно включены цитаты из трудов В.И.Ленина и некоторых советских исследователей национального вопроса, в основном, С.Т.Калтахчяна. Этого оказалось достаточно, чтобы отпеть гносеологический шовинизм и восстановить в правах как объективные национальные объекты исследования дисперсно-национальные общины. А вот оппонентам из ИПК опереться на В.И.Ленина оказалось невозможным, так как В.И.Ленин никогда не пособничал национализму.
Обосновывая право дисперсно-национальных общин на самоопределение вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета, «Тезисы» не только надежно сцеплены с ленинскими идеями по национальному вопросу, но являются их продолжением в современность и ближайшее будущее в плане применения к сливающимся нациям на последней перед полным их слиянием стадии национального существования – существования дисперсного.

«В «Тезисах» нет ничего… нового»

Прекрасно! Если самоопределение дисперсно-национальных общин — не новое, а хорошо забытое старое, то проблема максимально упрощается: остается только такое самоопределение осуществить.
Впрочем, с данным упреком оппонентов можно и согласиться в той плоскости, что осуществляемая в «Тезисах» и в настоящей «Записке» теоретическая борьба за право наций на самоопределение вплоть до политического отделения – не нова. Однако, именно в силу позиции оппонентов из ИПК, отрицающих право на самоопределение дисперсных наций, она и не устарела. Вторую молодость придает ей возросшая опасность национализма в современных условиях классовой борьбы, в том числе гносеологического шовинизма.

«Признание и воплощение в действительность общественно-государственной формы национально-политического суверенитета способны разобщить советские народы, разделить советский народ, так как создает лишнюю перегородку»

Для оппонентов из ИПК общественно-государственная форма самоопределения дисперсных наций – перегородка. Они ортодоксы и двумя руками голосуют за ленинское: «Разграничение наций в пределах одного государства вредно, и мы, марксисты, стремимся сблизить и слить их» (В.И.Ленин. ПСС, т.24, стр. 238)
Ради слияния на словах, они даже склонный забывать ленинское условие единения на деле: «… Такой демократический строй, в котором бы не только вообще была демократия, но специально не могло бы быть недемократического решения об отделении» (В.И.Ленин. ПСС, т.24, стр. 227).
Они склонны забывать, что то, что они называют перегородкой, – был и есть мост для сближения и слияния наций, построенный Лениным и партией, например, в виде Союза советских республик – равноправной и полноправной национально-политической формы суверенитета и сожительства братских социалистических народов, обеспечившей сближение и слияние их в новой исторической общности людей – советском народе, строящем коммунизм. Общественно-государственная форма самоопределения дисперсных наций по своей интернационалистской сущности аналогична названной форме самоопределения территориально компактных наций – она мост, соединяющий и сливающий нации, а не перегородка.
Сущность нынешнего проявления гносеологического шовинизма – оставление дисперсных наций за пределами сферы применения ленинского принципа самоопределения вплоть до политического отделения, отрицание надобности общественно-государственной формы их национально-политического суверенитета. А так как дисперсное существование наций и дисперсное их сожительство – объективная реальность и неизбежный этап национального слияния всех наций, то основной вред данный вид гносеологического шовинизма способен нанести интернационализму, трудящимся всех сливающихся наций именно на дисперсном этапе их национального существования и сожительства, задерживая полное слияние национального самосознания, стимулируя национализм, создавая тем самым существенную перегородку в среде трудящихся.
Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета является несравненно меньшей перегородкой, чем формы территориально-государственные и территориально-административные, потому что отвечает потребности в самоопределении нации, в решающей степени интернационализировавшейся, слившейся, территориально не обособленной границами.
Ничто не создает большей перегородки – и это надежно подтверждено марксистско-ленинской теорией и практикой, — чем отрицание права на самоопределение вплоть до политического отделения. Отсюда вытекает, что общественно-государственная форма национально-политического суверенитета сближает нации, а гносеологический шовинизм создает перегородки между ними.
Спрашивается:
1. Что создает большее разобщение – удовлетворение национального самосознания трудящихся, являющегося проявлением объективного в социально-экономическом базисе, или игнорирование, принижение его? До беседы автора «Тезисов» с оппонентами из ИПК вся подлинно коммунистическая теория утверждала, а практика подтверждала, что игнорирование и принижение.
2. Какая национальная перегородка значительнее – территориально-государственная с ее границами и государственным суверенитетом или общественно-государственная, то есть без границ? Автор «Тезисов» считает, что территориально-государственная. Оппоненты – против. Они, видимо, полагают, что в СССР после этапа сожительства и слияния наций и национальностей, самоопределившихся в территориально-государственной и территориально-административной формах суверенитета, наступит либо (1) период сожительства и слияния дисперсных наций без их национально-политического самоопределения вообще, либо (2) период сожительства и слияния наций в территориальных формах будет продолжаться до полного слияния наций и противоречие между дисперсным национальным существованием и территориальными формами самоопределения, характерными для территориально компактных наций, не существенно, либо (3) с исчерпыванием территориальных форм суверенитета одномоментно наступит полное интернациональное единство, без всяких национальных различий, существенных в политической жизни, то есть полное слияние наций.
Ни то, ни другое, ни третье – не реально. История уже достаточно показала, что у дисперсной нации самосознание не умирает даже в условиях социализма. Пока будут нации, национальное самосознание – будет и потребность в самоопределении, которое, как уже отмечалось, является не разовым актом волеизъявления, а постоянным состоянием нации вплоть до ее полного слияния с другими нациями в интернациональной общности более высокого исторического порядка.
Меняя формы национального существования, переходя от территориально компактной национальной жизни к дисперсно-общинной, нация неминуемо самоопределится в иной национально-политической форме, так как прежняя территориально-государственная форма вступит в противоречие с новым этносическим типом – дисперсно-общинным. Дисперсная нация не сможет реализовать свой суверенитет в территориальных национально-политических формах из-за выхода за пределы «своей» территории на территорию интернациональную. А так как нация, пусть дисперсная, и ее суверенитет практически нераздельны, то невероятно, что не возникнет потребность в общественно-государственной форме суверенитета, а значит и сама эта форма. Признание этого будет способствовать слиянию трудящихся дисперсных наций с демократическим и революционным движением, отрицание – отдаляет от него.
Ясно, что боязнь оппонентов из ИПК получить лишнюю перегородку в лице общественно-государственной формы национально-политического суверенитета абсолютно лишняя и ее необходимо преодолеть, так как она создает условия… для перегородки.

«Автор «Тезисов» игнорирует семейно-национальную демографию (смешанные национальные браки), которая, якобы, дает решение проблемы отношений дисперсно-общинных наций без их самоопределения».

Аргумент детский, но аргумент. И его нельзя оставить без внимания. Действительно, почему бы ни ввести декретом только национально-смешанные браки, не запретить браки национально однородные ради победы идей гносеологического шовинизма? Не плохо бы сделать это ради торжества идеи слияния наций. Да ведь только как переженить, скажем, грузина на девушках всех других национальностей, а украинскую девушку выдать замуж за столько же инонациональных мужчин? Если это и удастся, то как в этом случае насчет моральных устоев социализма с его отрицанием полигамии? А если декрет в столь деликатной области, как любовь, брак и семейные отношения, по данным и другим причинам невозможен, то ждать национальной ассимиляции с помощью брака многие тысячи лет? Иронизировать по этому поводу можно много. Но приходится лишь потому, чтобы показать, к какого качества аргументам приходится прибегать ученым людям – защитникам гносеологического шовинизма, чтобы сохранить под собой ставшую вдруг зыбкой, но привычную почву в теории национального вопроса.
Полное физиологическое смешение этносических общностей, несомненно, рано или позже будет, но в чрезвычайно далекой перспективе на основе и как следствие слияния наций. Пока же женихи выбирают невест и наоборот, национальные отношения дисперсных наций остаются реальностью, от которой за свадебный обряд не спрячешься. Даже в условиях развитого социализма в СССР национальное самосознание выросших детей от разнонациональных браков вовсе не гибридное, как правило, оказывается не менее определенным, чем самосознание детей, родившихся от браков национально однородных, что фиксируется в законодательстве в хорошо известном оппонентам праве таких детей самостоятельно определить свою национальность по достижении совершеннолетия. Это лишнее свидетельство того, что, в отличие от оппонентов из ИПК, нация признается общественным явлением не семейным, не физиологическим или каким-либо еще (такой подход был бы вполне буржуазен), а именно явлением общественным, а потому в классовом обществе – политическим, имеющим вполне определенный социально-экономический фундамент. «Нация есть явление исключительно общественное» — пишет С.Т.Калтахчян (стр.113). И оппонентам из ИПК следовало бы с этим согласиться.

