РОО СКПС

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Республиканское и Международное общественные объединения
«За Союз и коммунистическую партию Союза»

Информационный ресурс коммунистов Советского Союза

К сожалению, у России ныне есть и другие герои — противоположные?

Из архива.

100-летие со дня рождения ПЕРВОГО ДВАЖДЫ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

С.И. ГРИЦЕВЦА.

1909-2009

Кошлаков В.Д.

 

Первый дважды Герой Советского Союза Грицевец Сергей Иванович. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

Сергей Иванович Грицевец (6 (19) июля 1909 г., д. Боровцы Барановичского района ныне Брестской области Беларуси — 16 сентября 1939 г., Витебск), майор РККА, знаменитый советский лётчик-истребитель 1930-х годов, герой Гражданской войны в Испании и боёв на Халхин-Голе, дважды Герой Советского Союза.

В 1931 году Грицевец вступил в армию, где он закончил военные курсы подготовки лётчиков, располагавшиеся в г. Оренбург в 1932 году. Командовал звеном и отрядом в истребительном авиационном полку.

Война в Испании, 1936-1939… В 1937 году Грицевец вызвался добровольцем для участия в Гражданской войне в Испании, где воевал до 1938 года (его командировка длилась с 10.06.1938 г. по 26.10.1938 г.), когда оттуда были отозваны все советские пилоты. Летал на истребителе И-16. В советской исторической и пропагандисткой литературе широко озвучено число побед Грицевца в Испании — 30 личных побед и 7 — в группе с другими лётчиками. Это очень высокие боевые результаты, за которые ему совершенно справедливо присвоено звание Героя Советского Союза. Также в 1938 году награждён орденом Красной Звезды.

Конфликт на реке Халхин-Гол, 1939 год… 29 мая 1939 группа из 48 опытных пилотов под командованием Героя Советского Союза Якова Смушкевича, среди которых был и Грицевец, была откомандирована в Монголию в район боевых действий на реке Халхин-Гол. Основной задачей группы являлось завоевание господства в воздухе, ранее захваченного японской авиацией. Здесь Грицевец совершил 138 боевых вылетов, участвовал в около 30 воздушных боях против японских самолётов. 26 июня, во время боя под Халхин-Голом, Грицевец посадил свой И-16 недалеко от самолёта своего командира части, майора В. Забалуева, упавшего из-за поломки двигателя глубоко на вражеской территории, на 60 км за линией обороны японцев.Забалуев залезает в самолёт Грицевца. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

Забалуев залез в самолёт Грицевца и был вывезен им. За спасение своего командира от плена и другие героические поступки 29 августа 1939 года майору авиации Грицевцу было присвоено звание Дважды Героя Советского Союза. Вместе с Г.П. Кравченко он стал первым из дважды Героев Советского Союза.

Грицевец трагически погиб 16 сентября 1939 года во время военных учений РККА на аэродроме Болбасово, рядом с Витебском, когда его аэроплан был протаранен самолётом другого лётчика во время руления перед взлётом.

  • На родине Грицевца в городе Барановичи воздвигнут монумент в его честь, а его именем названа железнодорожная станция.
  • Именем Грицевца названы ликвидированное в 1999 г. Харьковское высшее военное авиационное училище лётчиков в Рогани и улица в Харькове.
  • В 1952-1994 годах имя Грицевца носила улица в центре Москвы, ныне — Большой Знаменский переулок.
  • Памятники Герою установлены в Минске, Барановичах, Орше (Болбасово), Харькове, Молчадь.
  • Имя С.И. Грицевца носит Центральный аэроклуб (Минск, Боровая)
  • По случаю столетия со дня рождения Героя белорусская почта ввела в обращение художественный маркированный конверт с оригинальной маркой

. . . . . . . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«В России нет ни памятника.., ни мемориальной доски.., ни улицы первого Дважы Героя Советского Союза — С.И. ГРИЦЕВЦА…»

В 2009 году Россия должна была бы отпраздновать два юбилея:

— первый юбилей: 19-го июля (6-го июля по-старому стилю) исполнилось 100 лет со дня рождения первого дваж­ды Героя Советского Союза, военного лётчика Грицевца Сергея Ивановича, моего отца.

