РОО СКПС

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Республиканское и Международное общественные объединения
«За Союз и коммунистическую партию Союза»

Информационный ресурс коммунистов Советского Союза

Как живёшь, славная и многострадальная ДНР?

ДНР.ИСКРА

Формула Штайнмайера раскалывает Украину

 22.11.2019
Формула Штайнмайера раскалывает Украину

Формула Штайнмайера раскалывает Украину

Беседа с Борисом Литвиновым, Компартия  Донецкой Народной Республики

Борис Алексеевич Литвинов является Первым секретарем Центрального Комитета Коммунистической Партии Донецкой Народной Республики. С июля по ноябрь 2014 года он был председателем Верховного Совета ДНР. Газета «Unsere Zeit» пообщалась с ним об экономическом развитии ДНР и возможностях мира с Украиной.

UZ: Борис Алексеевич, какая ситуация с экономикой в ДНР сейчас, какие проблемы есть и какая позиция коммунистов ДНР по части экономики?

Борис Литвинов: Традиционно для донецкой земли и в царские времена, и в советские времена, и в наши времена главная отрасль — это угольная. В республике работают шахты, добывается уголь, в основном антрацит, такие марки, которые используют для теплоэлектростанций. Угля для наших внутренних потребностей хватает с избытком, на угле работают наши две крупные электростанции и у нас есть профицит угля, который наша республика пытается реализовать за рубеж. В разные годы по-разному, но 8-9 миллионов тонн угля Донецкая Народная Республика добывает. Внутренняя потребность — это 4-4,5 миллиона тонн, половину угля мы отправляем на экспорт. Проблема с углём заключается в следующем: очень многие шахты принадлежали капиталистам до наших всех событий. И чтобы продать этот уголь, нужны разрешения этих капиталистов, потому что санкции, которые распространяются на Россию, они распространяются и на нас. И наш уголь за рубеж, традиционные потребители угля Турция, Италия, там были ещё другие страны, мы не можем напрямую поставлять, у нас нет экономических связей с другими странами. Поэтому российские предприниматели покупают наш уголь, он у нас весьма дешёвый, стоимость угля в среднем 4-4,5 тысячи рублей за тонну, продаётся этот уголь на внешний рынок по 10-12 тысяч рублей за тонну. А вот разницы между стоимостью у нас и той, что на внешнем рынке, ложится в карман посредников, прежде всего российских. До прошлого года значительная часть угля через тёмные схемы попадала в Украину. Всем известно, что Порошенко вместе с Ринатом Ахметовым придумали так называемую схему «Rotterdam Plus». Для украинских электростанций не хватало угля, и Ринат Ахметов вместе Порошенко якобы покупали уголь для электростанций в Роттердаме, в Роттердаме находится всемирная угольная биржа, плюс стоимость доставки от Роттердама до Украины, и эту цену потом закладывали в стоимость электроэнергии. На самом деле никакой уголь из Роттердама не везли, а везли через подпольные схемы через Россию в Украину, имели большой доход. Специалисты говорят, что этот доход разделили между собой Ринат Ахметов и Пётр Порошенко. До прошлого года так было. Сейчас Зеленский отменил эту схему «Rotterdam Plus», и все подвисло. Но наша задача — найти, куда сбывать этот уголь, найти схемы и потребителей этого угля. Это первое. Значит, с углом все в порядке. Угольные шахты работают, угольное машиностроение работает, которое обеспечивает добычу этого угля. Хотя добывать можем больше угля, можем 12-14 миллионов тонн. Но чтобы больше добывать, нужно понимать, что с этим углом делать.

Вторая отрасль — это производство электроэнергии. Две крупные электростанции, Старобешесвкая электростанция и Зуевская электростанция, обеспечивают нас полностью электроэнергией, часть электроэнергии отдаём в Луганскую Народную Республику, снабжаем их, и наши электростанции работают приблизительно на половину своей мощности, потому что многие предприятия остановлены и потребление электроэнергии не такое большое. У нас есть перспектива наращивать промышленное производство, потому что электроэнергии у нас хватает.

