Создай свой сайт и заработай на нем!

Дела судебные.

"Это последняя цель в жизни". Отец убитой рассказал о деле, которое за сутки изучил президент

2 февраля 2018 в 21:53

Анжелика Василевская / TUT.BY

После убийства 38-летней могилевчанки в 2009 году ее отец 8 лет обивал пороги всех инстанций, не соглашаясь с оправдательным приговором. «Хотел даже писать в суд ООН по правам человека. Повезло — удалось лично встретиться с президентом», — говорит Леонид Яковлевич. Александр Лукашенко «изучил дело за сутки», и его возбудили по «вновь открывшимся обстоятельствам».

— Завтра, 3 февраля, будет ровно 9 лет, как Свету убили, — говорит спокойно отец могилевчанки, но видно, что ему и сейчас больно.

Он живет в маленьком двухэтажном доме на две квартиры, куда его заселили, когда он работал лесником. Напротив — так и не достроенный коттедж, в котором убили его дочь.

— Света всегда хотела свой дом. Я предлагал купить ей 3-комнатную квартиру, но она настояла: коттедж — и все тут. Они со вторым мужем вдвоем его строить начали. Потом развелись, имущество поделили — дом остался моей дочери. Она в нем жила и потихоньку достраивала, — рассказывает Леонид Яковлевич, уточняя, что Светлана была предпринимателем.

Сейчас в коттедже живут 26-летний сын и 22-летняя дочь Светланы. Девушка серьезно больна, за ней ухаживает ее отец, второй муж Светланы, который приехал после смерти бывшей супруги. Сын убитой женщины часто приходит к дедушке «на суп» — он не работает.

День убийства дочери Леонид Яковлевич пока вспоминать не хочет. Говорит, потом, «после решения суда я вам все расскажу». Вся его 8-летняя история борьбы за то, чтобы установить и наказать убийцу дочери, умещается в стопку бумаг высотой метра в полтора. Тут все: от записей с судебных слушаний до последнего извещения из Генеральной прокуратуры об окончании предварительного расследования. Бумага датирована 11 января 2018 года.

Большую часть письма из Генпрокуратуры занимает перечисление ран, которые обнаружили на теле Светланы, — около 50 ударов ножом. Несколько абзацев — о скупых фактах произошедшего. Более подробно о том, что случилось в тот вечер, Юрий (обвиняемый) изложил в явке с повинной. От этих слов он, правда, в суде потом отказался, говорил, что его вынудили написать это, оказывали давление.

В явке он указал, что пришел к Светлане 3 февраля подвыпивший. С женщиной они приготовили ужин, выпили. После у них «состоялся разговор» по поводу работы Юрия: «…что я не где ни работаю и в жизне не чиво не представляю» (орфография и пунктуация автора сохранены. — Прим. TUT.BY). В явке с повинной мужчина указал, что разнервничался, много курил, потом ссора продолжилась в спальне, Светлана, лежа в кровати, якобы назвала его неудачником. В итоге он схватил с тумбочки около кровати «острый предмет, похожий на домашний нож». Женщина пригрозила, что «уничтожит» его, если Юрий «будет плохо себя вести». И тот начал наносить женщине удары.

Перед уходом Юрий якобы вымыл руки, включил газ, забрал с тумбочки золотые кольцо, серьги, мобильный телефон, 12 тыс. неденоминированных рублей, закрыл дверь снаружи на ключ. Вещи и нож он потом выбросил в урну около кинотеатра «Чырвоная Зорка».

— Мы же тут все взлетели бы на воздух, если бы коттедж взорвался — у нас общая газовая труба, — считает отец убитой.

Леонид Яковлевич говорит, что Светлана познакомилась с 25-летним Юрием в ресторане. Мужчина не раз был у нее дома, но отец о нем не знал — дочь не распространялась о поклонниках.

— Я потом уже узнал, что официально он был безработным. А вообще, ездил на заработки в Россию — его мать имела неплохой бизнес на Черкизовском рынке в Москве, — вспоминает отец убитой.

Леонид Яковлевич ходил на все заседания. Вспоминает, как судья подробно спрашивала об обстоятельствах дела. Как прокурор запрашивал 21 год лишения свободы для обвиняемого. А мать Юрия, по словам Леонида Яковлевича, заявляла, что сделает все возможное, но сын ее сидеть не будет.

— И вот судья зачитывает приговор — долго так. И говорит: оправдать и немедленно освободить его из-под стражи. Жена села и часа два не могла встать — у нее инсульт был. А этого быстро вывели родственники, шапку на него нацепили, куртку — и в машину. Понимаете, они будто заранее знали, что его оправдают, — разводит руками мужчина.

Судья, которая рассматривала это дело, на пенсии уже несколько лет. В разговоре с журналистом TUT.BY женщина отказалась обсуждать историю 2009 года, но заметила, что помнит это дело.

— Для меня это был первый оправдательный приговор по этой статье (ст. 139 УК «Убийство». — Прим. TUT.BY). Я работала качественно, поэтому приговоры оставались в силе. В моей 30-летней практике судьи было всякое: по пять раз могли отменять и снова к производству принимать.

После приговора отец убитой писал письма во все инстанции, ходил на приемы. «Я и в Администрацию президента писал не раз, и ходил, но меня не пустили. А потом удалось с президентом лично встретиться», — рассказывает могилевчанин.

Об обстоятельствах этой встречи он не говорит пока. О встрече известно лишь со слов Александра Лукашенко:

— Пришел и говорит: Александр Григорьевич, ну не может быть, чтобы было так, как суд принял решение, и так, как следствие провели. Я сел и сам за сутки изучил его. И дал команду прокурору и председателю КГБ, чего бы ни стоило, расследовать это уголовное дело. Негодяя нашли в России, привезли в Минск, возбудили снова уголовное дело, начали расследовать.

Как позже объяснил председатель КГБ Валерий Вакульчик, сейчас доказать виновность удалось благодаря экспертизе профессора Сергея Лебединского, автора работ по психолингвистическому анализу речи. Он проанализировал показания бывшего фигуранта и его явку с повинной. Кроме того, появилась возможность анализа ДНК из биологических смывов, полученных в 2009 году при осмотре места происшествия, на раковине. Там нашли кровь и клетки подозреваемого.

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 11 гостей.