РОО СКПС

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Республиканское и Международное общественные объединения
«За Союз и коммунистическую партию Союза»

Информационный ресурс коммунистов Советского Союза

И.В.Сталин в быту…

«Будьте с ним построже». Любовь и забота Сталина о приемном сыне

25 января

Артем Сергеев с малых лет воспитывался в семье Сталина, и он всегда чувствовал заботу и любовь приемного отца. В своей книге Артем Сергеев много пишет о детстве (всего не передать, надеюсь, вы прочтете книгу сами); самые интересные моменты, демонстрирующие отношения отца с сыном, я постараюсь привести в этой статье.

Итак, вот что рассказывает автор:

С самого начала, как я себя помню осознанно, я помню и его [Сталина], и к нему самое высокое уважение. Казалось, что это самый умный, самый справедливый, самый интересный и даже самый добрый, хотя в каких-то вопросах строгий, но добрый и ласковый человек.

Когда у него было время, он занимался с детьми: если он приходил с работы и дети ещё не спали или он приходил среди дня, то обязательно хотя бы несколько минут занимался с нами. И каждая встреча с ним чему-то учила, давала что-то новое, что-то разъясняла. Было это всё неназойливо. Он умел вовлечь в разговор и в этом разговоре не допускал, чтобы ребенок чувствовал себя несмышлёным. Он задавал взрослые вопросы и спрашивал: «Что ты думаешь по этому поводу?» На какие-то вопросы можно было ответить, а на какие-то – нет. И тогда он очень просто, доступно, ненавязчиво, не по-менторски вел разговор и давал понять суть.

Если Сталин был чем-то недоволен, он никогда не повышал голос на приемного сына, не проявлял раздражения и не срывался:

Не всё детям удаётся. Иногда делают что-то, что делать впредь не следует. Не было в этих случаях никаких наказаний с его стороны, а следовали разъяснения: если делать так, то получится вот так, а если сделать вот так, иначе, то и будет иначе. «А как вы думаете, – спрашивал, – что было бы лучше?» И шла таким образом беседа. Эта беседа давала намного больше, чем какая бы то ни была строгость в воспитании. Строгость не чувствовалась, а чувствовалась необходимость делать так, как он советовал или разъяснял. Отсюда у нас [с Василием] к нему было очень глубокое уважение, была наша внутренняя потребность в правильном поведении, и это было нашим убеждением – без понукания, повышения голоса или наказаний.

Артем Сергеев (на фото справа с Василием Сталиным)
Артем Сергеев (на фото справа с Василием Сталиным)

Корр.[корреспондент]: Какова была система наказания? В семье не рукоприкладствовали? Лишали сладкого, в угол ставили?

А.С.[Артем Сергеев]: Не-ет! Этого никогда не было. Большое наказание – ощущение недовольства тем, что делается. Слишком высоко было уважение к Сталину, его авторитет в доме. И самым большим наказанием было понимание нами его недовольства.

Здесь будет справедливым заметить, что когда Вася Сталин слишком плохо вел себя в школе, отец мог «взять его за шиворот». Впрочем, такое бывало нечасто и оставалось исключением из правил.

Зато правильные действия детей, их успехи, Сталин непременно подмечал:

…Сталин хвалил, когда Василий хорошо нарисовал что-то, починил, физически выполнил работу. Меня тоже хвалил. Любой труд поощрялся. Даже в спорте поощрялся труд и усилия. Но хвалил не громко, броско, пафосно, а просто чувствовалось, что он этим доволен. И это было достаточное поощрение. Это и было поощрение – он одобряет.

Товарищ Сталин
Товарищ Сталин

Сталин был не из тех родителей, которые заваливают детей подарками, но по особым поводам (таким как дни рождения) непременно что-нибудь дарил приемному сыну. Обычно это было что-то полезное и практичное, чаще всего книги:

На 7 лет [Сталин] подарил «Робинзона Крузо» Д.Дефо, на 8 лет – «Маугли» Киплинга, на 9 лет – чернильный прибор, на 12 – патефон с пластинками…

Что в доме Сталина не позволялось Артему Сергееву, так это жаловаться и «распускать нюни». Впрочем, это не позволялось никому.