Что касается третьей отрасли нашей базы, то это — металлургия. На территории республики находится Енакиевский металлургический завод, достаточно недавно модернизированный, перед войной. Есть Макеевский металлургический завод, который из той стали, которую производит Енакиево, производит катанки и другие продукты. Есть Донецкий металлургический завод, есть ещё ряд предприятий, которые потребляют стальную продукцию, но у нас нет сырья для металлургии. Если коксохимия у нас обеспечивает наших металлургов, то руды для выплавки стали у нас нет. Раньше руда привозилась из Кривого Рога, из Полтавы, а теперь — из России. И так как мы не являемся субъектом международного права и хозяйственного права, то на металлургическую отрасль сели предприниматели из России. Они взяли под своё управление металлургические заводы, они поставляют сюда металлургическое сырьё, но они же и забирают металлургическую продукцию полностью. Это что касается основных наших отраслей.

Ещё два слова. Скажу ещё по сельскому хозяйству. В республике есть 480 тысяч гектаров пахотной земли, но в связи с тем, что значительная часть земли находится под минами, в радиусе действии войны, то на сегодняшний день обрабатываются 240 тыс гектаров земли. В этом году собрали урожай 242 тысяч тонн зерновых. Этого хватит, чтобы полностью обеспечить себя хлебобулочными изделиями. И ещё 100 тысяч тонн остаётся на животноводство, на комбикорма, и может ещё на продажу. Но в целом это немного. Чтобы страна успешно развивалась, нам надо выращивать и собирать миллион тонн зерна. Но миллион тонн у нас не получится, но хотя бы не менее чем 500 тысяч.

UZ: Есть еще другие проблемы?

Борис Литвинов: Работает торговля, работает мелкий, средний бизнес, но в целом много предприятий, которые брошены бывшими хозяевами, предприятия, которые не могут сегодня найти рынки сбыта своей продукции, значит, они остановлены. Многие предприятия пострадали во время войны, особенно машиностроительный сектор.

UZ: Есть у коммунистов предложения для решении этих проблем?

Борис Литвинов: Сегодняшняя задача нашей республики состоит в следующем: те предприятия, которые брошены хозяевами, которые сбежали, бросили заводы, бросили людей на произвол судьбы, с нашей точки зрения, с партийной точки зрения, надо национализировать, и потом провести переговоры с теми, кто может дать жизнь этим предприятиям. Может быть, это народные предприятия или коллективные предприятия, которые можно создать, можно было бы концессию сдать кому-то, может быть в аренду, но нам нужно эти предприятия все поставить на учёт и решить, что с ними делать. Это одна из задач, которая стоит и перед нашим правительством, и мы как компартия всё время об этой задачей говорим. И мы готовы включиться в эту работу, чтобы предложить правительству и нашей стране и своё видение, и свой опыт, и своё знание, чтобы выйти из этой ситуации.

UZ: Известно, что внешним администратором многих бывших украинских предприятий является компания «Внешторгсервис». Что можно об этом сказать?

Борис Литвинов: За этим предприятием стоит бывший украинский крупный предприниматель Курченко. Он сейчас сидит в Москве. Он создал «Внешторгсервис», и всякие структуры, и эти основные предприятия, металлургические, коксохимические, угольные и другие, отданы в управление этому бывшему украинскому, а сейчас и российскому, предпринимателю, миллионеру, который, в общем-то, зарабатывает на этом деньги, те, которые республика сама смогла бы получить.

UZ: КПДНР вместе с другими организациями готовит создание народно-патриотического фронта. Какие силы принимают участие в этом, и какие целы есть у этого фронта?

Борис Литвинов: Фронт сейчас только создаётся. Есть несколько групп людей, которые работают на отдельных участках. Приведу пример: учёные, экономисты, которые стоят на позициях укрепления Донецкой Народной Республики, укрепления нашей государственности. Они собираются под нашем руководством и вырабатывают экономические модели и стратегии развития нашей экономики, что сделать с экономикой, с теми предприятиями, которые брошены, как их запустить, как планировать их работу. Это одна группа. Вторая группа — политическая, которая работает над тем, чтобы создать политические структуры в нашей республике. Сегодня нет политических партий, я имею ввиду официальные политические партии, законные политические партии. Наша партия работает, потому что она здесь всё ещё есть, она присутствует на донецкой земля, но других партий нет здесь. Нужно создать законы для того, чтобы вовлечь в работу по укреплению нашей государственности как можно больше людей. А вовлечь их можно через политическое структурирование нашего общества. Это тоже одна из задач нашего фронта. Помимо того, что нам нужно развить нашу политическую систему, нам нужно абсолютно переделать наше избирательное законодательство, административно-территориальное законодательство, законодательство в области налогообложения, законодательство в области контроля и учёта всех материальных средств и многие другие законы. Но если нам не удастся привлечь к развитию государства людей, то у нас ничего не получится. Наше государство нельзя выстроить без того, чтобы люди понимали, что это их государство, что они должны хотеть работать на это государство, они должны вносить свой энтузиазм в развитие нашего государства. Вот это политическая часть этого фронта. Есть ещё часть, которая занимается вопросами науки и культуры. Есть учёные, которые занимаются образованием. Есть группа, которая пытается понять позицию компартии по сельскохозяйственному вопросу, вопросу о земле. Очень большой пласт работы. Несколько различных групп нарабатывают свои предложения. Мы хотели завершить эту работу в октябре, но проблем много накопилось. Попробуем соединить все эти куски хотя бы 7 ноября (интервью было подготовлено в октябре текущего года — прим. ред.). На манифестации хотим изложить концепцию народно-патриотического фронта.