Это лётчик, которому по числу сби­тых самолётов «не было равных» среди военных лётчиков-асов всех стран в до­военные годы, как писала о нём газета «Красная Звезда». Причём, если учесть, что 42 самолёта он сбил за 5 месяцев боевых действий, то такой результатив­ности не было даже в годы Великой Отечественной войны.

Это лётчик, который в получасовом воздушном бою в небе Испании (1938 год) лично сбил 7 самолётов противни­ка, что наблюдали с земли члены Лон­донской комиссии по невмешательству. Об этом подвиге писали и многие ино­странные газеты. Среди прочих — ан­глийская «Дейли ньюс». Газета вышла с броским заголовком: «Русский лётчик Сергей Грицевец — человек изумитель­ной храбрости».

Это тот лётчик, группа которого, ис­пользуя его тактику «соколиного удара», побеждала в воздушных боях против­ника, превосходящего численностью и маневренностью.

И это лётчик, который в одном из воздушных боёв на Халхин-Голе (1939 год) на одноместном истребителе И-16 спас своего командира, вынужденного спуститься на парашюте на вражескую территорию.

Что касается этого юбилея, то в ре­спублике Беларусь, где отец родился, прошли в начале июля грандиозные торжества, на которые я с семьёй была приглашена Министром обороны Бе­лоруссии и Командованием ВВС и ПВО Республики Беларусь. Там свято чтят память о первом дважды герое Со­ветского Союза, и имя отца увековече­но в памятниках, названиях улиц (во многих городах), школ, фабрик и т.п.

Да, отец родился в Белоруссии, но всю свою короткую жизнь он прожил в России и отдал себя военному делу во имя России. Но Россия, похоже, забыла о том, что были у неё герои и до Ве­ликой Отечественной войны, что наши лётчики уже тогда нагоняли страх на врага, когда фашизм уже шагал по Ев­ропе. И что победы наших лётчиков в небе Испании и Монголии были вдох­новляющим примером для лётчиков в годы Великой Отечественной войны.

После трагической гибели отца в сентябре 1939 года Совнарком СССР издал постановление от 31 октября 1939 года «Об увековечении памяти перво­го Дважды Героя Советского Союза С. И. Грицевца», в частности, в названии улицы в Москве. В то время Большой Знаменский переулок получил внача­ле название «Улица Грицевец», а затем — «Грицевецкая улица «.

Возвращая прежние названия ули­цам Москвы в пределах Садового коль­ца, правительство Москвы автоматиче­ски «разувековечило» память об отце. Сейчас уже не только молодые лётчики, но даже лётчики старшего поколения не знают этого имени. Не говоря уже о людях, не имеющих отношения к авиа­ции… Я неоднократно обращалась в Мэрию Москвы и комиссию по пере­именованию улиц по поводу если не возвращения названия Большому Зна­менскому переулку, то присвоения име­ни отца одной из новых улиц Москвы.

На моё обращение я получила пример­но одинаковые ответы от заместителя мэра Москвы (от 25.11.2004 и от 16. 01. 2009), что возвращение дорогих нам утраченных имён возможно в перспек­тиве при появлении на карте Москвы новых улиц. За это время на карте го­рода появилось много новых улиц, им дают новые названия, но имя отца так и осталось «разувековеченным». Это оставило во мне такое же чувство, как когда слышишь, что где-то надругались над памятником солдату.

Во время торжеств по поводу 100-летнего юбилея отца в Белоруссии меня часто спрашивали, как Россия и Москва откликнулись на 100-летний юбилей своего первого дважды героя. «Ведь в Москве», — говорили они, — «кажется, есть улица его имени». Можно пред­ставить, как мне было стыдно за свою Москву! Ведь после развала Советского Союза в Белоруссии не по­зволили поменять названия очень многих улиц, носящих имена людей, не имевших в советское время к Белоруссии никакого отношения. «Это история», — говорят там, — «а память о ней надо хранить»!

Вернуть имя своего Ге­роя на карту Москвы! — так, я думаю, Россия могла бы от­кликнуться на этот серьёзный юбилей.

Второй юбилей: 70 лет награде «Золотая звезда», ко­торая также непосредственно связана с именем моего отца, но об этом, мне кажется, никто не знает. В этом я убедилась на встречах с работниками музе­ев Москвы.

