РОО СКПС

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Республиканское и Международное общественные объединения
«За Союз и коммунистическую партию Союза»

Информационный ресурс коммунистов Советского Союза

«Манифест коммунистической партии К.Маркса и Ф.Энгельса. ХХI век». Пятый вариант, исправленный и дополненный.

На сайте размещается пятый вариант проекта «Манифеста коммунистической партии К. Маркса и Ф. Энгельса. ХХI век», в котором учтены новые поступившие замечания и предложения. Коллективное формирование документа, который призван лечь в основу современной тактики мирового пролетариата, продолжается. Но уже в данном виде, по мнению составителей, он может использоваться в революционной практике.

============================== ==

Посвящается 170-летию первого  издания

«Манифеста коммунистической партии» Карла

Маркса и Фридриха Энгельса (февраль 1848г)

 

«МАНИФЕСТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КАРЛА  МАРКСА И ФРИДРИХА ЭНГЕЛЬСА. ХХI ВЕК»

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

к первому электронному изданию.

Разработчики «Манифеста коммунистической партии К Маркса и Ф.Энгельса. ХХI век» преследовали цель предложить существующему мировому коммунистическому движению документ, отвечающий современным объективным условиям классовой борьбы пролетариата, как это в 1848 году сделали Карл Маркс и Фридрих Энгельс для своего времени, и тем самым содействовать  идейному и организационному единству мирового коммунистического движения.

Здесь сохранена большая часть текста «Манифеста коммунистической партии» К.Маркса и Ф.Энгельса (далее — Манифест; источник — Москва. Издательство политической литературы.1983 год), нисколько не потерявшего актуальность до сего дня, так как он базируется на научной теории общественной жизни, действительной для всего периода капитализма вплоть до повсеместного перехода человечества к полному коммунизму. Но текст Манифеста, естественно, пополнен тезисами, относящимися к последующей стадии развития капитализма после издания Манифеста – стадии империализма, открытой В.И.Лениным, и особенно к современному этапу этой стадии – глобальному, в условиях которого, сознавая или не сознавая их,  ныне борется  мировой пролетариат.

На империалистической стадии, как известно свершилась в России первая  победная социалистическая революция – Великая Октябрьская социалистическая революция, начавшая практический переход человечества от капитализма к социализму, произошла  её успешная защита от интервенции 14-ти империалистических государств и организованной ими  местной контрреволюции, возникло первое в истории человечества  многонациональное социалистическое государство – СССР, приступившее к строительству полного коммунизма, дан отпор уничтожающей агрессии европейского фашизма во главе с гитлеровской Германией, возникла мировая система социализма, поставившая  под вопрос дальнейшее существование капитализма на планете.

Мировому империализму  удалось  мобилизоваться и организовать крупное поражение  мировой системе социализма, разрушить её, уничтожить государственные структуры её базы — Союза СССР и ряда социалистических государств Восточной Европы. Это отсрочило гибель империализма. Однако объективный процесс перехода от капитализма к коммунизму закономерно продолжается. Но его успех прямо зависит от субъективного фактора, так как если предшествующие формации в истории человеческого общества могли возникнуть по мере их созревания стихийно, то социалистическая революция и становление коммунистической формации возможны  только на научной основе, в результате сознательного творчества трудовых масс, обеспечиваемого их авангардом, организованным и вооружённым передовой наукой  об общественной жизни.

Сохранена структура Манифеста К.Маркса и Ф.Энгельса.  В его разделы добавлено продолжение общего опыта революционной борьбы в послемарксовый период и раздел о реальном социализме на основе  героической и трагической судьбы СССР.

Таким образом, «Манифест коммунистической партии К Маркса и Ф..Энгельса. ХХI век» следует рассматривать как попытку продолжения Манифеста К.Маркса и Ф.Энгельса в современность с целью вооружения пролетариата, и особенно рабочего класса,  тактикой антиимпериалистической борьбы в  сегодняшних условиях, на глобальном, завершающем этапе империалистической стадии капитализма, для достижения окончательной победы над ним, исторически детерминированной, но требующей титанической организованной воли мирового пролетариата и его авангарда – организованного коммунистического движения. Об успешности этой попытки судить читателям – участникам революционной борьбы за выживание человечества и его благополучие, возможное лишь с повсеместным утверждением  полного коммунизма.

Уже сегодня есть все основания утверждать,  что только с победой коммунизма могут быть решены, причём в короткий исторический период,  все зримые проблемы человечества,  тогда как  дальнейшее  существование империализма  стало реально грозить ему гибелью. Достигнутые человечеством знания   столь велики, что могут быть обращены как на  созидание невиданных ранее  масштабов и темпов, так и на самоуничтожение. И если империализм не в состоянии жить и выжить  без войны, то коммунизм несёт только мир.

Отсюда вытекает существенное отличие сегодняшней  исторической миссии рабочего класса и его авангарда от предыдущего этапа революционной борьбы: обеспечить не только революционное становление общества социальной справедливости, но  и, прежде всего,  спасти человечество от физического  самоуничтожения.

Открытые  создателями целостной науки об общественной жизни К.Марксом и Ф.Энгельсом закономерности, их разработка последующими двигателями этой науки — В.И.Лениным, И.В.Сталиным и другими пролетарскими  вождями приложены здесь к анализу условий современной классовой борьбы  пролетариата и буржуазии со стремлением избежать ревизионизма, догматизма и национализма, вместе определяющих современный оппортунизм, без отпора которому победа над империализмом невозможна.

Это исторически доказано как эпохальными успехами социализма, так как его крупным поражением, когда даже мощная  социалистическая  страна – СССР в преддверие  коммунизма  пала жертвой  оппортунизма, ещё и  ещё раз показав, что  коммунизм, в том числе в  своей  первоначальной фазе социализма, в состоянии управлять  своей жизнедеятельностью и развитием только на научной основе, и отход от неё, ведущий к оппортунизму, чреват неминуемой гибелью коммунизма, откатом в  реакционное, империалистическое прошлое.

«Манифест коммунистической партии К.Маркса и Ф.Энгельса. ХХI век» публикуется в настоящем виде после пяти этапов трёхлетнего обсуждения заинтересованными коммунистами, некоторые из которых внесли существенные поправки и дополнения. Их можно считать соучастниками составления  окончательного текста, и они будут названы при условии получения их согласия.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

МАНИФЕСТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ К.МАРКСА и Ф.ЭНГЕЛЬСА.

ХХI ВЕК.

Если в ХIХ веке, как констатировали К.Маркс и Ф.Энгельс в своём бессмертном «Манифесте коммунистической партии» (1848г; далее – Манифест), коммунизм бродил по Европе в качестве призрака, то в веке ХХ он материализовался в результате победного двухэтапного (буржуазно-демократического и социалистического) политического переворота в царской помещичье-буржуазной России в феврале и ноябре 1917 года.

В результате этого переворота, по праву названного  Великой  Октябрьской социалистической революцией, было положено начало социалистическим преобразованиям в России и целой  эпохе социалистических революций, практическому переходу человечества от капитализма к  коммунизму.

Подтвердив правильность марксистско-ленинского  анализа её содержания,  эта эпоха в результате общего кризиса империализма, вылившегося в Первую мировую войну, уже пришла к образованию первого социалистического государства рабочих и крестьян – СССР, а после Второй мировой войны – к образованию мировой социалистической системы, обещавшей полный крах капитализма на Планете. Однако империализм смог мобилизоваться, провёл организованное многолетнее контрнаступление и нанёс социалистической системе стратегическое, хотя и безусловно  временное, поражение.

Несмотря на контрреволюционную смену социализма в СССР и в странах Восточной Европы, на реставрацию здесь капитализма,  мировой процесс перехода от капитализма к социализму в ХХI веке закономерно продолжается, проявляясь в жизнедеятельности сохранившихся социалистических государств и в постоянной поросли социализма на буржуазной почве по всему капиталистическому миру.

Как и раньше, все силы современного капитализма, продолжающего с грани XIX и XX веков находиться на ступени капитализма, открытой В.И.Лениным как стадии  империализма,  то есть монополистического капитализма, ныне брошены на ликвидацию остатков социалистического мира и вытравливание его ростков: «демократические» президенты и монархи, депутаты и церковные иерархи, либералы, социал-демократы, лжесоциалисты, и лжекоммунисты, националисты, фашисты и равные им по деяниям религиозные экстремисты. Однако их потуги  вызывают всё растущее сопротивление пролетариата и его трудовых союзников, а также национально-освободительного движения.

Как и раньше, всякая буржуазная партия, явно или тайно стремится  оболгать коммунизм и предать его анафеме, используя разнообразные способы его притеснения и уничтожения  — от фашистского террора до  подковёрных преследований под прикрытием различного камуфляжа, в том числе «коммунистического», от открытого поношения до замалчивания, до поощрения и даже насаждения оппортунизма. Она по-прежнему стремится выкорчевать коммунизм, не брезгуя никакими средствами, вплоть до коварного культивирования ситуации организационного плюрализма в коммунистическом движении, засылки в коммунистические ряды агентов  идеологического и прочего влияния, в том числе «рыцарей плаща и кинжала»,  и даже физической ликвидации вождей пролетариата и других прогрессивных народных деятелей.

Но новое явление заключается в том, что некоторые буржуазные партии способны  маскироваться под  социализм и коммунизм, учитывая их всё возрастающую притягательную силу.

Всякая страна, трудовой народ которой смог встать на путь к социализму как первой фазы коммунизма, неизменно вызывает против себя  свирепый гнев доморощенных и зарубежных власть имущих частных собственников и их чиновников, борющихся за сохранение прежнего эксплуататорского мира, испытывает их объединённый лютый натиск.

Следующие выводы вытекают из этих фактов:

Коммунизм является реальной и всё возрастающей силой, воплощённой в    волю широких трудовых масс, в действия их авангарда – марксистско-ленинских коммунистических партий, и в вызов капитализму со стороны ряда социалистических государств, мирового коммунистического и рабочего движения и его трудовых союзников, а также демократического и национально-освободительного движения. Он поставил под вопрос дальнейшее существование мира социальной эксплуатации и насилия, способен отбросить его в историческое небытие и позволить человечеству войти в ту пору подлинной истории,  дверь в которую была идейно-теоретически открыта К.Марксом и Ф.Энгельсом, начиная  с их  Манифеста, и практически — социалистическими революциями  ХХ-го века, начиная с Великого Октября.

Пора уже коммунистам ХХI века, оправившись от империалистического удара 90-х годов ХХ века против КПСС, СССР, компартий и социалистических государств Восточной Европы,  против коммунистического, рабочего  и национально-освободительного движения и трудящихся всего мира, открыто изложить свои современные  взгляды, цели, стремления и, как в своё время К.Маркс и Ф.Энгельс в веке ХIХ, современным сказкам о коммунизме и грязным ангажированным капитализмом россказням о реальном социализме противопоставить «Манифест коммунистической партии К.Маркса и Ф.Энгельса. ХХI век».

С этой целью коммунисты различных национальностей и гражданства  составили на  прочном фундаменте Манифеста К.Маркса и Ф.Энгельса настоящий «Манифест». Он является попыткой продолжения Манифеста К.Маркса и Ф.Энгельса в последующие после его издания эпохи.

Маркс  вместе с Ф.Энгельсом — основатели целостной науки об общественной жизни, той теории, которая превратила социализм из утопии в науку, раскрыла сущность современного им капитализма и освободительный путь, по которому должно идти. Поэтому  названа была эта наука марксизмом.

В.И.Ленин и его достойный соратник и продолжатель И.В.Сталин, развив марксизм, доказали его истинность успешной революционной практикой – победой Великого Октября, строительством  социализма в СССР и формированием  мировой системы социализма .Поэтому эта наука была названа марксизмом-ленинизмом.

Но по критерию авторской полноты эта наука должна бы сегодня называться «марксизм-энгельсизм-ленинизм-сталинизм-маоцзэдунизм-кимирсенизм-кимчениризм»  и т.д., то есть по именам великой  плеяды коммунистов-теоретиков и практиков социалистической революции, внесших свою разномасштабную лепту в её развитие, в воплощение в действительность.

Но такое название было бы громоздким и неудобным. Поэтому данный «Манифест» не притязает на замену названия науки об общественной жизни как «марксизм-ленинизм», поскольку оно прочно вошло в обиход и вошло не случайно: эта творческая наука создана гениальным учёным и практиком революции Карлом Марксом и его сподвижником Ф.Энгельсом,  впервые развита и результативно применена к современности, доказав правоту марксизма, гениальным практиком классовой борьбы и учёным  Владимиром Ильичём Лениным и его верным соратником и продолжателем конгениальным И.В.Сталиным.

Данный «Манифест» является плодом работы небольшой инициативной группы белорусских и украинских коммунистов и  подаётся для обсуждения и применения в надежде, что современное поколение коммунистов коллективно компенсирует отсутствие  гениальных классиков, отточит его коллективным умом как существенную часть главного оружия пролетариата – научной пролетарской теории, без которой, как лаконично и ёмко сказал И.В.Сталин, всем «нам смерть», и таким образом введёт в революционный обиход и будет постоянно совершенствовать как значимый, действенный и  столь же вечный документ,  предназначенный для воплощения в окончательную победу коммунизма в мировом масштабе. Эта победа  единственно способна предотвратить гибель человечества в результате неизбежных классовых столкновений внутри цивилизации и утвердить открытую основоположниками марксизма-ленинизма эру подлинной истории человечества, покончившей с дикостью и обеспечивающей свободу каждого как условие свободы всех и свободу всего общества как условие свободы каждого.

                                                           I.

                                 БУРЖУА  И ПРОЛЕТАРИИ

История всех существовавших обществ с момента появления собственности на средства и орудия производства была историей борьбы классов.

Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, буржуа (капиталист) и пролетарий, короче, угнетающий и угнетаемый, эксплуататор и эксплуатируемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов.

И в наше время человечество ждёт либо переустройство мира на социалистических началах, либо совместная гибель и буржуа, и пролетариев, в огне мировой войны с применением достижений научно-технического прогресса,  способных, с одной стороны,   гарантировать вечную благополучную жизнь на Земле и развитие человечества в Космосе, а с другой – разрушить всё созданное цивилизацией  и убить всё живое на Планете.

В предшествующие исторические эпохи мы находим почти повсюду полное расчленение общества на различные сословия,- целую лестницу различных общественных положений. В Древнем Риме мы встречаем патрициев, всадников, плебеев, рабов; в средние века — феодальных господ, крепостных, вассалов, цеховых мастеров, подмастерьев, и к тому же почти в каждом из этих классов — еще особые градации.

Не исключение и буржуазный мир, где в противоборстве существует целая иерархия мелкой, средней и крупной буржуазиии, производственной, торговой  и финансовой, извлекающей прибыль из эксплуатации пролетариата и других трудящихся на основе найма на капиталистические предприятия, земельной ренты, и даже из организации «нематериального» производства (научно-техническая, журналистская, концертно-лекционная, медицинская, образовательная, спортивная  и прочая деятельность).

И даже на сегодняшнем, заключительном этапе империалистической стадии развития  капитализма – глобальном — возникла целая иерархия монополий,             мировых, региональных и национальных,  господствующих и подчинённых, развивая всю прежнюю совокупность капиталистической градации.

С непрерывно идущим научно-техническим прогрессом все эти градации в рамках капитализма приобретают всё новые формы воплощения, сохраняя свою классовую сущность эксплуатации труда; мелкобуржуазные отношения в сельском хозяйстве, в промышленности,  на транспорте, например, отношения владельцев грузовиков, как  в Чили в ХХ веке, сегодняшнюю It-деятельность и т.д.

Таким образом, вышедшее из недр погибшего феодального общества буржуазное общество не уничтожило классовых противоречий. Оно только поставило новые классы, новые условия угнетения и новые формы борьбы на место старых, тогда как выходящий из недр капитализма коммунизм кладёт конец не только эксплуататорским классам, но и классам вообще.

Эпоха и Маркса, Энгельса,  и империалистическая эпоха, включая начавшийся этап завершения  господства буржуазии – глобальный,   отличается, однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество, в основном, было расколото и расколото до сих пор на два большие враждебные лагеря, на два большие, стоящие друг против друга класса — буржуазию и пролетариат.

Из крепостных средневековья вышло свободное население первых городов; из этого сословия горожан развились первые элементы буржуазии.

Открытие Америки и морского пути вокруг Африки создало для подымающейся буржуазии новое поле деятельности. Остиндский и китайский рынки, колонизация Америки, обмен с колониями, увеличение количества средств обмена и товаров вообще дали неслыханный до тех пор толчок торговле, мореплаванию, промышленности и тем самым вызвали в распадавшемся феодальном обществе быстрое развитие революционного элемента.

Прежняя феодальная, или цеховая, организация промышленности более не могла удовлетворить спроса, возраставшего вместе с новыми рынками. Место ее заняла мануфактура. Цеховые мастера были вытеснены промышленным средним сословием; разделение труда между различными корпорациями исчезло, уступив место разделению труда внутри отдельной мастерской.

Но рынки все росли, спрос все увеличивался. Удовлетворить его не могла уже и мануфактура. Тогда пар и машина, а затем электричество  произвели революцию в промышленности. Место мануфактуры заняла крупная промышленность, место промышленного среднего сословия заняли миллионеры-промышленники, предводители целых промышленных армий,  буржуа ХIХ  века.

Крупная промышленность создала всемирный рынок, подготовленный открытием Америки. Всемирный рынок вызвал колоссальное развитие торговли, мореплавания, воздухоплавания и средств сухопутного сообщения. Это в свою очередь оказало воздействие на расширение промышленности, и в той же мере, в какой росли промышленность, торговля, мореплавание, железные дороги, воздухоплавание, развивалась буржуазия, она увеличивала свои капиталы и оттесняла на задний план все классы, унаследованные от средневековья.

Таким образом, буржуазия ХIХ века сама являлась продуктом длительного процесса развития, ряда переворотов в способе производства и обмена, что продолжалось в ХХ веке, приведя от конкуренции в свободных рыночных отношениях отдельных  буржуа и их групп, к конкуренции сначала местных и региональных монополий, а затем и мировых (стадия империализма).

Каждая из этих ступеней развития буржуазии сопровождалась соответствующим политическим успехом. Угнетенное сословие при господстве феодалов, вооруженная и самоуправляющаяся ассоциация в коммуне, тут — независимая городская республика, там — третье, податное сословие монархии, затем, в период мануфактуры, — противовес дворянству в сословной или в абсолютной монархии и главная основа крупных монархий вообще, наконец, со времени установления крупной промышленности и всемирного рынка, она завоевала себе исключительное политическое господство в представительном государстве.

