Создай свой сайт и заработай на нем!

Какие права человека несут человечеству новоявленные фашисты. К 50-летию трагедии Сонгми.

Полвека назад, 16 марта 1968 года, солдаты роты «Чарли» 1-го батальона 20-го пехотного полка армии США вошли во вьетнамскую деревню Сонгми и полностью ее уничтожили.

Погибло 504 мирных жителя. Многих из них жестоко пытали, женщин — насиловали.

Оружия в деревне не было. Резня в Сонгми стала одним из символов вьетнамской войны. В США преступление сначала не признавали, сегодня тоже стараются об этом не вспоминать. Корреспондент РИА Новости побывал в Сонгми и поговорил со свидетелями чудовищной бойни.

Карательная операция началась примерно в 5:30 утра. После артиллерийского обстрела солдаты роты «Чарли» высадились на десантных вертолетах на западной окраине деревни и сразу открыли огонь по крестьянам, работавшим на рисовых полях. Двигаясь по улице, бросали гранаты в окна и двери домов. Одних жителей убивали на месте, других сгоняли в помещения или на пустыри. И расстреливали там.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«Мозги были белыми. Все остальное — красным»

Пам Ти Туан 80 лет. Когда американцы атаковали деревню, ей было тридцать. Она до сих пор в деталях помнит произошедшее.

«Это невозможно забыть. Мне часто снится, как снова приходят солдаты, и тогда я кричу по ночам», — говорит она. Американцы ворвались в дом и всю семью — мать, отца, бабушку, двух братьев, сестру, саму Ти Туан и двух ее маленьких дочерей — вытолкали наружу.

«Вместе с остальными нас повели к канаве (неглубокому оросительному каналу для воды у рисовых полей. — Прим. ред.), с нами были наши соседи, несколько десятков человек, — вспоминает вьетнамка. — По дороге солдаты кричали, ругались, били нас прикладами и ногами, иногда стреляли. Людей выстроили по краю канала, заставили повернуться спиной, опуститься на колени и поднять руки. Мы не думали, что нас будут убивать. Мы же полностью им подчинились и не сопротивлялись! Но они открыли огонь. Убитые падали в воду один за другим».

Вместе с Ти Туан мы подходим к тому самому рву, где убили ее семью и соседей. «Я видела, как они застрелили моего отца. Я все еще это вижу! Его голова просто взорвалась. Я не могла в это поверить — его мозги были совершенно белыми. Все остальное было красным», — говорит она.

Ти Туан, когда раздались выстрелы, схватила дочерей и прыгнула в канаву, притворившись мертвой. Кругом были убитые и раненые.

«Люди страшно кричали, не всех американцы смогли убить сразу. Раненых добивали. Я шептала дочерям, чтобы они не шевелились и молчали. В один момент мне показалось, что они умерли, так тихо они лежали. Это было ужасно! Я сама едва не закричала, когда подумала, что они мертвы. Если бы я закричала, меня бы тоже убили».

Дочери Ти Туан выжили, но вся семья погибла.

Вместе с детьми Ти Туан несколько часов лежала среди мертвецов, хотя американцы уже ушли. Боялась, что они вернутся. Всего в той канаве погибло около 70 человек.

«Она потом всю жизнь работала в деревне, — рассказывают соседи. — Никуда не выезжала, выращивала рис и овощи. Мастерила резные фигурки из дерева. Очень спокойная и приветливая, хотя пережила такое, от чего можно сойти с ума. Ей повезло. Она выжила тогда сама, выжили ее дети».
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«Я выглядел как корзина с мясом»

Еще один выживший в бойне — Фан Тхань Конг. В 1968-м ему было всего 11 лет. Через год фотография маленького испуганного мальчика облетела всю планету.

«Мама собирала нас в школу, когда мы услышали взрывы и выстрелы. Решили спрятаться. Отец заранее вырыл небольшую землянку, и мы хотели там переждать. Но солдаты нас нашли, заставили выйти», — говорит Тхань Конг.

Он вспоминает, что солдат было трое — двое белых и один чернокожий. «Белые целились в нас, курили и смеялись. А черный стрелял в коров и поджигал наш сарай. Потом они стали обсуждать, что делать с нами. Приказали нам вернуться в землянку. Когда мы спустились, они бросили к нам три гранаты и отбежали», — продолжает Тхань Конг.

«Думаю, мама все поняла. Она поняла, что они хотят нас убить именно так — гранатами, — рассказывает вьетнамец. — Поэтому она велела нам с сестрами и братом отойти в самую глубину землянки. А сама осталась у выхода. Ее разорвало на куски. Остальные тоже погибли. Выжил только я».

Погибших в землянке соседи и родственники обнаружили только через несколько часов.

Тхань Конга они тоже приняли за мертвого и хотели похоронить.

«Я выглядел как корзина с мясом, весь в крови, никому в голову не пришло, что я жив», — говорит он.

В самый последний момент мальчик очнулся и чудом избежал того, чтобы быть похороненным заживо.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Причина невероятной жестокости американцев до сих пор непонятна. По одной из версий, в деревне мог находиться штаб партизан Национального фронта освобождения Южного Вьетнама — Вьетминя, или, на американский манер, Вьетконга. Незадолго до этого рота «Чарли» понесла потери: несколько солдат подорвались на минах.

То есть месть. Но в деревне солдаты не обнаружили ни партизан, ни оружия. И «мстили» обычным крестьянам.

«Никаких партизан тут не было, — говорит Тхань Конг. — Дело совсем в другом. Американцы хотели, чтобы вьетнамцы на них работали. Был организован специальный лагерь неподалеку. А в Сонгми на американцев не желали работать. И это была акция устрашения: показать жителям других деревень, что их ждет».
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«Хорошие американцы тоже есть»

Сонгми уничтожили целиком, ничего не осталось. Впоследствии деревню отстроили. Для правительства Вьетнама это было делом чести, и на месте деревянных хижин появились каменные дома. Единственное, что сохранилось от старой деревни, — это колодец. Американские солдаты туда сбрасывали трупы убитых, а возможно, и еще живых.

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 1 гость.

Пользователи на сайте

  • maineditor