17 апреля 1939 года М.И.Калинин в Кремле вручает С.Грицевцу орден Ленина и грамоту Героя Советского Союза. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

Дело в том, что до подвига моего отца на Халхин-Голе, по существовавшему тогда «Положению», Героем можно было быть только один раз! Герой награждался Грамотой (кста­ти, она у меня есть) и Орденом Ленина. Отец стал Первым Дважды Героем. И чтобы отмечать героизм, проявленный не один раз, была учреждена награда «Золотая Звезда». Свои две Золотые Звезды отец получить не успел. Вид Золотой Звезды был утверждён в октя­бре 1939 года, а отец трагически погиб 16 сентября 1939 года… Хотя Указ о на­граждении есть! Наверное, где-то долж­ны быть и эти Золотые Звёзды и ордена Ленина, и Монгольский Орден, вручён­ный отцу Маршалом Чой-Бол-Саном.

Я обращалась с этим вопросом в во­енный архив, но ответа не получила. Руководствуясь исключительно долгом перед памятью отца, я написала письмо Министру обороны России с просьбой как-то откликнуться на эти достойные его внимания события, связанные с дву­мя юбилеями, но ответа не получила. Хотя я послала не электронное письмо, а заказное, по почте. Насколько я по­нимаю, на такие письма обязательно должен быть ответ, хоть формальный.

Хочу добавить, что лично мне ни­чего не нужно, своих детей и внуков я воспитываю так, что они гордятся своим знаменитым предком. А вот за Россию обидно! Мы только много го­ворим о патриотическом воспитании, а белорусы это делают! Включая их Министра Обороны и всё командование ВВС и ПВО вместе взятых! Ви­дели бы наши идеологи восторженные лица людей, когда на авиашоу, про­ведённом Центральным аэроклубом Белоруссии, носящим имя отца, мы с моим сыном Сергеем на двух учеб­ных самолётах (конечно, под руковод­ством инструкторов) совершали фигу­ры высшего пилотажа. Конечно, мне много лет, но я посвятила эти «бочки» и «петли» памяти своего отца. Кроме того, меня тронуло до глубины души горячее желание руководителей клу­ба придать шоу такой размах, чтобы люди и особенно молодёжь, обучающаяся в этом клубе, знали и помнили о лётчике, чьё имя носит аэроклуб.

И ещё: нельзя вырастить патриотов Оте­чества, заставить любить Родину с по­мощью искусственных приёмов, забы­вая при этом историю страны, её побе­ды и страдания, её людей, принесших ей славу и составляющих её гордость в разные эпохи и годы. Я видела лица школьников в Белоруссии при возло­жении цветов к памятникам отца в раз­ных городах, читала их стихи, напеча­танные в газетах, и могу сказать — это растут патриоты своей страны. Учени­ца 6 класса, например, пишет:

Не зря Грицевец — народный герой.

Собою рискнуть приходилось порой…

Хоть прожил он мало, всего 30 лет.

Зато совершил он немало побед!

И всё ради нас, ради нашей свободы.

Он жил и сражался в тридцатые годы.

Конечно, поэт написал бы лучше, но девочка зато — искреннее и точнее.

А ученик 8 класса написал на бело­русском языке стихотворение «Памяти героя» так, что без слёз читать его не получалось. Очень поэтично описы­вая природу Беларуси и тех мест, где отец родился и так же, как автор, пар­нишкой мог бы:

«Бежать, чтоб увидеть над плёсом,

Как носятся в небе стрижи…

Ведь этот мальчишка курносый

Был сам голубиной души.

Речушки петляющей ложе,

Крик чаек. Как кличут кого.

Что скажешь, ну всё тут пригоже,

Да грустно — нет больше ЕГО.

Правда, это мой перевод с белорус­ского; у ученика 8 «А» класса гимназии № 5 Юры Сидоровича получилось лучше.

Если в этом году Страна не вспом­нит имя Грицевца, то в будущем уже, как говорится, «можно наплевать и за­быть»…

Забыть окончательно?

Лариса Сергеевна Архангельская (Грицевец), дочь Героя.

———————————— —————————————

 Он выше всех в орлиной стае!

