РОО СКПС

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Республиканское и Международное общественные объединения
«За Союз и коммунистическую партию Союза»

Информационный ресурс коммунистов Советского Союза

Информация о ходе создания в городе-герое Минске Общественного объединения «Бессмертный полк»

Как уже сообщалось, учредители ОО «Бессмертный полк», провели своё собрание 16 января 2020 года.

Сегодня, 31 января 2020 года ими был сдан в Главное управление юстиции Мингорисполкома комплект документов, предусмотренных Законом Республики Беларусь «Об общественных объединениях», в целях регистрации ОО «Бессмертный полк».

ОО «Бессмертный полк» учреждён в соответствии  со ст. 36 Конституции Республики Беларусь, предусматривающей право граждан республики на свободу объединений.

Это уже третья попытка добиться реализации данного права.  Хотя  часть 2 ст. 59 Конституции Республики Беларусь предусматривает, что «государственные органы,  должностные и иные лица, которым доверено  исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры  для осуществления и защиты  прав и свобод личности», Главное управление юстиции  Мингорисполкома при первых двух попытках регистрации ОО «Бессмертный полк» проигнорировало эту свою конституционную обязанность и не только не  содействовало, но даже препятствовало осуществлению названного права учредителей.

К сожалению, Верховный Суд Республики Беларусь,  получивший обоснованную жалобу учредителей и имевший возможность вынести по этому поводу частное определение в защиту  Конституции Республики Беларусь,  поддержал решение Главного управления юстиции Мингорисполкома об отказе в регистрации ОО «Бессмертный полк».

Сайт проинформирует читателей о судьбе данной, третьей попытке регистрации ОО «Бессмертный полк».

А пока публикует  текст выступления на заседании  коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь одного из учредителей ОО «Бессмертный полк»,  секретаря-координатора РОО СКПС Л.Е.Школьникова.

—————————— —————————————-

ВЫСТУПЛЕНИЕ УЧРЕДИТЕЛЯ ОО «БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК» Л.Е.ШКОЛЬНИКОВА НА ЗАСЕДАНИИ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ  20 МАЯ 2019 ГОДА.

Высокий суд!

Решение Мингорсуда, вынесенное на основании абзацев 1 и 3  ч. 3  ст. 14, частей 3,7  ст. 15 Закона Республики Беларусь «Об общественных объединениях», считаю незаконным и необоснованным по мотивам,  изложенным в нашей апелляционной жалобе. Но требуются более глубокие пояснения:

Абзацы 1 и 3 ч.3 ст. 14 названного Закона отношения к нашему спору с Главным управлением не имеют, так как никто не оспаривает право Главного управления регистрировать общественное объединение и выносить решение об отказе в регистрации, что и предусмотрено этими абзацами. Спор идёт о том, имеются ли законные основания для отказа в регистрации. На наш взгляд, таких оснований не имеется.  Ведь та  же часть 3 ст. 14 содержит и абзац 2, предусматривающий вынесение решения о регистрации общественного объединения. О незаконном неприменении Главным управлением абзаца 2 и неправильном применении судом абзаца 3 ст. 14 и идёт спор.

Часть 3 ст. 15 названного Закона в первом пункте гласит:

«Решение об отказе в государственной регистрации общественного объединения,.. принимается в случае:

(1)нарушения установленного порядка создания общественного объединения,.. если такое нарушение носит неустранимый характер».

 

Утверждаем, что обнаруженные у нас нарушения порядка создания общественного обьединения   имеют не только устранимый, но легко устранимый характер. Из 4-х замечаний по нашим документам, сделанных Главным управлением юстиции и легших в основу решения об отказе в регистрации, к данному пункту ч. 3 ст. 15 имеют отношение два нарушения, которые были устранены решением собрания уполномоченных в считанные минуты через 5 дней после получения решения Главного управления об отказе в регистрации, а именно 19 января 2019 года (см. лист дела № 116).

А эти два замечания были такими: это, во-первых, якобы непринятие учредителями решения об утверждении названии организации, а во-вторых — отсутствие в утверждённой Минюстом РБ форме заявлении на регистрацию заполненной графы об адресе, по которому нужно направлять ответ  Главного управления по итогам регистрации.