«Своим требованием самоопределения дисперсных наций автор «Тезисов» принижает роль КПСС в регулировании отношений таких наций, ослабляет связь КПСС с массами трудящихся дисперсных национальностей».

Можно подумать, что оппоненты из ИПК считают принижением роли КПСС осуществление в СССР по инициативе партии Ленина самоопределения территориально компактных наций в территориально-государственных и территориально-административных формах их суверенитета! Так почему же они считают, что роль партии будет принижена с осуществлением самоопределения дисперсных наций в общественно-государственной форме суверенитета? Все по тому же – за нацию их не признают. Оппонентов вполне устраивает догматическое статус кво, за пределами которого нет почвы для гносеологического шовинизма, явно борющегося за свое право под солнцем.
Выше на примере сионистской диверсии против СССР показан факт ослабления связи КПСС с советскими трудящимися еврейской национальности не в результате организации их самоопределения в оптимальной для их специфики общественно-государственной форме суверенитета, а как раз наоборот – в результате их отсутствия. И такое ослабление связи будет происходить всегда в отношение все новых и новых дисперсных наций по мере живучести гносеологического шовинизма.
От внедрения в надстройку многонационального социалистического общества общественно-государственной формы национально-политического суверенитета дисперсных наций, способных служить приводным ремнем от партии к массам и наоборот, связь КПСС с ними, естественно, неизмеримо укрепится, а не ослабнет.

«Позиция автора «Тезисов» — голое теоретизирование, не научное утверждение, а личное мнение, основанное на интуиции».

Значит, «Тезисы», по утверждению оппонентов из ИПК, висят в воздухе? А на каком же тогда фундаменте выросло негритянское национальное самосознание, в том числе, например, в ультралевом проявлении «власти черных»? На воздушном? А не на фундаменте ли объективно существующей дисперсно-общинной негритянской нации – неотъемлемой части североамериканской нации, не на базисе ли присущих этой нации явных социально-экономических и иных особенностей?
По какой причине на здоровом теле развитого социализма в СССР вырос эмигрантский прыщ? Виновата здесь только бацилла буржуазного национализма, инъектированная империализмом и сионизмом, или к этой болезни у нашего общества есть еще и предрасположение, по крайней мере иммунологическая несостоятельность в виде неустроенности национально-политического суверенитета реально существующих дисперсно-общинных наций, в решающей степени слившихся, но пока еще не в полной мере с другими нациями в новой, высшего порядка исторической общности людей – советском народе?
Видимо, оппоненты из ИПК всерьез полагают, что такая надстройка, как национальное самосознание, — вроде миража в пустыне и может существовать без вполне определенного базиса — реально существующей нации, то есть в данном случае такой общности этносического типа, которую автор «Тезисов» определил как дисперсную нацию или дисперсно-национальную общину (другой исследователь может дать ей и иное имя). Куда ни кинь, а «личное мнение» автора, его «интуиция» и «голое теоретизирование» во всяком случае ближе к науке, чем мнение оппонентов из ИПК, отрицающих очевидные факты в угоду сохранению псевдомарксистского теоретического статус кво.

«Автор «Тезисов» забыл о вопросе «кому выгодно».

Постановка данного вопроса свидетельствует, что далеко не все оппоненты из ИПК, идя на дискуссию по «Тезисам», ознакомились с ними. Обосновывая объективность распространения на дисперсно-общинную нацию права на самоопределение вплоть до политического отделения, автор прежде всего учитывает именно этот поставленный оппонентами вопрос, к тому же в ряде аспектов:
1. Отказ дисперсно-общинным нациям в праве на национально-политическое самоопределение социалистическое создает условия для склонения национального сознания трудящихся дисперсных наций к самоопределению буржуазному. Кому это выгодно, ясно без комментариев.
2. Признание за дисперсными общинами права на самоопределение вплоть до политического отделения делает трудящихся этих общин союзниками пролетариата в борьбе за свержение власти капитала, а в условиях социализма – более стойкими и активными строителями коммунизма. Кому это выгодно, тоже должно быть ясно.
3. Отказ дисперсно-национальным общинам в праве на национально-политическое самоопределение создает питательную среду для оживления шовинизма и других форм национализма. Двух ответов на вопрос «кому это выгодно» нет и здесь.
4. Признание за дисперсно-национальными общинами права на национально-политическое самоопределение способно разрушать шовинизм (в том числе гносеологический, шовинизм крупных наций в отношении мелких, территориально компактных наций в отношении наций дисперсных, групповой шовинизм наций, самоопределившихся в высших суверенных формах национально-политического самоопределения, в отношении наций, самоопределившихся в иных формах, и проч.), и соответственно реактивный дисперсный национализм. И здесь тоже не может быть двух мнений по вопросу «кому это выгодно».
5. Признание за дисперсными народами права на самоопределение, способствуя интернациональному воспитанию трудящихся, изживанию националистических предрассудков, ускоряет процесс взаимоассимиляции наций, их переход от сожительства в национально-территориальных формах к сожительству дисперсному, то есть к высшему и последнему перед полным слиянием этапу национального сожительства, максимально способствующему единению трудящихся в борьбе за социализм и в строительстве коммунизма. Разве не ясно, кому это выгодно?
Кстати, гносеологический шовинизм в области отношений дисперсных наций, видимо, последнее прибежище шовинизма, да и то только постольку, поскольку он обходится без марксистско-ленинской критики. «Тезисы» разрушают его. И здесь тоже должно быть ясно, кому это выгодно.

«Из «Тезисов» нельзя ничего извлечь для … совершенствования преподавания общественно-политических дисциплин»

«Тезисы», разумеется, создавались не для целей преподавания. Но та требуемая жизнью новизна, которая в них содержится, конечно же рано или позже попадет и в учебники.
Но получается, что оппонентам из ИПК ныне удобнее преподавать в отношении к дисперсным нациям концепцию гносеологического шовинизма и соответственно воспитывать учащихся в духе национализма, чем определять интернационалистское отношение к таким нациям, заключающееся в признании за ними права на самоопределение вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
Могу успокоить оппонентов из ИПК: говорить о преподавании идей «Тезисов» студентам, слушателям ИПК на сегодняшний день рано, поскольку сами преподаватели, как показала «дискуссия» по «Тезисам» в ИПК, пока не в состоянии в них разобраться и принять. Сегодня злободневно ознакомление с идеями «Тезисов» широкого круга специалистов — теоретиков и практиков национального вопроса у нас и за рубежом, в основном, в порядке научной дискуссии. И нет надежды, что гносеологический шовинизм при этом уйдет без боя, возможно, длительного.
«Тезисы» созданы в целях развития теории национального вопроса в соответствии с некоторыми современными особенностями развитием наций и национальных отношений, одна из которых, и весьма существенная — ускоряющаяся интернационализация наций, влекущая их повсеместную дисперсизацию, что требует внесения изменений в национально-политическую надстройку реального социализма, в том числе изменений качественных, по мере развития процесса дисперсизации.
«Тезисы» создавались как теоретический анализ последствий одной из важнейших тенденций в развитии наций и национальных отношений – постепенного перехода их от этапа территориально компактного существования и сближения к общинно-дисперсному.
«Тезисы» создавались для предложения их выводов везде, где социальный прогресс происходит в условиях сожительства дисперсно-общинных наций и политики желают избежать его торможения.
О включении идей «Тезисов» в преподавание речь может идти после их акклиматизации в национальной теории и достаточного признания, а главное — по мере проверки в политической практике международного коммунистического и рабочего движения, то есть по мере сознательного использования их коммунистами в своей политической борьбе с буржуазией и с таким важным компонентом ее идеологии, каким является национализм.
Что же касается новых моментов, которые обещают «Тезисы» для внедрения в преподавание, то с оппонентами из ИПК, отрицающими их наличие, можно будет согласиться, если они укажут, когда и в каких трудах они видели:
1. Постановку вопроса о национальной сущности дисперсно-этносических общностей эпохи капитализма и перехода к социализму.
2. Обоснование распространения на дисперсно-общинные нации принципа самоопределения вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
3. Постановку вопроса об общественно-государственной форме национально-политического суверенитета как равной и полноправной форме самоопределения дисперсных наций с формами самоопределения наций территориально-компактных в виде территориально-государственных и территориально-административных образований.
4. Постановку вопроса о сущности права на самоопределение дисперсных наций как права на политическое отделение в «бестерриториальной», общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
5. Постановку вопроса о процессе сближения различных форм
национально-политического суверенитета наций СССР как одного из условий их дальнейшего сближения, взаимоассимиляции и слияния в борьбе за интересы людей труда. И т.д.
Чтобы увидеть новизну в «Тезисах», в том числе для будущего преподавания содержащихся в них идей, надо, как минимум, их внимательно прочитать и понять, что, соглашусь, не просто. Большинство участников «дискуссии» сделать это не смогло, видимо, из-за нехватки времени, а возможно и из-за уверенности, что ничего существенного в нынешнюю развитую теорию национального вопроса внести невозможно, тем более, считающемуся не специалистом. Однако на марксистско-ленинскую мысль нет монополии и право на нее возникает не только по получении диплома.