6 июля 1909 года в деревне Боровцы Барановичского района (бывшего Новогрудского уезда Минской гу­бернии дореволюционной России), в многодетной семье родился человек, ставший гордостью советской авиа­ции и Советского народа.

Начало Первой мировой войны заставило семью Сергея Ивановича Грицевца переехать на Урал, в Че­лябинскую область. На тогдашней станции Шумиха Сергей Грицевец прожил с родителями более 12 лет. По окончании семилетки он начал самостоятельную трудовую жизнь на Златоустовском механическом заводе.

В те времена в судьбах молодых людей ро­мантика шла в одном строю с оптимистично суровой прозой жиз­ни. И не было лучше, красивее людей, чем те, кто равнял свой шаг по этому строю, кто све­рял по нему свою по­ступь. Сергей Грицевец принадлежал как раз к таким людям! В 1930 году его как одно­го из лучших заводских активистов послали на окружные курсы про­фсоюзной работы, а когда вернулся, избра­ли председателем цех­кома школы ФЗУ, где готовили рабочее по­полнение заводу. В том же году ему поручили заведовать сектором в Златоустовском горко­ме комсомола.

1931 год стал для Сергея Грицевца судь­боносным в жизни -«За проявленную ини­циативу в деле ударни­чества и социалисти­ческого соревнования, обеспечивающих успешное выполнение пятилетнего плана раз­вития народного хозяйства… Ленинский комсомол был награжден ор­деном Трудового Красного Знамени, а лучших комсомольцев-ударников приняли в партию. Так Сергей Грицевец стал коммунистом.

Дальнейшую его жизнь определило решение IX съезда Комсомола взять шефство над Военно-воздушными си­лами Рабоче-Крестьянской Красной Армией. Сбывается заветная мечта Сергея стать курсантом Оренбург­ской школы летчиков.

Далее Грицевец добивается своей цели — «обретает крылья» военного летчика.

В 1932 году в звании младшего лет­чика он получает назначение в одну из лучших истребительных авиационных частей. Туда брали, как правило, самых лучших выпускников!

В 1934 году Сергей Грицевец, да и все советские летчики, испытали сильнейший эмоциональный подъ­ем в связи с героическим спасением «челюскинцев», которых сумели снять со льдины славные советские летчики. Сергей не раз задавал себе вопрос: «…а смог бы я так?», «…по­садить такую махину на льдину?», «хватило бы у меня профессионализ­ма выполнить задание?». Ответ был положительным! Он с каждым днем все свободнее летал, отделывал при­дирчиво и усердно каждый маневр. И чем дольше летал, тем строже стано­вился к себе, потому что знал: только так можно стать «хозяином неба», а быть в небе случайным человеком или подмастерьем он не хотел, запре­щал себе даже думать об этом.

Вообще тридцатые годы можно безошибочно назвать крылатыми. Помимо появле­ние первых Героев, советские летчи­ки в тридцатых годах совершили за­рубежные полеты — им рукоплескал весь мир: Америка, Франция, Рим. Страна любила свою авиацию, гор­дилась ею и старалась изо всех сил, чтобы призыв «летать дальше всех, выше всех и быстрее всех воплощался в жизнь разумом и дерзостью самых лучших ее сыновей». Мальчишки, едва научившись держать карандаш, рисовали самолеты, будучи школь­никами, они уже знали легендарные «АНТы», вырезали из газет фотогра­фии гигантского воздушного корабля «Максим Горький», бегали на кино­фильмы «про летчиков», строили в Домах пионеров летающие модели, а став юношами, записывались в аэро­клубы, учились летать на планерах, на самолетах. Страна «болела» авиацией! И военные летчики полно­правно состояли в отважном легионе красных авиаторов, и когда пришло ратное время, доказали, что страна до­веряла им и надеялась на них не зря! А это время приближалось угрожающе быстро.

Сергей Грицевец, проявив свои не­заурядные способности мастера лет­ного дела, удостоился направления в одесскую школу высшего пилотажа и воздушного боя, которую успешно за­кончил в 1936 году.