Мы очень любили кататься на лыжах, и особенно – кататься с гор. Тогда не было специальных лыжных креплений, катались в валенках, а на лыжах просто ремешок и резинка. И бились мы с Василием при этих катаниях здорово. Но мы знали: как бы сильно ни ушиблись, мы не должны жаловаться. И Сталин никогда не будет нам выговаривать, как другие иногда: «Ах, осторожней, берегитесь, не катайтесь». У него не было таких разговоров, излишней опеки. Сильные ушибы у нас были: и прихрамывали, и ходили с синяками, шишками, но знали, что нам ничего не будет, если Сталин увидит, а будет плохо, если пожалуемся.
Без падений в этом деле не обойтись, без них не будет успехов. И если ты на лошади ездишь – тоже. Сам он в детстве ездил верхом и тоже бился. Он говорил, ты при этом не должен жаловаться. Мы это знали и усвоили очень хорошо: ты должен делать всё хорошо, терпеть и не распускать нюни.

…Мы знали, что должны быть терпеливы, не жаловаться, идти смело и рисковать.

Товарищ Сталин прививал своим сыновьям любовь к чтению и театру. Не раз он посылал Артема и Василия посмотреть какую-либо пьесу, а затем, когда они возвращались, все вместе в семейном кругу обсуждали увиденное. То, чего дети не поняли, Сталин старался им разъяснить, растолковать.

Хоть Артем Сергеев и не был родным сыном, к нему в доме Сталина относились ни чуть не хуже, чем к остальным детям:

Корр.: Когда вы жили в семье Сталина, воспитывались вместе с Василием, чувствовали ли вы разницу, что это – их родной сын, а вы – нет? Слаще его кормили, лучший кусок подкладывали?

А.С.: Ко мне, наоборот, относились немного мягче. Это чувствовалось. И если кусок слаще, как вы говорите, кому подкладывали, то это мне…

Так было до войны. В июле 1941-ого 20-ти летний Артем Сергеев отправился на передовую, и времени для встреч уже не оставалось.

Артем Сергеев прошел всю войну (был в плену, бежал; воевал в партизанском отряде; несколько раз был ранен; получил множество медалей и наград). Фото 1943г.
Артем Сергеев прошел всю войну (был в плену, бежал; воевал в партизанском отряде; несколько раз был ранен; получил множество медалей и наград). Фото 1943г.

Последний раз я лично общался со Сталиным перед войной. После войны я его видел только на праздниках, в компании других людей, например на его 70-летнем юбилее. Но обо мне он справлялся у Василия, Светланы, других людей. По этому поводу даже случались у меня неприятности. Приехал я учиться в артиллерийскую академию. Первый семестр сдаю на «отлично», несмотря на то, что на 8 лет был оторван от школы: служба красноармейцем, военное училище, война. Проходит какое-то время – не могу сдать зачет по математическому анализу. А без зачета не сдать экзамена. Никак не могу сдать! Обращаюсь к другим преподавателям, чтобы они проверили мои знания. Они говорят, что предмет я знаю. Два раза прорешал весь задачник по дифференциальным уравнениям, что само по себе всех удивляло. А зачет, тем не менее, сдать не могу. Пошли к академику Понтрягину, крупному математику. Тот задал мне несколько вопросов, дал порешать задачки, говорит: «Я вам ставлю 5 с плюсом. 5 за то, как вы решаете, а плюс за то, что задачник перерешали два раза».

Закончил я Академию. Нелегко мне приходилось учиться, жали на меня, особенно на математической кафедре. Встретились мы много позже с моим товарищем, который часто встречался с профессором Тумариным, начальником кафедры математики у нас в академии. Так Тумарин сказал, что в свое время начальнику академии генералу Хохлову позвонил Сталин и велел быть со мной построже. И преподаватели восприняли это буквально.

На счет последнего примера — наверное, не все сегодня поймут, но именно в том и заключалась забота Сталина. Он не хотел, чтобы его приемный сын вырос разбалованным мажором, и потому прямо говорил преподавателям, что скидок на родственные связи делать не нужно (тем более, что перед глазами был пример родного Васи, которого в школе сильно баловали учителя).

Ну а в целом, вот так товарищ Сталин относился к приемному сыну. Как и полагается «тирану» — с любовью и уважением. Артем Сергеев навсегда сохранил те же чувства по отношению к своему приемному отцу.

P.S. Одно в этом эпизоде вызывает у меня сожаление — напрасно товарищ Сталин так мало общался с ним после войны. Все понятно, Сталин был очень занят, а сын вырос и жил своей жизнью, но ведь общение с людьми, которые тебя любят, придает уверенности и сил; чем чаще ты чувствуешь искреннюю любовь, тем легче ты вычислишь любовь неискреннюю. Быть может, бросай Сталин раз в месяц все дела, собирай всех своих детей и внуков на даче и болтай с ними у камина весь день, быть может тогда его последние годы были бы другими… Кто знает, кто знает…

Автор статьи Дмитрий Русский.

Оставьте комментарий