РОО СКПС

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Республиканское и Международное общественные объединения
«За Союз и коммунистическую партию Союза»

Информационный ресурс коммунистов Советского Союза

Обвинения большевиков в расстреле царской семьи основаны на песке.

Дзён.

Расстрел царской семьи: миф или правда

18 ноября22022.

С момента официальной гибели семьи Николая II прошло уже более 100 лет. А споры по поводу того, был ли этот расстрел на самом деле или нет, не утихают до сих пор. В этом посте вникнем в аргументы тех, кто считает, что это была лишь имитация убийства.

По горячим следам

После того как Екатеринбург был занят белыми 25 июля 1918 года, расследованием убийства царя занимались пять человек.
Однако большинство исследователей ссылаются лишь на последнего – Соколова — который издал за границей книгу по итогам своего расследования.
Историки объясняют это просто – другие не подтвердили смерть Николая II, что не устраивало Колчака, которого уже успели провозгласить верховным правителем России. А при живом царе это было невозможно.

Трое из пяти следователей, занимавшихся царским делом (Дмитрий Малиновский, Алексей Наметкин и Александр Кирста), после осмотра дома Ипатьева и предполагаемого места захоронения останков, пришли к выводу, что расстрел был имитирован, а на месте «захоронения» лишь сожгли одежду членов царской семьи. Уж очень нарочито были выставлены напоказ оцепление территории в районе Ганиной ямы, и едва присыпано землей костровище с обгоревшими пряжками и драгоценностями.

Всех троих быстро отстранили от следствия, а материалы, собранные Наметкиным, таинственным образом сгорели в пожаре у него дома.

Такого же мнения изначально придерживался и четвертый следователь Иван Сергеев. Хотя в документах он был вынужден подтвердить расстрел, в интервью «Нью-Йорк Трибьюн» он заявил, что, по его мнению, часть семьи Романовых избежала смерти.

В феврале 1919 года Колчак отстранил Сергеева и приказал провести расследование с нуля. Дело поручили Николаю Соколову, который, будучи ярым монархистом, был уверен, что царская семья погибла, а их трупы были сожжены. И в результате нашел подтверждение своим убеждениям. Но даже его книгу нельзя считать достоверным источником. Она вышла в Париже уже после его смерти и довольно сильно отредактированной. Да и сама смерть выглядела довольно подозрительно.

Исторические нестыковки

Аргументы против убийства царя выдвигали многие авторитетные историки.

Писатель-документалист, доктор исторических наук Юрий Жуков считает одним из них размер комнаты, в которой якобы происходил расстрел. Если разместить на площади около 30 кв. метров одновременно 22 человека, а также два стула, расстрельная команда и ее жертвы стояли бы вплотную, а расстрел был бы сильно затруднен.

В свидетельствах предполагаемых убийц царя были и другие нестыковки. Например, комендант Ипатьевского дома Юровский, якобы руководивший расстрелом, написал, что стрельба была длительной и у многих стрелявших закончились патроны, а пули рикошетили от корсетов великих княжон. При этом в комнате, где якобы произошел расстрел, при первичном осмотре было найдено всего одно пятно крови и не больше пяти следов от пуль.

Интересно, что сотрудник французской военной миссии Джозеф Лази, посетивший подвал несколько раз, отмечал, что число следов от пуль с каждым разом возрастало. В итоге следователь Сергеев насчитал вместо пяти уже двадцать две выбоины.

Спорным моментом историки считают показания участников расстрела, которые не совпадали и даже противоречили друг другу. Историк Эдвард Радзинский в своей книге “Николай II: жизнь и смерть” объяснил некоторые из расхождений тем, что один из исполнителей убийства был пьян. Однако это довольно сомнительно, если учитывать характер и серьезность дела.