Замечание, что мы якобы не  приняли решение  об учреждении общественного объединения и о его названии, ложно. Доказательство: на листе 31 дела имеется решение Главного управления об отказе в регистрации. Там написано: «В протоколе учредительного собрания ОО «Бессмертный полк» от 13 ноября 2018 года не содержится информация о рассмотрении вопроса об утверждении названия объединения».  А теперь посмотрим на лист № 9 дела, где имеется  следующая запись именно в протоколе учредительного собрания после выступлений учредителей: «ПОСТАНОВИЛИ: Учредить общественное объединение  с названием ОО «Бессмертный полк». Как видим, в протоколе содержится информация о рассмотрении вопроса об утверждении названия объединения, несмотря на его отсутствие в повестке дня.

Разумеется, требуется указать пункт учреждения организации и её названия в перечне пунктов повестки дня учредительного собрания, чего учредители  не сделали, но вопрос по факту рассмотрен, итоги рассмотрения включены в протокол в виде постановления, то есть Закон не нарушен, и отказ в регистрации произведён,  таким образом, сугубо по формальному обстоятельству, и считать протокол недействительным документом, незаконным  или нарушающим порядок образования общественного объединения на этом основании не приходится¸ так как по существу Закон учредителями выполнен: общественное объединение учреждено и его название тоже.

Нас упрекают также, что  мы решили вопрос учреждения объединения  и его названия одним пунктом, тогда как в Законе РБ «Об общественных объединениях» они разделены на два. Но прошу членов гражданской коллегии посмотреть Инструкцию Минюста, на которую ссылается Главное управление. Там тоже один пункт. Так как понять этот упрёк в наш адрес? Так, что если мы выполним закон, то встанем в противоречие с другим нормативным актом —  с Инструкцией  Минюста? А если выполним Инструкцию Минюста то станем в противоречие с Законом? Своего рода беспроигрышная игра Главного управления, выполняющего, как будет показано дальше,  политический заказ? Вот к какой  неприглядной ситуации приводит формальный подход к делу. Таким образом, решение данного вопроса в одном пункте повестки дня, а не в двух, оказывается юридически ничтожным и потому не может служить основой отказа в регистрации.

Наконец, помимо протокола учредительного собрания, в Главное управление представлен Устав ОО «Бессмертный полк», а там в преамбуле (лист дела 20) записано название учреждаемого  общественного объединения, причём на обоих государственных языках и в двух вариантах: полное название и сокращённое.   Устав был утверждён учредительным собранием (лист дела № 9).

Наша ли беда, что Главное управление  рассматривает все документы только в отдельности, а не в совокупности, приходя поэтому к неверным выводам? Получается, что неверную оценку данному обстоятельству дал и Мингорсуд.

Таким образом, с какой стороны ни подходи, а вопрос учреждения общественного объединения и его названия, вопреки  утверждениям Главного управления, разрешён был, решён правильно  и отражён в документах, сданных в Главное управление на регистрацию общественного объединения «Бессмертный полк» — в протоколе и в  Уставе.

Другая претензия Главного управления – якобы недействительность такого основополагающего документа, представленного на регистрацию, как заявление о регистрации, и недействительность только из-за отсутствия в нём заполнения единственной графы бланка об  адресе, по которому следует отправить ответ  по итогам рассмотрения заявления. Эта  претензия ничтожна по следующим причинам:

1.Главное управление приняло данное заявление к рассмотрению, а не отправило его назад для приведения заполнения его формы в  соответствие с нормативным документом Минюста РБ и, следовательно,  правильно посчитало, что данный недостаток в данном случае не является препятствием для рассмотрения дела и для регистрации. Ни одно государственное учреждение не принимает и не рассматривает заявление без указания адреса для ответа. Главное управление юстиции – исключение, оно приняло заявление без обратного адреса и рассмотрело его. То есть вина здесь обоюдная и ничтожная. И в очередной раз вынужденно констатируем формальный подход и  неверную оценку этого обстоятельства  Мингорсудом.

