Создай свой сайт и заработай на нем!

В Союзном государстве суд должен быть не таким...

Члены РОО СКПС из Бреста попросили опубликовать присланную ими справку по уголовному делу Миронова А.И.

Выполняем.

«НЕТ» ЗАВЕДОМОЙ НЕПРАВОСУДНОСТИ!

СПРАВКА

В январе 2017 года в г. Бресте в одном из дворов жилого дома произошёл конфликт между жителями города – сравнительно молодой женщиной, проходящей мимо с собакой, с одной стороны, и ветераном (членом РОО СКПС), проживающим в этом доме – с другой. Ветеран, возвращавшийся из аптеки домой с лекарствами для больной жены, увидел в своём дворе свободно бегающую довольно крупную собаку, без намордника и поводка, и недалеко её хозяйку. Собака – не человек, в туалет ходит там, где гуляет, сходила и под окном ветерана на его глазах.

Ветеран, сознавая, чем может кончиться нарушение правил выгула собак, вежливо попросил женщину убрать за собакой, взять её на поводок и увести к месту разрешённого выгула (выгул собак во дворах жилых домов, без поводка и намордника, запрещён постановлением Совета Министров Республики Беларусь, хозяевам собак предписано также иметь при себе приспособления для уборки собачьих фекалий).

Женщина отказалась убрать за собакой, заявив, что «она за это деньги платит», да и приспособлений для этого у неё не было, как положено. Она отказалась взять собаку на поводок и увести её, посоветовав ветерану заниматься своими делами. Уважать пожилых людей, тем более, когда они предъявляют справедливые и законные требования, её не научили.

Тогда ветеран заявил, что сам выгонит собаку со двора, и бросил в неё поднятый с земли предмет. Не лучший способ, но не криминальный и вполне оправданный: встреться с собакой ребёнок, и возможно трудноизлечимое заикание, встреться с собакой ветеран – возможен стресс с печальным последствием, вплоть до летального. Звать милицию? Пока она прибудет, могут наступить изложенные последствия

Так, недавно телезрители Беларуси имели возможность просмотреть репортаж из России, где свободно разгуливающие собаки напали на девочку и стали её грызть. Если бы услышавшие крики ребёнка взрослые люди стали звать полицию, а не взялись за камни и палки, то ребёнок был бы не в реанимации с переломами костей от собачьих зубов, как сейчас, а «на том свете».

Защищая собаку от камней, брошенных ветераном, женщина набросилась на него и стала больно бить железными частями поводка, чем совершила уже не только нарушение порядка выгула собаки, подпадающее под действие кодекса о административных правонарушениях, но и хулиганство, подпадающее под ч. 3 ст. 339 УК РБ.

Заметим: ветеран напал на собаку, чтобы выгнать её со двора, то есть сделать то, что обязана была сделать её хозяйка. (Конечно, лучше бы не бросаться камнями, а какой выход?) Хозяйка же собаки напала на человека, затеяв драку ради своего права на вседозволенность.
Ветеран отнял у неё орудие избиения и бросил в собаку второй камень.

Защищая свою собаку, женщина неожиданно оказалась между нею и ветераном, в результате чего брошенный в собаку второй камень задел пролётом лицо женщины, нанеся ей глубокую царапину.
Услышав плач и крик женщины, прибежали строители, вызвали милицию. Ветеран отдал им поводок, те – женщине, которая взяла собаку на поводок и увела. Так, с кровью, была достигнута цель – двор освобождён от свободно разгуливавшей собаки.

Ветеран же был задержан на несколько суток. Против него было заведено уголовное дело. Против хозяйки собаки – нет, ни административное, ни уголовное дело возбуждено не было, хотя она спровоцировала конфликт, закончившийся её же случайным травмированием, нарушила правила выгула собак, напала на ветерана. И только после обращения РОО СКПС в Следственный комитет Республики Беларусь она была вызвана как нарушитель порядка выгула собаки и получила предупреждение, что подтвердило её виновность и правоту предъявленного к ней требования ветерана уважать закон.Виновность же уголовную никто устанавливать не стал.

Оба милиционера, доставившие ветерана в отделение, были привлечены судом как свидетели, хотя хода конфликта не видели. Они дружно показали, будто ветеран при задержании признался им, что он дважды ударил женщину камнем в лицо. Ветеран же отрицает это. Налицо выдуманный свидетелями самооговор. И он оказались единственным «доказательством» нападения ветерана на хозяйку собаки. То, что на невинную жертву набросился чуть ли не выживший из ума ветеран-хулиган - это версия хозяйки собаки, какую она до суда при содействии следствия (!) распространила в местной и даже республиканской прессе. Эта версия имеет признаки клеветы, на что ни следствие, ни суд не посчитали нужным обратить внимание.

Неположенная до суда крупномасштабная утечка информации из следственных органов есть факт давления на суд: ну как можно вынести оправдательный приговор, если такая солидная газета, как «РэспублIka» уже объявила (хотя и не называя фамилию) ветерана хулиганом! Но кроме показаний самой хозяйки собаки, пострадавшей по собственной вине, в судебном процессе не добыто никаких доказательств, и ветеранский «злой умысел», без которого нельзя применять ч.3 ст. 339, повис в воздухе. Ведь в результате судебного разбирательства факт такого нападения не подтверждён ни свидетельскими показаниями, ни другими доказательствами.

Правда, в судебном процессе фигурировал камень как орудие преступления, но это была бутафория, так как на камне не было никаких следов крови или эпителия пострадавшей, то есть камень был случайно подобранный, превращающий судебное разбирательство в театр с декорациями. Вот и понадобилась суду выдумка свидетелей-милиционеров, которые показали, будто сам виновный сообщил им, что ударил женщину дважды камнем в лицо.

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 2 гостя.