«Автор «Тезисов» валит в одну кучу такие разнородные вещи, как национализм и расизм»

Как-будто с точки зрения проблемы дисперсно-общинных этносических отношений групп трудящихся хоть сколько-нибудь существенно, по какому признаку – национальному, расовому или религиозному разделяет империализм трудящихся в целях их сверхэксплуатации, удержания в повиновении (принцип «разделяй и властвуй) и ослабления натиска на капитал и как будто от оттенка гнета – расового или национального – зависит объективная предопределенность общественно-государственной формы национально-политического суверенитета дисперсных национальных общин.
В борьбе за интернационализм нельзя разделять национальное и расовое. Нельзя, например, поставить вопрос так, что национальная группа населения имеет право на самоопределение, а расовая – нет или наоборот. С точки зрения интернационалистской в целом оттенки между национальным и расовым не существенны. Они существенны при выработке конкретной тактики приобщения тех или иных национальных и расовых групп трудящихся к интернациональной борьбе за их интересы.
Стратегия же одна – достижение интернационального единства трудящихся всех рас, наций и вероисповеданий в борьбе с империализмом, за социализм и коммунизм посредством, в частности, признания и борьбы за осуществление их национального самоопределения.
И автор «Тезисов» в данном вопросе отнюдь не одинок: «Интернационализм, — пишет С.Т.Калтахчян, — это международная солидарность рабочих, трудящихся различных национальностей и рас» (стр. 383).

«Автор «Тезисов» декларирует самоопределение дисперсно-общинных наций в СССР, которые не испытывают потребности в нем».

. А другие нации СССР, остающиеся пока в большинстве своих «членов» территориально компактными, такую потребность испытывают? Видимо, да, так как оппоненты из ИПК не призывают ликвидировать существующие союзные республики и автономии. А в каком таком тридевятом царстве-государстве видели оппоненты из ИПК многонациональное общество, в котором одни нации испытывали бы потребность в самоопределении, а другие – нет?
Может быть это возможно в случаях, когда у сожительствующих наций имеется отличная друг от друга социальная основа? А возможно ли существование в корне отличной социальной основы у наций, проживающих в рамках одного государства, если не будет апартеида, расизма и прочих «прелестей», как то имеется, например, в ЮАР или Родезии, где белое меньшинство, действительно не испытывая потребности в ином самоопределении, чем оно есть, сначала проповедовало отсутствие потребности «цветных» в самоопределении, а потом, так как «цветные» все же жаждали самоопределения иного и боролись за него, преподнесли им в ЮАР бантустаны?
Социалистическое государство, как известно, с апартеидом быть не может, так как при социализме у разных наций не может быть в корне отличных социальных основ. Следовательно, не может быть и положения, при котором
одни нации хотели бы самоопределиться, а другие – нет. Куда ни кинь – везде клин: из гносеологического шовинизма, куда ни направляйся, попадешь в болото.
Не в интересах многонационального социалистического государства проповедь отсутствия потребности в национально-политическом самоопределении трудящихся отдельных его национальностей. Это как раз и смахивает на подмеченный еще В.И.Лениным групповой шовинизм, групповую национально-политическую привилегию наций, обладающих формами национально-политического суверенитета, тогда как другие нации этих форм не имеют.
«Отсутствие в потребности в самоопределении» у трудящихся дисперсно-национальных общин есть то же самое, что их «добровольная ассимиляция», только в других словах.
В условиях социализма, тем более развитого, при правильной политике у трудящихся разных наций могут быть только социальные различия, не больше, причем различия столь малосущественные, что ни в какой мере не может возникнуть вопрос о разделении национальностей на испытывающие и не испытывающие потребность в самоопределении, как и вопрос о их разделении на «добровольно ассимилирующиеся» и якобы не ассимилирующиеся (или сторонники идеи «добровольной ассимиляции» разделяют нации на «добровольно ассимилирующиеся» и ассимилирующиеся не добровольно? Вот какую чушь порождает концепция «добровольной ассимиляции»). Если социалистическая социальная основа не снимает потребности в национально-политическом самоопределении у одной из сожительствующих наций, то она же не может снять такую потребность и у другой.
И интересно еще, с помощью каких приборов меряют оппоненты из ИПК наличие, отсутствие или степень потребности в самоопределении. Такая потребность может быть выявлена либо в итоге социологических опросов, либо с помощью политических фактов, например, с помощью голосования или других общественных актов и событий, стихийных или организованных. Вот «голосование ногами» (эмиграция некоторой части советских трудящихся немецкой и еврейской национальности в капиталистические государства) и определенное сочувствие ему в политически отсталых слоях советского общества – есть неприятный, негативный, но факт. И мы не должны позволять себе быть столь наивными – объяснять этот факт только некоторым успехом империалистической и сионистской пропаганды, забывая о выявившемся наличии потребности в национально-политическом самоопределении, которое за недостатками самоопределения социалистического, интернационалистского вылилось в самоопределение буржуазное, националистическое.
Когда середняк «голосовал ногами» против колхозов, мы имели мужество в интересах социализма признать свои ошибки в социальной аграрной политике и исправить их. То же самое предстоит сделать и в отношении политики национальной, признав вопреки гносеологическому шовинизму, вопреки левацкому отрицанию самоопределения, потребность в нем советских дисперсно-национальных общин и обустроив его.

«Предлагаемому общественно-государственному органу национально-политического суверенитета дисперсной нации нечего будет делать».

Если такому органу нечего будет делать, то это значит, что он… нужен. Этой диалектики оппонентам из ИПК не понять. Достаточно и оправданно с политической точки зрения было бы уже только то, что такой орган обеспечит учет специфики национального самосознания, представляемой им дисперсно-общинной нации и явится субъектом их национально-политического суверенитета, равноправия и полноправия, одним из приводных ремней от партии к беспартийным трудящимся и наоборот. Англичане почему-то содержат практически бездействующую королеву со всеми ее домочадцами и не собираются отказываться от такого суверена.
Из «Тезисов» нетрудно понять, что общественно-государственный орган отнюдь не будет представлять собой группу бюрократов, специально занимающуюся только делами данной национальности. Это будут те же депутаты (кстати, без увеличения их общего количества) высшего законодательного органа многонациональной страны, которые будут вместе с другими депутатами вершить общие дела, будучи лишь начеку в вопросе специфики интересов их нации и при возникновении специфических национальных вопросов содействуя их решению.
Чтобы при этом не быть игнорируемым, данный орган (депутатская группа) должен обладать правом «вето» при принятии общих законов и применять его тогда, когда, по его мнению, новым законом будут существенно негативно задеты интересы трудящихся данной национальности, нарушены равенство и принцип учета национальной специфики. Применение права «вето» — не тупик, не раскол. Оно просто побудит весь остальной депутатский корпус внимательнее посмотреть на спорный вопрос, искать и найти взаимоприемлемое решение.
Общественно-государственный орган, таким образом, будет отнюдь не только национально-политической бутафорией, «английской королевой». Без работы он не останется не только в плане законотворчества и контроля за исполнением законов в общесоветском масштабе наравне со всеми депутатами, но и в плане национально-специфическом. Он будет содействовать интернациональным органам и совместно с ними:
— участвовать в выявлении воли и потребностей трудящихся данной национальности и учете их в общегосударственной законодательной деятельности;
— осуществлять контроль от лица трудящихся данной национальности за исполнительными органами власти параллельно, равно и совместно с интернациональными контролирующими органами;
— участвовать в выработке и проведении общегосударственной интернациональной и национально-специфической политики в массы трудящихся данной национальности с учетом специфики их национального самосознания;
— помогать реализации социалистического волеизъявления трудящихся данной национальности и от их имени осуществлению отпора всяким покушениям на их социалистическое самоопределение;
— учитывать специфически национальные стороны бытия и потребностей трудящихся данной национальности, в том числе в развитии их интернациональной и национальной культуры, заботиться о развитии тех сторон и черт национальной культуры, которые отвечают социалистическим потребностям и устремлениям трудящихся данной национальности и способны обогатить интернациональную культуру советского народа в целом;
— участвовать в социалистическом регулировании национального сознания и самосознания и в интернациональном воспитании трудящихся данной национальности, в борьбе с шовинизмом и дисперсным национализмом, учитывающей данную национальную специфику;
— помогать созданию условий для активизации трудящихся данной национальности в коммунистическом строительстве и в интернациональных усилиях советского и других народов в борьбе с империализмом и прочей реакцией и т.д.
Не трудно увидеть, что в лице органов, олицетворяющих общественно-государственные формы суверенитета дисперсных наций, советский народ получит дополнительную важную гарантию целостности страны и неизменности социалистического курса, укрепления дружбы народов, средство всестороннего ускоренного развития.