Наконец, все показания так или иначе копировали так называемую “Записку Юровского”. Однако впоследствии оказалось, что она содержала ошибки, несколько раз переписывалась, и в архиве фигурировала за авторством другого человека. Даже количество трупов в ней не соответствовало протоколам. Неудивительно, что многие ученые сомневаются в ее подлинности. Доктор исторических наук Юрий Буранов в ходе фундаментальных исследований признал ее умелой фальсификацией.

Все тайное рано или поздно становится явным

Важным доказательством того, что расстрела не было, стали многочисленные свидетельские показания, которые нашли в архивах исследователи. Так, академик Вениамин Алексеев опубликовал стенограмму допроса официантки Екатерины Томиловой, которая носила обеды и ужины в Ипатьевский дом из столовой. По ее словам, 21 июля, уже после того, как большевики объявили об убийстве царя, она видела его и его семью живыми и приносила им обед. На следующий день в доме были лишь Александра Федоровна и ее дочери. Примечательно то, что она заявила, что никого, похожего на Юровского в доме Ипатьева не видела, а комендантом там был другой человек.

После того, как информация о расстреле царской семьи стала достоянием общественности, появилось много двойников цесаревича и великих княжон. Но среди них были и те, кто вполне соответствовал этим ролям.
Так, историк Эдвард Радзинский пишет о некоем сумасшедшем, который утверждал, что он цесаревич Алексей, а внешне напоминал Николая первого. Поразительно было и то, что он успешно прошел “тест”, ответив на множество вопросов, ответы на которые мог знать только приближенный к престолу. В частности, о расположении и назначении всех покоев Зимнего дворца и загородных императорских резиденций, а также имена и титулы всех членов Царской Семьи, придворные должности, протокол всех церемоний и ритуалов, принятых при дворце.

Радзинский предположил, что цесаревич мог чудом спастись, случайно выжив при расстреле, после чего его снял с машины кто-то из красноармейцев. Также была версия, что его  вывезли отдельно под видом поваренка Ваньки Леднева.

Версию о возможном спасении части царской семьи (или всех ее членов) также подтверждают сведения, добытые сотрудником екатеринбургского уголовного розыска Александром Кирстой, который подключился к расследованию с августа 1918 года параллельно основной следственной группе. Он нашел наиболее ценных свидетелей.

Например, в Перми он опросил более 10 свидетелей задержания молодой девушки, которая заявила, что является «дочерью Государя Анастасией». Другие опрошенные также подтвердили, что в сентябре 1918 года в Перми содержалась Императрица Александра Фёдоровна и Великие Княжны. Такие показания дала, в частности, сестра секретаря Уральского областного совета Наталья Мутных, уточнив, что караул стал строже после того, как одна из Великих княжон сбежала. В качестве улик Кирста изъял у одного из собеседников салфетки с изображением короны.

После этого в Европе то и дело появлялись свидетельства того, что великие княжны выжили. Так, баварская монахиня Паскалина Ленерт, служившая Папе Римскому Пию XII перед смертью рассказала, что ей довелось видеть дочерей русского царя Ольгу и Марию.

В 1980 году внук Марии Долгоруковой Алексис де Анжу-Дураццо обнародовал согласно завещанию бабушки в крупнейших испанских газетах пересказ ее исповеди. В нем говорится, что она была третьей дочерью Николая II Марией и в подробностях рассказывается о событиях 1918 года. На могиле Долгоруковой написано «Ее императорское высочество Мария Николаевна Романова-Долгорукова».

Косвенные причины, говорящие о том, что расстрела не было

Стоит начать с того, что возможность для побега у царской семьи была. Как выяснилось уже в 70-х годах, у Ипатьевского дома был подземный ход, через который можно было вывести пленников в любой момент.

В комнате Николая нашли срезанные бороду и усы, а в комнате девочек — срезанные волосы. Это могло свидетельствовать только о попытках изменить внешность для побега.

Еще одним доводом в пользу спасения можно считать отсутствие фотографий тел Романовых. Предполагаемый организатор убийства комендант Ипатьевского дома Юровский был фотографом, и очень сомнительно то, что он не запечатлел для отчета результат выполненной “работы”. А если эти фотографии были, то почему так и не всплыли позднее?