2.Обратный адрес был указан, но не на бланке заявления, а в приложенном к заявлению списке учредителей, который в деле имеется. Там указан также и телефон для связи. Ничего не стоило работнику Главного управления в процессе регистрации поднять трубку и потребовать, чтобы адрес был указан и на бланке заявления. Но, к сожалению, Главное  управление, вопреки требованиям ч. 2  ст. 59 Конституции РБ,   работало, как будет показано ниже, на запретительный, а не разрешительный итог.

3.Из протокола учредительного собрания явствует, что  председателем ОО «Бессмертный полк»  избран  В.В.Драко, что он является руководителем будущего юридического лица и что  ответ нужно, естественно,  направлять именно  по указанному его адресу, а не какому-либо другому из учредителей.  Так правильно рассудили и в Главном управлении юстиции, направив ответ именно по этому  адресу,  и ответ Главного управления В.В.Драко был получен, что практически доказывает и указание адреса учредителями, и его правильность.

Далее.  Часть 3  ст. 15 Закона в его пункте 2 гласит:

«Решение об отказе в государственной регистрации общественного объединения,.. принимается в случае:

несоответствия учредительных документов общественного объединения,.. требованиям законодательства».

Замечания Главного управления юстиции в этом отношении сделаны  только по одному из правоустанавливающих документов – Уставу и они либо ложны, так как Устав содержит всё то,  что по утверждению Главного управления якобы отсутствует в Уставе, либо являются чисто технической ошибкой.

Так, Главное управление утверждает, что учредители якобы не разрешили в Уставе  вопрос ликвидации и реорганизации общественного объединения. Это ложное утверждение. Эти вопросы разрешены в Уставе и  разрешены правильно (см. лист 29 дела), как предусмотрено Законом РБ «Об общественных объединениях». Так в п. 6.1 Устава написано:  «Деятельность ОО «Бессмертный полк»  прекращается путём реорганизации или ликвидации по решению собрания ОО «Бессмертный полк». А в п. 6.2 Устава: «Деятельность ОО «Бессмертный полк может быть прекращена по решению Минского городского суда в случаях и в порядке, предусмотренных в законодательстве Республики Беларусь».

Требование Главного управление, чтобы  право ликвидации и реорганизации общественного объединения было именно в п 4.1, а не в пункте 6.1, не основано на законе.  В Законе РБ «Об общественных объединениях» нет такого требования, чтобы те или иные обязательные уставные положения находились в конкретных пунктах Устава (см. статью 9 Закона). Там даётся перечень вопросов, какие должны быть обязательно отражены в Уставе, но не указывается, в какой пункт Устава их поместить. И потому Устав нельзя считать противоречащим законодательству в данной части и на этом основании отказывать в регистрации.  Как видим, опять проявил себя сугубо формальный подход Главного управления. Поэтому данное замечание Главного управления, к сожалению, не основано на законе, как и решение Мингорсуда, согласившегося с этим замечанием.

Наконец, о последней, четвёртой претензии Главного управления к учредителям: в Уставе закреплено членство  учредителей в ОО «Бессмертный полк» с момента проведения учредительного собрания, тогда как в Законе  РБ «Об общественных объединениях» такое членство предусмотрено с момента регистрации. Претензия  правильна, но ничтожна, поскольку учредители  так не мыслили и такого не утверждали, и неверная запись в Уставе – плод легко исправимой случайности, противоречащей решению учредителей.

Во-первых, решение учредителей было следующим (см. протокол собрания учредителей, лист дела № 10): «В соответствии с Законом РБ «Об общественных объединениях» считать учредителей, участников учредительного собрания, членами  ОО «Бессмертный полк». Заметим, что никакого  утверждения момента, с которого считать учредителей членами объединения, в данном постановлении нет. Более того, указано, что «в соответствии с законом», который, как известно, предусматривает членство учредителей в общественном объединении с момента его регистрации, а не учредительного собрания. И Главное управление, обнаружив такое  противоречие между решением учредителей и утверждённым ими же текстом Устава, помятуя свою обязанность, предусмотренную ч 2 ст. 59 Конституции РБ и свою ответственность, предусмотренную ч. 3 этой же статьи, могло до решения вопроса о регистрации обратить внимание учредителей на это случайное противоречие в их документах и предложить исправить текст в Уставе в соответствии с постановлением учредителей и требованием закона. Но это не было сделано, опять-таки из запретительного уклона в процессе регистрации вместо разрешительного по политическим мотивам, о которых будет сказано ниже.