«Предложенное автором «Тезисов» право «вето» как обязательный атрибут общественно-государственной формы национально-политического суверенитета и показатель его полноты способно разрушить единство советских социалистических наций».

Полноте-с, товарищи из ИПК! Даже право на выход из СССР государственных образований территориально-компактных наций (союзных республик), до сего дня сохраняемое в Конституции СССР в качестве гарантии их суверенитета, не разрушило советское многонациональное социалистическое государство, благодаря, в частности, своему существованию. Так что говорить о праве «вето», которое не связано и ни при каких условиях не может быть связано с выходом, так как дисперсная община физически не в состоянии отделиться от сожительствующих с нею наций (разве лишь способом поголовной эмиграции, что просто невероятно)! Какого же ущерба единству и целостности СССР можно ожидать от права «вето», гарантирующего суверенитет дисперсной нации так же надежно, как суверенитет территориально компактных наций гарантирует право выхода их республик из СССР?
Кстати, такое отличие права «вето» как гаранта суверенитета дисперсных наций от права выхода из Союза как гаранта суверенитета наций территориально компактных лишний раз демонстрирует качественно иной, более высокий уровень общественно-государственной формы национально-политического суверенитета по сравнению с территориально-государственными и территориально-административными его формами, более тесное интернациональное единство, достигаемое с ее помощью, и ее соответствие качественно новому, более высокому этапу развития и слияния всех социалистических наций, которое уже не за горами и которое означает не просто образование, а окончательное образование новой исторической общности людей – советского народа, так как на данном этапе территориальное отделение от СССР какой-либо нации становится закономерно невозможным не только в силу социально-экономических причин, но также и в силу причин этносических, ибо в силу своей дисперсной специфики каждая нация становится неотъемлемой от интернационального единства.
И это норма. Достаточно взглянуть на США, в которых неотъемлемость дисперсных наций (чиканос, негров, англосаксов, индейцев и других) от всей американской нации высшего исторического порядка – есть факт. СССР в этом отношении, далеко уйдя вперед от США в плане социально-экономического и общественно-политического строя, весьма отстает от них этносически. Такое отставание тормозит скорость развития и обусловлено рядом исторических причин. Однако его не преодолеть искусственными мерами, например, субъективистской отменой государственных границ между республиками и другими национальными образованиями. В то же время с точки зрения интересов социалистического строительства руководству страны нельзя и задерживаться с мерами по приведению национально-политической части надстройки СССР в соответствие с состоянием объективного процесса дисперсизации и вообще интернационализации наций. Помимо тормоза в социально-экономическом развитии такое отставание является питательной средой для национализма, который, как известно, есть самый мощный идеологический резерв империализма в его извечном стремлении отбросить и уничтожить СССР.
Право выхода из Союза территориально-компактных наций, имеющих советскую социалистическую государственность – тоже есть самое решительное «вето», только право «вето» территориально компактных наций. Его наличие в национально-политической надстройке общества советских людей не привело к расколу. Тем более не следует опасаться права «вето» дисперсно-национальных общин, в решающей степени слившихся с другими нациями в неразделимую интернациональную общность.
Наличие права «вето» у дисперсно-общинных наций лишь побудит к постоянной бдительности в отношении нужд советских людей всех национальностей, к постоянному вниманию со стороны руководителя общества – интернационального рабочего класса и его авангарда к нуждам трудящихся всех без исключения национальностей, потребует строгого регулирования национальных отношений на основе полного равноправия и полноправия всех наций в делах интернационального общества.
Тогда развитой социализм обязательно реализует свои возможности обеспечения полного, до мелочей единства всех трудящихся всех национальностей. При отходе же партии от принципов интернационализма в теории и на практике, в частности, при отрицании гарантированного правом «вето» национально-политического полноправия трудящихся дисперсно-общинных наций социализм сам по себе автоматически не гарантирует полного единства. Приходится считаться с несравненно более значительной и качественно иной ролью субъективного фактора в обществе развитого социализма, планово, на научной основе управляющего самим собой, по сравнению с обществом капиталистическим.
Наличие в политической системе СССР общественно-государственных форм национально-политического суверенитета важно еще и потому, что создается дополнительное препятствие для отхода марксистско-ленинской партии от интернационалистской политики в национальном вопросе.
Как видим, страхи оппонентов из ИПК в отношении права «вето» тоже беспочвенны: единство советского народа не разрушится, а упрочится.

Предлагаемую автором общественно-государственную форму национально-политического суверенитета дисперсно-общинной нации невозможно организовать».

Оппоненты обосновали такое утверждение якобы невозможностью осуществить голосование в общественно-государственный орган, представляющий трудящихся дисперсной нации и являющийся национальной частью Совета Национальностей Верховного Совета СССР, так как представители данной национальности разбросаны по территории Союза.
Эти организационные страхи тоже напрасны: люди определенных национальностей, строго добровольно образуют национальное общественное объединение, демократически (как в партии) избирают свое руководство, а оно делегирует предусмотренное Конституцией число представителей в качестве депутатов Совета Национальностей Верховного Совета СССР. И даже если вдруг будет принято решение формировать депутатские фракции дисперсных наций путем обычных выборов в Верховный Совет, то практика сама покажет лучшие способы организации выборов и голосования при избрании общественно-государственного национального органа, как она уже показала лучшие способы организации выборов в территориально-государственные законодательные органы, что нашло отражение в недавно принятом Законе Союза ССР о выборах народных депутатов СССР.
При последнем варианте формирования национальной депутатской группы в Совете Национальностей организация выборов в советской государственной системе по существу ничем не будут отличаться от существующего порядка выборов. Выдвижение наидостойнейших кандидатов в депутаты в национальные фракции Совета Национальностей Верховного Совета СССР, представляющие дисперсно-национальные общины, будут осуществлять те же интернациональные коллективы и общественные организации, в том числе и КПСС, профсоюзы, национальные и другие общественные объединения, которые выдвигают кандидатов в народные депутаты. Можно добавить еще выдвижение кандидатов в депутаты методом сбора подписей трудящихся. Комиссии по регистрации этих кандидатов будут подчиняться той же Центральной избирательной комиссии. Голосование будет проводиться на тех же избирательных участках. На них же будет осуществляться регистрация избирателей, желающих (а не обязанных, как почему-то показалось оппонентам из ИПК!) голосовать за кандидатов, выдвигаемых в депутаты в ту или иную национальную фракцию Совета Национальностей. А бюллетени для тайного голосования (это почему-то особо беспокоило оппонентов из ИПК) также будут высылаться централизованно на избирательные участки по их заявкам на основании данных регистрации избирателей точно так же, как наше уважаемое почтовое ведомство высылает периодические издания каждому подписчику вне зависимости от его места жительства.
Возможен, повторяю, и совершенно иной подход: дисперсные нации и диаспоры территориально компактных советских наций получают право образовывать национальные общества в любом масштабе, а их руководящим органам представляется право выдвигать или даже делегировать в Совет Национальностей Верховного Совета своих представителей на правах депутатов. Автор считает такой подход более правильным, отвечающим общественно-государственной форме суверенитета дисперсной нации.
Возможен и третий, четвертый и т.д. вариант выдвижения и избрания депутатов в Совет Национальностей от каждой нации вне зависимости от ее этносического вида существования. Было бы желание уважить равное право всех наций, безотносительно от их специфики, на самоопределение вплоть до политического отделения.
Как видим, организационные страхи оппонентов из ИПК оказываются тоже беспочвенными. Однако, чего только не придумаешь, чтобы подпереть шатающуюся концепцию гносеологического шовинизма: общественно-государственная форма и само самоопределение дисперсно-общинной нации невозможно, так как невозможно устроить … голосование!

«Тезисы» отбрасывают территорию как обязательное условие и признак нации».