1972г. Харьков. Открытие памятника у здания ХВВАУЛ. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

В это время в Испании вспыхивает военный мятеж, поднятый генералом Ф.Франко, подстрекаемым итальянски­ми и немецкими фашистами. Оказать помощь испанскому народу стремят­ся тысячи советских добровольцев. Он надеялся, что окончание школы поможет ему осуществить его мечту о помощи испанскому народу. Он го­рел мыслью  вступить в схватку с лучшими фа­шистскими асами. Неоднократно об­ращается к командованию Грицевец с единственной просьбой — отправить его на помощь республиканской ар­мии в борьбе с фашистским режимом диктатора Франко.

И лишь летом 1938 года его прось­ба была удовлетворена. А до этого с декабря 1937 года старший лейтенант Грицевец работает инструктором, учит искусству высшего пилотажа и ведения воздушной стрельбы моло­дых испанцев на истребителях И-15, И-16, прозванных испанцами «кур­носыми».

Мемориальная доска на здании школы-интерната д.Молчадь, Барановичского района, Брестской области (Белоруссия). Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

Обстановка в Испании была слож­ной. Советским добровольцами, а их в составе республиканской авиации сражалось более 160 человек, прихо­дилось иметь дело с новейшими об­разцами авиатехники «третьего рей­ха». Опытный летчик-истребитель, веселый, жизнерадостный, он пришел­ся по душе новым боевым друзьям-республиканцам. Его любовно звали «камарадо Сергио».

Много подвигов совершил Грицевец в испанском небе. Однажды звено, которым командовал Грицевец, получило задание произвести глубо­кую разведку вражеских позиций. Вначале все шло хорошо. Но вдруг впереди неожиданно показалась це­лая эскадрилья «юнкерсов». Грицевец первым ринулся в атаку. «Хотел испытать нервишки у фашиста», — рассказывал он потом. Противник не выдержал, пошел вниз к земле. «Юнкерсы» повернули назад.

Выполнив разведзадание, на обратном пути зве­ну Грицевца пришлось вступить в бой с группой «фиатов», «хейнкелей» и парой «мессершмитов»! Фашистам удалось сбить один наш самолет. На «ястребок» Грицевца навалилось целое вражеское звено! Обладая хлад­нокровием и высоким мастерством воздушного боя, он сумел поджечь 2 самолета противника! Но тут к фаши­стам подошло подкрепление, и они снова начали атаку на самолет Грицевца… Незаурядные способности высшего пилотирования и воздуш­ной стрельбы позволили С. Грицевцу сбить еще 3(!) вражеские машины!

Только за один тот день на его боевом счету оказалось … целых 7 (!) уни­чтоженных самолетов противника! А всего в испанском небе старший лей­тенант Грицевец сбил 30 (!) фашист­ских боевых машин, что до него еще никому в мире не удавалось сделать!

Накал боев день ото дня становился сильнее. Частенько напряжение и физическое, и нервное было так велико, что казалось, что каждый бой длился часами, а на самом деле, все происхо­дило в считанные минуты! Тем более, в Испании впервые за всю историю авиации в сражениях одновременно участвовали десятки самолетов. Ни­какие учебники еще не успели осмыс­лить тактику их массового примене­ния. Все это появилось позже. Теперь же наши летчики сами давали уроки и сами же учились, сами предлагали новую тактику, испытывали ее в боях. Грицевец постоянно думал о том, что еще можно сделать, чтобы лучше, гра­мотнее воевать с фашистами.

Дочь и внук Сергей Ивановича Грицевца. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

Его боевые товарищи всегда высо­ко ценили его человеческие качества. Он всегда тактично, умно проводил разбор полетов, боев. Никого никог­да не унижал. Критиковал за ошибки строго, иногда резко, но не зло.

В Испании имя Сергея Грицевца в то время твердо ассоциировалось с приветствием «Вива Руссия!». Он навсегда остался для них победите­лем, а все русские — победителями!

Приказом Наркома обороны СССР от 31 декабря 1938 года ему было присвоено внеочередное воин­ское звание майора. А Указом Пре­зидиума Верховного Совета от 22 февраля 1939 года «за образцовое выполнение специальных заданий правительства по укреплению обо­ронной мощи Советского Союза и за проявленное при этом геройство» майор С.И. Грицевец был удостоен звания Героя Советского Союза. Эту награду 17 апреля 1939 года в Кремле ему вручил М.И. Калинин.