Ныне буржуазия, развиваясь в условиях естественного процесса глобализма  с его интернационализацией и взаимозависимостью государств и народов и далеко зашедшего процесса неравномерной концентрации капитала, представляет собой такой этап империалистической стадии, когда на Планете определяет дела конкуренция не столько национальных и региональных монополий, сколько мировых при господстве монополий финансовых, мировой финансовой олигархии, так как срастание промышленного и  банковского капитала привело к господству последнего.

В буржуазном обществе государственная власть — это только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии. А при вступлении буржуазного общества в стадию империализма активно пошёл процесс слияния  монополий и государства, в результате чего сегодня речь уже идёт о  государственно-монополистическом капитализме – непосредственном предшественнике коммунизма: достаточно (1) сломать его государственность и заменить на пролетарскую и (2) взять монополии в собственность пролетарского государства уже в качестве общенародной собственности, каковой она и является по своему происхождению.

Особенность сегодняшнего этапа глобального капитала – его функционирование одновременно  на национальном, региональном и мировом уровне как государственно-монополистического капитала в рамках национальных государств, целых регионов (Евросоюз и проч.) и всего мира (государство высшего порядка мировых монополий в лице Бильдербергского клуба, совещания 7-ми, ООН, НАТО, ВТО. МВФ и т.д.) и функционирование в условиях жестокой конкуренции  и острых противоречий между ними и внутри них, при предельном обострении противоречия совокупного финансового капитала с мировым пролетариатом, его трудовыми союзниками и всем человечеством.

Эти противоречия не оставляют выхода, кроме мировой социалистической революции, какая в начале ХХ века была невозможна в силу экономической недоразвитости империализма, не дошедшего до этапа главенства мировой финансовой олигархии, а ныне стала необходимостью ввиду его зрелости и перезрелости, доведшего свою гниль и паразитизм до опасности существованию человечества.

В связи с закономерностью неравномерного развития капитала, в том числе и на империалистической стадии, первой вызрела англосаксонская финансовая олигархия, особо разжиревшая в ходе Второй мировой войны  и не утерпевшая в самом её конце заявить свою претензию на безраздельное мировое господство, бросив безо всякой военной нужды ядерные  бомбы  на Хиросиму и Нагасаки и  армады бомбардировщиков на беззащитный Дрезден.

Затем данная олигархия  помогла вызреть и подняться до мирового уровня европейской олигархии, рассчитывая выстроить в Европе буржуазный щит против  СССР и государств Восточной Европы, вставших на путь социализма. Она выстроила даже совместную ударную силу против СССР (НАТО).

С разрушением СССР англосаксонская и европейская олигархия помогли становлению российской олигархии  мирового уровня, какая весьма тяготится своей вассальной зависимостью, вынужденной сдачей позиций в Югославии, Ливии, Ираке  и т.д. и, начиная с Сирии вступила в активный бой за свои интересы, как впрочем и в других регионах Планеты.

Безусловно поднялась к мировому уроню олигархия арабо-мусульманская, разжиревшая на нефти и газе.

Наконец, под красным флагом вызрела китайская мировая финансовая олигархия.  И т.д.

Все они проявляют завидную солидарность в борьбе с мировым пролетариатом как носителем социализма и национально-освободительным движением, одним из примеров чего является голосование в Совете Безопасности ООН за жёсткие санкции против социалистической КНДР:  свои руки подняли и американцы, и англичане, и россияне, и китайцы.

Однако друг с другом все эти отряды мировой финансовой олигархии  и олигархи помельче живут, как скорпионы в банке, ведя непримиримую борьбу  за сферы влияния, мировые материальные и людские ресурсы,  коммуникации и плацдармы, главенство в институтах выстраиваемого мирового государства высшего порядка, устраивая информационно-психологические и  торговые войны и ведя гонку вооружений в надежде стать сильнее всех в конкуренции с целью извлечения максимальных прибылей.

Данные противоречия постоянно чреваты войной. С другой стороны, они могут быть использованы  мировым пролетарским и национально-освободительным движением для своей победы.

Заметим, что  мировые монополии в случае победы местных революций (в рамках отдельных государств или регионов) окажутся разорванными национализацией, то есть со сниженным уровнем обобществления, что является регрессом. Поэтому в наши дни возникает  необходимость в рабочих ассоциациях как традиционных, так и в рамках региональных и мировых монополий (и профсоюзных, и партийных организаций), чтобы национальные социалистические революции тут же перерастали в региональные и мировую. В результате организации монополий не только в национальные  государств, но и в государства высшего порядка, шансы  на победу национальных революций  уменьшаются н возрастают шансы на победу революций региональных.

Капиталистические монополии в ХХ веке в ходе индустриализации поднялись до всевластия сначала национального и регионального, а затем и мирового масштаба. Капитализм вошёл в империалистическую стадию своего движения, не утратив способность к развитию, но и обнаружив всё усиливающееся гниение и торможение прогресса,  и даже трагическую опасность для человечества в виде империалистических войн – результата объективно свойственной капитализму безудержной конкуренции на всех уровнях, не знающей гуманных границ. Нежизнеспособность империализма  без войн и его сегодняшняя способность уничтожить оружием массового поражения вместе с собой всё человечество является высшим   проявлением его реакционной сущности.

Заметим, что, если Первая и Вторая  мировые войны, развязанные господствующими в то время  национальными и региональными монополиями приводили к колоссальным  разрушениям и гибели десятков миллионов людей, но не ставили под вопрос существование человечества,  то ныне, при главенстве мировых монополий, владеющих оружием массового поражения, в результате полномасштабной  Третьей мировой войны реальна опасность ухода в небытие всего человечества.

Как уже отмечалось, на глобальном этапе империализма господство приобрели мировые монополии, в основном,  завершающие собой  исторический процесс концентрации капитала. Причём приобрели господство, прежде всего, финансовые монополии  как завершение процесса слияния производственного, торгового и банковского капитала и противоборства между ними. Мировая финансовая олигархия сегодня находится в авангарде стремления монополий  безраздельно и безгранично эксплуатировать весь пролетариат и все природные ресурсы Планеты, господствовать над всеми народами и их государствами, включая и нынешние социалистические, и  капиталистические, в том числе даже  «субимпериалистические» («периферийного империализма», «подчинённого империализма»).

Поэтому на нынешнем этапе  империализм, уже развязавший две империалистические войны на предыдущем этапе,  когда господствовали национальные и региональные монополии, несёт в себе опасность Третьей мировой войны как войны господствующих мировых монополий между собой и всех вместе против всего остального человечества, впитав и локальные войны прежнего типа, уже идущие  и постоянно вспыхивающие как первоначальный этап Третьей мировой войны.

В своё время буржуазия сыграла в истории чрезвычайно революционную роль.  Буржуазия повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пёстрые феодальные путы, привязывавшие человека к его «естественным повелителям», и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности.

Буржуазия превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли. Словом, эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, она заменила эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, чёрствой.

Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, учителя, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников.

Буржуазия сорвала с семейных отношений их трогательно сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям.

Буржуазия показала, что грубое проявление силы в средние века, вызывающее такое восхищение у реакционеров, находило себе естественное  дополнение в лени и неподвижности. Она впервые показала, чего может достигнуть человеческая деятельность. Она создала чудеса искусства, но совсем иного рода, чем египетские пирамиды, римские водопроводы и готические соборы; она совершила совсем иные походы, чем переселение народов и крестовые походы.

Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а, стало быть, и всей совокупности общественных отношений.

Напротив, первым условием существования всех прежних промышленных классов было сохранение старого способа производства в неизменном виде. Беспрестанные перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех общественных отношений, вечная неуверенность и движение отличают буржуазную эпоху от всех других. Все застывшие, покрывшиеся ржавчиной отношения, вместе с сопутствующими им, веками освященными представлениями и воззрениями, разрушаются, все возникающие вновь оказываются устарелыми, прежде чем успевают окостенеть. Все сословное и застойное исчезает, все священное оскверняется, и люди приходят, наконец, к необходимости взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение и свои взаимные отношения.

С другой стороны, сохранив в себе потребность научно-технического прогресса как способа добычи максимальной прибыли, современная буржуазия всегда тормозит его, когда он мешает прибыли сиюминутной.  В связи с этим научно-технический прогресс при современном империализме напоминает автомашину, движущуюся с включением одновременно акселератора и тормоза. Зато научно-технический прогресс, обеспечивающий господство монополий над пролетариатом и усиление их эксплуатации, а также грабёж себе подобных,  получает зелёную улицу. Отсюда бесчеловечность научно-технического прогресса современного глобального капитала, не говоря уже о создании чудовищных  средств уничтожения.

Мировая финансовая олигархия, таким образом, несёт в себе в максимальной степени все прежние  пороки капитализма, изводя все его изначально прогрессивные свойства, а потому привела капитализм на грань гибели, поставив его судьбу в прямую зависимость  от состояния пролетарского субъективного фактора. Современный империализм  созрел для своей гибели. Приобрети  мировой пролетариат достаточное идейное и организационное единство, и от мировой финансовой олигархии и вслед за нею от всего империализма не останется даже рожек и ножек.

И с этим следует  поспешить, так как, созрев для своей гибели, современный империализм, как и во всей истории капитализма,  остаётся неразделимым с  пролетариатом, а потому может уйти в небытие вместе с ним, то есть вместе со всем человечеством. К сожалению, научно-технические условия для этого  созрели в виде оружия массового поражения, так как военное дело – такое дело, в каком империализм, ставя целью безраздельное мировое господство, достижимое только силой, меньше всего сдерживает прогресс.

Потребность в постоянно увеличивающемся сбыте продуктов гонит буржуазию по всему земному шару. Всюду должна она внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи, всюду вытеснить конкурентов.

Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров, она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, — отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света.

Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием и приобретают характер производительной силы, прямо влияя на общественную производительность труда. Национальная односторонность и ограниченность, национально-натуральное хозяйствование  становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур и искусств образуются одна всемирная литература и одно искусство.

Буржуазия быстрым усовершенствованием всех орудий производства и бесконечным облегчением средств сообщения вовлекла в цивилизацию все, даже самые варварские, нации. Дешевые цены ее товаров, наиболее благоприятное соотношение свойств, качества и цены товаров  — вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой она ядрами конкуренции разрушала и продолжает разрушать все китайские стены и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть к иностранцам. А ныне возможность монополизировать цены, в  том числе в сговоре монополий друг с другом,   становится средством борьбы со своими конкурентами, играя на понижение,  или  извлечения максимальной прибыли, играя на повышение.

Под страхом гибели  буржуазия всегда заставляла все нации принять буржуазный способ производства, заставляла их вводить у себя свою так называемую цивилизацию, т. е. становиться буржуа. Словом, она создает себе мир по своему образу и подобию.  А ныне все отряды  мировой финансовой олигархии ведут непримиримую борьбу за  присоединение, захват или  уничтожение всех   зависимых от них монополий низшего уровня, за своё  безраздельное господство над миром, порабощая  все народы и их государства и уничтожая непокорных.

В наше время это выливается в принудительный экспорт и импорт  империалистическими государствами товаров, капиталов, услуг и даже  рабочей силы, а также своей «демократии», прежде всего, самым мощным из этих государств — Соединёнными Штатами Америки, служащими сегодня в качестве  главной опорной страны самого агрессивного¸ доработавшегося до фашизма отряда мировой финансовой олигархии – англосаксонского.

Капиталистическая конкуренция, сослужившая в своё время прогрессу при выходе человечества из феодализма, ныне, при империализме, и особенно на его современном глобальном этапе,  играет сугубо реакционную роль, губя общественные материальные и трудовые ресурсы в производстве и рекламе товаров, не находящих сбыта,  и уничтожая ресурсы войнами.

Буржуазия подчинила деревню господству города. Она создала огромные города, в высокой степени увеличила численность городского населения по сравнению с сельским и вырвала таким образом значительную часть населения из идиотизма деревенской жизни. Так же как деревню она сделала зависимой от города, так варварские и полуварварские страны она поставила в зависимость от стран цивилизованных, крестьянские народы — от буржуазных народов, Восток — от Запада.

В наше время урбанизация зашла так далеко, что производство продовольствия стало проблематичным, в результате чего городу пришлось возвращаться в деревню со своей индустриализацией, превращать производство сельскохозяйственной продукции в отрасль промышленного типа и, соответственно, крестьянство в пролетариат, распространяя все пороки империалистического общества и на сельское хозяйство.

Буржуазия все более и более уничтожает раздробленность средств производства, собственности и населения. Она сгустила население, централизовала средства производства, концентрировала собственность в руках немногих. Необходимым следствием этого была политическая централизация. Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с различными интересами, законами, правительствами и таможенными пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с одним законодательством, с одним национальным классовым интересом, с одной таможенной границей, а на империалистической стадии – сплочёнными в многонациональные нации с их государствами высшего порядка, вплоть до мирового государства, конструируемого мировой финансовой олигархией, открывая дорогу человечеству к жизнедеятельности как единой многонациональной нации высшего порядка, то есть к ликвидации наций вообще.

Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства до появления «Манифеста коммунистической партии» К.Маркса и Ф.Энгельса   и после создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые, и продолжала их развитие. Покорение сил природы, машинное производство, применение физики,  химии и биологии в промышленности и земледелии, паровое, дизельное и атомное судоходство, разнообразная энергетика, железные и автомобильные дороги, самолёты и вертолёты, электростанции и электрический телеграф, роботизация и электронизация всего и вся, освоение для земледелия целых частей света, целые, словно вызванные из-под земли, массы населения, — какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда!

Реальный социализм подхватил  этот прогресс, отключил его тормоза и ускорил темпы, но временно пошатнулся от отчаянного натиска умирающего, но не лишённого пока мощной силы объединённого империализма. Необходимость возврата к этим темпам – одна из причин, почему победит социализм.

Итак, мы видели, что средства производства и обмена, на основе которых сложилась буржуазия, были созданы в феодальном обществе. На известной ступени развития этих средств производства и обмена отношения, в которых происходили производство и обмен феодального общества, феодальная организация земледелия и промышленности, одним словом, феодальные отношения собственности уже перестали соответствовать развившимся производительным силам. Они тормозили производство, вместо того чтобы его развивать. Они превратились в его оковы. Их необходимо было разбить, и они были разбиты.

Место их заняла свободная конкуренция с соответствующим ей общественным и политическим строем, с экономическим и политическим господством класса буржуазии, а затем, в результате неравномерности развития в условиях производственной стихии, непрерывного укрупнения и концентрации производства, гибели при этом мелких и местных производств, выросли монополии, став конкурировать между собой.

Общество середины 19-го века с его буржуазными отношениями собственности, производства и обмена, создавшее как бы по волшебству столь могущественные средства производства и обмена, стало походить на волшебника, который не в состоянии более справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями. Почти сразу с установлением господства буржуазии история промышленности и торговли представляла собой лишь историю возмущения современных производительных сил против современных производственных отношений, против тех отношений собственности, которые являются условием существования буржуазии и ее господства.

Достаточно указать на торговые, производственные, финансовые и комбинированные, системные кризисы, которые, возвращаясь периодически, все более и более грозно ставили под вопрос существование всего буржуазного общества. Во время торговых кризисов каждый раз уничтожалась значительная часть не только изготовленных продуктов, но даже созданных уже производительных сил. Во время кризисов до сего дня разражается общественная эпидемия, которая всем предшествующим эпохам показалась бы нелепостью, — эпидемия т.н. «перепроизводства», когда товары, даже востребованные, лежат на складах только из-за того, что их некому купить в результате покушений капитала, в погоне за максимальной прибылью в условиях конкуренции, на необходимую стоимость, создаваемую пролетариями, то есть из-за неизбежной разбалансированности платёжеспособного спроса и предложения  в условиях анархии капиталистического производства.

Возмущение производственных отношений своим несоответствием производственным силам и возможностям их развития ныне потрясает всё человеческое общество в такой степени, что грозит ему гибелью.

Ныне империализм переживает непрерывный системный кризис, исход которого либо в мировой социалистической революции, либо в гибели человечества, и только способный к производству  класс, какой осознает это, способен организоваться для ликвидации системы империализма и выживания своего и всего человечества. Таким классом является современный пролетариат.  Внести же такое сознание в пролетарские слои и помочь им организоваться в класс в мировом масштабе и победить в назревшей революции – задача коммунистов, обладающих таким сознанием. И они уже сделали это, начав социалистическую революцию в России, сделают это и  впредь, продолжив Великий Октябрь и завершив  его  социалистическим  переворотом в мировом масштабе и последующим  повсеместным строительством социализма и полного коммунизма.

Во время кризисной вспышки буржуазное общество оказывается вдруг отброшенным назад к состоянию внезапно наступившего варварства, как будто голод, всеобщая опустошительная война лишили его всех жизненных средств; кажется, что промышленность, торговля уничтожены, — и почему? Потому, что общество обладает слишком большой цивилизацией, имеет слишком много жизненных средств, располагает слишком большой промышленностью и торговлей.

Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие; и когда производительные силы начинают преодолевать эти преграды, они приводят в расстройство все буржуазное общество, ставят под угрозу существование буржуазной собственности.

Буржуазные отношения стали слишком узкими, чтобы вместить созданное ими богатство. Каким путем преодолевает буржуазия кризисы? С одной стороны, путем вынужденного уничтожения целой массы производительных сил, с другой стороны, путем завоевания новых рынков и более основательной эксплуатации старых, в-третьих, ликвидацией самих производителей в войнах.  Чем же, следовательно? Тем, что она подготовляет более всесторонние и более сокрушительные кризисы и уменьшает средства противодействия им.

Ныне новые рынки уже давно отсутствуют в силу ограниченности территории Планеты, а трагедия их силового перераспределения ставит под угрозу само существование человечества. И государственно-монополистический капитал безуспешно мечется в поисках сохранения и увеличения прибыли, находя их в усилении эксплуатации и в объединении для подавления естественной революционной реакции эксплуатируемых, а также в захвате  собственности друг у друга.

Оружие, которым буржуазия ниспровергла феодализм, направляется теперь против самой буржуазии.

На рубеже XIX – XX веков капитализм перешёл в высшую стадию своего развития, в стадию империализма, Концентрация производства и капитала привела к качественно новому состоянию капитализма, его  производственных отношений. Из капитализма эпохи господства свободной конкуренции вырос монополистический капитализм.

Вследствие этого видоизменились действия его экономических законов, появились новые закономерности развития, а некоторые прогрессивные  свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность.