«Нация лишь то, что имеет территорию» — заявил один из оппонентов при общем согласии остальных, перепутав нацию и государство и отождествив первую с последним. «Тезисы» действительно отбрасывают территорию как обязательный признак нации… в сионистском понимании этого признака и в понимании оппонентов из ИПК.
Как хорошо известно, именно сионисты, проституируя национальную теорию и вступая в противоречие со своим же лозунгом «всемирной еврейской нации», выставили лозунг собирания евреев всего мира, в том числе советских, в Палестине, в одном государстве, на единой национальной территории, чтобы они приобрели «подлинное» национальное лицо, стали «подлинной» нацией. И им вторят оппоненты из ИПК, ратуя за единство территории как за якобы обязательный признак нации при всех условиях.
В том-то и дело, уважаемые товарищи оппоненты, что евреи диаспоры – нации и без сионистских «радетелей» национальных интересов еврейских трудящихся, только не всемирная и не израильская, а отдельно советская, североамериканская и прочие еврейские нации, причем нации в каждом случае дисперсные и со своей национальной территорией – общей с сожительствующими нациями.
Так что «Тезисы» действительно отвергают территориалистский принцип нации в буржуазном, сионистском понимании (лишь тот еврей представляет еврейскую нацию, кто признает себя гражданином государства Израиль, считает территорию Израиля своей национальной территорией) и в понимании гносеологического шовинизма (лишь тот национал является частью нации, который проживает территориально компактно с другими такими же националами на их территории), а признают территориалистский принцип нации пролетарский, интернационалистский (дисперсно-национальная община обладает территориальным признаком нации, ее территорией является интернациональная территория всех сожительствующих с нею наций).

«Тезисы» ищут и требуют каких-то национально-политических прав для дисперсных наций, которые при социализме, в том числе в СССР, и без того национально равноправны».

Оппоненты из ИПК «немножко» путают: равноправие граждан разных национальностей, достижимое с помощью социалистических законов о гражданских правах, не тождественно равноправию наций, а отсутствие равноправия наций не может гарантировать полную реализацию самых равноправных социалистических законов в области гражданских прав.
Социалистические законы в СССР вполне обеспечивают равенство прав граждан вне зависимости от национальности, но равноправие наций обеспечивается свободным самоопределением по отношению к закону. (Без паники, товарищи оппоненты! Никто не посягает на советский закон, изданный в согласии с волей трудящихся всех самоопределившихся в советском государстве наций. А для такого согласия и нужны, в частности, помимо интернациональных, также и национальные политические органы в составе интернациональных органов власти, которые ныне в СССР у одних наций есть, у других – нет или имеются, но не равные).
Без свободного самоопределения наций невозможна и полнота национальных прав ее представителей. Следовательно, если оппоненты из ИПК не могут признать право на самоопределение дисперсно-национальных общин, да еще с претензией на соответствие такой позиции ленинизму и политике КПСС, то у трудящихся таких общин не может быть полного национального равноправия. И в этом утверждении, как это ни странно для оппонентов из ИПК, В.И.Ленин опять не на их стороне, а автора «Тезисов»: «Большие государства могут быть демократичны только при самом полном равноправии наций, а такое равноправие означает и право на отделение» (В.И.Ленин. Сочинения. 4-е издание, т. 20, стр. 92).
Видите, товарищи оппоненты! По Ленину «полное равноправие наций означает и право на отделение», а «большие государства» (к ним относится и СССР) «могут быть демократичны» (то есть осуществлять и гражданские права) «только при самом полном равноправии наций»!
Распространять на членов дисперсных нации гражданские национальные права оппоненты не возражают, а такую существеннейшую часть гражданских прав, как права национально-политические – не признают. Спрашивается, почему? Да все по тому же: «Дисперсные общины – не нация». А если так, то на каком основании на представителей дисперсных общин распространяются гражданские национальные права, если они представляют «не нацию», а не известно что? Эта путаница вполне устраивает оппонентов. Да и вообще, гносеологический шовинизм, как и всякий национализм, — не целостная концепция, в которой все концы с концами сходятся. Это отражение в ученых марксистских головах путаных националистических предрассудков и буржуазных националистических идей, привнесение их в национальную теорию марксизма
Но нет полноты национальных прав, в том числе гражданских, вне полноты прав национально-политических. Одно из двух: либо дисперсные национальные общины – не нации, и тогда незачем заботиться о распространении на их представителей особых, национальных гражданских прав, закрепленных в Конституции СССР, в которой эти права, по логике оппонентов, оказываются излишними; либо дисперсно-национальная община все же является нацией, и тогда извольте, товарищи оппоненты, распространить на нее всю совокупность национальных прав, в том числе и прежде всего право на самоопределение вплоть до максимально возможного политического отделения.
Как видите, товарищи оппоненты, если следовать подлинной ленинской логике, а не вашей, то поиски автора «Тезисов» в области совершенствования национальной политики КПСС в направлении признания и обеспечения полноты национальных прав дисперсно-национальных общин, в направлении избавления ее от гносеологического шовинизма в интересах большей эффективности коммунистического строительства и революционной антиимпериалистической борьбы весьма существенны.

«Самоопределение дисперсно-национальных общин в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета препятствует их слиянию».

Способствовать слиянию наций – значит ликвидировать все, что их отчуждает, разделяет. Препятствовать слиянию значит громоздить отчуждение, например, с помощью отказа в праве на самоопределение, за что и стоят оппоненты из ИПК. Признание права на самоопределение вплоть до политического отделения до 31 марта 1977 года, когда состоялось обсуждение «Тезисов» в ИПК, способствовало слиянию наций, а не препятствовало ему. Так, по крайней мере, считал В.И.Ленин. После же 31 марта 1977 года, по мнению оппонентов из ИПК, мир перевернулся с ног на голову, и признание права на самоопределение, за что ратуют «Тезисы», есть теперь отчуждение нации, препятствие их слиянию.
Собственно, признать право на самоопределение дисперсно-национальных общин, подозреваю, оппонентов можно и уговорить. Но вот осуществить это право – ни-ни! Однако право на самоопределение только тогда есть действительное право, когда его осуществление зависит прежде всего не от автора «Тезисов» или его оппонентов, а от самих трудящихся данной национальности.
И если трудящиеся массы той или иной национальности чувствуют свой национальный интерес и выражают его в стихийном национальном общественном движении в той или иной форме, то авангард рабочего класса — коммунистическая партия должен осознать этот интерес как национальный вопрос трудящихся и направить борьбу на его решение при капитализме и организовать его решение при социализме.
Новое тут заключается в том, что в современной обстановке, чувствуя свой национальный интерес, трудящиеся массы отдельных национальностей социалистических стран могут и не выражать его в стихийном общественном движении, так как основа национального вопроса – вопрос социальный – при правильной политике авангарда и его прочной опоре на трудящиеся массы и творческий марксизм-ленинизм разрешается социализмом посредством направленного интернационального движения трудящихся.
Однако и в данном случае авангард должен быть озабочен надлежащим разрешением национального вопроса во всей его совокупности, так как в острейшей борьбе с социалистическим миром за выживание империализм в любой момент может спровоцировать стихийное национальное движение, направленное на удовлетворение ложного национального интереса трудящихся, выгодного реакции (об этом и свидетельствует спровоцированное сионизмом национальное движение некоторой части советских трудящихся еврейской национальности в форме эмиграции). В настоящей записке отмечена также необходимость при социализме полного решения любого национального интереса, не противоречащего интересам других сожительствующих наций, с точки зрения создания условий для морально-политического благосостояния трудящихся – одной из основ их морально-политического единства и активности в коммунистическом строительстве.
Таким образом, не только признание права на самоопределение дисперсных национальных общин в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета, но и обязательно его проведение в жизнь волей авангарда, обязанного осознавать то, что чувствуют массы трудящихся разных национальностей, строящих коммунизм – гарантия слияния трудящихся дисперсно-национальных общин, а не препятствие ему.