Летом 1939 года пламя войны разгорелось в монгольских

степях, в районе реки С. Грицевец (второй слева) и его лучший друг на Халхин-Голе: также ставший вместе с ним Дважды Героем Советского Союза - Григорий Краченко (на переднем плане). Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.Халхин-Гол. Команди­ру авиаэскадрильи майору Грицевцу было дано особое задание: оказывая помощь монгольскому народу в борь­бе с маньчжурскими войсками, прове­рить боевые возможности и тактиче­ские особенности новейших образцов авиатехники.

Вот пример из мемуаров Маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Буду­чи в то время командующим Первой армейской группой, он в своих «Вос­поминаниях и размышления» пишет:

«Однажды во время преследования группы японских самолетов летчик-истребитель Герой Советского Союза С.И. Грицевец обнаружил отсутствие в строю самолета своего командира — Героя Советского Союза В.М. Забалуева. Дав ряд очередей по уходящему противнику и приостановив пресле­дование, С.Грицевец стал искать про­павший самолет. Он сделал круг над районом последней атаки и заметил его в степи на территории японских войск. (С Забалуевым Сергей Грицевец познакомился еще в Испании, и это знакомство переросло в братскую дружбу). Снизившись до бреющего полета, Сергей Грицевец увидел В. Забалуева около самолета. Видимо, про­изошла авария. Что делать? Несмотря на крайний риск посадки в тылу врага, С. Грицевец, не колеблясь, принимает решение: во что бы то ни стало спасти своего командира. Как это принято у нас еще со времен Суворова — «сам погибай, но товарища выручай!».

Отважный и всегда очень спокой­ный, летчик мастерски посадил свой самолет на изрытую воронками площадку. Быстро подрулив к Забалуеву, он буквально втиснул его в кабину одноместного самолета. Затем на виду у опешив­ших солдат противника, развернув самолет про­тив ветра, С.Грицевец поднял его в воздух с двойной нагрузкой и благополучно вернулся на свой аэродром».

Сергей Грицевец и спасенный им командир 70-го истребительного полка майор В.М.Забалуев. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

Так вспоминал об этом сам Сергей Грицевец: «Был у нас воз­душный бой. Врага мы потрепали здорово и погнали его далеко. Вдруг замечаю — нет Забалуева! А бились то мы рядом. Делаю круг, ищу его сначала ввер­ху, потом внизу и вдруг вижу — Забалуев сидит на земле! А земля-то чужая… И я уже ниче­го не чувствую, ни о чем не думаю. Мысль одна — забрать командира и улететь!… Я сел. Само­лет остановился. Надо было действовать без промедлений, любая лишняя секунда все могла решить.

Беру пистолет и вылезаю на правый борт. Сам озираюсь: не видать ли против­ника? Забалуев уже почти добежал до меня и начал залезать в кабину. Разго­варивать нет времени. Лихорадочно думал: «Куда бы тебя, дорогой, поме­стить?». Самолет-то одноместный! В общем, втискиваю его между левым бортом и бронеспинкой. Вдруг мотор начал «чихать»! Забалуев в этой тес­ноте случайно захватил газ и прижал его на себя. И винт заколебался. вот-вот остановится! А повернуться никто из нас не может. Вот был мо­мент! Если мотор заглохнет, завести его здесь будет невозможно! Но я даю газ и самолет как рванул! Как побе­жит! Но бежит-бежит, но… никак не может оторваться от земли. Думаю: «Только бы ни одна кочка под колесо не попалась!». Вдруг — оторвались! Убираю шасси. Теперь новая мысль: «А хватит ли горючего.?»..

Вскоре  появился наш аэродром! Сели!».

Вспоминая об этом дне, Герой Советского Союза Борис Смирнов отмечал: «Только утром на следую­щий день стал известен результат воз­душного боя. Со стороны монголо-советских войск в нем участвовало 95 самолетов-истребителей. Японцы ввели в бой 120 машин! А такого количества сбитых самолетов в одном бою история воз­душных сражений еще не знала — 43 самолета рухнули на землю. Из них только 12 наших, а остальные — япон­ские».

