Создай свой сайт и заработай на нем!

Советские люди...

«Я лично отдал Сталину документы»

Абдулла Мурсалов был вынужден молчать много лет — обо всех секретных миссиях до и после Победы. Невероятные истории из жизни советского разведчика — в последнем интервью ветерана 4 мая, 2017

Моего героя уже нет в живых. Разведчик, капитан Советской армии Абдулла Мурсалов умер 8 февраля2017 года, незадолго до своего 91-летия. Я приходила к нему четыре раза. Снимать для фильма, интервьюировать, просто в гости и последний раз с фотографом — делать снимки к этому интервью. Какие-то вещи он просил не записывать. Улыбался: «Это между нами». И иногда его просьба была понятна. А иногда я всплескивала руками: «Да здесь же ничего такого нет!» — Знаю. Но я обещал Вите. — А-а-а… Он обидится, да? — Нет, он умер в 48-м. Хорошо, Абдулла Магомедович. Мы вам тоже обещали.

Здесь не будет последовательного рассказа, полного дат, названий городов и военных операций. Только несколько историй по воспоминаниям дагестанца Абдуллы Мурсалова: о войне, дружбе, любви — о жизни.

Из огорода — в разведчики — Я поливал огород в день, когда началась война. Пока никто не видит, сел покурить. Делал я это редко, с удовольствием и, как все подростки, втайне от старших. Но докурить не получилось: услышал шаги и схватился за работу.

— Пойдем, сынок. Лопата подождет.

В комнате отец некоторое время молча ходил из угла в угол. Потом сел, посмотрел на меня неожиданно ласково и сказал: «Война началась». Я пошел в военкомат в 1943-м, мне тогда было 17. Меня определили в разведшколу. Это шесть месяцев подготовки в Москве и Подмосковье. Нам преподавали запрещенное позже в СССР каратэ и другие техники рукопашного боя, парашютное десантирование, языки, учили выслеживать человека, допрашивать, внедряться в чужую среду.

Некоторые лекции мы сдавали сразу после занятий — их складывали в именные железные ящики, ключи от которых находились у коменданта.

Нашей школе доверяли, бывало, что выпускников привлекали для охраны Сталина. Дивизия, где я стал служить, относилась к войскам специального назначения. Мы занимались разведкой боем.

Первое задание…

Нас переодели в форму немецких офицеров и перебросили на парашютах в тыл врага. Там мы изучали местность и захватывали «языков». А еще проникали на аэродромы, где подходили к охране, здоровались на немецком, а потом резко их усыпляли, приложив к лицу тряпку со специальным средством. Закладывали в самолеты взрывчатку и уходили. Самолеты взрывались потом, уже в воздухе. Выводили их из строя десятками. По осмотренной тогда позиции мы подготовили доклад. После того, как он оказался у наших, началась Ясско-Кишиневская операция, увенчавшаяся блестящим успехом.

Фашисты притворились проститутками

— На войне всякое бывало, но самое нелепое, что я видел, это была попытка фашистов обмануть нас, прикинувшись проститутками. Нет, правда. И это не мужики из какой-нибудь там немецкой деревушки, а специальная дивизия особой подготовки, скрывающаяся в оборудованных катакомбах в Югославии. Переодеты все в женскую одежду. Самые «женственные» встречали нас. Хотели заманить в катакомбы. У нас, говорят, там кровати, баня. Заходите мол, парни, расслабимся, разденетесь, искупаетесь…

Собирались по комнатам нас растащить, а как потеряем бдительность, расправиться. Обрадовались сначала. Все-таки война, а тут на тебе: и условия, и женщины… А как всмотрелись! Вот такой нос торчит, а внизу нежное платье. Кто-то из ребят первым заметил и крикнул, чтобы присмотрелись к красавицам. Мы даже не сразу бросились на них, не могли справиться со смехом. А потом начались бои кулачные. Со стороны, наверное, забавно смотрелись.

По следам сбежавших из Рейхстага

— Одно из самых сложных заданий за все 9 лет службы я получил сразу после окончания войны. Когда брали Рейхстаг, некоторые немецкие генералы успели сбежать вместе с документами. Я не хочу всё рассказывать, отмечу лишь, что бумаги имели важность мирового масштаба. Стало известно, что они находятся в Южной Америке. Мы, 10 разведчиков, добирались туда по Атлантике — сначала на шхуне, дальше на подводной лодке. На берегу нас ждала армия малярийных комаров. Спасались заранее подготовленной специальной мазью. Она была такая черная, что нас, обмазанных ею с головы до пят, с легкостью можно было принять за местных.

Прочесывали территорию долго. Нашли место, где обосновались немцы. Дом строго охранялся еще на подступах к нему; повсюду люди с оружием, овчарки. Трое наших погибли, пока мы подобрались к дому так близко, что можно было следить за обитателями. Утром часть немцев куда-то уходила, но несколько человек всегда оставались внутри. Во дворе был бассейн, где они спасались от жары. Чтобы комары и прочая живность не попадали в воду, бассейн накрыли «крышкой»: припаянной металлической сеткой, в которой немцы сделали себе дверцу, закрывающуюся на замок. Этим мы и воспользовались.

Когда немцы в очередной раз освежались, мы заперли их. Нашли документы, сняли копии, раздали всем, завернули в целлофан, резинками примотали к животам. Все очень быстро. В любой момент могли прийти остальные. Пока уходили от погони, потеряли еще трех братьев… Читайте также: Дожить до Победы Три истории времен немецкой оккупации «Беги, Алёшка!»

Я лично отдал Сталину документы. Он их раскрыл. Читает, смотрит… потом поднял глаза: — Сколько вас осталось? — Четверо. Сталин замолчал. Он нас всех знал. Говорил с нами как родной отец, заботился. Было видно, что ему тяжело. Спустя некоторое время он прервал тишину коротким: «На вас напишут два указа», — и попрощался.

Награждения? Нет, это же войной не считалось, ценные подарки были. «Капитан Мурсалов! Выйти из строя. Именем Союза Советских… от лица службы… объявляется благодарность! Вы награждаетесь именными часами!» Серебряными…

Свой среди врагов

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 54 гостя.