«Общественно-государственная форма национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин – вымысел, нигде в мире такой формы нет»

Социализм сначала тоже был вымыслом. Известно, что марксизм, научно предсказавший неизбежность социализма и коммунизма, естественно, не опирался на реальный социализм и коммунизм, а вывод о возможности победы социализма в одной отдельно взятой стране, сделанный В.И.Лениным, тоже к тому времени не имел практической базы в виде победившего социализма в одной из стран мира. Поэтому требование оппонентов из ИПК к «Тезисам», чтобы он в своих выводах опирался не только на теорию вопроса, а и на реально существующую где-нибудь в мире общественно-государственную форму национально-политического суверенитета дисперсно-национальной общины, мягко говоря, чрезмерно. Интересно, как представляют себе оппоненты из ИПК тезис о том, что теория должна освещать путь практике, которая, в свою очередь, является критерием теоретической истины?
Собственно, теория только та есть руководство к действию, которая, основываясь на фактах действительности, на существующих тенденциях движения, опережает по времени и основательно показывает необходимую цель и возможный результат того или иного общественного действия, а не плетется в хвосте у политической практики и общественных событий.
Однако автору «Тезисов» в некоторой степени повезло, что в отдельных капиталистических странах уже возникли все необходимые общественные предпосылки для завоевания общественно-государственной формы национально-политического суверенитета, показывающие, что ее возникновение не за горами. Два примера.
Национальный совет индейских народов Мексики, созданный мексиканскими индейцами, есть общественная форма национально-политического суверенитета и зародыш общественно-государственной формы национально-политического суверенитета индейской дисперсно-национальной общины этой страны.
Если представители Национального совета в результате антикапиталистического интернационального движения мексиканских трудящихся путем борьбы станет политически равноправной частью законодательного органа Мексиканских Соединенных Штатов с правом «вето» от имени индейского народа Мексики, то это уже искомая форма – общественно-государственная форма национально-политического суверенитета, достижение которой в рамках буржуазной демократии в Мексике должно стать лозунгом мексиканской компартии и органической составной частью ее национальной программы.
Второй пример. Решением национальной конференции негритянских организаций США создан комитет для проведения в жизнь программы конференции в составе негров, избранных в федеральные и местные органы власти США («Правда» от 16.12.1975 г., № 350). Этот орган тоже есть росток общественно-государственной формы национально-политического суверенитета негритянской дисперсной общины США, который станет таковой, если в результате национально-освободительного или революционного движения в США будет конституирован в негритянскую фракцию Конгресса США с правом «вето» по любому законодательному решению, которое будет им сочтено затрагивающим коренные национальные интересы негров Соединенных Штатов.
Таким образом, в некоторых государствах до возникновения общественно-государственной формы национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин остался всего один, но самый трудный шаг, который монополистический капитал, сросшийся с государством, не даст сделать без боя: добиться равного и полноправного участия в функционировании буржуазной власти представителей дисперсно-национальных общин в лице полномочных членов своей общественной национальной организации. Превращение руководящих органов общественной организации дисперсно-национальной общины или их полномочных представителей в равную и полноправную фракцию буржуазного парламента и есть превращение ее из общественной в общественно-государственную форму национально-политического суверенитета.
Борьбу за это коммунистам нужно вести непременно, хотя в рамках буржуазной демократии данное национально-политическое чаяние трудящихся дисперсно-национальных общин трудно осуществимо и если осуществимо, то только на волне мощного общенационального революционного движения. Однако лозунг и программа общественно-государственной формы национально-политического суверенитета неминуемо вольют силы национально-освободительного движения в общий антикапиталистический поток, в результате победы которого осуществится и общественно-государственная форма национально-политического суверенитета, но уже как компонент политической системы диктатуры пролетариата, как национально-политический элемент социалистической демократии.
Действительно, общественно-государственной формы национально-политического суверенитета в капиталистическом мире пока нет. Но она непременно будет, так как не только вытекает из марксистско-ленинской национальной теории, но уже, как показано, зреет в общественной жизни.
Другой вопрос – о возникновении общественно-государственной формы национально-политического суверенитета в социалистических странах, в частности, в СССР. Отсутствие здесь таковой объясняется, минимум, тремя факторами:
1. Господством в этих странах к моменту социалистической революции национальных отношений территориально-компактных, а не дисперсно-общинных наций;
2. Решение социализмом коренных социальных проблем трудящихся всех наций вне зависимости от формы их национального существования (территориально компактной или дисперсно-общинной), что сняло остроту национально-политического самоопределения трудящихся дисперсно-национальных общин (но не саму проблему национально-политического самоопределения трудящихся всех наций, все больше становящихся дисперсными);
3. Догматизм в национальной теории.
В настоящее время возможности возникновения в социалистическом мире общественно-государственных форм национально-политического суверенитета возрастает. Усиливается дисперсизация наций, которой социализм открывает простор. Оказалось, далее, что острота национально-политического самоопределения трудящихся может возникнуть и в условиях равного решения социальных проблем трудящихся всех национальностей под воздействием идеологии буржуазного мира и деформаций в социалистическом строительстве, да и на фоне социального благополучия и равенства, ставших привычными, заметнее выступает неустроенность национально-политического суверенитета, к тому же негативно влияющая на интернационалистские усилия в построении коммунизма и в антиимпериалистической борьбе. И, наконец, третий фактор — догматизм, тоже постепенно изживается в национальной теории марксизма-ленинизма, что лишает теоретической почвы гносеологический шовинизм, препятствующий признанию права на самоопределение дисперсно-национальных общин. К тому же все возрастает потребность в интернационалистском примере решения проблемы национально-политического самоопределения трудящихся дисперсно-национальных общин для трудящихся капиталистического мира, где национальные отношения в значительной степени являются отношениями дисперсно-общинных наций.
В условиях социализма общественно-государственная форма национально-политического суверенитета дисперсно-национальных общин может возникнуть как результат сознательной, руководимой коммунистами воли трудящихся соответствующих национальностей, то есть точно так же , как в свое время возникли территориально-государственные и территориально-административные формы национально-политического суверенитета территориально компактных наций.
Для дисперсно-национальных общин эта форма возникнет либо первоначально как общественная, либо сразу как общественно-государственная. Для нынешних территориально-компактных наций она возникнет по мере их дисперсизации через переходные формы, в которых национальный суверенитет будет выражаться одновременно через территориально-государственные и через общественно-государственные органы при подчинении сначала вторых органов первым, а затем первых вторым, после чего территориально-государственные органы в результате волеизъявления трудящихся масс соответствующей национальности могут исчезнуть вообще. При параллельном осуществлении национального суверенитета той или иной нацией через территориально-государственную. или территориально-административную форму, с одной стороны, и общественно-государственную форму – с другой, депутаты от той и другой формы в Совете Национальностей Верховного Совета СССР наверняка будут образовывать общие национальные фракции, наделенные правом «вето».
Таков «вымысел» автора «Тезисов», который отвергают оппоненты из ИПК, но приговор которому вынесет теперь уже не они, а практика социалистических революций и строительства социализма и коммунизма.
Обстреляв «Тезисы» столькими упреками, оппоненты, однако, не сделали главного – не высказали своего отношения к большинству основополагающих выводов, сделанных в них. Например, не было высказано отношение:
1. К понятию и определению этносической общности, данных в «Тезисах»;
2. К постановке вопроса об этносических типах социализма;
3. К пониманию национального вопроса как буржуазной или пролетарской классовой потребности, выступающей в этносической форме;
4. К раскрытию сущности национальной дисперсности как этносического явления, а при капитализме и социализме – явления конкретно национального;
5. К утверждению в «Тезисах» причинно-следственной связи эволюции форм национальной демократии с развитием этносическим;
6. К раскрытию в «Тезисах» сущности общественно-государственной формы национальной демократии, самоопределения и суверенитета сожительствующих дисперсно-общинных наций;
7. К вытекающим из «Тезисов» и намеченным в них конкретным выводам для национальной политики братских компартий ряда стран и к множеству других выводов.
Оппонентам не удалось вникнуть и проникнуть в систему изложенных в «Тезисах» взглядов, почему важнейшие элементы этой системы и не стали объектом научной критики с их стороны, критики, носившей в процессе дискуссии случайный характер.
Обращает на себя внимание тактика, избранная оппонентами во время «дискуссии». Они решили дать бой «Тезисам» на материале национальных отношений именно в СССР, прежде всего потому, что, как им правильно представляется, дисперсная национальная проблема в СССР носит качественно иной, чем в капиталистическом мире, неантагонистический характер. Ее учет или игнорирование не может в силу этого обстоятельства иметь последствия для судеб коммунистического строительства такого масштаба, как для судеб социалистических революций во многонациональных странах капитала, что облегчает создание впечатления никчемности при социализме самоопределения дисперсно-общинных наций, искусственности постановки вопроса о их праве на самоопределение вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
Прием не новый: отрицание права на самоопределение вплоть до политического отделения, отбрасывание его со ссылкой на то, что у нас уже была социалистическая революция и есть реальный социализм – уже имело место со стороны тех, кто видел в провозглашении права наций на самоопределение всего лишь тактический прием, а не важнейший принцип и составную часть большевизма, полагая, что социализм, решая социальную проблему освобождения от эксплуатации, сам по себе, автоматически, непосредственно и скопом разрешает мимоходом и все проблемы национальные, что якобы делает при социализме излишним национально-политический аспект в его надстройке (чем не люксембургианский подход: при капитализме самоопределение наций недостижимо, а при социализме излишне?).
Со всей решительностью приходится отмечать, что такая позиция в прошлом, если бы она возобладала, была бы гибельна для социализма, а в настоящем может принести ему существенный вред, создавая дополнительные препятствия, замедляющие социалистическое и коммунистическое строительство и наращивание антиимпериалистических сил, уменьшающие их активность и силу натиска.
Игнорирование национального самоопределения социализмом делает революционное движение и коммунистическое строительство менее эффективным и притягательным для трудящихся масс. А ведь от темпов и качества нашего продвижения вперед сейчас прямо зависит конечный успех социализма в соревновании и в борьбе с империализмом в глобальном масштабе. Поэтому недооценивать роль при социализме национальных отношений в общественной жизни, в том числе отношений дисперсно-общинных наций, не следует и сегодня, так как это было бы существенным подарком империализму.
С точки зрения достижения целей в борьбе за интересы трудящихся коммунисты не имеют права занимать сектантские позиции по любому вопросу, в том числе национальному, гнушаться национальным самосознанием трудящихся.
Стать на позиции только партийного регулирования дисперсных национальных отношений в СССР – значит левацкое забегание вперед, сектантство, так как такая позиция лишает партию важнейшего приводного ремня – к массам и их национальному самосознанию. От этого приводного ремня (для дисперсно общинных наций – общественно-государственной формы национально-политического суверенитета) можно отказаться лишь при коммунизме, решив проблему всеобщего коммунистического воспитания масс. Пока же наличие такого приводного ремня остается одним из обязательных условий успешности коммунистического строительства.
По мере продвижения советского общества к коммунизму, по мере развития процесса дисперсизации в результате свободного сближения и слияния наций дисперсное национальное самосознание будет все больше уступать общесоветскому самосознанию, охватывать все большее число наций и национальностей СССР, все большее число трудящихся разных национальностей.
И от внимания КПСС к дисперсной национальной проблеме будет зависеть, явится ли эта проблема удобным плацдармом для буржуазных идеологических диверсий, осложняющих ход коммунистического развития, проведение миролюбивой внешней политики, влияние советского образа жизни на мировой революционный процесс в несоциалистическом мире и т.д., или она станет важным стимулирующим фактором достижения максимальной активности трудящихся всех национальностей в антиимпериалистической борьбе, в строительстве социализма и коммунизма.
Использование партией приводного ремня к национальному самосознанию трудящихся дисперсно-общинных наций в виде общественно-государственной формы национально-политического суверенитета позволит придать этому самосознанию всеобщий социалистический характер. Влияние партии на дисперсные национальные отношения с введением общественно-государственных форм национально-политического суверенитета не ослабнет, наоборот, усилится, в том числе по линии борьбы с дисперсным национализмом и местным шовинизмом, по линии активизации трудящихся дисперсных национальностей в коммунистическом строительстве, по линии отпора националистической идеологии буржуазного мира, поскольку партия упрочит свой контакт с трудящимися дисперсных наций, руководя общественно-государственными формами национально-политического суверенитета столь же всеобъемлюще, как она руководит территориально-государственными его формами.
-.-