Произошли качественные сдвиги и в международных экономических отношениях капитализма, резко усилились империалистические устремления отдельных монополий и капиталистических государств. Конкуренция на монополистическом уровне при слиянии монополий с государством породила империалистические войны.

Явление и сущность империалистической стадии капитализма открыта В.И.Лениным: господство монополий и финансового капитала, выдающееся значение вывоза капитала, начало раздела и передела мира международными трестами, раздел территории  Планеты крупнейшими капиталистическими государствами в их интересах – возникла система государственно-монополистического капитализма и колониализма.

Катастрофический экономический кризис 30-х годов прошлого века обнаружил, что стихийный рыночный механизм несостоятелен как в плане  обеспечения прибыльности капитала, так и обеспечения капиталистической общественной стабильности, что побудило империалистические государства вмешаться в экономику и начать её регулировать во властных и  собственнических интересах монополий. Этому способствовал пример первой страны социализма – СССР с его государственно-плановой экономикой.

Образование государственно-монополистического капитализма (ГМК) империалистических государств как единого механизма непосредственно  подготавливает социалистическую революцию, для которой слом  буржуазного государственного аппарата  и одновременно обобществление монополий будут означать и политический, и экономический переворот, чего не могло быть в Великой Октябрьской социалистической революции, для которой после политического переворота  7 ноября 1917 года понадобилась целая полоса НЭП с целью обеспечения жизнеспособности общества и спасения революции при отсутствии пока социалистической экономики, с целью  построения альтернативной капитализму социалистической экономики путём создания и всемерного развития её общественного сектора для вытеснения частного.

Образование ГМК обнаружило несостоятельность частно-капиталистического, стихийно-рыночного механизма вообще и монополистического в частности. Без совместного хозяйствования  монополий и государства процесс капиталистического воспроизводства становится невозможным. Дальнейший прогресс производства требовал устранения препятствий для концентрации и обобществления средств производства, объединения всего производства, централизации управления им.

Неизбежный плановый характер деятельности монополий внутри себя потребовал  его распространения на всё государство.  Так государственно-монополистический капитализма подводит капитализм к грани, за которой неизбежна социалистическая революция.

Одновременно формировались международные формы государственно-монополистического капитала, возникали объединённые надгосударственные образования и многонациональные государства высшего порядка, защищающие его общие интересы (Евросоюз и другие).

Данный объективный процесс образования государственно-монополистического капитализма  сегодня  наступает и на мировом, а не только на внутригосударственном или региональном уровне. Уже налицо структуры мировых монополий государственного типа,  обеспечивающие господство мировой финансовой олигархии (Бильдербергский клуб, ВТО, МВФ и Всемирный банк, НАТО, ООН и т.д.), как проявление мирового империалистического государства высшего порядка. Это свидетельствует о полном созревании предпосылок социалистической революции не только в национальном и региональном, но  и в мировом масштабе и побуждает к обеспечению социалистического революционного процесса как иерархической структуры и выработки авангардом пролетариата соответствующей пролетарской  организации на всех уровнях: национально-государственном, региональном и мировом.

На империалистической стадии развития капитализма теряются прогрессивные свойства первоначального капитализма, раскрепощавшего производственные силы, скованные феодализмом, но сохраняются все порочные тенденции «свободноконкурентной» стадии капитализма,  тормозя общественный прогресс и нанося трагические потери человечеству. И проявляются они ещё более масштабно и разноуровнево. Достаточно подчеркнуть, что торговые кризисы стали разносторонними и системными, а конкуренция давно выросла до межимпериалистической, вплоть до противоречий внутри мировой финансовой олигархии, выливаясь в вспышки  локальных войн, постоянно готовых перерасти в мировые бойни.

На современном, глобальном этапе империализма пороки капитализма  достигли такой степени, что ставят под вопрос само существование человеческой цивилизации. Это и опасность лишить человечество нормальной среды обитания, и, прежде всего, вОйны с неизбежным использованием новейших научно-технических достижений в физике, химии, биологии, электронике, водоплавании и воздухоплавании, даже  космических достижений и т.д., давших человечеству величайшие блага, но породивших и оружие массового поражения. Такая мировая война, если позволить ей разразиться,  станет для человечества последней и разрешится либо гибелью капитализма, развившегося из-за присущих ему эксплуататорских пороков до степени неминуемого могильщика человечества, либо утверждением социализма.

Но буржуазия не только выковала оружие, несущее ей смерть,  а теперь и всему человечеству – гигантские средства производства, способные полностью удовлетворить все потребности развития человечества в гармонии  с природой, но скованные монополистическими отношениями. Она породила и людей, которые направят против нее это оружие, — современных рабочих и других пролетариев, наёмных рабов капитала.

В той же самой степени, в какой развивается буржуазия, т. е. капитал, развивается и пролетариат, класс, прежде всего, современных рабочих, которые только тогда и могут существовать, когда находят работу, а находят ее при капитализме лишь до тех пор, пока их труд увеличивает капитал. Эти рабочие, вынужденные продавать свою рабочую силу поштучно, представляют собой такой же товар, как и всякий другой предмет торговли, а потому в равной мере подвержены всем случайностям конкуренции, всем колебаниям рынка.

Уже вследствие возрастающего применения машин и разделения труда, труд пролетариев утратил всякий самостоятельный характер, а вместе с тем и всякую привлекательность для рабочего. Рабочий стал простым придатком машины, конвейера и компьютера, от него требуются только самые простые, самые однообразные, легче всего усваиваемые приемы. Издержки на рабочего сводятся поэтому почти исключительно к жизненным средствам, необходимым для его содержания и продолжения его рода.

Но цена всякого товара, а, следовательно, и труда, равна издержкам его производства. Поэтому в той же самой мере, в какой растет непривлекательность труда, уменьшается заработная плата. Больше того: в той же мере, в какой возрастает применение машин и разделение труда, возрастает и количество труда, за счет ли увеличения числа рабочих часов, или же вследствие увеличения количества труда, требуемого в каждый данный промежуток времени, ускорения хода машин, конвейера  и т. д.

Уже к середине ХIX века промышленность превратила маленькую мастерскую патриархального мастера в крупную фабрику промышленного капиталиста. Массы рабочих, скученные на фабрике, организовывались по-солдатски. Как рядовые промышленной армии, они становились под надзор целой иерархии унтер-офицеров и офицеров. Они — рабы не только класса буржуазии, буржуазного государства, ежедневно и ежечасно порабощает их машина, надсмотрщик и прежде всего сам отдельный буржуа-фабрикант. Эта деспотия тем мелочнее, ненавистнее, тем больше ожесточает, чем откровеннее ее целью провозглашается нажива.

Чем менее искусства и силы требует ручной труд, т. е. чем более развивается современная промышленность, тем более мужской труд вытесняется женским и детским. По отношению к рабочему классу различия пола и возраста утрачивают всякое общественное значение. Люди существуют лишь как рабочие инструменты, требующие различных издержек в зависимости от возраста и пола.

Когда заканчивается эксплуатация рабочего фабрикантом, и рабочий получает, наконец, свою заработную плату, на него набрасываются другие части буржуазии – домовладелец и коммунальные службы, лавочник и гипермаркет, ростовщик, продавец услуг и развлечений и т. п.

Низшие слои среднего сословия: мелкие промышленники, мелкие торговцы и рантье, ремесленники и крестьяне — все эти классы опускаются в ряды пролетариата, частью оттого, что их маленького капитала недостаточно для ведения крупных промышленных предприятий и он не выдерживает конкуренции с более крупными капиталистами, частью потому, что их профессиональное мастерство обесценивается в результате введения новых методов производства. Так рекрутируется пролетариат из всех классов населения.

Пролетариат проходит различные ступени развития. Его борьба против буржуазии начинается вместе с его возникновением. Сначала борьбу ведут отдельные рабочие, потом рабочие одной фабрики, затем рабочие одной отрасли труда в одной местности против отдельного буржуа, который их непосредственно эксплуатирует, потом пролетарии одной отрасли против соответствующей группы буржуа, потом рабочие всего  государства против класса национальной буржуазии, а в наше время также рабочие разных государств в рамках транснациональных и мировых монополий, рабочие всего мира в целом против глобального капитала.

Рабочие нередко направляли свои удары не только против буржуазных производственных отношений, но и против самих орудий производства; в прежние века они уничтожали конкурирующие иностранные товары, разбивали машины, поджигали фабрики, силой пытались восстановить потерянное положение средневекового рабочего.

На послефеодальной ступени рабочие образовали  рассеянную по всей стране и раздробленную конкуренцией массу. Сплочение рабочих масс пока являлось еще не следствием их собственного объединения, а лишь следствием объединения буржуазии, которая для достижения своих собственных политических целей должна была  и пока еще могла приводить в движение весь пролетариат. На этой ступени пролетарии боролись, следовательно, не со своими врагами, а с врагами своих врагов — с остатками абсолютной монархии, землевладельцами, непромышленными буржуа, мелкими буржуа. Все историческое движение сосредоточивалось, таким образом, в руках буржуазии; каждая одержанная в таких условиях победа являлась победой буржуазии.

Но с развитием промышленности пролетариат не только возрастал численно; он скоплялся в большие массы, сила его росла, и он все более ее ощущал. Интересы и условия жизни пролетариата все более и более уравнивались по мере того, как машины все более стирали различия между отдельными видами труда и почти всюду низводили заработную плату до одинаково низкого уровня. Возрастающая конкуренция буржуа между собою и вызываемые ею кризисы ведут к тому, что заработная плата рабочих становится все неустойчивее; все быстрее развивающееся, непрерывное совершенствование машин и технологий делает жизненное положение пролетариев все менее обеспеченным; столкновения между отдельным рабочим и отдельным буржуа принимают характер столкновений между двумя классами.

Рабочие начинают с того, что образуют коалиции против буржуа; они выступают сообща для защиты своей заработной платы. Они основывают даже постоянные ассоциации для того, чтобы обеспечить себя средствами на случай возможных столкновений. Местами борьба переходит в открытые восстания. Борьба за удовлетворение экономических требований неминуемо перерастает в борьбу политическую – борьбу за устранение  от власти класса буржуазии и установление власти рабочих.

Рабочие время от времени побеждают, но эти победы лишь преходящи. Действительным результатом их борьбы является не непосредственный успех, а все шире распространяющееся объединение рабочих. Ему способствуют все растущие средства сообщения, создаваемые крупной промышленностью и устанавливающие связь между рабочими различных местностей. Лишь эта связь и требуется для того, чтобы централизовать многие местные очаги борьбы, носящей повсюду одинаковый характер, и слить их в одну национальную, а ныне и интернациональную классовую борьбу. А всякая классовая борьба есть борьба политическая, если связана с вопросом о власти. И объединение, для которого средневековым горожанам с их проселочными дорогами требовались столетия, достигается современными пролетариями, благодаря железным дорогам, воздушному транспорту, интернету и другими возникающим и развивающимися средствами коммуникаций, в течение немногих лет, а в наше время – в     течение месяцев, дней и даже часов.

Эта организация пролетариев в класс, и тем самым — в политическую партию, ежеминутно вновь разрушается конкуренцией между самими рабочими. Но она возникает снова и снова, становясь каждый раз сильнее, крепче, могущественнее. Она заставляет признать отдельные интересы рабочих в законодательном порядке, используя для этого раздоры между отдельными слоями буржуазии.

Вообще столкновения внутри старого, феодального  общества во многих отношениях способствовали процессу развития пролетариата. Буржуазия ведет непрерывную борьбу: сначала против аристократии, позднее против тех частей самой же буржуазии, интересы которых приходят в противоречие с прогрессом промышленности, и постоянно — против буржуазии всех зарубежных стран. Во всех этих битвах она вынуждена обращаться к пролетариату, призывать его на помощь и вовлекать его таким образом в политическое движение. Она, следовательно, сама передает пролетариату элементы своего собственного образования, т. е. оружие против самой себя.

Далее, как мы видели, прогресс промышленности сталкивает в ряды пролетариата целые слои господствующего класса или, по крайней мере, ставит под угрозу условия их жизни. Они также приносят пролетариату большое количество элементов образования.

Наконец, в те периоды, когда классовая борьба приближается к развязке, процесс разложения внутри господствующего класса, внутри всего старого общества принимает такой бурный, такой резкий характер, что небольшая часть господствующего класса отрекается от него и примыкает к революционному классу, к тому классу, которому принадлежит будущее. Вот почему, как прежде часть дворянства переходила к буржуазии, так теперь часть буржуазии переходит к пролетариату, прежде всего,  часть буржуа-идеологов, которые возвысились до теоретического понимания всего хода исторического движения.

Из всех классов, которые противостоят теперь буржуазии, только пролетариат представляет собой действительно революционный класс. Все прочие классы приходят в упадок и уничтожаются с развитием крупной промышленности, пролетариат же есть ее собственный продукт.

Средние сословия: мелкий промышленник, мелкий торговец, ремесленник и крестьянин — все они борются с буржуазией для того, чтобы спасти свое существование от гибели как средних сословий. Они, следовательно, не революционны, а консервативны. Даже более, они реакционны: они стремятся повернуть назад колесо истории. Если они революционны, то постольку, поскольку им предстоит переход в ряды пролетариата, поскольку они защищают не свои настоящие, а свои будущие интересы, поскольку они покидают свою собственную точку зрения для того, чтобы встать на точку зрения пролетариата.

Люмпен-пролетариат, этот пассивный продукт гниения самых низших слоев старого общества, местами вовлекается пролетарской революцией в движение, но в силу всего своего жизненного положения он гораздо более склонен продавать себя для реакционных козней.

Жизненные условия старого, феодального общества уже уничтожены в жизненных условиях пролетариата. У пролетария нет собственности; его отношение к жене и детям не имеет более ничего общего с буржуазными семейными отношениями; современный промышленный труд, современное иго капитала, одинаковое как в Англии, так и во Франции, как в Америке, так и в Германии, как в России и любом другом капиталистическом государстве стерли с него всякий национальный характер. Законы, мораль, религия — все это для него не более как буржуазные предрассудки, за которыми скрываются буржуазные интересы.

Все прежние классы, завоевав себе господство, стремились упрочить уже приобретенное ими положение в жизни, подчиняя все общество условиям, обеспечивающим их способ присвоения. Пролетарии же могут завоевать общественные производительные силы, лишь уничтожив свой собственный нынешний способ присвоения, а тем самым и весь существовавший до сих пор способ присвоения в целом. У пролетариев нет ничего своего, что надо было бы им охранять, они должны разрушить все, что до сих пор охраняло и обеспечивало частную собственность.

Все до сих пор происходившие движения были движениями меньшинства или совершались в интересах меньшинства. Пролетарское движение есть самостоятельное движение огромного большинства в интересах огромного большинства. Пролетариат, самый низший слой современного общества, не может подняться, не может выпрямиться без того, чтобы при этом не взлетела на воздух вся возвышающаяся над ним надстройка из слоев, образующих официальное общество.

Если не по содержанию, то по форме борьба пролетариата против буржуазии является борьбой национальной. Пролетариат каждого государства стремится покончить с буржуазией на его территории. Но на империалистической стадии капитализма эта борьба  интернационализируется по мере выхода монополий за государственные рамки, приобретая региональный характер, а на нынешнем, глобальном этапе империализма, когда господствуют мировые монополии, мировая финансовая олигархия,  властно требует соединения борьбы пролетариата во всемирном масштабе.

На глобальном этапе империалистической стадии развития капитала, то есть в  эпоху господства отрядов мировой финансовой олигархии, составляющей определяющий компонент глобального капитала, мирового империализма, ставшей главным врагом всемирного пролетариата, необходим приоритет борьбы именно с нею и победы над нею, что  предопределяет возможность и необходимость в определённых условиях временных компромиссов с национальной и даже региональной буржуазией, притесняемой мировой финансовой олигархией.

При описании наиболее общих фаз развития пролетариата, прослеживалась более или менее прикрытая гражданская война внутри существующего буржуазного общества вплоть до того пункта, когда она превращается в открытую революцию, и пролетариат основывает свое господство посредством  ниспровержения буржуазии, вынуждено имеющего при её          вооруженном сопротивлении насильственный характер.

Противник насилия, посредством которого удерживаются отношения эксплуатации, пролетариат, разрушает «весь мир насилья» («Интернационал»), и таким образом его революция несёт мир. А как показывает Великий Октябрь, социалистический переворот может быть мирным при условии создания в нужном месте перевеса революционной идейно-нравственной и вооруженной силы над силой властвующей буржуазии и отношения к восстанию как к искусству. Отсюда объективное сознательное или неосознанное стремление пролетариата к мирному свершению своей революции, и он вынужденно берётся за оружие только тогда, когда эксплуатация и гнёт приобретают нестерпимый характер и на повестке дня стоит вопрос физического выживания либо существенное снижение достигнутого борьбой жизненного уровня.

Все доныне существовавшие общества основывались, как мы видели, на антагонизме между классами угнетающими и угнетенными. Но, чтобы возможно было угнетать какой-либо класс, необходимо обеспечить условия, при которых он мог бы влачить, по крайней мере, свое рабское существование. Крепостной в крепостном состоянии выбился до положения члена коммуны так же как мелкий буржуа под ярмом феодального абсолютизма выбился до положения буржуа.

Наоборот, современный рабочий с прогрессом промышленности не поднимается, а все более опускается ниже условий существования своего собственного класса. Рабочий становится паупером, и пауперизм растет еще быстрее, чем население и богатство. Это ясно показывает, что буржуазия неспособна оставаться долее господствующим классом общества и навязывать всему обществу условия существования своего класса в качестве регулирующего закона. Она неспособна господствовать, потому что неспособна обеспечить своему рабу даже рабского уровня существования, потому что вынуждена дать ему опуститься до такого положения, когда она сама должна его кормить, вместо того чтобы кормиться за его счет. Общество не может более жить под ее властью, т. е. её жизнь несовместима более с буржуазным обществом.

Основным условием существования и господства класса буржуазии является накопление богатства в руках частных лиц и их групп, образование и увеличение капитала. Условием существования капитала является наемный труд. Наемный труд держится исключительно на конкуренции рабочих между собой. Прогресс промышленности, невольным носителем которого в капиталистическом обществе является буржуазия, бессильная ему сопротивляться, ставит на место разъединения рабочих конкуренцией революционное объединение их посредством ассоциации. Таким образом, с развитием крупной промышленности из-под ног буржуазии вырывается сама основа, на которой она производит и присваивает продукты. Она производит прежде всего своих собственных могильщиков. Ее гибель и победа пролетариата одинаково неизбежны.

