На днях Сергей Железняк ушёл с должности замсекретаря генсовета «Единой России». Этот факт ещё больше подогрел слухи о том, что в России волею Кремля скоро может появиться новая системная левопатриотическая партия. А многолетнее хилое существование КПРФ и «Справедливой России» подойдёт к концу. Как говорится, мавры сделали своё дело и могут уходить.

О том, что и КПРФ, и СР существуют всего лишь для того, чтобы с разной степенью успешности заниматься сливом в песок народного гнева, уже скучно говорить. Первая партия делает это ещё с 1996 года, когда её бессменный лидер Геннадий Зюганов начал всего лишь имитировать борьбу за победу на выборах. Практически вся история КПРФ – это история растущей пропасти между словами и делами. И то, что КПРФ стала для Зюганова со товарищи лишь успешным бизнес-проектом, очевидно для всех, кто знаком с её партийными кулуарами. О том же – только в отношении СР – заявила, выходя из состава партии, известный тележурналист, лауреат премии за борьбу с коррупцией Марина Добровольская: «СР превратилась в закрытое акционерное общество товаропроизводителей-миллионеров».

Слитый протест

Основная конкуренция у КПРФ и СР идёт не с властью, а между собой – за статус главной «левой политической силы» страны. Точнее сказать, социал-консервативной силы в сталинско-брежневском духе, отличном от современной леводемократической модели. Поэтому и коммунисты, и эсеры вполне устраивают Кремль, поддерживая, как правило, все ключевые решения руководства страны. Так случилось и при обсуждении вопроса с увеличением пенсионного возраста. Разумеется, и КПРФ, и СР как представители «оппозиции» раскритиковали это заведомо непопулярное действие. Вот только дальше слов дело опять не пошло.