Журналист Александр Невзоров приводит еще один резонный довод – а зачем было сжигать тела царской семьи и поливать их серной кислотой? Почему большевики не поступили с ними  так же, как с великими князьями и княгиней в Алапаевске – просто не сбросили в шахту? Ведь для большевиков было нормой предъявлять общественности трупы расстрелянных “врагов трудового народа”. Это также помогло бы успокоить волнения уральских рабочих, которые на тот момент уже готовились штурмовать Ипатьевский дом. Они первым делом это потребовали на митинге, на котором объявили о расстреле.

Объяснения о том, что большевики опасались зачисления Николая в разряд мучеников и контрреволюционной деятельности на религиозной почве, выглядит несостоятельными. Гражданская война на тот момент и так была в самом разгаре. Хуже было некуда.

По мнению ряда историков, большевики не хотели убивать царя и его семью по другим причинам. В первую очередь, так как это грозило нарушением Брестского мира немецким канцлером Вильгельмом II. По условиям мирного договора, все подданные Германии, находившиеся в тот момент в России, должны были быть освобождены и отосланы на родину.
Александра Федоровна, по рождению принцесса Алиса Гессенская подпадала под это правило. Если бы ее расстреляли, это могло бы стать поводом для расторжения мирного договора и возобновления войны. И наверняка привело бы к гибели советского режима.

Кроме того, в западных архивах есть подтверждение того, что за освобождение Романовых перед большевиками ходатайствовали испанский король Альфонс XIII и Ватикан. Существует также версия, что Ленин договорился об обмене царской семьи на революционеров Карла Либкнехта и Розу Люксембург, которых по неизвестной причине освободили осенью 1918 года. Ее сторонниками также являются многие западные историки и журналисты (в том числе Мэнгольд и Саммерс).

Французский журналист и историк Марк Ферро в 2013 году опубликовал сенсационные данные, полученные им из ранее не издававшихся документов, также подтверждающие переговоры по поводу передачи царицы и ее дочерей немцам. С советской стороны их вели Чичерин, Радек и Иоффе, а с немецкой – Кукман и Рицлер.

По данным Ферро, впоследствии великая княжна Ольга Николаевна якобы находилась под защитой Ватикана и получала пенсию от бывшего кайзера Германии Вильгельма II. Великая княжна Мария вышла замуж за одного из бывших украинских князей (эта гипотеза перекликается с историей Марии Романовой-Долгоруковой). А императрице Александре Федоровне Ватикан предоставил убежище в женском монастыре во Львове, где она жила вместе с Татьяной.

Тот факт, что в 1977 советская власть за два дня снесла дом Ипатьева тоже говорит о том, что КПСС было, что скрывать.

За снос отвечал Борис Ельцин, на тот момент секретарь свердловского обкома. Позднее он писал, что это было решение политбюро, подписанное лично Брежневым.
Однако позже был обнародован документ о сносе дома от 1975 года за подписью Андропова. В нем говорилось, что участились визиты в Екатеринбург иностранных специалистов.

Дом также готовились включить в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Предыдущий глава обкома не торопился сносить дом, а вот Ельцин решил выслужиться перед начальством.

«Говорят, царь – не настоящий!»

Найденные на Старой Коптяковской дороге под Екатеринбургом девять тел, якобы принадлежащие императорской семье, по мнению историков — это еще одна фальсификация, которой пытались прикрыть первую. Подробный разбор этого события в своей публикации “Правда и ложь о тайне века” сделал Лев Сонин.

Во-первых, эта находка противоречит свидетельствам “убийц”, которые говорили о том, что тела расчленили и сожгли, залив то, что осталось серной кислотой. Да и число тел не соответствовало числу убитых в Ипатьевском доме. Кроме того, удивительно, что опытные следователи неоднократно прочесали эту местность сразу после предполагаемого убийства, и ничего не нашли.