30 августа фак­тически закончи­лись военные дей­ствия на Халхин-Голе. Подвиг Сер­гея Грицевца был достойно оценен страной. В газете «Правда» был на­печатан Указ Пре­зидиума Верховно­го Совета СССР от 29 августа 1939 года. В нем отмечалось:

«За образцовое выполнение бое­вых заданий и выдающийся героизм, проявленный при выполнении бое­вых заданий, дающих право на по­лучение звания Героя Советского Союза, наградить второй Золотой медалью «Герой Советского Союза», соорудить бронзовый бюст и устано­вить их на постаменте на родине на­гражденного.

Так был отмечен ратный труд воздушного сокола в небе Халхин-Гола!».

Вот так появился в нашей стране Первый Дважды Герой Советского Союза!

25апреля 1975 г. Молчадь, Барановичского района, Брестской обл. Торжественная линейка у памятника С.И.Грицевцу. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

Скромный, жизнерадостный и от­важный сын Отечества. Жизнь даро­вала ему только 30 лет.

«По внешнему виду Сергей Грицевец — спортивного сложения. Был он плотный, стройный, выше средне­го роста, — писал в своих мемуарах генерал-лейтенант авиации П.И. Не­делин, боевой товарищ Грицевца, участник Испанской, Финской и Ве­ликой Отечественной войн. — В его голубых глазах всегда искрился задор и неиссякаемая энергия. Движения его были уверенные, энергичные. Он умел дружить, знал себе цену и стре­мился подчеркнуть свои достоинства. Это никак не походило на хвастов­ство, потому что слова Грицевца ни­когда не расходились с делом».

 Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

Известный советский писатель, ровесник Сергея Грицевца, так гово­рил о Герое и ему подобных:

«Не знаю, из какого металла или камня нужно изваять памятники, ибо нет на земле материала, по твердости равного их духу, их убежденности, их вере в дело своего народа».

В чем величие человека? Что ле­жит в основе понятия «героизм»? По разному можно ответить на эти не праздные вопросы. Знакомясь с биографией первого Дважды Героя Советского Союза С.И. Грицевца, все больше приходишь к выводу: Герои-одиночки не приходят сами по себе — их рождает время, воспитывает и закаляет общество, семья, товарищи, друзья. Но жизнь очень сложна и не­предсказуема. Кто мог себе предста­вить, что семье прославленного Героя придется (после его гибели) букваль­но бороться за свое «место под солн­цем»…

Как вспоминает Лариса Сергеев­на (дочь Сергея Ивановича Грицевца): «Наша семья после гибели отца встретила Великую Отечественную войну в Одессе. Господи, какое это было ужасное время! Сколько же было суматохи! Все командиры стремились эвакуировать в первую очередь свои семьи на Восток, а для нас, помню, все никак не находилось места. Выручил какой-то комиссар, случайно узнав­ший, кто мы такие. «Вы что делаете? —  с резким тоном он обрушился на от­ветственного офицера за эвакуацию.

26 июня 1973г. Минск. Торжественная линейка у памятника С.И.Грицевцу. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

— Почему оставляете на произвол судьбы семью Грицевца? Это же семья легендарного летчика-героя, кото­рый уничтожал фашистов в Испании, бил самураев в монгольском небе?! Если сюда ступят фашисты, они же в первую очередь расправятся с этой семьей!». Подействовало! Таким об­разом, мы в числе беженцев оказались во Фрунзе (Киргизия). Вспоминать те годы больно. Там, на киргизской земле, мама умерла… Мы с сестрой Ниной стали круглыми сиротами… Вся забота о нас легла на бабушкины плечи. Памятник Грицевцу в Минске. Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца.

А в послевоенное время, когда нам выхлопотали переезд в Москву, тяготы еще долго преследовали нас. Сначала мы ютились в коммуналке у папиного брата Ивана, потому что квартиру нам предлагали то на высо­ком этаже, без лифта, то разбитую, без окон. Бабушка от такого «жилья» отказывалась. Лишь только после настойчивого вмешательства трижды Героя Советского Союза А.И. Покрышкина мы стали жить в нормаль­ной, благоустроенной квартире»…

Богатейший боевой опыт С.Грицевца, наряду с опытом других Героев сражений в Испании и Мон­голии, лег в основу нашей подготов­ки к грядущей войне и неизбежной Победе!

www.gsiwinner.r

Оставьте комментарий