И опять-таки: учредители одним из пунктов преамбулы своего Устава (1.3) взяли обязательство работать в соответствии с Законом РБ «Об общественных объединениях». Поэтому никаких  общественно опасных последствий из названного противоречия не было бы ни при каких обстоятельствах, тем более, что ситуация между учредительным собранием и регистрацией по закону может продолжаться всего 2 месяца. То есть данный вопрос юридически ничтожен, и потому никак не может служить препятствием для признания  права учредителей на  создание своего  ОО «Бессмертный полк» и его работу, ибо де факто наступить  право учредителей ОО «Бессмертный  полк» на членство в этой организации  могло только с момента регистрации безотносительно от их решения о моменте наступления такого членства. К сожалению, и этому обстоятельству Мингорсуд не дал надлежащей оценки.

Далее. Часть 3 ст. 15 Закона в пункте 3 гласит:

«Решение об отказе в государственной регистрации общественного объединения,.. принимается в случае:

представления общественным объединением,.. иных документов и (или) сведений, не соответствующих требованиям законодательства, в том числе подложных, поддельных или недействительных документов».

Иных документов или сведений, не соответствующих требованиям законодательства, не представлено на регистрацию ни одного, в том числе недействительных, подложных и поддельных. В суде представителем Главного управления обратное не доказано. Все документы заверены надлежащими  подписями, напечатаны в соответствии с требованиями, предъявленными к документам, и т.д. Этот пункт тоже не даёт оснований для отказа Главного управления в регистрации и  отклонения жалобы Мингорсудом.

Часть 3  ст. 15 Закона в пункте 4 гласит:

«Решение об отказе в государственной регистрации общественного объединения,.. принимается в случае:

несоответствия названия общественного объединения,.. в том числе сокращенного, а также условий членства в общественном объединении,.. требованиям законодательства и (или) их учредительным документам.

Такого несоответствия ни Главным управлением, ни Мингорсудом не обнаружено.

Часть 3  ст. 15 Закона в пункте 5 гласит:

«Решение об отказе в государственной регистрации общественного объединения,.. принимается в случае: неустранения общественным объединением,.. в месячный срок нарушений, послуживших основанием для приостановления государственной регистрации общественного объединения,..».

Но приостановки регистрации не было, хотя она, судя по изложенным здесь обстоятельствам, должна была быть вместо решения об отказе в регистрации. Потому учредители не могли устранить замечания в рамках такой приостановки. Они устранили эти нарушения на заседании уполномоченных 19 января 2019 года, через 5 дней после получения решения об отказе в регистрации,  что позволяет  апелляционной инстанции принять решение, обязывающее Главное управление зарегистрировать ОО «Бессмертный полк».

Таким образом, и решение Главного управления, и решение  Мингорсуда вынесено за пределами права, т.к.не основано  на ч. 3 ст. 15 Закона РБ «Об общественных объединениях», как  то утверждается в решении Мингорсуда, и полагаем, что наша апелляционная жалоба имеет все основания для удовлетворения.

Но есть ещё один, самый важный  аспект этого судебного дела: Главное управление  не просто вышло за пределы права, но вышло за пределы Основного закона Республики Беларусь, что совершенно недопустимо.

Нам отказано в регистрации в нарушение   по совокупности ст. 36 и 59 Конституции РБ, а также  ст. 62 и ч.2 ст. 137. Из этого факта вытекает,  что Главным управлением юстиции Республики Беларусь дважды принято в отношении учредителей ОО «Бессмертный полк» не юридическое, а сугубо политическое решение об отказе в регистрации в противоречие с политикой государства и его интересами, что приходится доказать, как и тот факт, что Мингорсуд, обязанный стоять на страже Конституции и руководствоваться прежде всего ею,  незаконно поддержал это решение, не выполнив на городском уровне свою конституционную роль осуществления сдержек и противовесов относительно действий и бездействий исполнительной власти, а посему настоятельно просим и предлагаем это решение Главного управления юстиции Мингорисполкома и соответствующее решение суда отменить и обязать Главное управление зарегистрировать ОО «Бессмертный полк».