Во-вторых, так как эта находка была основана на записке Юровского, которую считали фальшивкой, то и само захоронение не могло быть достоверным.

В-третьих, выглядит странным то, что находку не сразу предали огласке. Первое упоминание о нем относится к лету 1979 года, когда могилу обнаружили. Однако, вместо того, чтобы публично заявить об этом, из нее изъяли несколько черепов и возили их на исследования в столицу. А потом закопали обратно, до 1991 года. Словно искали подходящие костные останки, чтобы подкинуть в могилу.

Да и то, что в 2007 году группа уральских краеведов в 70 метрах от первого места нашла еще два скелета, это вообще чудо какое-то. Особенно учитывая, что до этого там перевернули вверх дном чуть ли не весь лес.

Наконец, ни одна авторитетная зарубежная лаборатория не подтвердила сходство ДНК найденных останков с материалом близких родственников царской семьи. Первое исследование поручили британской лаборатории Олдермастоне в 1994 году, но сравнение почему-то делали с дальними родственниками монархов.

Невостребованным какое-то время был и генетический материалом самого царя, который сохранился в Японии. 29 апреля 1891 года Николая, который на тот момент был цесаревичем, тяжело ранил в японском городе Оцу полицейский. Он нанес наследнику российского престола несколько сильных ударов саблей по голове. Эта сабля сохранилась в музее, а на ней — частицы ДНК царя.

Кроме того, в результате этого нападения полицейский отщепил часть лобно-теменной кости длиною в два с половиной сантиметра. Однако ни на одном из найденных в 1991 году черепов такого повреждения нет. Более того, эксперты по неизвестной причине отказались использовать это как способ идентификации останков. Не стал никто запрашивать и документы о лечении царственных особ, которые бы помогли подтвердить или опровергнуть принадлежность найденных костей семье Николая II.

Например, известно о переломе ноги императора при падении с лошади. Достоверно определить принадлежность черепа тела №4 царю могли бы записи тобольского дантиста, лечившего Николая. К тому же скелет N5, который предположительно принадлежал Анастасии, был выше ее реального роста – 171 вместо 158 см.

Японский генетик Тацуо Нагаи недавно расставил точки над «i» и наконец-то сравнил образец пота императора с подкладки его сюртука и окровавленного платка, оставшихся в Японии после покушения с частицами костей. Анализ показал, что ДНК этих образцов на 100% не совпадают.

То, что выводы о принадлежности найденных останков царской семье притянуты за уши, подтвердила научная конференция, проведенная в 1992 году в Екатеринбурге. Все без исключения эксперты однозначно подчеркивали невозможность однозначных выводов в связи с объективными обстоятельствами — ни в одном скелете нет даже 50 процентов костей.

Методы извлечения костей из могилы характеризует безграмотное отношение к организации раскопок. Их провел в спешке — всего за 2,5 дня в неподходящую дождливую погоду — фонд “Обретение”, до того никому неизвестный, пишет писатель и ученый Лев Сонин.

Единственный вывод, который не подвергался сомнению состоял в том, что все 9 тел могли принадлежать членам одной семьи, и что они имели огнестрельные ранения. Причем, часть из них странным образом была сосредоточена в районе колен. А это противоречит показаниям Юровского и других «цареубийц».

Так или иначе, достоверно установить, что в Петропавловской крепости захоронена семья Романовых, все еще нельзя. А выводы следователя Соколова, которые долгое время считались главным источником информации о событиях в доме Ипатьева 17 июля 1918 года в свете описанных событий тоже выглядят довольно сомнительными.

Автор: Денис Юлин

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

От РОО СКПС.

Расстрел царскй2о семьи без суда и следствия был крайне невыгоден большевикам по нравственным и идейно-политическим соображенрям.. Аргументы  лиц, являющихся сторонниками версии расстрела, бледнеют перед изложенными выше фактами.

Оставьте комментарий