В данной «Записке» кратко проанализированы лишь основные аргументы оппонентов из ИПК против «Тезисов». Полагаю, что несостоятельность этих аргументов вполне выявлена. Поэтому невозможно согласиться, чтобы обсуждение «Тезисов» в ИПК стало концом дискуссии по проблеме самоопределения дисперсно-национальных общин. Оно должно стать началом рассмотрения данной проблемы, в результате изучения которой марксистско-ленинская национальная теория обогатится, национально-политическая практика коммунизма усовершенствуется, создадутся условия для вытеснения национализма из еще больших глубин общественной жизни и сознания советских людей.
Неоправданно упускается время. Написанные в 1971-72 годах, «Тезисы» уже с 1974 года, то есть с момента их представления в ЦК КПСС, могли служить повышению эффективности коммунистической национальной политики. К сожалению, ЦК КПСС пока не определил своего отношения к ним. Направляя данную «Записку», прошу ЦК КПБ найти способ учета идей «Тезисов» в нашей политической практике внутреннего и внешнего порядка, поддержав один из следующих вариантов: краткая закрытая публикация «Тезисов» и настоящей «Записки» для ознакомления с ними наших кадров, работающих в сферах, связанных с национальным вопросом (63); обсуждение «Тезисов» и настоящей «Записки» в ИМЭЛ при ЦК КПСС; включение дисперсно-общинной национальной проблемы в план исследований в ИМЭЛ при ЦК КПСС с возможным использованием материалов «Тезисов» и «Записки» и т.д. – или предложив другой вариант.
Считаю также крайне полезным обсудить с представителями компартий, сталкивающихся с дисперсно-национальной проблемой, вопрос о праве дисперсно-национальных общин на самоопределение вплоть до политического отделения в общественно-государственной форме национально-политического суверенитета.
На мой взгляд, вполне назрела необходимость в обсуждении путей совершенствования национально-политической надстройки в СССР на специальном совещании в ЦК КПСС, например, в порядке подготовки XXVI съезда КПСС, на котором этот вопрос целесообразно затронуть и закрепить итоги обсуждения в политической резолюции. В качестве одного из материалов такого обсуждения могут быть использованы и «Тезисы» вместе с настоящей «Запиской».
«Тезисы» и данная «Записка», разумеется, не без недостатков, возможно,даже крупных, так как у автора просто не было времени доводить их до нужной кондиции, оттачивать детали, заняться стилем изложения. Но эти документы верны по сути. Это теоретическое обоснование и программа национально-политического оформления развития, сближения и слияния советских социалистических наций, наций внутри многонациональных социалистических государств на предкоммунистическом и коммунистическом этапе, национально-политической подготовки социалистических революции в империалистических государствах, национально-политического обеспечения становления многоэтносических государств, освобождающихся от колониализма, на пути преобразований, ведущих к социализму. Надеюсь, что в ЦК КПБ, по указанию которого прошла «дискуссия» с оппонентами из ИПК, согласятся с этим.
Надеюсь также, что товарищи из ИПК после получения настоящей «Записки» пересмотрят свои позиции в вопросе о праве дисперсно-национальных общин на самоопределение вплоть до политического отделения, а товарищи из ЦК КПБ помогут им в этом.

24 сентября 1978 года.
————————————————————

Примечания:

1.В 1972 году автору было 36 лет и он обладал объемом знаний, полученных в Московской двух орденов Ленина государственной консерватории имени П.И.Чайковского в курсах основ марксизма-ленинизма, марксистско-ленинской философии и политэкономии, а также в результате самостоятельных экскурсов в общественную науку.

2.В одном из писем в ЦК КПСС в середине 70-х годов по вопросу обсуждения и издания «Тезисов» автор отводил СССР всего 15 лет жизни в случае отказа от отступлений в области социально-экономической и национальной политики, что, к сожалению, оказалось пророческим.

3.Нация – такой вид человеческой общности этносического типа, который начинает формироваться на классовой основе в эксплуататорском обществе по мере зарождения и вызревания капиталистических производственных отношений и в зрелом виде присущ капиталистической формации, для которой становится правилом. Буржуазная нация отрицается социалистической, за последней следует нация коммунистическая, полностью исчезающая из общественной жизни вместе с ликвидацией остатков материального неравенства на этапе сформирования мировой коммунистической всеобщности.
Национальность – переходный, посленациональный этносический вид общности, который приобретает не только нация, но и, минуя нацию, любая исторически предыдущая этносическая общность, существование которой совпало с эпохой наций.

4. Можно предвидеть, что дисперсность завершится в начальной стадии коммунистического общества – для народов, складывающихся в него; на начальной стадии формирования коммунистического региона – для народов социалистических и коммунистических государств, складывающихся в коммунистический регион; в начальной стадии мировой коммунистической всеобщности – для трудящихся всего мира, всех регионов и стран. Все эти процессы будут включаться параллельно по мере вызревания коммунистических предпосылок и вступления на путь коммунистического строительства все новых стран и регионов.

5.При социализме постепенно происходит выравнивание уровней, преодоление отсталости народов и в области форм национального существования. Это означает, что разными темпами, но неуклонно любая этносическая общность в условиях социализма идет к дисперсности.

6.Например, вопросов удовлетворения особых видов материально-бытовой и духовной потребности, регулирования национального самосознания, специфики интернационального воспитания, экономического и политического самоопределения и т.д.

7.Например, регулирует на равной и справедливой основе материальные вопросы развития национальных культур, исходя как из потребностей этого развития, так и возможностей всей социалистической экономики, и т.д.

8.Общественные формы национального суверенитета в капитализме уже родились (США и другие государства), а в современном социализме уже назрели.
В современном капитализме общественные формы национального суверенитета неизбежно рано или поздно будут противостоять капиталистическому государству, если не созданы для осуществления его целей и не управляются им.