Обоснование этой просьбы и этого предложения. Соответствующие работники  Главного управления юстиции хорошо осведомлены относительно позиции значительной части исполнительной власти, которая не приемлет движение «Бессмертный полк», рождённое в России, и пытается противопоставить ему национальное движение «Беларусь помнит» и ограничиться им  или включить в себя движение «Бессмертный полк». В отличие от  названной части исполнительной власти, учредители ОО «Бессмертный полк», ничего не имея против национального патриотического движения «Беларусь помнит», считают, что движение «Бессмертный полк», ставшее   интернациональным, тоже является  движением не только российским, но и белорусским, так как наши предки воевали с европейским фашизмом во главе с гитлеровской Германией  вместе как  единый Советский народ, включая его неотъемлемую часть, народ Белоруссии, а потому и помнить об этой Победе со слезами на глазах, вечно благодарить победителей и искренне склонять колени перед погибшими  и живущими воинами и тружениками–победителями мы должны не только в республиках по отдельности, пытаясь приватизировать Победу, коль  нас разделили, но обязательно и вместе.

Считаем, что все мы не имеем права забывать и тот факт, что строим вместе с россиянами Союзное государство, и вопрос «Бессмертного полка» как нашего общего достояния должен рассматриваться и в союзном контексте и рассматриваться так, чтобы сближаться с Россией, а не отталкивать её, тем более, что  шествие «Бессмертного полка» прошло в этом году уже в 115 странах, то есть в половине государств мира.  И на этом фоне, воюя с «Бессметным полком», названная часть исполнительной власти может сделать  республику «белой вороной» на  мировом пространстве, тогда как она как союзник России первая должна была поддержать это без сомнения народное движение, родившееся  там.

Ситуацию может по Конституции спасти Верховный суд Республики Беларусь, на что мы и надеемся. и обращаем Ваше внимание на то, что, выполняя политический заказ, Главное управление не вправе выходить за пределы Конституции РБ. То же самое приходится сказать и в адрес Мингорсуда.

Главное управление в данном случае грубо нарушило ч.2 ст. 59 Конституции Республики Беларусь, обязывающую его «в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты  прав и свобод личности».  Компетентность же Главного управления в данном случае – аксиома, как и конституционное право учредителей на свободу объединения (ст. 36 Конституции Республики Беларусь»)

Более того, вынужден показать, что в угоду определённому политическому решению, квалифицируемого нами как деструктивное, Главное управление и его должностные лица сознательно нарушили нашу свободу на объединение, а потому должны  быть привлечены к ответственности согласно ч. 3  ст. 59 Конституции Республики Беларусь.

Были ли у Главного управления возможности для принятия конституционного решения, для содействия нам в осуществлении права на свободу объединения? Были, но они ими пренебрегли, так как взяли не разрешительный, а запретительный курс при регистрации.

Первая возможность.  Из протокола собрания учредителей (лист № 11 дела)  видно, что им уполномочены 7 учредителей быть представителями всех учредителей при регистрации и если  потребуется – также в суде. Этим учредителям даны полномочия  вносить изменения и дополнения в Устав и другие представленные на регистрацию документы. Право  граждан на ведение своих дел через представителей закреплено в ст. 62 Конституции РБ. Но Главное управление проигнорировало это решение учредителей.

На листе 116 дела имеется протокол заседания всех 7-ми уполномоченных собранием учредителей от 19 января 2019 года, которые в считанные минуты согласились исправить в Уставе и в заявлении на регистрацию все те формальные замечания, какие Главное управление посчитало неисправимыми и на этом основании отказало в регистрации. Но если суд посчитался с представителями и принял от них жалобу на  отказ в регистрации, а затем и апелляцию, то Главное управление посчитало ниже своего достоинства контакт с  уполномоченными, хотя один из них —  избранный председателем Совета ОО «Бессмертный полк» В.В.Драко в процессе регистрации неоднократно был в Главном управлении с вопросом: «Всё ли в порядке  в представленных документах и не нужно ли что-либо в них исправить?». На этот вопрос поступал неизменный ответ, что  в документах всё в порядке. Это был откровенный обман.