К концу XIX века капитализм вступил в империалистическую стадию своего развития, характеризующуюся господством монополистического капитала, национального и регионального. Присущая капиталу конкуренция в погоне за прибылью, проявившаяся в более крупном масштабе – на уровне монополий, привела к их борьбе между собой за рынки сбыта, источники сырья, за дешёвую рабочую силу,  производственные сферы и территории для приложения капитала.

Сращивание промышленного и банковского капитала и капитала в целом с буржуазным национальным государством породило конкурентную борьбу между государствами, вылившуюся в межгосударственные империалистические войны. Как и в домонополистическую стадию капиталистического развития, в период колониальных войн, буржуазия стала  использовать свой пролетариат не только для изъятия прибавочной стоимости, создаваемой рабочими при производстве,  но и, одев многих из них в солдатские шинели, для захвата природных и рукотворных богатств, уничтожения конкурирующих монополий других государств. При этом национальные и региональные монополии, стремясь увеличить свою силу в такой борьбе, вступали в ассоциации друг с другом против других монополистических ассоциаций, что превращало мировую бойню в борьбу блоков империалистических государств, к которым пристёгивались и зависимые, неимпериалистические государства и колонии.

Если на домонополистической стадии развития капитализма шла борьба буржуа друг с другом за захват новых территорий, рынков сбыта, источников сырья, приложения капитала, что выливалось в кровавые колониальные войны и такой же  делёж награбленного, то на  монополистической стадии, когда мир был уже поделён,  конкуренция монополий вылилась в кровавую борьбу за передел империалистической территориальной, вещной и человеческой собственности.

На империалистической стадии полностью выявляется загнивающий и паразитирующий характер капитализма, резко снижаются темпы роста общественного прогресса и общественной производительности труда по сравнению с возможным. С одной стороны, капитализм  продолжает двигать науку и технику, исходя из потребностей войны, достижения успеха в производственной конкуренции, а с другой стороны  монополии резко тормозят прогресс отвлечением колоссальных ресурсов на войну и  сдерживанием  внедрения достижений научно-технического прогресса в производство из-за отрицательного влияния капитальных вложений в него на сиюминутную прибыль.

На этой стадии борьбы пролетариат всех стран заинтересован в поражении схватившихся между собой монополий, их правительств и ассоциаций империалистических государств, и их солидарное выступление против империализма в итоге первой мировой войны завершилось победой первой в истории капитализма пролетарской революции в России под руководством ленинской революционной партии, ясно осознавшей   особенность эпохи и пролетарский интерес, прибегнув к науке об общественной жизни (марксизму).

Так вырвался на свет научно предсказанный социализм как начальная фаза коммунизма, призрак которого стал зримо воплощаться в реальное социалистическое государство – общество, принципиально отличное от всех предшествующих эксплуататорских обществ преодолением социальной эксплуатации и пут своего развития, бессильных против научного разума и сознательности масс. Так взошло солнце освобождения мирового пролетариата от социальной эксплуатации, которое лишь временно можно заслонить тучами, но нет на Земле таких туч, какие могли бы повсеместно и навечно заслонить Солнце.

На территории России и затем СССР после революции явно обозначилось такое непреоборимое свойство социализма, как способность общества управлять само собой на научной, марксистско-ленинской основе. И создание и защита реального советского социализма явились доказательством этого, как и гибель этого социализма: отход авангардной, руководящей партии от марксистско-ленинской науки повлёк её постепенный разрыв с социалистическим обществом, реанимацию прежних, буржуазных  отношений, потерю социалистического многонационального государства и торможение дальнейшего единения Советского народа в советскую и социалистическую многонациональную нацию высшего порядка, то есть регресс, откат в прошлое, в капитализм.

В результате второй империалистической войны (1939-1945гг), в которой антагонистические интересы монополий противоборствующих фашистских и «демократических» империалистических ассоциаций не позволили им объединиться против общего классового врага  — первой страны социализма в лице СССР, от империалистической системы отпал уже целый ряд государств, уменьшив сферу приложения капитала на Планете, поставив почти вровень с империализмом молодую социалистическую мировую систему и вопрос о возможности дальнейшего существования капитализма вообще.

Такой результат явился также следствием и субъективного фактора — мудрой политики тогдашнего руководства СССР во главе с И.В.Сталиным,  которое смогло использовать названные мировые внутриимпериалистические противоречия для недопущения единого фронта империалистов против первой страны социализма.

После социалистического переворота в России 7 ноября 1917 года мир вступил в закономерную эпоху практического перехода от капитализма к социализму в мировом масштабе, победы мировой социалистической революции, которая не за горами, но которую можно добыть лишь объединёнными усилиями мирового пролетариата, осознавшего особенности современного этапа империалистической стадии капитализма и своего бытия.

Итогом Второй мировой войны стало не только возникновение мощной мировой социалистической системы, но и вхождение империалистической стадии капитализма в свой заключительный, глобальный этап существования и развития, характеризующийся господством на Планете уже не национальных и региональных монополий, а монополий мирового масштаба, причём сращивание промышленного и банковского капитала привело к гегемонии  монополий финансовых, стремящихся грабить и рабочих, и производственные монополии – этап империалистического глобализма, господства мировой финансовой олигархии. Она пока неоднородна, включает разные и по-разному вызревшие отряды, ведущие друг с другом жестокую борьбу за всемирную власть, в то же время тщетно стремясь сплотиться для борьбы с мировым пролетариатом и национально-освободительным движением

Глобальный империализм почти сразу после окончания Второй мировой войны активно приступил к ликвидации угрозы своему существованию, которую несла формирующаяся мировая социалистическая система, обеспечению условий для дальнейшего роста прибыли, что требовало завоевания безраздельного мирового господства, обуздания внутриимпериалистических противоречий путём поглощения или приспособления под свои нужды  мировой финансовой олигархией менее сильных национальных и региональных буржуазно-государственных обществ, в том числе и субимпериализмов, или их уничтожения ради объединения всех империалистических сил против мировой системы социализма и его союзников – национально- и социально-освободительного движения.

Мировая финансовая олигархия взяла курс как на силовую агрессию против мира социализма с целью его военного уничтожения извне (планы ядерного нападения на СССР, коллективные империалистические агрессии по инициативе  США в 50-е годы против вставшей на  социалистический путь развития КНДР и в 60-е годы против социалистического Вьетнама и т.д.), так и на  информационно-психологическое противодействие с целью недопущения влияния социализма в своих государствах и уничтожения социализма изнутри в социалистических странах, так как вооружённым путём уничтожить СССР было проблематично (война такого типа не предполагала задействование Вооружённых Сил; и этот курс увенчался для империализма успехом – временным стратегическим поражением социализма в СССР и странах Восточной Европы).

И сегодня на Планете  правит мировая финансовая олигархия, устремившаяся к безраздельному мировому господству вселенским обманом, подкупом и силой.  Для вселенского обмана рабочих и их трудовых союзников  (трудового крестьянства и народной интеллигенции) она широко использует почти полностью узурпированные СМИ и такие научно-техническое достижение массовой коммуникации, как  телевидение и интернет. Для подкупа – узурпированное право беспрепятственно выпускать любое количество денег. Для подавления силой – современные армии, оснащённые оружием массового поражения, что должно позволить им подавить самые крупные  национальные и интернациональные выступления пролетариата против  мировой финансовой олигархии и всего глобального капитала.

Мировая финансовая олигархия уже  давно организует свое мировое государство «золотого миллиарда» со своим парламентом  (Бильдербергский   клуб), правительством (саммиты глав правительств 7-ки, 20-ки доверенных государств), министерством торговли – (ВТО), банковской системой (Федеральная резервная система, Мировой банк, Международный валютный фонд и др.), Вооружённые силы США и НАТО как министерство обороны и т.д.

Задача этого государства  высшего порядка – держать в повиновении мировой пролетариат, подавлять социалистические государства и все другие страны, желающие жить самостоятельно, обеспечить полный контроль над планетарными ресурсами, мировым производством и распределением, по возможности преодоление своих внутренних противоречий, обеспечение максимальной прибыли. Отсюда и основное отличие начинающейся  Третьей мировой войны от первых двух: в ней будет преобладать борьба объединённого, мирового капитала с мировым пролетариатом, с демократическим, антивоенным и национально-освободительным движением, практически со всем остальным человечеством, так как нет на Планете сегодня ни одного социального слоя, какой не эксплуатировался или не подавлялся бы  прямо или косвенно мировой финансовой олигархией и глобальным финансовым капиталом в целом.

В генезисе Третьей мировой войны также явно просматриваются  непримиримые противоречия между  различными отрядами  мировой финансовой олигархии, выросшими разновременно в результате неравномерного развития капитализма: англосаксонско-сионистским, европейским, российским, арабо-мусульманским, китайским и т.д.

В то же время сохраняются и конкурентные внутриимпериалистические противоречия и прежнего уровня – между империалистическими  государствами и их объединениями. Но они  регулируются глобальным капиталом, в первую очередь для обеспечения собственных прибылей, а также для уничтожения сохранившегося социализма и недопущения его новых прорывов.

Глобальный империализм успешно приспосабливает под свои захватнические нужды международные организации (ООН и др.) и использует современные научно-технические достижения для удержания в повиновении как всех народов и государств, так и каждого человека.

Однако глобальный капитал не в состоянии преодолеть  смертельные каверны, свойственные капитализму – неизбежные кризисы «перепроизводства», когда у рабочих изымается не только прибавочная стоимость, но и происходят постоянные покушения на её необходимую часть, предназначенную  для воспроизводства  рабочей силы, что постоянно снижает их покупательную способность, когда монопольное производство позволяет взвинчивать цены, когда даже чуть ли не всеобщая машинизация, автоматизация, роботизация и электронизация производства в результате научно-технического прогресса ведёт к безработице вместо задействования высвободившейся рабочей силы для новых производств, когда «демократических» форм насилия над рабочим классом не хватает для его удержания в рабском состоянии постоянного обнищания и пускается в ход откровенная диктатура, в том числе террористического типа (фашизм, исламский экстремизм), и т.д.

Одна из главных каверн глобального  империализма, предопределяющая его гибель  – его неотвратимое, закономерное  движение к пропасти новой мировой войны с применением наличествующего и всё совершенствующегося оружия массового поражения, способного уничтожить всё живое на Планете, включая носителей капитала. Это уже война не национальных монополий-государств и региональных монополий – ассоциаций их государств с применением мощных современных вооружений, но не массового поражения. Эти Первая и Вторая мировые войны могли принести и принесли огромные жертвы и разрушения, но не были способны уничтожить человечество и разрушить всё тотально.

Уход же в небытие нынешнего глобального империализма, если с ним своевременно не покончить,  может сопровождаться гибелью всего человечества в результате  применения им ядерного оружия для самоспасения своей грабительской системы, а также геофизического, биологического, химического оружия, способного уничтожить человечество напрямую или путём повсеместного длительного или вообще  необратимого уничтожения среды его обитания.

Поэтому сегодня перед рабочими и человечеством в целом стоит дилемма – либо уничтожить империализм как носителя мировых войн, либо смириться с окончанием человеческого бытия, что, естественно, недопустимо и невозможно. Единственное средство самоспасения человечества в таких условиях – воспользоваться коллективным разумом, пролетарской теорией  для совместного мирного разрешения названных глобальных классовых противоречий и приобретения мировым пролетариатом  такой силы, какая может заставить глобальный капитал пойти на такое разрешение. То есть реализовать в мировом масштабе тот мирный характер социалистической революции, какой она возымела благодаря В.И.Ленину и его революционной большевистской когорте,  обеспечившей победу назревшей рабоче-крестьянской социалистической революции в России в октябре 1917 года.

Однако стремления к реализации опыта Великого Октября в мировом масштабе как  обязательной предпосылки гибели современного, глобального империализма, обладающего смертельными кавернами, недостаточно: при нынешнем соотношении организованных сил глобального капитала и мирового пролетариата не в пользу последнего можно просто не успеть предотвратить гибельную для человечества уже начавшуюся и находящуюся пока на локальном этапе Третью мировую войну. Нужен дополнительный  субъективный фактор.

Единственным могильщиком капитализма на его заключительном этапе империалистической стадии по-прежнему остаётся пролетариат. Как и буржуазия, он уже иной: он объединён капиталом не только на отдельных предприятиях или их группах в пределах монополий внутри государств и их ассоциаций, но и в мировом масштабе транснациональными производственными  корпорациями, опутан мировой сетью банков, пользуется глобальными средствами информации, связан мировыми транспортными коммуникациями.

Он  несравненно больше образован, имея дело с современным наукоёмким производством, и обладает проверенным и результативным опытом революции и строительства социализма. Он вкусил запретный плод – социализм и жаждет его вновь. Он имеет существенно более сильную революционную мотивацию, так как его значительная часть строила реальный социализм, жила и живёт при нём, поневоле получив сравнение гуманизма этого  строя с бесчеловечностью капитализма, а другая часть, жившая не при социализме, почувствовала на себе плодотворное его воздействие, сумев по его примеру вырвать у капитализма немало  социальных подачек. Современный пролетариат несравненно более опытен, получив опыт триумфальных побед и трагических поражений.

То есть современный пролетариат обладает не меньшими потенциальными возможностями для победной борьбы с империализмом, чем империализм для своего самосохранения и обеспечения мирового господства. Однако он и больше разделён на социальные группы, и, как и раньше. спелёнан границами государств, предоставляя буржуазии дополнительные возможности для его разделения, чтобы продолжать властвовать над ним.

Тем не менее, он, и особенно  его сердцевинная часть — рабочий класс, в состоянии при единой и правильной политике своего авангарда пресечь стремление  мировой финансовой олигархии подчинить себе все государства, поработить все народы, захватить все планетарные ресурсы ради получения максимальных прибылей, и навсегда заменить капитализм социализмом.

С этой целью он должен быть организован для мобилизации своей потенции в класс во всех масштабах – в государственном, региональном и мировом, обладать руководящим и вдохновляющим идейным авангардом в лице коммунистической партии победного, ленинско-сталинского типа, ясно сознающей на прочной научной основе современную стратегию  пролетарской борьбы и обладающей гибкой тактикой её ведения.

                                                    II

ПРОЛЕТАРИИ И КОММУНИСТЫ

В каком отношении стоят коммунисты к пролетариям вообще?

Коммунисты не являются особой партией, противостоящей другим рабочим партиям. У них нет никаких интересов, отдельных от интересов всего пролетариата в целом. Они не выставляют никаких особых принципов, под которые они хотели бы подогнать пролетарское движение.

Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролетариев различных наций они выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы всего пролетариата; с другой стороны, тем, что на различных ступенях развития, через которые проходит борьба пролетариата с буржуазией, они всегда являются представителями интересов движения в целом, и прежде всего тем, что, являясь потенциальными носителями идей и нравственности нового общества – коммунизма с его первой, переходной стадией – социализмом, они несут в себе такое свойство будущего общества, как способность обеспечить его становление и управлять его развитием на научной основе.

Организованные коммунисты – авангард пролетариата и, прежде всего, рабочего класса. Однако они способны выполнить эту роль только в результате  признания её пролетариатом, какое достигается самоотверженной борьбой за  его сиюминутные и перспективные властные и собственнические интересы.

Коммунисты, следовательно, на практике являются самой решительной, всегда побуждающей к движению вперед частью рабочих всех стран, а в теоретическом отношении у них перед остальной массой пролетариата преимущество в понимании условий, хода и общих результатов пролетарского движения.

Ближайшая цель коммунистов та же, что и всех остальных пролетарских партий: формирование пролетариата в класс, ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти. Но у них и особая миссия – внести в пролетариат социалистическое сознание.

Теоретические положения коммунистов ни в какой мере не основываются на идеях, принципах, выдуманных или открытых тем или другим обновителем мира. Они являются лишь общим выражением действительных отношений происходящей классовой борьбы, выражением совершающегося на наших глазах исторического движения.

С этой  точки зрения марксизм как революционная наука об общественной жизни, сформулированная К.Марксом и Ф. Энгельсом, есть теоретическое осознание объективных отношений, характерных для всего периода перехода от капитализма к коммунизму, какое развивалось по мере изменений в этих отношениях, и особенностей этих отношений на каждом этапе всего этого периода.

С той же точки зрения ленинизм есть марксизм как революционная наука и практика, осуществлённая под руководством В.И.Ленина  в эпоху назревшего  первого прорыва империалистической паутины, спеленавшей пролетарский мир и всё человечество, первой победоносной социалистической революции – Великого Октября в России и начла строительства социализма.

С той же точки зрения, сталинизм является марксизмом-ленинизмом как революционной науки и практики эпохи непосредственного перехода от капитализма к социализму в мировом масштабе, а идеи и практика чучхе и политики сонгун (кимирсенизм и кимчениризм), сформулированные Ким Ир Сеном и развитые Ким Чен Иром – марксизмом-ленинизмом-сталинизмом как революционной науки и практики завершения перехода от капитализма к социализму в мировом масштабе.

Уничтожение ранее существовавших отношений собственности, обеспечивающих эксплуатацию человека человеком,  не является чем-то присущим исключительно коммунизму. Все отношения собственности были подвержены постоянной исторической смене, постоянным историческим изменениям.

Например, французская революция отменила феодальную собственность, заменив ее собственностью буржуазной.

Великая Октябрьская социалистическая революция в итоге отменила  буржуазную частную собственность, заменив её коллективной – общенародной и кооперативной. То есть отличительной чертой коммунизма является не отмена собственности вообще, а отмена буржуазной собственности.

Но современная буржуазная частная собственность есть последнее и самое полное выражение такого производства и присвоения продуктов, которое держится на классовых антагонизмах, на эксплуатации одних другими. В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности на средства и орудия производства.

Нас, коммунистов, упрекали в том, что мы хотим уничтожить собственность, лично приобретенную, добытую своим трудом, собственность, образующую основу всякой личной свободы, деятельности и самостоятельности.

Заработанная, благоприобретенная, добытая своим трудом собственность! Говорите ли вы о мелкобуржуазной, мелкокрестьянской собственности, которая предшествовала собственности буржуазной? Нам нечего ее уничтожать, развитие промышленности ее уничтожило и уничтожает изо дня в день.

Или, быть может, вы говорите о современной буржуазной частной собственности?  Но разве наемный труд, труд пролетария, создает ему собственность? Никоим образом. Он создает капитал, т.е. собственность, узурпированную буржуазией, эксплуатирующей наемный труд, собственность, которая может увеличиваться лишь при условии, что она порождает новый наемный труд, чтобы снова его эксплуатировать. Собственность в ее буржуазном виде движется в противоположности между капиталом и наемным трудом. Эта противоположность имеет две стороны.

