Создай свой сайт и заработай на нем!

К 100-летию начала Великого Октября. Алексей Шмагирев. Еще раз о буржуазно-патриотическом искажении советской истории. На русском и арабском языках.

Еще раз о буржуазно-патриотическом искажении советской истории

Дата: 05.01.2017 г.

Приближающийся юбилей Великой Октябрьской социалистической революции ещё более усилил интерес к этому грандиозному событию отечественной и всемирной истории. Появляются различные публикации на тему Октября, авторы которых, в соответствии со своими взглядами, излагают свое видение значения революции в истории и судьбах страны.

В частности, недавно опубликована статья «2017, сто лет спустя…» Виктора Каменева ( или http://www.proza.ru/2016/12/20/854 ).

Автор принадлежит к достаточно многочисленному течению национал-патриотов, которые положительно в целом относятся к советской истории (особенно им импонирует сила и внешнеполитическое могущество СССР) и даже в какой-то степени симпатизируют социализму (в их понимании), но чужды марксизму, и стоят скорее на буржуазно-патриотических позициях. К такому направлению относятся последователи Кара-Мурзы, Кургиняна, Пучкова и т.п. Поскольку в статье Каменева нашли отражение некоторые мифы, созданные этим направлением, то имеет смысл разобрать эти места для лучшего уяснения подлинной истории СССР. Данные мифы относятся, в основном, не к самой революции, а к послереволюционному развитию России. (Насчет других мифов этого же направления, в том числе связанных непосредственно с революцией, можно прочитать здесь: http://rkrp-rpk.ru/content/view/12362/1 )

Автор противопоставляет свою концепцию позиции «официальных историков», так что можно подумать, будто в его взглядах действительно есть что-то оригинальное. На самом же деле он в тысяча первый раз повторяет типичные мантры буржуазных национал-патриотов, желающих примазаться к достижениям СССР. Национал-патриотам нравится могущество созданного революцией СССР, но они не хотят признавать, что это было могущество социалистического, рабоче-крестьянского государства, построенного под знаменем и на основе идей марксизма, в том числе (что им особенно не нравится) пролетарского интернационализма.

Но находится простой выход. Нам не нравится двуглавый орел, так давайте скажем, что это, например, «евразийская» курица. В итоге получается, как у Каменева, что Сталин, оказывается, был не революционером, а контрреволюционером, отказавшимся якобы от «мировой революции» ради строительства «национально-ориентированного» социализма и мирного сосуществования с капитализмом, и в своей деятельности он опирался не на марксизм-ленинизм, а на … идеи русских евразийцев. Внутрипартийная борьба 1920-х и 30-х годов, само собой, рассматривается, как борьба «национально-ориентированных» коммунистов против сторонников мировой революции (хорошо еще, что не русских православных имперцев против жидомасонов – но это уже следующий уровень посвящения). В качестве лидера сторонников мировой революции и истинных коммунистов назван, конечно, Троцкий. Соответственно, «репрессии 1937 года» трактуются, как продолжение борьбы «консервативного крыла партии» во главе со Сталиным против «истинных революционеров – троцкистов».

Благо, со времен начала перестройки политическое и историческое сознание общества разрушено и забито враньем до такой степени, что любая, самая дикая выдумка, вполне имеет шансы на успех.

Как можно говорить о каком-то отказе Сталина от мировой революции, если по результатам его работы эта самая мировая революция произошла на значительной части земного шара – в Восточной Европе и Китае, где после войны пришли к власти коммунисты? И Сталин не побоялся пойти на конфликт с бывшими союзниками по войне – США и Англией, не желавшими расширения коммунизма и начавшими «холодную войну» против СССР.

Тезис Сталина (точнее, тезис Ленина, который отстаивал и развивал Сталин) о возможности построения социализма в одной стране, конечно, никак не означал отказа от поддержки пролетарской революции в других странах. Просто мировая революция не возникает по желанию вождей Советского Союза, для нее должны сложиться объективные и субъективные условия в тех странах, где она должна совершиться. В 1917-1922 гг. в странах Европы была революционная ситуация и имелись надежды на победоносную революцию.

Но капиталистам с помощью социал-демократии удалось в некоторых странах удержать пролетариат от восстания, в других – подавить вспыхнувшие восстания, а затем в капиталистических странах наступила временная социально-экономическая стабилизация, и революции в ближайшие годы не предвиделось. Что могла в таких условиях сделать Советская Россия? Начать войну против всего остального мира с целью «экспорта революции»? Чем закончилась бы такая попытка для разрушенной после Первой Мировой и гражданской войн страны, догадаться не сложно. Кстати, и Троцкий никогда такого решения прямо не предлагал.

Вариантов было на самом деле всего два.

Первый – это, пока революция в других странах не подоспела, строить социализм в своей стране, создавая и укрепляя тем самым и базу будущей всемирной пролетарской революции, каковой являлся СССР. Именно за этот вариант и боролся Сталин.

Второй вариант – отказ от строительства социализма и реставрация капитализма. И позиция Троцкого о невозможности построения социализма в одной стране фактически означала именно это, то есть капитуляцию и сдачу всех завоеваний революции. Ведь если построить социализм в России невозможно, революции в других странах нет, военным путем осуществить экспорт революции не получится, то что должны делать большевики? И куда должны они вести рабочий класс и весь трудовой народ? И откуда трудящиеся должны черпать энтузиазм и воодушевление в работе и в бою?

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 37 гостей.