Совсем недавно избрание учредителями общественных объединений своих представителей при регистрации и в суде было обязательной законодательной нормой, не столь давно отменённой. Но отмена этой обязательной нормы не отменяет конституционное право учредителей вести дело через своих полномочных представителей в процессе регистрации (ст. 62 Конституции) и поручать им вносить дополнения и другие изменения в представленные на регистрацию документы  по требованию  регистрирующего органа в целях приведения их в соответствие с действующим законодательством. Главное управление попрало это право учредителей, всячески избегало контакта с уполномоченными.

Вторая возможность. Закон Республики Беларусь «Об общественных объединениях» предоставляет регистрирующему органу право в целях обеспечения конституционной свободы граждан на объединение приостанавливать регистрацию на срок до месяца для исправления недостатков при создании общественного объединения, если эти недостатки имеют устранимый характер. Выше доказано протоколом уполномоченных от 19 января 2019 года (стр. 116 дела), что отмеченные формальные недостатки признаны учредителями, в считанные минуты устранили их  и что эти недостатки, таким образом,  не только устранимы, но легко устранимы.  Так какие сегодня препятствия для приятия решения о регистрации? Их нет.

Объяснение представителя Главного управления в суде, что предоставленное им право на  приостановку  регистрации является правом, а не обязанностью, должно быть отвергнуто, так как оно вступает в противоречие с ч. 2  ст. 59 Конституции, не дающей право, а обязывающей государственные органы и должностных лиц принимать меры для защиты свобод граждан. И та же Конституция гласит, что в случае   расхождения Закона с Конституцией, действует Конституция (ч. 2 ст. 137). Так что данный аргумент  Главного управления не является его алиби, он юридически несостоятелен. Но он показывает, что должностные лица  Главного управления не только не  защищали наше право на объединение, но и препятствовали ему, что подпадает под действие ч.3.ст. 59 Конституции Республики Беларусь.

Поэтому подтверждаем своё предложение суду вынести частное определение в адрес Главного управления с целью приведения выполнения его должностными лицами своих обязанностей в соответствие с Конституцией Республики Беларусь.  Тем более, что дважды отказ Главного управления в регистрации ОО «Бессмертный полк» — не единственное его антиконституционное деяние в отношении общественных объединений. Так, Мингорисполкомом, к  которому относится и Главное управление юстиции, был незаконно запрещён пикет посольства Польши в связи с решением руководства этой страны снести памятники советским воинам-освободителям, в том числе белорусам. Недавно запрещён пикет и в поддержку  Союзного государства в День единения 2 апреля, хотя этот пикет полностью соответствовал  официальной политике Республики Беларусь на Союз с Россией, к тому же основанной на итогах референдума. Был запрещён пикет посольства Украины в связи с фашистскими, в  том числе  антибелорусскими, поползновениями в этой  соседней стране.

Мы, согласно Конституции, строим правовое государство. А должностные лица Мингорисполкома и его Главного управления юстиции, систематически нарушая Конституцию РБ,  какое строят государство?

Ясно, что с антиконституционными действиями Мингорисполкома и его Главного управления  надо всем нам кончать. В судебном заседании участвует и прокурор, которого просим рассмотреть ответственность должностных лиц  Мингорисполкома и его Главного управления юстиции по ч.3 ст. 59 Конституции Республики Беларусь за систематическое нарушение Конституции Республики Беларусь в части ст.ст. 35,36 и 59 Конституции Республики Беларусь.

Таким образом, учитывая, что Главное управление приняло политическое решение об отказе в регистрации ОО «Бессмертный полк» в угоду противникам интернационального, в том числе белорусского,  движения «Бессмертный полк», что может принести вред  демократическому имиджу нашего государства и коренным интересам народа Беларуси, просим апелляционную инстанцию на основании ст.   ст. 399-402, п.2 ст. 403 ГПК РБ отменить решение Минского городского суда об отказе в удовлетворении жалобы учредителей ОО «Бессмертный полк», принять решение о необоснованности и незаконности отказа в регистрации ОО «Бессмертный полк» и обязать Главное управление юстиции Мингорисполкома зарегистрировать ОО «Бессмертный полк», а также удовлетворить нашу жалобу и вынести частное определение в адрес Главного управления юстиции Мингорисполкома.

Оставьте комментарий