Быть индивидуальным или коллективным капиталистом, представленным акционерами, — значит занимать в производстве не только чисто личное, но и общественное положение. Капитал — это коллективный продукт и может быть приведен в движение лишь совместной деятельностью многих членов общества, а в конечном счете — только совместной деятельностью всех членов общества.

Итак, капитал — не личная, а общественная сила. Следовательно, если капитал будет превращен в коллективную, всем членам общества принадлежащую собственность, то это не будет превращением личной собственности в общественную. Изменится лишь общественный характер собственности. Она потеряет свой классовый характер.

Что касается личной собственности, приобретённой собственным  трудом и предназначенной для потребления, а не для  найма и эксплуатации работников, то коммунисты не только не воюют с этой собственностью, но добиваются её всемерного приумножения для полного удовлетворения всех материальных и духовных потребностей человека.

Перейдем к наемному труду. Средняя цена наемного труда есть минимум заработной платы, т. е. сумма жизненных средств, необходимых для сохранения жизни рабочего как рабочего. Следовательно, того, что наемный рабочий присваивает в результате своей деятельности, едва хватает для воспроизводства его жизни. Коммунисты вовсе не намерены уничтожить это личное присвоение продуктов труда, служащее непосредственно для воспроизводства жизни, присвоение, не оставляющее никакого избытка, который мог бы создать власть над чужим трудом. Мы хотим уничтожить только жалкий характер такого присвоения, когда рабочий живет только для того, чтобы увеличивать капитал, и живет лишь постольку, поскольку этого требуют интересы господствующего класса.

В буржуазном обществе живой труд есть лишь средство увеличивать накопленный труд. В коммунистическом обществе, в том числе на его зрелой социалистической стадии,  накопленный труд — это лишь средство расширять, обогащать, облегчать жизненный процесс рабочих. В коммунистическом обществе обобществлённый добавочный продукт пополняет не капитал, он возвращается работнику через общественные фонды потребления.

Таким образом, в буржуазном обществе прошлое господствует над настоящим, в коммунистическом обществе — настоящее над прошлым. В буржуазном обществе капитал обладает самостоятельностью и индивидуальностью, между тем как трудящийся индивидуум лишен самостоятельности и обезличен.

И уничтожение этих отношений буржуазия называет упразднением личности и свободы! Она права: действительно, речь идет об упразднении буржуазной личности, буржуазной самостоятельности и буржуазной свободы.

Под свободой, в рамках нынешних буржуазных производственных отношений, понимают свободу торговли, свободу купли и продажи. Но с падением торгашества падет и свободное торгашество. Разговоры о свободном торгашестве, как и все прочие высокопарные речи наших буржуа о свободе, имеют вообще смысл лишь по отношению к несвободному торгашеству, к порабощенному горожанину средневековья, а не по отношению к коммунистическому уничтожению торгашества, буржуазных производственных отношений и самой буржуазии.

Буржуа приходят в ужас от того, что коммунисты хотят уничтожить частную собственность, позволяющую присваивать добавочный продукт. Но в буржуазном обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Следовательно, коммунистов упрекают в том, что они хотят уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества.

Одним словом, буржуа упрекают коммунистов в том, что они хотят уничтожить буржуазную собственность. Да, коммунисты действительно хотят это сделать, без чего не ликвидировать социальную эксплуатацию, социальную несправедливость,  потребление по капиталу, а не по труду.

С того момента, когда нельзя будет более превращать труд в капитал, в деньги, в земельную ренту, короче — в общественную силу, которую можно монополизировать, т. е. с того момента, когда личная собственность не сможет более превращаться в буржуазную собственность, — с этого момента, заявляют буржуа, личность уничтожена.

Тем самым буржуа сознаются, следовательно, что личностью они  признают никого другого, кроме буржуа, т. е. буржуазного собственника. Такая личность, действительно, должна быть уничтожена как носитель производственной собственности и поставлена в равные трудовые условия со всеми другими членами общества.

Коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов, он отнимает лишь возможность посредством этого присвоения порабощать чужой труд.

Выдвигалось возражение, будто с уничтожением частной собственности прекратится всякая деятельность и воцарится всеобщая леность.

В таком случае буржуазное общество должно было бы давно погибнуть от лености, ибо здесь тот, кто трудится, ничего не приобретает, а тот, кто приобретает, не трудится. Все эти опасения сводятся к тавтологии, что нет больше наемного труда, раз не существует больше капитала.

Все возражения, направленные против коммунистического способа производства и присвоения материальных продуктов, распространяются также на производство и присвоение продуктов умственного труда. Подобно тому, как уничтожение классовой собственности представляется буржуа уничтожением самого производства, так и уничтожение классового образования для него равносильно уничтожению образования вообще.

Образование, гибель которого он оплакивает, является для громадного большинства превращением в придаток машины.

Но не спорьте с коммунистами, оценивая при этом отмену буржуазной собственности с точки зрения ваших буржуазных представлений о свободе, образовании, праве и т. д. Буржуазные идеи сами являются продуктом буржуазных производственных отношений и буржуазных отношений собственности, точно так же, как буржуазное право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса.

Пристрастное представление буржуа, заставляющее его превращать свои производственные отношения и отношения собственности из отношений исторических, преходящих в процессе развития производства, в вечные законы природы и разума, буржуазия разделяет со всеми господствовавшими прежде и погибшими классами. Когда заходит речь о буржуазной собственности, буржуа не смеют более понять того, что кажется ему  понятным в отношении собственности античной или феодальной.

Уничтожение семьи! Даже самые крайние радикалы возмущаются этим гнусным намерением коммунистов. Но коммунисты уничтожают буржуазную семью с её лицемерием, ханжеством, насилием, эксплуатацией и даже покушением на её физиологические основы, утверждают коммунистическую, свободную от этих пороков и строящуюся добровольно, по любви, на основе равенства полов, гуманизма и взаимопомощи.

На чем основана современная, буржуазная семья? На капитале, на частной наживе. В совершенно развитом виде она существует только для буржуазии; но она находит свое дополнение в вынужденной бессемейности пролетариев и в публичной проституции.

Буржуазная семья естественно отпадает вместе с отпадением этого ее дополнения, и обе вместе исчезнут с исчезновением капитала,  обеспечивая свободу существования семей большинства – рабочих.

Или буржуа упрекают коммунистов в том, что они хотят прекратить эксплуатацию детей их родителями. Мы сознаемся в этом «преступлении».

Но буржуа утверждают, что, заменяя домашнее воспитание общественным, коммунисты хотят уничтожить самые дорогие для человека отношения.

А разве  буржуазное воспитание не определяется обществом? Разве оно не определяется общественными отношениями, в которых буржуа  воспитывают, не определяется прямым или косвенным вмешательством общества через школу и т. д.?

Коммунисты не выдумывают влияния общества на воспитание; они лишь изменяют характер воспитания, вырывают его из-под влияния господствующего эксплуататорского класса и ставят в русло коммунистического воспитания.

Буржуазные разглагольствования о семье и воспитании, о нежных отношениях между родителями и детьми внушают тем более отвращения, чем более разрушаются все семейные связи в среде пролетариата благодаря развитию крупной промышленности, чем более дети превращаются в простые предметы торговли и рабочие инструменты.

Но коммунисты хотят ввести общность жен, — кричит им хором вся буржуазия, перекладывая с больной головы на здоровую.

Буржуа смотрит на свою жену как на простое орудие производства. Он слышит, что орудия производства предполагается предоставить в общее пользование, и, конечно, не может отрешиться от мысли, что и женщин постигнет та же участь.

Он даже и не подозревает, что речь идет как раз об устранении такого положения женщины, когда она является простым орудием производства.

Впрочем, нет ничего смешнее высокоморального ужаса наших буржуа по поводу мнимой официальной общности жен у коммунистов. Коммунистам нет надобности вводить общность жен, она существовала почти всегда.

Наши буржуа, не довольствуясь тем, что в их распоряжении находятся жены и дочери их рабочих, не говоря уже об официальной проституции, видят особое наслаждение в том, чтобы соблазнять жен друг у друга.

Буржуазный брак является в действительности общностью жен. Коммунистам можно было бы сделать упрек разве лишь в том, будто они хотят ввести вместо лицемерно-прикрытой общности жен официальную, открытую. Но ведь само собой разумеется, что с уничтожением нынешних производственных отношений через освобождение женщин от пут капитала исчезнет и вытекающая из этих отношений общность жен, т. е. официальная и неофициальная проституция.

Далее, коммунистов упрекают, будто они хотят отменить отечество, национальность.

В буржуазном обществе рабочие не имеют отечества. У них нельзя отнять то, чего у них нет. Пролетариат, чтобы обрести отечество и стать националом, должен, прежде всего, завоевать политическое господство, подняться до положения национального класса, конституироваться как нация. То есть он пока еще национален, хотя совсем не в том смысле, как понимает это буржуазия. Но на империалистической стадии развития капитализма и особенно на его глобальном этапе, исходя из необходимости мировой социалистической революции, рабочие становятся не только националами, но  и максимально интернационалами, прежде всего мировыми.

Национальная обособленность и противоположности народов все более и более исчезают уже с развитием буржуазии, со свободой торговли, всемирным рынком, с единообразием промышленного производства и соответствующих ему условий жизни, когда происходит взаимовыгодная добровольная взаимоассимиляция наций и формирование многонациональных наций высшего порядка и всемирной нации. С  завершением этого процесса уже при коммунизме, с отмиранием не только государств, как национальных, многонациональных региональных и мирового государств высшего порядка, строящихся ныне глобальным капиталом, но и наций, естественно перерастающих в единое многоэтническое человечество.

Господство пролетариата еще более ускорит исчезновение наций. Соединение усилий, по крайней мере,  цивилизованных стран, есть одно из первых условий освобождения пролетариата.

В той же мере, в какой будет уничтожена эксплуатация одного индивидуума другим, уничтожена будет и эксплуатация одной нации другой.

Вместе с антагонизмом классов внутри наций падут и враждебные отношения наций между собой.

Обвинения против коммунизма, выдвигаемые с религиозных, философских и вообще идеологических точек зрения, не заслуживают подробного рассмотрения. Нужно ли особое глубокомыслие, чтобы понять, что вместе с условиями жизни людей, с их общественными отношениями, с их общественным бытием изменяются также и их представления, взгляды и понятия, — одним словом, их сознание?

Что же доказывает история идей, как не то, что духовное производство преобразуется вместе с материальным? Господствующими идеями любого времени были всегда лишь идеи господствующего класса.

Говорят об идеях, революционизирующих все общество; этим выражают лишь тот факт, что внутри старого общества образовались элементы нового, что рука об руку с разложением старых условий жизни идет и разложение старых идей.

Когда древний мир клонился к гибели, древние религии были побеждены христианской религией. Когда христианские идеи в XVIII веке гибли под ударом просветительных идей, феодальное общество вело свой смертный бой с революционной в то время буржуазией. Идеи свободы совести и религии выражали в области знания лишь господство свободной конкуренции.

«Но», — скажут коммунистам, — «религиозные, моральные, философские, политические, правовые идеи и т. д., конечно, изменялись в ходе исторического развития.  Религия же, нравственность, философия, политика, право всегда сохранялись в этом беспрерывном изменении. К тому же существуют вечные истины, как свобода, справедливость и т. д., общие всем стадиям общественного развития. Коммунизм же отменяет вечные истины, он отменяет религию, нравственность, вместо того чтобы обновить их; следовательно, он противоречит всему предшествовавшему ходу исторического развития».

К чему сводится это обвинение? История всех доныне существовавших обществ двигалась в классовых противоположностях, которые в разные эпохи складывались различно. Но какие бы формы они ни принимали, эксплуатация одной части общества другою является фактом, общим всем минувшим столетиям. Неудивительно поэтому, что общественное сознание всех веков, несмотря на все разнообразие и все различия, движется в определенных общих формах, в формах сознания, которые вполне исчезнут лишь с окончательным исчезновением противоположности классов.

Коммунистическая революция есть самый решительный разрыв с унаследованными от прошлого отношениями собственности; неудивительно, что в ходе своего развития она самым решительным образом порывает с идеями, унаследованными от прошлого.

Оставим, однако, возражения буржуазии против коммунизма. Мы видели уже выше, что первым шагом в рабочей революции является превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии.

Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил снятием с них буржуазных оков и максимально свободным развитием науки.

Это может, конечно, произойти сначала лишь при помощи деспотического вмешательства в право собственности и в буржуазные производственные отношения, т. е. при помощи мероприятий, которые экономически кажутся недостаточными и несостоятельными, но которые в ходе движения перерастают самих себя и неизбежны как средство для переворота во всем способе производства.

Эти мероприятия будут, конечно, различны в различных странах. Однако  могут быть почти повсеместно применены следующие (ближайшие) меры:

1.Экспроприация земельной собственности и недр, крупной капиталистической  собственности в целом,  обращение земельной ренты, доходов от капиталистической собственности на покрытие государственных расходов и каждого члена общества.

2.Высокий прогрессивный налог на частных собственников средств и орудий производства.

3.Отмена права наследования капиталов и иной собственности, нажитой эксплуатацией чужого труда.

4.Конфискация имущества всех мятежников против социалистической революции.

5.Централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с исключительной монополией, введение государственной монополии на банковскую и внешнеэкономическую деятельность.

6.Централизация всего транспорта, коммуникаций и средств массовой информации в руках государства.

7.Увеличение числа государственных фабрик, орудий производства, вытеснение буржуазных форм производственной собственности в экономическом соревновании с более эффективными социалистическими, расчистка под пашню и улучшение земель по общему плану.

8.Ведение производства на предприятиях по государственному плану и приобщение к нему частных производств до их изживания.

9.Одинаковая обязательность труда для всех, учреждение производственных  армий, в особенности для земледелия.

10.Соединение земледелия с промышленностью, содействие постепенному устранению различия между городом и деревней.

11.Кооперирование мелких производителей с последующим подъёмом кооперативной собственности до уровня общенародной.

12..Общественное бесплатное воспитание всех детей в помощь родителям. Устранение фабричного и иного производительного труда детей в капиталистической форме.  Соединение воспитания с материальным производством и т. д.

13.Возникновение и всемерное развитие общественных фондов потребления.

14.Выстраивание такой обороны от внешнего нападения в любых формах, какая сделает его невозможным.

Когда в ходе развития исчезнут классовые различия и все производство сосредоточится в руках ассоциации индивидов, тогда публичная власть потеряет свой политический характер. Политическая власть в собственном смысле слова — это организованное насилие одного класса для подавления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс, если путем революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственными отношениями он уничтожает условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собственное господство как класса (и государство как инструмент классового господства).

На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех, а развитие всех – условием  свободного развития каждого.

Смена буржуазной общественной формации на коммунистическую (социалистическую) есть пролетарская революция. Её осуществляет организованный в класс пролетарий с авангардом в виде организованных в партию наиболее сознательных рабочих и других трудящихся, обладающих рабочим сознанием,  – коммунистов. Данная формулировка полностью отметает обвинение коммунистов в жажде осчастливить рабочий класс кровью: социалистическая революция есть замена буржуазной общественной формации как отживших общественных отношений, а кровь льётся только тогда, когда естественно уходящий класс эксплуататоров не сознаёт своей никчемности и вредности и хватается за оружие как за средство продления своего господства или его реанимации.

Коммунизм – гуманистическая теория и практика. Коммунизм не борется с человеком,  даже с капиталистом. Он борется с условиями, уничтожающими в человеке человечность, — с условиями  капиталистической эксплуатации.

Монополистическая стадия капитализма (империализм) особо чревата пролетарской революцией, поскольку доводит рабочих и их семьи до отчаяния затягиванием поясов и неизбежными войнами, и там, где конкурирующие монополии и воюющие между собой их государства осуществляют это наиболее продвинуто, возникает революционная ситуация.

В октябре 1917 года такая ситуация возникла в буржуазно-помещичьей России. В этом слабом звене в мировой системе капитализма и возникла революционная ситуация, когда верхи уже не могли управлять по-старому, а низы — жить по-старому. Революция  смогла победить не только в силу невыносимой степени эксплуатации, деспотизма и войны, поставившей  народ на грань физического выживания, но и благодаря наличию  сознательного и организованного  рабочего авангарда в виде ленинской революционной партии – партии нового типа, партии большевиков. Победившая власть сразу же показала  свой гуманизм, проявила себя как носителя мира, а не войны, причём как внутри пролетарского государства, отпустив на свободу царских генералов, так и вне его, обеспечив выход из мировой войны и её окончание. И слабость свергнутых в России эксплуататорских классов, лишённых своей главной мощи – капитала и власти, при  росте силы пролетарского государства обещала дальнейшее мирное течение революции.

Однако вмешался мировой капитал, пытаясь силой своей антипролетарской солидарности подавить первую успешную пролетарскую революцию и колонизировать Россию. Будучи носителем войн, мировой капитал развязал свою интервенцию против неё и гражданскую войну.

Революция же в России победила практически мирно в силу глубины кризисной ситуации и верной тактики пролетарского авангарда. Российский пролетариат, направляемый, вдохновляемый и организованный его партией,  оказался по сравнению с  буржуазией более организованной, дисциплинированной и  идейно мотивированной силой, в том числе более вооружённой, поднявшейся как за свои осознанные интересы, так и антиэксплуататорские  интересы трудового крестьянства и угнетаемых наций – то есть подавляющего большинства народа.

Благодаря  этому фактору первая победоносная  социалистическая революция и оказалась бескровной. Кровь же, повторим, полилась потом, когда зарубежная и местная буржуазия организовала вооруженное сопротивление революции, направленное на возвращение буржуазной и даже феодальной эксплуатации.

Феодальная, а затем и буржуазная власть в результате Февральской буржуазной и Октябрьской социалистической революции были свергнуты. Попытки вооружённой реставрации феодализма и капитализма были пресечены победившим пролетариатом вооружённым путём. Эксплуататорская власть была заменена пролетарской в союзе с трудовым крестьянством – Советской властью.  Буржуазное  государство как орган диктатуры и насилия эксплуататорского меньшинства общества в своих интересах было сломано и  заменено новым государством как органом диктатуры эксплуатировавшегося большинства в интересах строительства и защиты своего, социалистического государства подлинной демократии подавляющего большинства граждан – трудящихся, строительства  и защиты своего, социалистического общества, без эксплуататорских классов, общества, свободного от эксплуатации человека человеком.