9.Читатель мог уже заметить, что автор применяет термин «национальность» к любой этносической общности, вступившей в посленациональный, дисперсный этап своего этносического развития, в том числе и такой общности, которая пришла к дисперсному этапу сожительства с другими нациями, минуя этап национальной консолидации.

10.В данный момент автор оставляет в стороне вопрос о том, перейдет ли СССР в Советский Социалистический Союз или сразу в Советский Коммунистический Союз трудящихся всех национальностей, то есть наступит ли всеобщая общественно-государственная форма национальной демократии на предкоммунистическом этапе социализма или на первоначальном этапе коммунизма, так как невозможно заранее с полной уверенностью предсказать точное соотношение темпов социально-экономического и этносического развития советских народов и советского народа в целом.
Автор все же полагает, что в условиях СССР общественно государственная форма национальной демократии станет господствующей не в социализме, а в первоначальном коммунизме, то есть что СССР перейдет в Советский Коммунистический Союз, минуя стадию Советского Социалистического Союза.

11.Понятие «нация» в условиях многонационального государства развитого социализма при дисперсной форме национального сожительства, применяемое как здесь, так и ранее имеет, сугубо политический смысл. Оно абстрагируется от факта высокой, решающей и необратимой степени слияния наций в новую социалистическую общность, саму имеющую сущностные черты единой нации, и отражает лишь историческую преемственность, остаточность специфики прежней нации, народности или другой этносической общности, то есть любой социально-экономически обусловленной общности людей, включающей в себя этническое.

12.Равенство национально-политических форм не означает их одинаковости. Например, союзная социалистическая республика и общественно-государственная формы будут национально-политически равными, но отнюдь не одинаковыми, так как отражают национальную специфику, вытекающую из территориальной или дисперсной формы национального существования.

13.Это, пожалуй, первый прорыв в догматическом подходе к дисперсно-общинной нации, сложившемся в теории и политической практике и проявляющемся прежде всего в той посылке, что заслуживает полного учета, то есть учета вплоть до признания права на политическое отделение, лишь нации территориально компактной.

14.Например, политические спекуляции в связи с порожденной сионизмом и империализмом еврейской эмиграции из СССР.

15.Превращения территориально компактных наций в дисперсно-общинные.

16.Один из упреков оппонентов автору, что в «Тезисах» нет цитат, как будто их наличие или отсутствие – мерило научности изложения и истинности выводов. При последующем цитировании названного труда С.Т.Калтахчяна будут указываться только страницы.

17.В научной литературе принят термин — «этно-социальный». Автор «Тезисов» производит терминологическую коррекцию, предлагая слово «этносический», чтобы подчеркнуть определяющую роль во всяком этно-социальном общественном явлении момента социального, так как в научной практике при использовании термина «этно-социальный» это не всегда имелось в виду.

18.Это важно как для совершенствования национально-политических отношений в обществе развитого социализма, так и в качестве интернационалистского примера доведения до конца суверенитета дисперсно-национальных общин других стран в целях максимального единства трудящихся всех национальностей.

19.Например, в борьбе с организованным в международном плане сионизмом, с великоханьским шовинизмом и т.д.

20.Не могу не взять в кавычки, так как по характеру заданных автору «Тезисов» вопросов в процессе их обсуждения в ИПК легко можно было понять, что подавляющее большинство присутствовавших не посчитали нужным осилить «Тезисы» вообще или ознакомились с ними крайне поверхностно.

21.«Бесстериториальные», дисперсно-национальные общины – нации, расселившиеся не территориально компактно, а рассеянно (дисперсно). Слово взято в кавычки, так как не тождественно слову «экстерриториальные», то есть якобы не имеющие своей территории вообще. Дисперсно-общинные нации имеют свою территорию, но интернациональную, то есть совместную с другими сожительствующими нациями, и, как правило, оформленную определенными общими государственными границами.

22.Например, абсурдно было бы говорить о национально-политическом самоопределении негритянской общины в США в форме автономии или в другой территориально-государственной или территориально-административной форме, что уже доказала политическая история США.

23.Например, территориальное размежевание дисперсных турецкой и греческой общин на Кипре оказалось националистическим средством реакции. Другой пример – реакционная, империалистическая, расистская политика бантустанизации в ЮАР, логично дошедшая до территориального апартеида.

24.Конкретные виды таких форм могут быть разнообразны и будут порождены творчеством трудящихся масс и их политического авангарда.

25.Например, об организации общественно-государственной формы национально-политического суверенитета дисперсно-общинной нации в общенациональном (общегосударственном) масштабе или сначала в пределах ареала проживания ее представителей внутри государства; организации этой формы первоначально общественной или сразу общественно-государственной и т.д.

26.Из «Тезисов» следует, что в отношении индейцев США коммунистам, исходя из их права на самоопределение, следует выдвигать и сегодня тоже лозунг общественно-государственной формы национально-политического суверенитета, наряду с требованием территориальной автономии, так как в данном случае они имеют дело с нацией полудисперсной. Однако компактно проживающие индейцы вправе ставить вопрос и о государственном отделении. Постановка этого вопроса индейцами США целиком зависит от позиции коммунистов и всех других прогрессивных сил США в отношении их права на самоопределение: его признание как права на государственное отделение сблизит индейское население с лозунгом компартии на отделение в общественно-государственной форме с подчинением ей индейской территориальной автономии.

27.Имеются в виду пуэрториканцы, дисперсно проживающие на территории собственно США. Население острова Пуэрто-рико имеет полное право самостоятельно решить вопрос о государственном отделении.

28.Только вопрос – в какой форме. Материалы XIX съезда Компартии США по данному вопросу таковы: «… Черные сейчас не составляют нации»; 2. «Так как мы придерживаемся принципа пролетарского интернационализма, мы не ставим никаких ограничений для дальнейшего развития национальной борьбы черных, удовлетворения их стремлений, включая их права на самоуправление и на осуществление права на самоопределение» (“Daily world”, H.Y, 1969, Mug/ 15, p.9)

Второй пункт из данной цитаты явно находится по обе стороны грани между национализмом и интернационализмом, так как «право на самоуправление» есть перегородка в среде трудящихся, в решающей степени слившихся, есть утопия из-за дисперсной специфики негритянской национальной общины США, а вот «право на осуществление права на самоопределение» — есть интернационализм, есть преодоление догматизма, полагающее под этим государственное отделение. Американским коммунистам осталось лишь изыскать соответствующую форму суверенитета дисперсной негритянской нации.

29.По мнению автора «Тезисов», нация есть исторически складывающийся или сложившийся, а также интернационализирующийся в пределах определенной территории целостный социально-экономический организм капиталистического или социалистического типа, в процессе эволюции которого у данной общности людей формируются определенные отличительные признаки этнического порядка. Так понимает нацию и С.Т.Калтахчян: «Из каких бы различных этнических элементов ни образовалась нация, сама она становится новой социальной общностью людей, у которых благодаря длительной совместной национальной жизни вырабатывается новый общий этнический облик» (стр.234).

30.По терминологии автора «Тезисов», общность не этническая, а этносическая.

31.Например, к негритянской проблеме в цитадели современного империализма или к проблеме «хуацяо», используемой коммунистами Китая.

32.В.И.Ленин отмечал: «Мы можем (и должны) начать строить социализм не из фантастического и не из специально нами созданного человеческого материала, а из того, который оставлен нам в наследство капитализмом. Это очень «трудно», слов нет, но всякий иной подход к задаче так не серьезен, что о нем не стоит и говорить… Дело как раз в том, чтобы НЕ принять изжитого ДЛЯ НАС за изжитое ДЛЯ КЛАССА, за изжитое ДЛЯ МАСС» (цитируется по ст. В.Кудрявцева «Ирак в пути». «Известия» от 8 июня 1972 г., № 132).

33.Политически абсурдный термин «добровольной ассимиляции», применяемый к отдельным советским социалистическим нациям (мордва. евреи и т.д.), может в добавление ко всему прочему породить мысль о не исключенной якобы при социализме и ассимиляции не добровольной, тогда как социализму свойственна именно добровольная, но не ассимиляция, а взаимоассимиляция.

34.С.Т.Калтахчян справедливо замечает: «Немцы разных стран имели во многих отношениях больше общего с нациями, на территории которой они жили, а не с нацией своей национальности» (стр. 172).

35.Как раз тот случай, когда «… больше связи получится после свободного отделения» (В.И.Ленин, ПСС, и.40, стр. 235).

36.Представителей, которые уже претендуют на руководство национально-освободительным движением негров США и даже пытаются, причем небезуспешно, оформить это организационно.

37. Разумеется, в отношении не