Кто там участвует? Ну, понятно, коммунисты, наши товарищи из молодёжной организации, комсомола, женская организация, Союз советских офицеров, учёные социалистической ориентации. Мы сотрудничаем с общественной организацией «Новые Скифы». Но много самодеятельных групп, которые влияют на мнение населения, они не зарегистрированы. У нас много групп, которые являются неформальными группами. Мы хотим их соединить, мы готовы работать со всеми, кто будет усиливать роль нашего государства, которые движутся по пути суверенитета. Если вы будете бороться и готовы с нами бороться за то, чтобы и дальше строить независимую суверенную республику, но в известных пределах, нет в мире абсолютно суверенных стран, они друг от друга зависят, но кто хочет укреплять нашу государственность, мы готовы с вами сотрудничать.

Придёт момент, я думаю в ноябре, когда представители различных сил сядут за один стол, много раз прочтут предложения, которые вырабатываются сейчас этим фронтом, и подставят свои подписи под этим документом, под этой программой, и эта программа будет общей для всех. Ещё два шага, или две задачи, этого фронта — это процесс подготовки документа и объединение групп людей, которые специализируются в том или ином области. Мы хотим создать теневое правительство Донецкой Народной Республики. Мы придем рано или поздно к выборам, и эти группы должны будут предложить каждые по своему направлению программу, которая будет едина. Эта будет команда, которая будет единым коллективом, идущая на будущие выборы.

UZ: Очень много слышно сейчас о формуле Штайнмайера. Какая позиция у коммунистов ДНР относительно Минского процесса?

Борис Литвинов: Штайнмайер, будучи министром иностранных дел ФРГ, предложил, я бы это формулой не называл, набор из четырёх-пяти пожеланий, по которому должен двигаться Минский процесс. В Минском меморандуме перечислено 12 позиций, которые должны выполнять стороны. Но эти 12 позиций Киев не выполняет, и чтобы сдвинуть с мёртвой точки этот процесс, он предложил 4-5 шагов в их рамках, в частности, выборы на нашей территории. Дальше — внесение изменений в конституцию Украины, положение о предоставление нам особого статуса на территории Украины, затем передача границ украинским пограничным войскам и амнистия тем, кто принимал участие во всех этих событиях последних пяти лет. Но это пожелания Штайнмайера. Скажу честно, я не верю, что Украина пойдёт на реализацию Минских соглашений. Мало того, эти Минские соглашения уже не актуальны, кроме 2-3 пунктов. Мы все согласны, компартия в том числе, нам нужен мир на нашей земле, мы готовы способствовать тому, чтобы обменялись военнопленными, освободить людей, которые не совершили преступления против человечества. Мы хотим, чтобы Украина с нашем руководством села за стол переговоров, прямых переговоров. Говорить надо о мирном сосуществовании двух государств. И нужно говорить о нашем будущем, о будущих торговых отношениях. Вот круг вопросов, вокруг которых можно развивать Минский процесс. Каждая страна, и Россия, и мы, и Украина, и Европа, и Америка, по-своему понимает этот Минский процесс. Сегодня мы не сможем войти в состав Украины хоть с федеративным, хоть с особым статусом, хоть конфедеративным. Мы, коммунисты, задаём несколько принципиальных вопросов. Первый вопрос: в 14-м году в Конституцию Украины не было записано, что Украина движется в ЕС и в НАТО. Сегодня эта запись есть. В Конституции Украины записано, что главная цель Украины — это вступить в НАТО. Для того чтобы мы вообще начали о чём-нибудь говорить, нужно, чтобы на Украине приняли изменения в конституцию, отменили решения вступления Украины в НАТО, хотя бы пришли к статусу внеблоковой страны. Это так, для начала. Далее. По украинской военной доктрине, враг № 1 для Украины — это Россия. Мы не можем идти в государство, для которого Россия — враг № 1. По украинским законам, которые сейчас будут вступать с силу в декабре, будут пытаться землю делать предметом купли и продажи. Для нашей республики это неприемлемо в принципе. Что значит этот особый статус? Если это государства с особым статусом, ни в составе чего-то, но самостоятельное государство, на это Украина не пойдет. А если в составе Украины, то мы полностью подпадаем под украинскую юрисдикцию: у нас вводится финансовая украинская система, у нас выходит из оборота рубль и нас привязывают украинская финансовая, экономическая и политическая системы. Я могу ещё десятки и десятки примеров перечислять, по которым нам неприемлемо быть в составе Украины. Но при этом всё равно нужно прекратить убивать людей. Вопрос № 1 — это вопрос о мире.