Однако буржуазия всего мира и после поражения интервенции и в гражданской войне приняла меры для уничтожения в зародыше первого в истории человеческой цивилизации пролетарского государства, взяв его на постоянную мушку. Возникла ситуация, когда наряду с продолжением межимпериалистических противоречий  у империализма появилась  потребность в совместных действиях против социализма. Эта ситуация продолжается до сего дня.

Образец пролетарской тактики  в таких объективных условиях дал И.В.Сталин, который посредством дипломатии обеспечил, чтобы неизбежная Вторая мировая война была войной не объединённого империализма против первого социалистического государства и, как и в Первую мировую войну, – не только империалистических альянсов между собой, а и войной  также справедливой,  причём наиболее реакционный империализм в лице европейского фашизма и Антикоминтерновского пакта в целом был разгромлен усилиями реального социализма при соучастии  «демократического» империализма.

Этот тактический опыт использования ради успеха социализма межимпериалистических противоречий, развивший ленинскую теорию тактического компромисса,  имеет решающее значение и сегодня, на этапе противостояния пролетариата с глобальным империализмом, прежде всего, — с мировой финансовой олигархией, поскольку начинающаяся Третья мировая война является пока следствием не только сохраняющихся межимпериалистических противоречий, сколько стремления мировой финансовой олигархии посредством задействования военно-политических элит государств своего базирования (прежде всего, США, Евросоюза, Японии и других)  завоевать безраздельное мировое господство совместными усилиями всех  или группы империалистических сил, представленных, прежде всего, вызревшими отрядами мировой финансовой олигархии.  Данная тенденция просматривается, начиная уже с середины ХХ века, с момента, например,  агрессии глобального капитала против КНДР (1950-1953 годы).

Данное обстоятельство требует  от пролетариата использовать противоречия в империалистическом  мире и как противоречия между фашистскими и «демократическими» империалистическими государствами, и как противоречия между глобальным империализмом и субимпериализмами, «подчинёнными империализмами», «периферийными империализмами».

Показательными примерами на этот счёт сегодня являются локальные войны  на Украине и на Ближнем Востоке, где столкнулись интересы наиболее агрессивных отрядов глобального империализма, с одной стороны,  и российского субимпериализма, турецких и иранских — с другой.  Российское правительство, защищая в Сирии интересы собственных олигархов и своего империалистического государства на Ближнем Востоке,  оказались объективными попутчиками антифашистского, антиэкстремистского и национально-освободительного движения.

На Украине мы видим проявления как современных внутриимпериалистических противоречий, доходящих до применения силы, так и сговора империалистов, особенно в моменты перерастания национально-освободительной и антифашистской борьбы трудового народа Донецкой и Луганской Народных Республик  в народно-демократическую и социалистическую, противоречащую интересам всех олигархов. Это проявилось в т.н. Минских соглашениях, проигнорировавших волю народа Донбасса к самостоятельной     от профашистского киевского режима жизни, в жестоком подавлении социалистических ростков донбасской революции. В целом состоялся временный межимпериалистический сговор между англосаксонско-сионистским и европейским отрядами  мировой финансовой олигархии, с одной стороны, и российскими олигархами – с другой о разделе  Украины:  Крым отходит к России, а остальная Украина – под влияние Запада.

Строительство социалистического общества после победы Великого Октября в России развивалось успешно, пока отвечало  такому своему непременному свойству, как способность демократически управлять само собой на научной основе. Помимо империализма, основным врагом социализма оказались  ревизионизм, догматизм, национализм и порождённый ими оппортунизм, который поразил правящую коммунистическую партию, являющуюся автором (В.И.Ленин) и стержнем общественно политической системы СССР и призванную быть гарантом устойчивого и быстрого социалистического строительства на научной основе.

Субъективистское попустительство этим чуждым социализму явлениям привело к системным деформациям социализма,  реанимации буржуазных отношений во всех сферах общественной жизни. В стране, стоявшей на пороге строительства полного коммунизма,  вызревшая буржуазия совместно с глобальным капиталом осуществила в августе 1991 года контрреволюционный буржуазный криминально-компрадорский переворот, в результате которого социалистическая федерация, каковой был Советский Союза,  была уничтожена,  распалась на разрозненные буржуазные республики.  Успешно складывавшаяся и в существенной степени сложившаяся Советская социалистическая нация (Советский народ) была спелёнута национальными границами и таможнями, государственные структуры её общего Отечества – СССР были разрушены.

Ныне глобальный капитал, устранив в лице СССР главное препятствие на пути к своему мировому господству, начал Третью  мировую войну и на её начальной стадии развязывает локальные войны,  ведёт в мировом масштабе информационно-психологическую войну, захватывает  и разрушает суверенные государства, убивает их прогрессивных лидеров,  объектами его экспансии являются как  социалистические, так и непокорные буржуазные государства.

На территории бывшего СССР глобальный капитал осуществляет меры следующего этапа экспансии – переходит к прямой, хотя и закомуфлированной агрессии, к пристёгиванию политических и экономических элит разрозненных республик к своим  планам завоевания безраздельного мирового господства, к разрушению местной экономики, культуры, нравственности и государственности, захвата территорий, природных богатств, порабощения рабочей силы и даже геноцида.

Такая экспансия неминуемо породит новую революционную  ситуацию, которая может разрешиться в пользу советского многонационального  пролетариата  только при условии, если к её моменту будет в наличии субъективный фактор в виде единой авангардной коммунистической партии  советского пролетариата того же ленинского качества, какое было к октябрю 1917 года в России.

Пока же советский пролетариат сопротивляется вяло и разрозненно, ограничиваясь, как правило,  экономическими требованиями. Сказывается пережитое в Гражданскую и Отечественную войны, нежелание повторения вооружённой конфронтации, а также мощь современных средств массовой информации, почти полностью находящихся в руках капитала, и  вселенский богатый опыт буржуазии в отстаивании своей власти и собственности, проявляющийся в использовании до поры до времени социал-демократических методов буржуазной политики, которые легче переносимы пролетариатом, чем либеральные.

Авангард пролетариата на территории СССР – коммунисты пребывает в состоянии идейной разрозненности и организационного плюрализма, продолжается засилье оппортунизма.  Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС)  – автор Союза ССР и стержень его общественно-политической системы, организатор и вдохновитель Победы над империализмом в Гражданской и в Великой Отечественной войнах, хотя и устояла и сделала выводы из стратегического поражения, но предельно ослаблена, потеряла широкий контакт с трудящимися массами, пока не восстановила доверие рабочего класса, справедливо имеющего претензии к ней за сдачу Советского Союза. Её постоянно атакует как изнутри, так и извне временно победившая в республиках СССР контрреволюция и глобальный капитал, поощряя оппортунизм в коммунистическом движении, искусственно создавая ситуацию организационного плюрализма в среде ортодоксальной его части.

Однако именно КПСС предстоит решить революционные проблемы, чтобы  помочь Советскому народу осуществить верно сформулированную патриотическую и интернационалистскую главную задачу  – возрождение его общего Отечества, Союза ССР, чтобы народ Страны Советов, дав решительный революционный отпор временно победившей контрреволюции,  вернулся на путь Великого Октября, восстановил разрушенное, возобновил строительство коммунизма и вновь стал важным фактором борьбы  мирового пролетариата против глобального капитала.

Глобальный этап империализма требует от мирового пролетариата совершенствования своей тактики борьбы с капитализмом с учётом особенностей этого этапа.

Это, прежде всего, достижение  идейного единства коммунистов, стоящих на позициях современного марксизма-ленинизма как революционной науки пролетариата, ликвидация засилья оппортунизма и размежевание с ним, достижение организационного единства в национальном,  региональном и мировом масштабе. Планетарно организованный империализм нельзя победить только разрозненными усилиями национальных отрядов   пролетариата. Необходима пролетарская организация и  в национально-государственном, и в региональном, и в  мировом масштабе.

Везде, где буржуазия имеет и национальные, и региональные государства и создаёт структуры мирового империалистического государства высшего порядка, адекватные структуры партийного типа должен иметь и пролетариат. Интернационал в региональном и мировом масштабе в условиях господства глобального капитала стал объективным требованием современности, как и задача мировой революции, причём не только как  разработчик общих пролетарских проблем и координатор деятельности компартий, но и как непосредственный организатор мировой социалистической революции, направленной на слом мировой империалистической государственности высшего порядка и её замену мировым социалистическим правлением.

Современному пролетариату под водительством коммунистической авангардной революционной организации предстоит пройти между Сциллой и Харибдой: решить задачу освобождения Планеты от современного капитализма (глобального и местного капитала) и в то же время не допустить разрастания Третьей мировой войны до планетарных масштабов с применением ядерного и другого оружия массового поражения, способного прекратить историю человечества, то есть не дать империализму увлечь за собой в небытие человеческую цивилизацию.

Пример решения такой двуединой задачи в государственном масштабе дала ленинская партия большевиков, которая помогла российскому рабочему классу в союзе с крестьянством и национально-освободительным движением покончить с диктатурой буржуазии, утвердить диктатуру пролетариата и сделать это мирным  путём, а затем и победить союз местной и зарубежной контрреволюции в развязанной ею гражданской войне и в интервенции.

Современным пролетариям всего мира и их авангарду предстоит  постепенно, от страны к стране, от региона к региону осуществить мировую пролетарскую революцию в союзе со всеми антиимпериалистическими, прежде всего, антиглобалистскими  силами и в то же время не допустить гибели человечества в ядерном катаклизме.

Эта двуединая задача представляет собой диалектическое единство, при котором борьба за мир означает борьбу за социализм, поскольку, как вытекает из теории и показала практика реального социализма, только социализм может дать мир человечеству, а борьба за социализм будет означать борьбу за мир, поскольку утверждение социализма есть уничтожение основного современного носителя войн – глобального империализма.

Диалектичен и путь такого свершения мировой социалистической революции, какое не допустит гибели человечества. Такая революция может состояться, постепенно охватив все регионы Планеты, при условии, если пролетариат одновременно, с одной стороны, организуется в сознательный класс, выдвинет единый и решительный коммунистический авангард, приобретёт адекватную буржуазии силу, в том числе вооружённую, а с другой – выдвинет, чтобы откупиться от буржуазии (мысль Маркса и Энгельса, поддержанная и Лениным), такой классовый компромисс, какой поможет посредством манипуляции сознанием буржуазии, максимум, заставить её согласиться с мирной передачей пролетариату власти и собственности, минимум – внести раскол в её ряды, парализующий агрессивную волю.

В качестве  непременного условия победы пролетариата является способность его авангарда учиться не только на собственных ошибках и достижениях, но и ошибках и достижениях капитала. Например,  после Второй мировой войны глобальный империализм, потерпев поражение от социалистической системы в войнах в Корее и во Вьетнаме, смог, воспользовавшись оппортунистическим перерождением КПСС и буржуазными деформациями социализма в СССР,  открыть форму такой контрреволюции для разрушения  Союза ССР и ликвидации социализма, какая решила судьбоносную для капитала задачу устранения в лице СССР главного препятствия к мировому господству не вооружённым, а информационно-психологическим путём, путём изменения сознания  Советского народа и паралича его воли.

И если  перемена сознания своего классового противника удалась империализму, то   она может стать и оружием пролетариата в переделке сознания жалкой кучки глобального капитала. Однако переделка сознания эксплуататора маловероятна и  может свершиться только при условии обретения пролетариатом всесторонней силы: идеологической, организационной,  информационной, вооружённой, — что и способно вынудить глобальный капитал сделать сознательный выбор в пользу мира, пойти на гласное или негласное заключение цивилизационного соглашения   с пролетариатом ради сохранения себя и всего человечества от гибели в войне с применением оружия массового поражения.

Такая тактика пролетариата в мировой революции против глобального капитала вытекает из его естественной социалистической природы, несущей мир, тогда как классовый противник – глобальный капитал, естественно, не может жить и выжить без войны, которая сулит ему сверхприбыли от ограбления других народов.

Отсюда и ответственность современного коммунистического движения как перед мировым пролетариатом, так и перед  человечеством в целом, так как на Планете нет иной силы, кроме пролетариата, способной решить изложенную задачу, а создать субъективные условия для его победы способны только коммунисты, руководствующиеся современным марксизмом-ленинизмом, слившиеся с пролетарской массой,  вносящие  социалистическое сознание в неё, добившиеся  полного доверия своей самоотверженной борьбой за сиюминутные и перспективные политические и  социальные интересы пролетариата и на этой основе могущие выполнить свою авангардную идейную и организационную роль.

Отсюда и ответственность коммунистов как владеющих наукой об общественной жизни и за внесение революционного сознания в  пролетариат и, прежде всего, в рабочий класс, и за  мобилизацию и организацию пролетарских сил в борьбе с современным, глобальным  империализмом.

Глобализм —  объективное сегодняшнее состояние человеческого общества, включающий его интернационализацию и единение хозяйственной и культурной жизни. На этом этапе подготовлены все материальные условия для безбедного развития человечества, решения всех его жизненных задач. Империализм же препятствует этому, использует глобализм для завоевания безраздельного мирового господства. Пролетариат должен использовать глобализм для утверждения мирового социализма.

На смену буржуазной власти в государствах, в их региональных государственных объединениях  должна прийти власть пролетариата,  содержащая не только обязательную диктатуру в отношение поверженных эксплуататорских классов, но и демократическую функцию созидания общества без эксплуатации, а существующее мировое  правительство глобального капитала должно быть сломлено и заменено  мировым социалистическим правительством, единственно способным с опорой на разум и особенно на науку (марксизм-ленинизм) решить и социальные, и любые другие проблемы человеческого общества, идущие как из толщ Земли, так и из беспредельных просторов Космоса.

Решение чёткой стратегической задачи – замены глобального империализма глобальным социализмом достижимо лишь при столь же чётком проведении изложенной  тактики. Материальные предпосылки для такой замены уже перезрели, осталось создать предпосылки субъективные, а это зависит только от сознания и воли революционного класса и, прежде всего, его авангарда – коммунистов, единственно способных внести современное социалистическое сознание в рабочий класс, мобилизовать его волю и организовать для достижения Победы.

И главная мишень, главное звено в цепи глобального империализма, убрав которое можно разрушить всю империалистическую цепь, сковавшую пролетариат и  всё человечество,  – это мировая финансовая олигархия, лишив какую собственности и власти, пролетариат вырвется к свободе  созидания в условиях мира, социальной справедливости, уверенности в завтрашнем дне и всестороннего благосостояния каждого, добытого  мирным высокоорганизованным трудом  на базе  быстро развивающейся науки и техники.

И сегодня судьба рабочего класса и всего человечества зависит от того, кто раньше приобретёт победную субъективную возможность: глобальный капитал в установлении своего безраздельного мирового господства и превращения Планеты в сплошной концлагерь, или мировой  пролетариат в революционном утверждении на Планете социализма.

То есть судьба рабочего класса и всего человечества зависит  от того, кто сработает раньше: глобальный империализм в своей вооружённой экспансии уничтожит живой мир на Земле или мировой пролетариат утвердит глобальный социализм, способный сконцентрировать силы человечества на решении назревших проблем уничтожения эксплуататорской системы, защиты среды обитания, покорения  разрушительных сил земной природы (землетрясения, наводнения, цунами и тайфунов, земных циклов и т.д.), космоса (астероиды, убийственные излучения и т.д.), обеспечения своего развития достаточной энергией (тепла, таящегося в глубоких недрах Земли, в глубинах микромира и космоса), познания глубин океана, человеческого мозга, чтобы на основе перехода к полному коммунизму подготовить следующий этап  жизнеобеспечения человеческой цивилизации, связанный с решением проблем использования планетарных ресурсов без ущерба природе, бессмертия,  как бессмертна природа (смерть будет побеждена тогда, когда станет экономически невозможной), расширения ареала жизнедеятельности в Космосе и т.д.

Из всего сказанного вытекает обязательность организации авангарда пролетариата не только на  национальном и региональном, но и на мировом уровне — возрождения в современном виде Коминтерна как не только координатора усилий коммунистов, но и организатора мировой социалистической революции.

Так, недопущение мировой бойни — важный и обязательный  аспект, вытекающий  из марксизма-ленинизма в его приложении к специфической современной обстановке в мире и требующий  авангардной пролетарской организации всемирного пролетариата. Этому аспекту, к сожалению, коммунистами  не уделяется адекватного  внимания, хотя  в нём кроется один из выходов из кажущегося тупика в истории человеческой цивилизации в связи с возможностью всеуничтожающей Третьей  мировой войны с применением ядерного и другого оружия массового поражения людей и природной среды их обитания.

Маркс и Энгельс заявляли, что пролетариат при  определённых условиях  может свершить социалистическую революцию и прийти к власти и мирными средствами и что при таких условиях пролетариату  было бы даже дешевле откупиться от капиталистов. Эту позицию разделял и В.И.Ленин, стремясь к мирному течению социалистической революции  и добившись такового на этапе октябрьского политического переворота в России в 1917 году.

В наши дни, учитывая нависшую над человечеством опасность самоуничтожения ввиду наличия оружия массового поражения, коммунистам целесообразно вновь заявить о предпочтении    мирного взятия пролетариатом власти, демонстрируя объективное миролюбие коммунизма  и привлекая на свою сторону все миролюбивые силы, и в этой связи  развивать названный тезис К.Маркса и Ф.Энгельса в условиях ведущейся мировой финансовой олигархией информационно-психологической  и экономической «холодной» войны и постоянно развязываемых ею «цветных революций» и  локальных «горячих» войн.

Заявить же от имени мирового пролетариата о  предпочтении  откупиться от  мировой финансовой олигархии и империализма в целом, заключить с ним  своего рода цивилизационное соглашение ради спасения человечества от гибели и тем более организовать силы, способные заставить империализм пойти на такое соглашение,  полномочен только его современный  Коминтерн.

                                                   III

АНАЛИЗ КАРЛОМ МАРКСОМ И ФРИДРИХОМ ЭНГЕЛЬСОМ  СОВРЕМЕННОЙ ИМ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ КАК ОСНОВА ОЦЕНКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ХХI ВЕКА.

Все данные К.Марксом и Ф.Энгельсом оценки современной им политической литературы и её классификация действительны и в наши дни, что позволяет опираться на них в критике  современного оппортунизма, проступающего как в прежних, так и в новых формах, не победив который, как утверждал В.И.Ленин, невозможно уничтожить империализм.

Разумеется, использовать это марксистско-ленинское богатство следует с учётом особенностей современного экономического и классового содержания эпохи, характеризующегося как иерархическая структура государственно-монополистического капитализма, находящегося на заключительном – глобальном этапе своего существования перед революционным утверждением мирового коммунизма и перехода к нему всей человеческой цивилизации, продолжающегося после политического социалистического переворота в России в октябре 1917 года.

