РОО СКПС

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Республиканское и Международное общественные объединения
«За Союз и коммунистическую партию Союза»

Информационный ресурс коммунистов Советского Союза

Сопка стала называться Кисляковской

«Демон в тельняшке»: как морпех Кисляков в одиночку сражался против 100 бойцов вермахта

Высота Безымянная №7 оказалась прямо на пути наступления войск вермахта в направлении Мурманска. Отправив раненых товарищей за подкреплением, морской пехотинец Кисляков остался на высоте один. Он не только выжил, но и сумел победить в этой схватке. Как ему это удалось?
«Демон в тельняшке»: как морпех Кисляков в одиночку сражался против 100 бойцов вермахта
© Фото: ТРК «Звезда»

150-тысячная армия отборных горных егерей в конце июня 1941 года вторглась на территорию советского Кольского полуострова. Захват Мурманска, главного северного порта Советского Союза, гитлеровцам представлялся легкой прогулкой.

Семь закаленных в боях дивизий — против одной армии Карельского фронта, втрое уступавшей по численности. Казалось, что проще? Но все испортили «демоны в тельняшках». Так немцы называли морских пехотинцев Северного флота.

Гитлеровцы остановились в 60 километрах от Мурманска. И за всю войну так и не смогли продвинуться хоть на шаг. Добиться этого удалось ценой беспримерного героизма советских воинов, особое место среди которых занимает старший сержант Василий Кисляков.

В середине июля 1941-го отделение морской пехоты Кислякова удерживало высоту Безымянная №7. Она оказалась прямо на пути наступления вермахта на Мурманск, до которого оставалось каких-то 60 километров.

Немцы быстро сообразили: мимо сопки, отбитой у них отделением Кислякова, в Мурманск не попасть — обойти ее нельзя. Меж ручьев, топей и непроходимой чащи здесь петляла единственная грунтовая дорога, по которой могли пройти крупные силы. Перестроившись для атаки, они обрушили на моряков минометный ливень.

«Мина же залетает в любую расщелину. От нее никуда не спрятаться. Поэтому и наши войска, и горные егеря умело, интенсивно использовали мины. Егеря отходили и тут же накрывали минометным огнем эту высоту», — рассказал военный историк Михаил Орешета.

«Если снаряд попадает в землю, допустим, на юге, она поднимается вверх, а здесь камень летит. Помимо осколочных ранений, ты еще можешь получить увечье от попадания камнем», — объясняет руководитель объединения поисковиков Мурманской области Виктор Добровольский.

© ТРК «Звезда»

После первого обстрела из десяти бойцов в отряде Кислякова осталось семеро. Из них двое были тяжело ранены. Увидев погибших товарищей, моряки стали рваться в бой, но Василий их остановил. Важнее было удержать высоту.

«Он отправил с высоты всех раненых. Попросил, чтоб прислали подкрепление. Подкрепления нет. Боеприпасы, говорит, заканчиваются. И зачем, говорит, людей держать на высоте, чтоб они погибали?» — рассказал военный историк Михаил Орешета.

Они отбивали атаку за атакой, а помощь не шла. Еще два товарища были тяжело ранены. И тогда Кисляков приказал всем отходить. Патронов не хватало, а он смог бы их прикрыть.

Кисляков остался один. Он разложил на самой вершине все, что было: ручной пулемет, три винтовки и несколько гранат — и приготовился принять последний бой…

«Занял достаточно удобное расположение. Фактически пулемет, за которым он находился, он был под козырьком. Наверное, как-то его спасло. У нас тут скальные породы. Они достаточно крепкие», — объяснила заместитель директора историко-краеведческого музея г. Полярный Анастасия Князева.

«Он расположил свои огневые точки. Продумал все хорошо и дальше просто с одного места делает выстрел, с другого, с третьего. С одного, другого, третьего. А дальше — я, говорит, себя же защищал. Я понимаю, говорит, если я ошибусь, дрогну, то меня не будет как человека», — добавил военный историк Михаил Орешета.

Несколько часов егеря не могли понять, что целой ротой, около ста человек, воюют против одного. К ним подходило подкрепление, они снова и снова ожесточенно шли вперед, пытаясь найти слабые места в обороне Безымянной, но нащупать их никак не удавалось.

© ТРК «Звезда»

Когда закончились патроны, Кисляков поднялся во весь рост, швырнул гранату, и с криком: «Взвод! В атаку!» бросился на врага.

«Немцы откатывались, он подбирал оружие и возвращался обратно на свою позицию. Это первый раз было. Второй раз — опять подошли примерно на 30 метров», — рассказал сын Василия Кислякова Николай.

Василий потерял счет времени, не сознавая, что в одиночку удерживает высоту несколько часов.

В какой-то момент совершенно обессилевший старший сержант морской пехоты Кисляков понял, что это конец. Все, что у него осталось — отложенная в сторону граната. Немцы были в каких-то 15 метрах. Набрав в грудь побольше воздуха, он с криком «За Родину!» побежал на врага. И тут услышал за спиной дружное матросское «Ура!» и, оглянувшись, увидел цепь бойцов. Они поднялись вместе с ним в атаку, которую Василий считал своей последней.

Подкрепление пришло на Безымянную через семь часов, когда склон уже молчал. Морпехи решили осмотреться и залегли. Но в этот момент услышали последний боевой клич Кислякова. И это казалось чудом — он был жив, не считая нескольких ранений.

«Его подвиг описывался на листовках с его портретом. И то ли их разбрасывали, то ли распространяли просто там в окопах, для поднятия морального духа», — рассказал внук Василия Кислякова Михаил.

Капитан Кисляков часто вспоминал ту последнюю гранату, что оставлял для себя летом 1941-го на Безымянной высоте. Не пригодилась. Василий прожил долгую счастливую жизнь. Женился сразу после войны, стал отцом четверых детей, а затем дедушкой семи внуков. Василий Павлович умер в 1990 году. Ему было 74 года. Имя Кислякова носит школа в Москве. На родине и на Северном флоте он до сей поры остается одним из самых почитаемых героев. А высота Безымянная в Мурманской области благодаря ему теперь зовется Кисляковской.

Василию Кислякову посвящен новый выпуск программы «Легенды армии».

Оставьте комментарий