UZ: Какие последствия от Минских соглашений на Украине?

Борис Литвинов: Мы уже сейчас видим, что формула Штайнмайера внесла и вносит в дальнейшем раскол в украинское общество. Украинские националисты вместе с Порошенко повязаны кровью. У них, как я понимаю, такая ситуация: они говорят, за что мы боролись, некоторые шли добровольно на войну, некоторых заставляли, и если сегодня Украина согласится на то, что нам предоставляется какой-то особый статус, то радикалы в этом усматривает свой идеологический проигрыш. Им надо показать, что то, что они делали — это не зря, это их идея, эта идея должна победить, что нас должны полностью оккупировать, забрать к себе. Наверно, победы ни одной, ни другой стороны не будет. Победа в такой борьбе наступает, когда одна сторона побеждает другую, когда флаг одной стороны развевается над центральными зданиями другой стороны. Но эта борьба внутри Украины, мне кажется, что на Украине произойдёт в течение ближайшего года очередной государственный переворот. Зеленский должен либо отказаться от Минского процесса и выполнять полностью волю националистов, либо его попытаются скинуть. В Украине может развязаться новая гражданская война. И когда она развяжется, то от Украины начнут откалываться другие части, скажем, Одесса, Николаев, Херсон, Харьков. Вот они не будут участниками новой гражданской войны внутри Украины. Они начнут провозглашать свою независимость. И тогда эти новые отколовшиеся от Украины части должны вступить с нами в переговорный процесс о построении нового государства. Будет ли это Новороссия, будет ли это новая Украина, будет ли что-то другое, я не знаю. Но мы, Харьков, Луганск, Донецк, Запорожье, Днепропетровск, Николаев, Одесса, люди одной ментальности, ментальности прорусской. И мы окажемся в единстве. И после того, как на Украине совершится переворот, новый переворот, история будет писаться по-новому. Конечно, нам, коммунистам, хотелось бы, чтобы эта страна взяла социально ориентированное или социалистическое направление своего развития. Но я боюсь, что на сегодняшнем этапе развития и у нас в Донецкой Народной Республике, и на Украине программа минимум — это общедемократическое преобразование.

UZ: В каком сейчас положении коммунисты на Украине?

Борис Литвинов: На Украине за пять лет загнана в подполье и почти уничтожена Коммунистическая партия Украины. Она существует, работает, но в небольшом количестве, хотя структуры у неё сохранились. И за пять лет из Компартии Украины, из социалистической идеи сделали для Украины пугало, и выстроили образ, по которому Украина никогда больше не должна пойти. Надо вернуть демократические принципы, общедемократические принципы с развитием партийной системы, с отменой закона о декоммунизации на Украине. Когда вновь возродится левое движение, и социалистическое, и коммунистическое, тогда нужно будет объединяться, чтобы вести новую Украину по пути социально ориентированном, социалистическом, но это во многом будет зависеть от процессов, происходящих сегодня в Российской Федерации. В РФ тоже непростая обстановка. Там тоже накаливается социальная и политическая обстановка, и если там произойдёт некий левый разворот, тогда нам будет легче осуществлять свою цель.

Беседовала Ренате Коппе

Оставьте комментарий