Этому этапу свойствен мировой характер экономики, соответственно господство мировых капиталистических монополий и  засилье  мировой финансовой олигархии, а также сохранившиеся зачатки мировой системы социализма, его повсеместные ростки в остальном мире и предельная острота классовых противоречий между трудом и капиталом, пролетариатом и буржуазией, а также внутри  империализма.

 

  1. РЕАКЦИОННЫЙ СОЦИАЛИЗМ

Сохранившийся реакционный социализм в целом из решительного критика нарождавшегося и упрочивавшегося буржуазного общества с его прогрессивными буржуазными революциями и быстрым подъёмом производительности труда, вытеснявшего как феодальный, так и мелкобуржуазный способы производства, не утратил своей реакционности, несмотря на то, что ныне обращён против монополистической стадии капитализма, ратует за утопию возврата к свободной конкуренции в буржуазной рыночной экономике, за ограничение монополий, за социально ориентированный рынок вместо социалистического. Такой социализм тоже реакционен, так как борется против нового этапа обобществления труда, облегчающего революционный переход  к подлинному социализму в мировом масштабе.

В результате реакционный социализм из критика буржуазного строя ради сохранения докапиталистических формаций, фактически  сомкнулся в своей реакционности с монополистической стадией капитализма,  которую критикует, и превратился в его  защитника, стремясь ради его спасения навязать обществу или элементы феодальной надстройки (феодальный социализм), например, монархию со «справедливым» царём в России, или антимонополистические мероприятия (мелкобуржуазный социализм) в тщетной попытке уменьшить давление монополий. Все эти устремления, не выходя за рамки капиталистического строя,  тем самым объективно направлены на спасение капитализма.

Реакционный социализм, таким образом, остаётся идеологическим противником прогресса и тем более подлинного (научного) социализма, хотя классовая почва под феодальным социализмом почти вся размыта, а под мелкобуржуазным постоянно и успешно размывается  монополиями, несмотря на продолжающееся воспроизводство  мелкобуржуазных слоёв (например, реакционная роль водителей-владельцев грузовиков в свержении прогрессивной власти Сальвадора Альенде в Чили или судьба торговых «комков», «челноков» на постсоветском пространстве, поддержка прозападными националистами фермерства в Белоруссии и т.д.)

Таким образом, антипролетарская классовая сущность реакционного социализма, определённая К.Марксом и Ф.Энгельсом, остаётся прежней, несмотря на более изощрённые современные формы проявления и окончательного изменения прогрессивной, свободно-рыночной  стадии капитализма на реакционную, империалистическую.

а) ФЕОДАЛЬНЫЙ СОЦИАЛИЗМ

Французская и английская аристократия в ХIХ веке по своему историческому положению была призвана к тому, чтобы писать памфлеты против современного буржуазного общества. Во французской июльской революции 1830 г. и в английском движении в пользу парламентской реформы ненавистный выскочка еще раз нанес ей поражение. О серьезной политической борьбе не могло быть большей речи. Ей оставалась только литературная борьба. Но и в области литературы старые фразы времен Реставрации стали уже невозможны. Чтобы возбудить сочувствие, аристократия должна была сделать вид, что она уже не заботится о своих собственных интересах и составляет свой обвинительный акт против буржуазии только в интересах эксплуатируемого рабочего класса. Она доставляла себе удовлетворение тем, что сочиняла пасквили на своего нового властителя и шептала ему на ухо более или менее зловещие пророчества.

Так возник феодальный социализм: наполовину похоронная песнь — наполовину пасквиль, наполовину отголосок прошлого — наполовину угроза будущего, подчас поражающий буржуазию в самое сердце своим горьким, остроумным, язвительным приговором, но всегда производящий комическое впечатление полной неспособностью понять ход современной истории.

Аристократия размахивала нищенской сумой пролетариата как знаменем, чтобы повести за собою народ. Но всякий раз, когда он следовал за нею, он замечал на ее заду старые феодальные гербы и разбегался с громким и непочтительным хохотом.

Разыгрыванием этой комедии занималась часть французских легитимистов и «Молодая Англия».

Если феодалы доказывают, что их способ эксплуатации был иного рода, чем буржуазная эксплуатация, то они забывают только, что они эксплуатировали при совершенно других, теперь уже отживших, обстоятельствах и условиях. Если они указывают, что при их господстве не существовало современного пролетариата, то забывают, что как раз современная буржуазия была необходимым плодом их общественного строя.

Впрочем, они столь мало скрывают реакционный характер своей критики, что их главное обвинение против буржуазии именно в том и состоит, что при ее господстве развивается класс, который взорвет на воздух весь старый общественный порядок.

Они гораздо больше упрекают буржуазию в том, что она порождает революционный пролетариат, чем в том, что она порождает пролетариат вообще.

Поэтому в политической практике они принимают участие во всех насильственных мероприятиях против рабочего класса, а в обыденной жизни, вопреки всей своей напыщенной фразеологии, не упускают случая подобрать золотые яблоки и променять верность, любовь, честь на барыш от торговли овечьей шерстью, свекловицей и водкой.

Подобно тому, как поп всегда шел рука об руку с феодалом, поповский социализм идет рука об руку с феодальным.

Нет ничего легче, как придать христианскому аскетизму социалистический оттенок. Разве христианство не ратовало тоже против частной собственности, против брака, против государства? Разве оно не проповедовало вместо этого благотворительность и нищенство, безбрачие и умерщвление плоти, монастырскую жизнь и церковь? Христианский социализм — это лишь святая вода, которою поп кропит озлобление аристократа.

 

  1. b) МЕЛКОБУРЖУАЗНЫЙ СОЦИАЛИЗМ

Феодальная аристократия — не единственный ниспровергнутый буржуазией класс, условия жизни которого в современном буржуазном обществе ухудшались и отмирали. Средневековое сословие горожан и сословие мелких крестьян были предшественниками современной буржуазии. В странах, менее развитых в промышленном и торговом отношении, класс этот до сих пор еще прозябает рядом с развивающейся буржуазией.

В тех странах, где развилась современная цивилизация, образовалась — и как дополнительная часть буржуазного общества постоянно вновь образуется — новая мелкая буржуазия, которая колеблется между пролетариатом и буржуазией. Но конкуренция постоянно сталкивает принадлежащих к этому классу лиц в ряды пролетариата, и они начинают уже видеть приближение того момента, когда с развитием крупной промышленности они совершенно исчезнут как самостоятельная часть современного общества и в торговле, промышленности и земледелии будут замещены надзирателями и наемными служащими.

В таких странах, как Франция, где крестьянство составляет гораздо более половины всего населения, естественно было появление писателей, которые, становясь на сторону пролетариата против буржуазии, в своей критике буржуазного строя прикладывали к нему мелкобуржуазную и мелкокрестьянскую мерку и защищали дело рабочих с мелкобуржуазной точки зрения. Так возник мелкобуржуазный социализм. Сисмонди стоит во главе этого рода литературы не только во Франции, но и в Англии.

Этот социализм прекрасно умел подметить противоречия в современных производственных отношениях. Он разоблачил лицемерную апологетику экономистов. Он неопровержимо доказал разрушительное действие машинного производства и разделения труда, концентрацию капиталов и землевладения, перепроизводство, кризисы, неизбежную гибель мелких буржуа и крестьян, нищету пролетариата, анархию производства, вопиющее неравенство в распределении богатства, истребительную промышленную войну наций между собой, разложение старых нравов, старых семейных отношений и старых национальностей.

Но по своему положительному содержанию этот социализм стремится или восстановить старые средства производства и обмена, а вместе с ними старые отношения собственности и старое общество, или — вновь насильственно втиснуть современные средства производства и обмена в рамки старых отношений собственности, отношений, которые были уже ими взорваны и необходимо должны были быть взорваны. В обоих случаях он одновременно и реакционен и утопичен.

Цеховая организация промышленности и патриархальное сельское хозяйство — вот его последнее слово.

В дальнейшем своем развитии направление это вылилось в трусливое брюзжание и мизерное протестное общественное движение.

 

с) НЕМЕЦКИЙ, ИЛИ «ИСТИННЫЙ», СОЦИАЛИЗМ

Социалистическая и коммунистическая литература Франции, возникшая под гнетом господствующей буржуазии и являющаяся литературным выражением борьбы против этого господства, была перенесена в Германию в такое время, когда буржуазия там только что начала свою борьбу против феодального абсолютизма.

Немецкие философы, полуфилософы и любители красивой фразы жадно ухватились за эту литературу, позабыв только, что с перенесением этих сочинений из Франции в Германию туда не были одновременно перенесены и французские условия жизни. В немецких условиях французская литература утратила все непосредственное практическое значение и приняла вид чисто литературного течения. Она должна была приобрести характер досужего мудрствования об осуществлении человеческой сущности. Так, требования первой французской революции для немецких философов XVIII века имели смысл лишь как требования «практического разума» вообще, а проявления воли революционной французской буржуазии в их глазах имели значение законов чистой воли, воли, какой она должна быть, истинно человеческой воли.

Вся работа немецких литераторов состояла исключительно в том, чтобы примирить новые французские идеи со своей старой философской совестью или, вернее, в том, чтобы усвоить французские идеи со своей философской точки зрения.

Это усвоение произошло таким же образом, каким вообще усваивают чужой язык, путем перевода.

Известно, что на манускриптах, содержавших классические произведения языческой древности, монахи поверх текста писали нелепые жизнеописания католических святых. Немецкие литераторы поступили с нечестивой французской литературой как раз наоборот. Под французский оригинал они вписали свою философскую чепуху. Например, под французскую критику денежных отношений они вписали «отчуждение человеческой сущности», под французскую критику буржуазного государства — «упразднение господства Абстрактно-Всеобщего» и т. д.

Это подсовывание под французские теории своей философской фразеологии они окрестили «философией действия», «истинным социализмом», «немецкой наукой социализма», «философским обоснованием социализма» и т. д.

Французская социалистическо-коммунистическая литература была таким образом совершенно выхолощена. И так как в руках немца она перестала выражать борьбу одного класса против другого, то немец был убежден, что он поднялся выше «французской односторонности», что он отстаивает, вместо истинных потребностей, потребность в истине, а вместо интересов пролетариата — интересы человеческой сущности, интересы человека вообще, человека, который не принадлежит ни к какому классу и вообще существует не в действительности, а в туманных небесах философской фантазии. Этот немецкий социализм, считавший свои беспомощные ученические упражнения столь серьезными и важными и так крикливо их рекламировавший, потерял мало-помалу свою педантическую невинность.

Борьба немецкой, особенно прусской, буржуазии против феодалов и абсолютной монархии — одним словом либеральное движение — становилась все серьезнее.

«Истинному» социализму представился, таким образом, желанный случай противопоставить политическому движению социалистические требования, предавать традиционной анафеме либерализм, представительное государство, буржуазную конкуренцию, буржуазную свободу печати, буржуазное право, буржуазную свободу и равенство и проповедовать народной массе, что в этом буржуазном движении она не может ничего выиграть, но, напротив, рискует все потерять. Немецкий социализм весьма кстати забывал, что французская критика, жалким отголоском которой он был, предполагала современное буржуазное общество с соответствующими ему материальными условиями жизни и соответственной политической конституцией, т. е. как раз все те предпосылки, о завоевании которых в Германии только еще шла речь.

Немецким абсолютным правительствам, с их свитой попов, школьных наставников, заскорузлых юнкеров и бюрократов, он служил кстати подвернувшимся пугалом против угрожающе наступавшей буржуазии.

Он был подслащенным дополнением к горечи плетей и ружейных пуль, которыми эти правительства усмиряли восстания немецких рабочих.

Если «истинный» социализм становился таким образом оружием в руках правительств против немецкой буржуазии, то он и непосредственно служил выражением реакционных интересов, интересов немецкого мещанства. В Германии действительную общественную основу существующего порядка вещей составляет мелкая буржуазия, унаследованная от XVI века и с того времени постоянно вновь появляющаяся в той или иной форме.

Сохранение ее равносильно сохранению существующего в Германии порядка вещей. От промышленного и политического господства буржуазии она со страхом ждет своей верной гибели, с одной стороны, вследствие концентрации капитала, с другой — вследствие роста революционного пролетариата. Ей казалось, что «истинный» социализм одним выстрелом убивает двух зайцев. И «истинный» социализм распространялся как зараза.

Вытканный из умозрительной паутины, расшитый причудливыми цветами красноречия, пропитанный слезами слащавого умиления, этот мистический покров, которым немецкие социалисты прикрывали пару своих тощих «вечных истин», только увеличивал сбыт их товара среди этой публики.

Со своей стороны, немецкий социализм все более понимал свое призвание быть высокопарным представителем этого мещанства.

Он провозгласил немецкую нацию образцовой нацией, а немецкого мещанина — образцом человека. Каждой его низости он придавал сокровенный, возвышенный социалистический смысл, превращавший ее в нечто ей совершенно противоположное.

В конце концов немецкий социализм привёл к культу «белокурой бестии» и бесчеловечному национал-социализму, ставшему первой разновидностью фашизма. Последовательный до конца, он открыто выступал против «грубо-разрушительного» направления коммунизма и возвестил, что сам он в своем величественном беспристрастии стоит выше всякой классовой борьбы. За весьма немногими исключениями все, что циркулировало в Германии в качестве якобы социалистических и коммунистических сочинений во времена издания Манифеста К.Маркса и Ф.Энгельса, принадлежит к этой грязной, расслабляющей литературе, продолжением которой стал откровенный антикоммунизм.

 

d)ХРИСТИАНСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

(этот раздел, как отдельный,  в Манифесте отсутствует)

Христианский  социализм стремится эксплуатировать популярные социалистические идеи для спасения имиджа церкви, отравляющей мозги пролетариев религиозным дурманом и тем спасающей ещё один отряд социальных эксплуататоров – иерархию попов от  разоблачения как пользователей корыта, щедро наполненного не без их помощи прибавочной стоимостью.

В этих целях христианский социализм склонен акцентировать свою нравственную роль, якобы соответствующую гуманистической морали и являющуюся источником пролетарской нравственности, что не соответствует действительности.

Действительная роль религии и её церковной организации во все времена –безнравственна, так как она отвлекает эксплуатируемый народ ради  продолжения эксплуатации от истинной задачи, соответствующей его интересам и заключающейся в свержении властного режима социальной эксплуатации, в том числе поповщины. Церковь всегда поддерживала власть господствующего эксплуататорского класса, который щедро отстёгивал ей за это на пропитание. Поэтому социалистическая риторика церкви всегда ограничена рамками прямой или косвенной (путём отвлечения трудящихся молитвой от  борьбы за свои интересы) поддержки эксплуататорской власти, а потому в любом качестве и степени не представляет ей серьёзной угрозы.

«С нами Бог!» было написано на ремнях солдат фашистской Германии, шедших кровавыми завоевателями по Европе, по советской земле  и совершавших геноцид от имени социализма (национал-социализма).

А ныне церковная иерархия пытаются примазаться к авторитету коммунизма, не отрицает его, но, пытаясь подменить  его  христианством, стремится  не допустить  его победы верой в Бога.

Современная поповщина продолжает играть свою реакционную роль. Вынужденная в советское время в СССР и во всём мире под его влиянием приспосабливаться ради своего спасения к социализму, она сегодня после его крушения, к какому приложила свою руку, демонстративно отрекается от социализма или пытается подменить его словесами христианства или обмануть мифическим тождеством коммунизма и христианства, продолжая культом мифического бога отвлекать трудящихся от классовой борьбы, предавая анафеме коммунизм и соучаствуя в ниспровержении его символов.

 

  1. КОНСЕРВАТИВНЫЙ, ИЛИ БУРЖУАЗНЫЙ, СОЦИАЛИЗМ

Известная часть буржуазии желает излечить общественные недуги для того, чтобы упрочить существование буржуазного общества, ослабить революционный натиск пролетариата.

Сюда относятся экономисты, филантропы, поборники гуманности, радетели о благе трудящихся классов, организаторы благотворительности, члены обществ покровительства животным, основатели обществ трезвости, мелкотравчатые реформаторы самых разнообразных видов. Этот буржуазный социализм разрабатывался даже в целые системы.

В качестве примера приведем «Философию нищеты» Прудона.

Буржуа-социалисты хотят сохранить условия существования современного общества, но без борьбы и опасностей, которые неизбежно из них вытекают. Они хотят сохранить современное общество, однако, без тех элементов, которые его революционизируют и разлагают. Они хотели бы иметь буржуазию без пролетариата, а потому в последнее время вообще отрицают его существование, не прекращая, естественно, пользоваться созданным пролетариатом для накопления своих капиталов.

Отрицание существования пролетариата при, естественно, продолжающемся пользованием плодами его труда, — распространённая мода  буржуазного социализма и в современной «социалистической» литературе.

Тот мир, в котором господствует буржуазия, конечно, кажется ей самым лучшим из миров.  Буржуазный социализм разрабатывает это утешительное представление в более или менее цельную систему, не идя дальше реформизма. Приглашая пролетариат осуществить его систему и войти в новый Иерусалим, он, в сущности, требует только, чтобы пролетариат оставался в теперешнем обществе, но отбросил свое представление о нем, как о чем-то ненавистном.

Другая, менее систематическая, но более практическая форма этого социализма стремилась к тому, чтобы внушить рабочему классу отрицательное отношение ко всякому революционному движению, доказывая, что ему может быть полезно не то или другое политическое преобразование, а лишь изменение материальных условий жизни, экономических отношений.

Однако под изменением материальных условий жизни этот социализм понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственных отношений, осуществимое только революционным путем, а административные улучшения, осуществляемые на почве этих производственных отношений, следовательно, ничего не изменяющие в отношениях между капиталом и наемным трудом, в лучшем же случае — лишь сокращающие для буржуазии издержки ее господства и упрощающие ее государственное хозяйство (реформизм).

Самое подходящее для себя выражение буржуазный социализм находит только тогда, когда превращается в простой ораторский оборот речи. Свободная торговля! — в интересах рабочего класса; покровительственные пошлины! — в интересах рабочего класса; одиночные тюрьмы! — в интересах рабочего класса; индивидуально-контрактная система найма! – в интересах рабочего класса; акционирование! —  в интересах рабочего класса — вот последнее, единственно сказанное всерьез, слово буржуазного социализма.

Социализм буржуазии заключается как раз в утверждении, что буржуа являются буржуа, — в интересах рабочего класса, осчастливливают его, являясь работодателями.

Последний образ, рождённый  буржуазным социализмом, — буржуазный вагон, тянущий  вагончики с пролетариатом. Буржуазия действительно не может существовать без пролетариата, но тянет вагончики с ним не для того, чтобы осчастливить его, а чтобы осчастливить себя его эксплуатацией. Разумеется, такой состав движется не к остановке «Коммуна».

В условиях империализма, когда капитализм исчерпывает свою прогрессивную роль, буржуазный социализм смыкается с реакционным социализмом, порождая деспотизм и фашизм.

 

3.КРИТИЧЕСКИ-УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ И КОММУНИЗМ.

Маркс и Энгельс не говорят здесь о той литературе, которая во всех великих революциях нового времени выражала требования пролетариата (сочинения Бабёфа и т. д.).

Первые попытки пролетариата непосредственно осуществить свои собственные классовые интересы во время всеобщего возбуждения, в период ниспровержения феодального общества, неизбежно терпели крушение вследствие неразвитости самого пролетариата, а также вследствие отсутствия материальных условий его освобождения, так как эти условия являются лишь продуктом буржуазной эпохи. Революционная литература, сопровождавшая эти первые движения пролетариата, по своему содержанию неизбежно является реакционной. Она проповедует всеобщий аскетизм и грубую уравнительность.

Собственно социалистические и коммунистические системы, системы Сен-Симона, Фурье, Оуэна и т. д., возникают в первый, неразвитый период борьбы между пролетариатом и буржуазией, изображенный выше (см. «Буржуазия и пролетариат»).

Изобретатели этих систем, правда, видят противоположность классов, так же как и действие разрушительных элементов внутри самого господствующего общества. Но они не видят на стороне пролетариата никакой исторической самодеятельности, никакого свойственного ему политического движения.

Так как развитие классового антагонизма идет рука об руку с развитием промышленности, то они точно так же не могут еще найти материальных условий освобождения пролетариата и ищут такой социальной науки, таких социальных законов, которые создали бы эти условия.

Место общественной деятельности должна занять их личная изобретательская деятельность, место исторических условий освобождения — фантастические условия, место постепенно подвигающейся вперед организации пролетариата в класс — организация общества по придуманному ими рецепту. Дальнейшая история всего мира сводится для них к пропаганде и практическому осуществлению их общественных планов.

Правда, они сознают, что в этих своих планах защищают главным образом интересы рабочего класса как наиболее страдающего класса. Только в качестве этого наиболее страдающего класса и существует для них пролетариат, а не как исторический могильщик буржуазного строя, от которого он страдает.

Однако неразвитая форма классовой борьбы, а также их собственное положение в жизни приводят к тому, что они считают себя стоящими высоко над этим классовым антагонизмом.

Они хотят улучшить положение всех членов общества, даже находящихся в самых лучших условиях. Поэтому они постоянно апеллируют ко всему обществу без различия и даже преимущественно — к господствующему классу. По их мнению, достаточно только понять их систему, чтобы признать ее самым лучшим планом самого лучшего из возможных обществ.

Они отвергают поэтому всякое политическое,- в особенности всякое революционное, действие; они хотят достигнуть своей цели только мирным путем и пытаются посредством мелких-, конечно, не  удающихся опытов, силой примера проложить дорогу новому общественному евангелию.

Это фантастическое описание будущего общества возникает в то время, когда пролетариат еще находится в очень неразвитом состоянии и представляет себе поэтому свое собственное положение еще фантастически, оно возникает из первого исполненного предчувствий порыва пролетариата к всеобщему преобразованию общества.

 

                                                  IV

ОТНОШЕНИЕ КОММУНИСТОВ К РАЗЛИЧНЫМ ОППОЗИЦИОННЫМ ПАРТИЯМ

После того, что было сказано в разделе II, понятно отношение коммунистов к сложившимся уже рабочим партиям, т. е. их отношение во времена К.Маркса и Ф.Энгельса к чартистам в Англии и к сторонникам аграрной реформы в Северной Америке, а в последующие времена вплоть до сегодняшнего дня – ко всем другим многочисленным рабочим партиям. При этом все замечания Манифеста для своего времени являются примером основательной выработки результативной тактики современных компартий, в том числе единения в прогрессивных практических действиях против империализма и соответствующих временных компромиссов.

Коммунисты борются во имя ближайших целей и интересов рабочего класса, но в то же время в движении сегодняшнего дня они отстаивают и будущность движения.

Во Франции, в борьбе против консервативной и радикальной буржуазии, коммунисты во времена К.Маркса и Ф.Энгельса примыкали к социалистическо-демократической партии, не отказываясь тем не менее от права относиться критически к фразам и иллюзиям, проистекающим из революционной традиции.

В Швейцарии они поддерживали радикалов, не упуская, однако, из виду, что эта партия состояла из противоречивых элементов, частью из демократических социалистов во французском стиле, частью из радикальных буржуа.

Среди поляков коммунисты поддерживали  партию, которая ставит аграрную революцию условием национального освобождения, ту самую партию, которая вызвала краковское восстание 1846 года.

В Германии, поскольку буржуазия выступала революционно, коммунистическая партия боролась вместе с ней против абсолютной монархии, феодальной земельной собственности и реакционного мещанства.  Но ни на минуту не переставала она вырабатывать у рабочих возможно более ясное сознание враждебной противоположности между буржуазией и пролетариатом, чтобы немецкие рабочие могли сейчас же использовать общественные и политические условия, которые должны были принести с собой господство буржуазии, как оружие против нее же самой, чтобы, сейчас же после свержения реакционных классов в Германии, началась борьба против самой буржуазии.

На Германию коммунисты обращали главное свое внимание потому, что она находилась накануне буржуазной революции, потому, что она должна была совершить этот переворот при более прогрессивных условиях европейской цивилизации вообще, с гораздо более развитым пролетариатом, чем в Англии XVII и во Франции XVIII столетия. Немецкая буржуазная революция, следовательно, могла быть лишь прологом пролетарской революции, что и стало осуществляться в ХХ веке.

Одним словом, во времена К.Маркса и Ф.Энгельса коммунисты повсюду поддерживали всякое революционное движение, направленное против существующего общественного и политического эксплуататорского строя.

Во всех этих движениях они выдвигали на первое место вопрос о собственности, а затем, наряду с нею, и о власти как основной вопрос движения, независимо от того, принял ли он более или менее развитую форму.

Наконец, коммунисты повсюду добивались объединения и соглашения между демократическими партиями всех стран.

Эти заветы полностью действительны и сегодня.

 

  1. РЕАЛЬНЫЙ СОЦИАЛИЗМ

Впервые реальный социализм был построен в Союзе Советских Социалистических Республик – многонациональном социалистическом государстве, созданном по мысли В.И.Ленина трудовым народом бывшей царской буржуазно-помещичьей России под руководством Российской коммунистической партии большевиков (РКП/б/) в результате победы сначала Февральской буржуазной, а затем вскоре и Великой Октябрьской социалистической революции через 5 лет после 7 ноября 1917 года – 30 декабря 1922 года.  А ещё через 14 лет (в 1936 году) под руководством И.В.Сталина была принята Конституция СССР – конституция победившего социализма.

Это был триумф марксистско-ленинской науки, умело применённой на практике. Для успеха революционного преобразования общества российским большевикам пришлось развить эту науку  с учётом конкретных современных условий классовой борьбы.

Так, помимо выводов К.Маркса и Ф.Энгельса о неизбежности классовой борьбы буржуазии и пролетариата как движущей силы общественного развития в капиталистическом обществе,  пролетарской  революции и необходимости завоевания власти (диктатуры) пролетариата для утверждения социализма как первоначальной, переходной фазы коммунизма и т.д., добавились ленинские выводы об империализме как высшей, монополистической стадии капитализма, о возможности победы социалистической революции первоначально в нескольких или даже в отдельно взятой стране, являющейся слабым звеном мировой капиталистической системы, о необходимости революционной партии нового, авангардно-революционного типа, о союзе рабочих и крестьян, о слиянии в один антикапиталистический поток пролетарской революции и национально-освободительного движения, об отношении к восстанию как к искусству, о строительстве пролетарского государства после слома государства буржуазного и о Советской власти как  российской форме диктатуры пролетариата, рождённой самим пролетариатом, об использовании для спасения и победы революции временных компромиссов с попутчиками революции (эсерами, анархистами) и даже с её врагами (немецким империализмом), об экономическом стимулировании (подкупе) привлечения для развития революции буржуазной интеллигенции и формировании пролетарской, о постепенности антикапиталистических экономических преобразований под эгидой пролетарского государства, то есть о социалистической революции в экономике (НЭП), о Союзе равноправных республик («социалистической федерации») как формы многонационального социалистического государства в отличие от  буржуазной федерации и конфедерации, о планировании как способе  строительства и развития социалистической экономики, о защите социалистического Отечества в условиях вынужденного противоборства страны, строящей социализм, с буржуазным внешним миром, о роли науки и  культуры в социалистическом преобразовании общества,  о способах преодоления мелкобуржуазной стихии, о коммунистическом воспитании и т.д.

Всё это позволяет определить ленинизм как теорию и практику марксизма эпохи первой победоносной  социалистической революции и начала строительства реального социализма.

Значительный вклад в практику социализма во всех его областях и развитие теории  внёс И.В.Сталин – великий соратник В.И.Ленина в первой победоносной социалистической революции и продолжатель его революционной мысли и дела. Он блестящее воспользовался таким свойством социализма, как способность общества управлять само собой на научной основе посредством руководящей роли революционной пролетарской партии, укрепил государство диктатуры пролетариата, разгромил контрреволюционные силы в партии, в государстве, в обществе, в том числе в правоохранительных органах, и осуществил способом  мобилизационного строительства ускоренную индустриализацию в промышленности, коллективизацию в сельском хозяйстве и культурную революцию, сплотил нации и народности страны, организовал прочную оборону и результативную дипломатию.

Всё это позволило утвердиться основам социализма, защитить страну от военного, экономического, идейного и нравственно-культурного натиска империализма, качественно поднять роль Советского Союза в мировых делах, в оказании интернационалистской помощи международному коммунистическому, рабочему и национально-освободительному движению  и после Победы в Великой Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков, быстро восстановив народное хозяйство, приступить к формированию мировой системы социализма, поставить тем самым под вопрос дальнейшее существование на Планете капитализма, возобновить движение советского общества к полному коммунизму и указать  путь к нему.

Всё это позволяет определить сталинизм как теорию и практику марксизма-ленинизма эпохи перехода от капитализма к социализму в мировом масштабе и перерастания социализма как первоначальной фазы коммунизма в полный коммунизм.

Несомненный вклад в становление реального социализма внёс  пролетариат и коммунистические партии целого ряда государств Европы, Азии, Латинской Америки, Африки.

Например, сегодня кимирсенизм и кимчениризм как национально-специфическая наука об общественной жизни (идеи чучхе и вынужденная политика сонгун), истинность которых ежедневно подтверждается революционной практикой,  прямо продолжает марксизм-ленинизм и сталинизм. Воплощаемые в Корее в строительство мощной и процветающей социалистической державы и победное противостояние объединённым силам современного империализма  идеи чучхе поставили  Трудовую партию Кореи в авангард современной антиимпериалистической борьбы, на острие боевых противоречий между капитализмом и социализмом, революционизируя весь мир и побуждая его идти к социализму.

Однако после смерти И.В.Сталина на базе расцветшего ревизионизма, догматизма и национализма постепенно состоялось оппортунистическое перерождение верхушки руководящей партии советского общества, усиление роли партийной, государственной и хозяйственной бюрократии, вставшей над рабочей демократией, отрыв руководства руководящей партии от партийных масс и их деидеологизация, дезориентация и дезорганизация, а партии — от народа. В итоге – подмена  власти рабочего класса и его трудовых союзников властью чиновничества, неизбежные деформации социализма во всех сферах общественной жизни, реанимация буржуазных общественных отношений, завершившаяся взрывом социалистической идеологической и государственной надстройки многонационального социалистического государства в августе – декабре 1991 года, чему в немалой степени способствовала мировая империалистическая реакция, стремившаяся убрать в лице СССР главную угрозу для своего существования и основное препятствие на пути достижения своего мирового господства и осуществившая это намерение по разработанному и длительное время проводившемуся плану.

С постепенным свёртыванием диктатуры пролетариата и прекращением опоры на открытый И.В.Сталиным основной закон социалистической экономики были открыты шлюзы для частной собственности на средства производства, ущемление, а затем и приватизация общенародной и коллективной собственности, для реанимации рыночных частнособственнических отношений. Столь существенное буржуазное искажение социалистического базиса и привело к утверждению капиталистических отношений и взрыву социалистической государственной надстройки СССР.

Началась полоса контрреволюционной власти и  разрушения Советского Союза, его распада  на разрозненное существование буржуазных республик.

Из всей социалистической  общественной системы СССР удалось сохранить только  Коммунистическую партию Советского Союза, которая, очистившись от ренегатов, размежевавшись с оппортунизмом, разоблачила антисталинизм как главную современную идеологическую диверсию империализма против социализма,  собирает разрозненные после удара реакции коммунистические силы, вновь ищет опору в рабочем классе, добивается доверия его и его классовых союзников – трудового крестьянства и народной интеллигенции решительной защитой их сиюминутного и  стратегического интереса и поставила в качестве главной задачи социально- и национально-освободительной борьбы Советского народа против временно победившей внутренней и внешней контрреволюции – возрождение обновлённого, то есть ленинско-сталинского, а не  хрущёвско-горбачёвского, Союза Советских Социалистических Республик.

Путь решения данной задачи – революционный отпор временно победившей контрреволюции для возвращения страны в русло Великого Октября, восстановления Советской власти как власти  рабочего класса в союзе с трудовым крестьянством и народной интеллигенцией, подлинно научного социализма и общего государства Советского народа – Союза ССР.

СССР жив де юре в силу (1) криминальности Беловежских и иных соглашений буржуазии и (2) итогов Всесоюзного референдума 17 марта 1991 года, в результате которого, отбросив все хитросплетения Горбачёва в сформулированном  им для референдума вопросе и потуги справа и слева сорвать референдум, Советский народ пришёл к урнам для голосования и недвусмысленно высказал своё желание и намерение жить в СССР, проигнорировав хитросплетения Горбачёва, свойственные сформулированному им вопросу на референдуме и направленные  на ликвидацию  ленинско-сталинского Союза ССР.

СССР жив в самосознании Советского народа, которое объективно и потому неминуемо прорвётся сквозь стену республиканского буржуазного «патриотизма» и предательского национал-коммунизма.

Для успеха в революционной борьбе должны слиться в единый поток стремление пролетариата и его трудовых союзников в республиках   к возрождению испытанной Советской власти и социализма, с одной стороны,  и национально-освободительное движение всего Советского народа за возрождение своего общего государства – Союза ССР, с другой. Советский народ  имеет такое же право на самоопределение вплоть до возрождения своего советского и социалистического государства, как и любой другой народ мира.

Способствовать слиянию этих двух революционных потоков и направлению их против власти олигархов и засилья глобального капитала может только единая авангардная партия ленинско-сталинского типа – КПСС, обладающая мощным историческим революционным потенциалом, являющаяся  автором Союза ССР (Ленин) и бывшим стержнем его общественно-политической системы.

Понимая это, буржуазная контрреволюция, в целях сохранения своей власти и узурпированной общенародной собственности, будет всемерно  стремиться не допустить реализации планов пролетариата, расколоть его  потенциальный авангард – коммунистическую партию. Её тактика – поддержание высокого накала антикоммунизма и антисоветизма, оболгать советский социализм и КПСС, поддержка и культивирование в коммунистическом движении оппортунизма и организационного плюрализма, демонизация лидеров революционной партии и даже их убийство, агентурная деятельность внутри партии с целью переключения её внимания на искусственно создаваемые внутренние проблемы, раскола и уничтожения.

Реальным был и социализм в республиках Восточной Европы, где его построение внесло разнообразие форм и методов социалистического строительства. Реален научный социализм и сегодня в ряде государств, особенно в КНДР. Их опыт бесценен и в совокупности  составляет фундамент грядущих побед  социализма.

-.-

Сегодняшние коммунисты, как и во времена К.Маркса и Ф.Энгельса, считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем ниспровержения всего существующего капиталистического общественного строя, ниспровержения мирного, если отживший класс не подымет оружие против естественной и закономерной смены капиталистической формации на коммунистическую и тем самым не потребует ответа насилием на насилие.

Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией и ищут компромиссы, пути добровольной капитуляции перед её нарастающей силой, пользуясь гуманностью и миролюбием грядущей пролетарской власти. Коммунисты устами классиков своей теории уже заявили, что ради сохранения жизни людей и предотвращения гибели цивилизации предпочли бы откупиться от буржуазии. Слово за мировой олигархией.

Классовый мир невозможен, но возможно преодоление этой невозможности человеческим разумом,  способным учесть неумолимую силу законов объективных общественных отношений  и использовать их в интересах человеческого общества, что уже демонстрирует реальный социализм, вступающий в классовые битвы с оружием в руках только при их инициировании буржуазией.

Пролетариям нечего терять в идущей революции, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир для себя и всего человечества.

Капиталистам есть что терять в революции – награбленную собственность и власть для её защиты, но, воспользовавшись разумом, они избегут неминуемой гибели и приобретут достойную жизнь себе и всему человечеству.

Мировая социалистическая революция неизбежна,  созрела объективно, зреют, хотя пока и отстают,  её субъективные факторы.

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ !

СОЕДИНЯЙТЕСЬ В ПРОЛЕТАРСКИЙ КЛАСС И, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, В СВОЙ АВАНГАРД – КОММУНИСТИЧЕСКУЮ ПАРТИЮ, ЧТОБЫ В ХХI ВЕКЕ ПРОДОЛЖИТЬ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ ХХ ВЕКА И ОЧИСТИТЬ ПЛАНЕТУ ОТ ВСЁУНИЧТОЖАЮЩЕЙ ГНИЛИ КАПИТАЛИЗМА, ЧТОБЫ НЕ ПОГИБЛО ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, ЧТОБЫ НАЧАТЬ ВСЕМ ЖИТЬ В МИРЕ И ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ!

ОБЪЕДИНЯЙТЕ СВОИ УСИЛИЯ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА НА ВСЕХ ЕГО УРОВНЯХ И СО ВСЕМИ УГНЕТАЕМЫМИ ПРОТИВНИКАМИ МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ ОЛИГАРХИИ!

3 марта 2019 года.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Варианты данного проекта публикуется по решению секретариатов БРО КПСС и РОО СКПС.

Оставьте комментарий